Регистрация Авторизация В избранное
 
 
На сайт ТМДРадио
Художественная галерея
Собор Василия Блаженного (0)
Храм Христа Спасителя (0)
Зима (0)
Зимний вечер (0)
Деревянное зодчество (0)
Микулино Городище (0)
Ярославль (0)
Старая Москва, Кремль (0)
Загорск (1)
Ивановская площадь Московского Кремля (0)
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (0)
Ама (0)

«Рождение Новороссии» (поэтический сборник в трех частях) Светлана Тишкина

article325.jpg
1) Предпосылки рождения Новороссии
2) Рождение Новороссии
3) Лирично о личном
 
Русь Святая, православная!
Русь Святая,
православная! 
Куполами
златоглавая, 
Силой духа
триединая, 
За красу
души любимая! 
Расцветай
садами белыми, 
Созревай
хлебами спелыми, 
Доброй
славой опоясана, 
Миру
матушкой будь названной.
 
Предисловие:
Поэты и писатели ничем не отличаются от других людей, кроме одного: есть у них непреодолимая тяга к тому, чтобы запечатлевать окружающий их мир в словесных текстах, причем, известными только им методами, наделять свои творения чувствами, впечатлениями, мнениями, фантазиями. Этот процесс отнимает довольно много времени, иногда большую часть жизни, и счастлив тот литератор, чьи труды были замечены читателем, тем более счастлив, если стали востребованы обществом, полюбились хотя бы малой части его.
Да, конечно, имеет право автор ошибаться в своем мнении, как и любой человек, но что-то подсказывает, что настоящий Поэт, это тот, который ведет за собой людей, который в России больше чем поэт. Такой – никогда не соврет. В его стихах та искра Правды, о которой говорил благоверный князь Александр Невский в 1240 г. перед победной битвой на Неве со шведами«Не в силе Бог, а в Правде». Чем ближе писатель к Богу, тем больше света и мудрости в его строках, ответов на те вопросы, на которые мы все всю жизнь ищем.
Заметила, что когда пришла в наш край беда, которую не ждали, пришла война, которую не звали, многие писатели, поэты, журналисты, в буквальном смысле, заточили свои «карандаши» на победу духа над злом. Записали остро, правдиво и хорошо даже те, от кого ранее этого не ожидалось. Значит, Господь был рядом в нашей с вами беде, в нашей с вами священной битве за Русь Святую.
Для меня лично борьба за русский мир началась гораздо раньше, в дни «Оранжевого» путча, когда на волне протестных митингов вступила в партию Прогрессивных социалистов, лидером которой была Наталия Витренко. В литературу я тогда даже не пришла, а влетела на боевом коне в борьбе против украинской «оранжевой революции». Это было в 2005 году. Далеко не все одобряли такое вторжение в ряды писателей. Но такова правда.
Меня, как и многих моих соотечественников, очень глубоко ранил разрыв отношений Украины с Россией. Родина для меня была, есть и на всю жизнь останется неделимой – в прежних границах СССР!
И вот как-то раз шла на работу, встречаю знакомую. Я ей про беспредел в политике, а она мне про какие-то гороскопы. Спрашиваю: «Тебе действительно все равно, что будет с твоей страной»? Отвечает: «Абсолютно. Какая разница, под кем прогибаться»?
Признаю, есть в этом ответе своя житейская мудрость, но таковое было не по мне. Возмутил меня тогда её ответ до глубины души. Я, и мне подобные, хотели тогда, по наивности, народ на борьбу поднять, чтобы исправить геополитический беспредел.
Пришла я тогда на работу и написала свое первое стихотворение после 20 лет молчания. Сама от себя такого не ожидала. В детстве-то стихами баловалась, но так, несерьёзно. Как все романтические натуры, наверное.
А тут за два часа родилось «Спите милые».
Вот с этого воззвания и пошли многие мои патриотические, острые стихи. Но время шло. В 2007 году вышел политический сборник «Народом можно пренебречь?» пятитысячным тиражом. Но, к сожалению, он уже ничего не мог изменить. Разве что поддержал духовно единомышленников, с которыми прошли многие Антинатовские палаточные городки, протестные акции в Киеве, Луганске, Донецке, Одессе, Николаеве, на о. Донузлав (Крым).
С тех пор так и воюю, хотя со временем стихи стали менее кричащими, более философскими, были и перерывына лирику и сентиментальную прозу.Усталость от поражений, безнадежность попыток достучаться до умов украинских политиков, а тем более олигархов, диктующих путь развития Украины, приводили ко многим разочарованиям и унынию, с которыми боролась посредством исцеляющей душу пейзажной, любовной и духовной лирики, а так же романами, пьесами, повестями, которые с упоением писала.
Помогла выстоять в беспросветной русофобской политике вера наша православная. Само содержание стихотворений, в которых все чаще стали проявляться обращения к Богу, понимание, что не в человеческих это силах, что только Господь может помочь в воссоединении русских земель, в спасении и возрождении Святой Руси, привело меня в Церковь нашу православную. Здесь нашла многих единомышленников и молитвенников о Руси Великой.
А потом наступил 2013 год и новый майдан… Но об этом во второй части сборника. Конечно, произведения о войне на Донбассе более актуальны в наши дни, но без анализа предпосылок этой войны невозможно прочувствовать эту щемящую боль безысходности русского человека в мире насильственной украинизации, в десятилетиях ностальгии по союзной жизни с Россией. Как же мы ждали помощи от нее!
 
Часть 1. Предпосылки рождения Новороссии
 
ПО ДЕРКУЛУ...
Мне душно в нашей "новой" Украине,
Границы впились глубоко в сознанье,
По Деркулу* не знали их в помине,
Откуда, вдруг, такое наказанье?
 
В истории ты не найдешь примера,
Народ единый дружбой был повязан,
И в страшном сне граничная "Химера"
Не представлялась, путь был не заказан.
 
Мне тесно без Российского простора,
Москва, до боли близкая, родная,
"Угрозой" стала, "яблоком раздора",
Поверить невозможно, правду зная!
 
К седому Деркулу приду с тоскою...
Наш берег крут, все пляжи за кордоном.
Прости нас, неразумных, я не скрою -
Мне стыдно, что не сладить мне с законом.
 
Я не одна страданием прижата,
Нас десять миллионов, даже больше.
Разобщены - за это и расплата!
Ужель терпеть несправедливость дольше? 
*Деркул - небольшая река, по которой проходит Российско-Украинская граница.
2008 г.
 
СПИТЕ, МИЛЫЕ... 
Спите милые, спите хорошие,
Вы такие красивые, вы такие пригожие...
"Домом-два" и концертами ваши сны запорошены,
Сериалами заняты друг на друга похожими.
 
СМИ проплачены, перехвачены:
"Не будите народ, этот жалкий сброд!
Деньги даром что ли потрачены,
На посты русофобы назначены?"
 
Вы ли славных отцов сыны, дочери?
И не ваша ль сегодня очередь
Отстоять, защитить позиции,
Украину не сдать "инквизиции"?
 
По единому, целому, вечному
Уж нарыты овраги граничные! 
Кровоточат сердца увидевших...
Но вы спите, слегка подвыпивши...
 
Один раз "Цунами" разбужены,
Свое слово сказали веское...
Растворился голос простуженный,
Недовольство родив повсеместное.
 
Вы вернулись к своим "гипновизорам"...
Прежней жизнью пытаетесь жить.
Запасаетесь впрок провизией,
Как-то надо до лета дожить.
 
Разуверились вы в политике:
Да, грязна и порочна она!!!
Не виню вас, дело не в критике,
Действий ждет, не дождется страна!!!
 
Разбудите в себе силу, силищу!
"Глас народа" - зовется она,
Вы - "НАРОДНАЯ ОППОЗИЦИЯ"!
УКРАИНА! ПРОСНИСЬ ОТО СНА!
2005 г.
 
ПАТРИОТИЗМ
Патриотизм - не праздное понятие,
"ЗА РОДИНУ!!!" шли в бой во все века!
Но в наши дни размыто восприятие:
Не знаешь, друг ли враг, наверняка.
 
Москва и Киев, Минск и Астана!
Рвут душу разногласия, скандалы!
Единая, могучая, любимая страна,
Хранят тебя в веках мемориалы!
 
Российско-Украинская граница
По сердцу, кровоточа, пролегла.
Вгрызаясь рвами, бесконечно длится,
По судьбам братьев и сестер прошла!
 
Артерии дорог шлагбаумы закрыли,
В угрозу призван натовский альянс,
Так неужели мы историю забыли? 
Без боя в рабство прочат нас.
 
Мы, с рваной раной в сердце выживаем,
В неравной битве встали роковой.
Взываем! Боремся! В сплочении мужаем!
И принимаем бой с поднятой головой!
 
Патриотические силы во всем мире
Ведут борьбу с влиянием "извне".
Мы – патриоты, солидарны с ними!
Победы им в освободительной войне!
 
Не помешает пафосность стиха
Поверить в искренность стремлений.
Коль не успеем, нету в том греха!
Продолжат - будущие поколенья!
2005 г.
 
ПРЕДОСТЕРЕЖЕНЬЕ (о ВОВ) 
Не дай нам, Бог, 
Забыть года лихие – 
Войны урок 
И цифры жертв сухие!
Отечества 
Свободу отстояли,
Величества 
Страны не променяли
На жизнь свою 
И рабства полоненье.
Прожить в бою 
Последние мгновенья
Вы предпочли… 
Тем славу заслужили,
Сквозь «ад» прошли – 
Победа стала былью!
Пример Отцов – 
Великий подвиг духа!
Не хватит слов, 
Бессильна тут наука,
Чтоб описать 
Эмоции сраженья,
Не испытать 
Нам страха пораженья!
Представить, что 
Войну мы проиграли
И Русь – ничто… 
Ее не защищали,
Нельзя никак! 
В традиции народа – 
Себя в кулак, 
Раз дорога свобода
Вперед и в бой! 
За Родину святую!
Здесь каждый «свой» 
За истину простую:
За дом родной, 
За счастье поколений!
Какой ценой? 
Без торга и сомнений!
Забыть о вас, 
Погибшие, живые – 
Предать тот час, 
Когда в сороковые
Под танки шли… 
Погибли мил-ли-о-ны!
Те, кто дошли, 
Кто выжил, помнит стоны…
И стоны те 
Достойны поклоненья!
Живущим всем, 
Как предостереженья:
Не допустить 
Кощунство и забвенье – 
Предотвратить 
Войны той повторенье!
 
ПРОСТИТ ЛИ РУСЬ
Простит ли Русь Святая безразличие
Народов, цементирующих твердь,
Иль канет в Лету бывшее величие:
Разрозненность князей – удел и впредь?
 
История не раз учила разуму,
Что лишь сплотившись, знали мы расцвет.
Не справиться ослабленному, хворому
С агрессором, скупающим весь свет.
 
Мы продаёмся чересчур безропотно,
Самих себя тем самым предаём.
Противиться режиму, верно, хлопотно,
И поплатиться можно одним днём...
 
Нас приучают к несопротивлению,
Мол, сил не хватит противостоять.
Плывите тихо, молча по течению,
Прогресс переворачивая вспять.
 
Так получаются рабы послушные,
Одеты пессимизмом в кандалы.
Правителям угодны малодушные – 
Кроят из нас убогих прощелыг.
 
Пусть глубже ранят сердце обвинения!
Спасителен Руси осколков гнев!
Достойны люди Высшего прозрения,
Объединяйтесь, трудности презрев!
 
ГАЗОВАЯ ДРУЖБА (Украинским националистам во власти) 
Кровоточат раны разногласий…
Киев Мать и Дочь Москва в раздорах!
Всех живущих на родных просторах
Сотрясает резонансом власти.
 
То не газ по трубам перекрыли – 
Кровь родства по венам не пустили,
Дружбу историческую вскрыли,
Обескровив, сердце отключили…
 
Тромб взаимных, скользких обвинений –
Невозможен выход из агоний…
Кто закрутит вентиль беззаконий?
Где тот высший разум, светлый гений?
 
Кто виновен в этом преступленьи?
Есть ответ – наследие маразма! 
Со времен фашистского соблазна,
Прет нацизм в бредовом исступленьи.
 
«Интегранты» рвут бездушно жилы,
С корнем вырывая из системы,
Воздвигая по живому стены,
Умертвляя факт совместной были.
 
Хватит издеваться над Отчизной!
Не расколешь материк на части.
Пусть избавит от преступной власти
Дружба Интернационализма!
 
МОЛЬБА О МИРЕ! (август 2008 года)
Как прекратить военные конфликты,
А вместе с ними войны всех мастей?!
Хранит история кровавые реликты
Виновных в разжигании страстей!
 
Боль матерей, возлюбленных страданья,
Взывают к прекращению смертей!
Агрессия не стоит расставанья 
Недолюбивших умерших детей! 
 
Кровавые властители-убийцы!
Вы, планы строя миром завладеть,
Из мирных окон мастеря бойницы,
Проценты жертв планируете зреть.
 
Вновь Грузия с Осетией воюют,
Америка, как будто в стороне, 
Национальный так конфликт раздуют,
Что Мир легко поверит болтовне.
 
А главное для них – втянуть Россию:
Осетию не бросить ей в беде.
Кто там еще в безумную стихию
Бредет по полной крови борозде?
 
О, если, мысль, ты все ж материальна,
Мольбой о мире прекрати войну!!!
Ужель не слышишь, как она печальна,
Многоголосьем плачет в вышину!
 
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО РОССИЙСКОМУ НАРОДУ ОТ ГРАЖДАНКИ ЛНР, НАПИСАННОЕ 7 ЛЕТ НАЗАД
Август 2008 года навсегда запомнится как месяц, ужаснувший мир кровавыми новостями. Грузия, применяя запрещенные во всем мире виды оружия массового уничтожения, атаковала Южную Осетию, город Цхинвали. Огонь велся по базам российских миротворцев, по мирным жителям, по детям, и как вывод – по целостности Грузии. Оставшиеся в живых не смогут простить агрессорам, осуществившим этот дьявольский план. Россия, вовремя сумевшая вмешаться, предотвратила дальнейшее распространение геноцида вольнолюбивых народов Южной Осетии и Абхазии. Мир замер в ожидании, гадая, как же будут развиваться события…  
Вспоминая о том, какое возмущение у меня вызвало насильственное подавление инакомыслия в Южной Осетии правительством Грузии во главе с Саакашвили, невольно вернулась к своему открытому письму – этому гласу вопиющего в «ржаво-оранжевой украинской пустыне», написанному в августе 2008 года в поддержку действий В.В. Путина, российских миротворцев и народа Южной Осетии. Судите сами, оно нисколько не потеряло своей актуальности.
       «Дорогие Россияне! Я, гражданка Украины! Но от этого боль от последних событий нисколько не меньше, если не больше. Ведь процесс по разъединению родных народов, начавшийся еще в девяностые годы, продолжается. Те, кто приложил руку к развалу союза, известны, их еще осудит история, это сейчас им удается корчить из себя героев победившей демократии. Только не демократия это… Но речь сейчас не об этом. Я – не судья, а обычный человек. 
Если бы вы знали, как разнятся наши новости! Переключаешь телевизор на любой украинский канал, слышишь об агрессии России, о творящих беспредел русских военных и осетинах. Верю ли? Нет, не верю. Идеального в войне не бывает, но уж очень стараются выпятить какие-то мелкие инциденты те, кто ищет негативную информацию о действиях Российской армии. Но ведь кто-то же и верит этому. И это, к сожалению, имеет место.
Самое страшное в создавшейся ситуации то, что нас, в данном случае Украину и Россию, используя агрессию Грузии, продолжают разъединять. Вот уже на стороне Грузии воюют Украинцы. Пока – их единицы, но сам факт – нас разводят по разные стороны баррикад. Украина запачкана в продаже вооружения Грузии. Опять случайность? Нет, конечно. Россияне, слушая подобные новости, заявления нашего правительства, постепенно привыкают видеть в Украине врага, а никак не друга! Вот оно!!! Это их цель! Насколько им это уже удалось?
       Давно известен принцип – разделяй и властвуй! Он актуален и сегодня! Мировой капитал уже поделил мир на сферы влияния. Кто там еще не хочет подчиняться закону власти денег? Гордые говорите? Мир, братство? Это устаревшие категории, они не приносят сверхприбыль. Современные технологии по изменению мышления, приоритетов для чего разработаны? Вперед на затуманивание мозгов! К чему я рассказываю эти банальные истины? А чтобы уверить Россиян в том, что Украинский народ, переживший стресс от «Оранжевой революции», не весь состоит из подчинившихся новой «демократической власти». И таких – не единицы! Нас много миллионов! Нам затуманивают мозги всеми доступными способами. Все средства массовой информации Украины отрабатывают этот план. Но тщетно! 
Мы хорошо помним уроки истории. У нас еще показывают по кабельному телевидению некоторые Российские каналы. А это – как глоток свежего воздуха, как противоядие от наших новостей! В некоторых областях они и это пытаются устранить путем запрета показа ваших каналов. «Демократы» не дремлют! Но им тяжело бороться с всепроникающим Интернетом, некоторыми оппозиционными изданиями газет. Так что не все еще потеряно! Россияне – верьте! Мы с вами! Есть люди, которые не жалея сил, здоровья, времени стараются противостоять сложившейся на Украине преступной власти! Есть политические партии, общественные организации, которые не смирились с развалом нашего Союза. Лично я – один из маленьких винтиков борющейся, оппозиционной Украины. Мы стараемся воссоединить разорванные славянские, православные народы в новый союз. Ведь только объединив усилия, можно справиться с мировым агрессором, их орудием, безотказным изобретением – организацией НАТО. Можно долго спорить о степени опасности этой организации, но то, что она чужда нам, что Запад делает все, чтобы пропасть между дружественными России странами стала непреодолимой – сомнений нет. Последние новости – обстрел Цхинвали – это так же подтверждают.
       Я призываю вас: Россияне, не сдавайтесь! Продолжайте успешные действия против всех видов чуждых технологий. Будьте самими собой! Заглядывайте почаще на странички нашей совместной истории. Никому не подчиняйтесь, будьте достойными приемниками и продолжателями славных побед наших дедов и прадедов! Не озлобляйтесь на не сумевшие отстоять Союз республики. Все можно восстановить. Я в это верю! У нас нет другого пути. Пока мы разобщены, нечистоплотные горе-политики отколовшиеся территории все время будут использовать в своих корыстных целях, направленных против вас. Ведь основная их цель – богатства России! 
       Народы бывшего Советского Союза ждут от вас призыва к объединению! Не официальные власти, а именно люди! Я открыто выражаю свое негодование действиями Украинской власти! Мне стыдно, что не хватает сил для прекращения этой вакханалии! Да здравствует сильная, непобедимая Россия! Да здравствует содружество стран-единомышленников! Да здравствует новый, обновленный Союз Независимых Государств! (10.08.2008 г.)» 
Люди из Луганска были в те дни в Цхинвале, помогая чем могли, они все видели своими глазами.
 
ПРИНУЖДЕНИЕ К МИРУ
Разбираем кирпич за кирпичиком,
Извлекая тела из руин,
Даже тех, кто считался счастливчиком...
Против «Града» был слаб осетин!
 
Миротворец полка ли российского,
Ополченец ли южных кровей –
Всем хватило свинца от грузинского
Палача-подлеца всех статей!
 
Как же можно по мирному городу,
Не щадя стариков и детей,
Не прислушавшись к мудрому доводу,
Разрешиться лавиной смертей.
 
Получайте же меры ответные -
От российских военных «привет»!!!
СМИ - не лгите! Не бомбы кассетные,
А принудить вcех к миру «совет».
 
Разбираем кирпич за кирпичиком…
Горе в сердце своем поселив,
Невозможно ужиться с обидчиком,
Гроб отчаяньем душ застелив.
 
КРИЗИС
Амбиции – в сторону!
На всех горя – поровну!
Над ржавою бездною
Покорно-любезные
Парим по инерции
В коварной инфекции.
Враньём заражённые
Молчим удручённые.
Нищаем от кризиса,
Кредитного бизнеса.
Системою банковской
Раздуты мы АХовски  
Валютой зелёною,
Для нас – инородною.
Стоят предприятия – 
Пришла «демократия»!
Хватает терпения?
Живи в унижении!
А дети – голодные
Чужие и рОдные…
Один путь – на панщину,
Наймитом в кабальщину.
Шевченковским гением
Стенают в забвении
Уроки истории – 
Не впрок аллегории…
В защиту Отечества
Восстань человечество!
Зелёные, – в сторону,
Убавьте-ка гонору!
 
ПРОДАНО
1
Та ли власть? 
Сторицей.
К одному сводится,
Смотрит сыч горлицей,
Этакой скромницей.
Продано!!!
 
П-в
Продана, да продана
Да малая да родина,
Ах, если б да пародия,
Нет.
Расцвела смородина – 
Чья ж то огородина?  
Да наша ж это родина!
Продано!!!
 
2
Та ли власть?
Сторицей.
Передел множится,
На куски колется,
Режется вольница.
Продано!!!
 
3
В поле рожь – продано.
Луг да лес – проводы.
Озеро – входины,
Заплати уродине.
Продано!!!
 
ПРАВД БЫВАЕТ НЕСКОЛЬКО
Правд бывает несколько:
Ближе всех – своя.
Сложно нам и некогда
Рассмотреть все «Я».
 
Вот и получается,
Каждый о своём
Спорит, заливается
Соло-соловьем.
 
Как же настоящую
Правду отыскать?
Как, над всем стоящую,
Истину познать?
 
В спорах не рождается
Истина, поверь.
Богом открывается
Всех ответов дверь.
 
В церкви пред иконою
Бога попроси
Гордость неуемную
«Я» своих простить.
 
Только всеобъемлющий,
Всесторонний взгляд,
За всех нас радеющий,
Примиряет чад.
 
Каждый год 14 октября партия прогрессивных социалистов во главе с Н. Витренко съезжалась в Киев, чтобы своими телами преградить путь факельному шествию украинских неонацистов по Крещатику. В 2008 году на Покрова Пресвятой Богородицы майдан расцвел нашими красными палатками и транспарантами. Наша демонстрация растянулась на несколько километров. Но почти никто об этом не узнал. По телевидению как всегда все извратили, приуменьшили до размеров ста человек, высмеяли. Да, конечно, можно и посмеяться над безденежной полузапрещенной партией, но и в этом, и следующем, вплоть до 2013 года колонны неонацистов «Уна-Унсо», «Оун-Упа», партии «Свободы» и др. под красно-черными полотнищами вынуждены были разворачиваться и идти переферийными улицами. Крещатик – главную улицу Киева города-героя – витренковцы не отдавали. Как же они, эти бандеровцы, нас ненавидели!
 
ПОКРОВА НА МАЙДАНЕ (2008 год)
Разделил турникет
Лет военных две тени.
Вновь фашисты тех лет
Ждут реванш поколений.
Ненавидящий взгляд
Полный желчи и злобы
Ядом брызжет в наш ряд — 
Ярость рвется с утробы.
 
Отступить? Ни за что!
Бабий Яр совсем рядом…
Из земли слышен стон:
"Драться, братья, не надо"…
От беды нас укрой,
Богородица Дева,
Злых людей успокой,
Упаси нас от гнева. 
 
В Святый День Покрова
Поминаем погибших,
И молитвы слова
Слышат внуки убивших.
 
Сколько же денег потратили «укроевроинтегранты», чтобы провести исследования мирового значения, в результате которых было доказано, что на генном уровне русский и украинец не то, что не братья, а даже не родственники. Они ссылались на отсутствие и присутствие гена переваривания молока у разных народов. С учеными спорить глупо, все равно ничего не докажешь, тем более тогда, когда заказ государства есть сделать определенный вывод. Я, посмотрев их супер научныйфильм, вспомнила слова полуграмотной бабушки из деревни: «Кто там наше молоко парное не переносит? У кого там живот подводит? Давайте его к нам в деревню, поработает, пообживется, уже через месяц литрами пить будет. Глядишь, и румянец на щеках появится.» И ведь не ошибается, организм человеческий ко всему приспосабливается, и спящий ген просыпается и проявляется, если будить почаще.
 
ПО СЕКРЕТУ
Украинец, ты тоже ведь русский,
По секрету тебе говорю,
Стало это не модным, что грустно,
Версты тысячелетий – не крюк.
Крюк – лет двадцать истории новой,
Крюк – забвение общих побед,
Крюк – учебник лукавой основы,
Крюк – озлобленность юных невежд.
Результат: украинец – ариец.
Он загадочных Ариев сын!
Удивляются бабы Марии:
– Раньше нас разделял только тын.
 
ПОМИРИЛИСЬ БЫ ВЫ
Помирились бы вы, русский с русским.
Ну и что, что хохол да кацап?
Надоел перебрех заскорузлый:
Кто кого, побольней, да в нахрап…
Что мы делим? Кому это надо?
Что ж мы Родину рвем пополам?
Русь Святую единую чада
Предают, отдают под заклад.
Я к хохлу обращаюсь: — Ты русский?
Вспомни, чьих ты кровей молодец.
Мать-Москва ждет сыновние чувства,
Как кацапа ждет Киев-отец.
А вождей, что в войну заигрались
За Евразию б в ссылку сослать,
На их рингах пусть бы и дрались,
Не мешали б Отцу любить Мать.
 
АХ, РАСЕЮШКА
1
Нет, не зря учил мудрейший Праотец,
Жизнь вдохнувший во Славянский наш венец:
Только Миром споры Братьям разрешать,
Дом хранить да уважать Отца и Мать.
Что-то грустно стало нынче на Руси,
Нездоровый дух терпеть уж нету сил.
Кто же взял исконных Русичей в полон?
Покатилась жизнь народа под уклон.
П-в (Рус.)
Ах, Расеюшка, исконная ты Русь,
Распустила Славных Деток почему?                       
По-обычаю должна Родная Мать
В горе, в радости всех Деток созывать.
2
Если враг стучался во родимый Дом,
Не случился, дабы, злой какой погром,
Всем народом гнали ярого врага
За леса, луга, родные берега.
Если горе приносила нам война,
Отпевали горе, выплакав до дна.
Подвиг Русичей – сынов и дочерей
До сих пор трепещет в пламени свечей.
П-в (Укр.)                       
Ах, Расеюшка, відвічная ти Русь,
Розпустила Славних діточок чомусь?
По-звичаю ти повинна, Рідна Мати! 
У горі, радості всіх діточок скликати.
3
Если радость наполняла Отчий Дом,
Накрывала Мама, чем богата, стол.
За столом таким хватало места всем:
Детям, Правнукам и не было проблем.
Ах, загадочная Русская Душа!
В дружных песнях до чего ж ты хороша!
Не пора ли, Мама, ставить пироги?
Всем сынам собраться вместе помоги.
П-в (Белорус.)
Ах, Расеюшка, спрадвечная ты Русь, 
Распусціла Слаўных Дзетачак чаму? 
Па-зазвычай ты павінна, Родна Маці
У горы, радасці ўсіх Дзетачак склікаці. 
 
В далеком 2011 году это было. Заслушалась как-то песни в исполнении Максима Трошина, захотелось узнать о житии светлого талантливого отрока, так рано (17-ти неполных лет), покинувшем наш мир. Нашла и посмотрела документальный фильм о нем, который заставил много волноваться, сопереживая Максимушке.
Как это часто бывает у поэтов, начала писать стихотворение, посвященное ему... И тут произошло непредвиденное. Пришлось бросать одно и срочно записывать другое - песню "Дева Русь", которую считаю настоящим подарком от Максима Трошина. Она пришла неожиданно и сразу с красивой мелодией. Мелодию не забыла, легко ее напеваю, но до сих пор не нашлось того, кто бы записал эти ноты и исполнил.
Долго думала, почему именно "Дева Русь", а не "Матушка Русь". Поняла потом, когда началась война на Донбассе и мы подняли знамя Новороссии. Это же Новая, Молодая Русь!
Максимушка, моли Бога о нас!
Со святыми упокой, Господи, этого чистого мученика - певца Святой Руси!
 
 ЧУДО-ПЕСНИ (Памяти Максима Трошина и Игоря Талькова)
 
Помню, многих были души
                              растревожены:
Пел Тальков о нашей Родине 
                              стреноженной.
Откровением России 
                              и острасткою
Всё листалась та тетрадка  
                              генеральская.
 
Роковая песнь прозреньем
                             наделённая
Била правдою доселе
                             запрещённою.
Плакал мальчик малый вестью 
                             огорошенный:
Та тетрадь с поющим вместе  
                             уничтожены…
 
Но Любовью вдруг народною 
                             подхвачена,
Песнь парила над попсовою 
                             банальщиной.
То, что правда в ней неправде
                             в равновесие
Прорастало сквозь препоны 
                             мракобесия.
 
Души вновь небесным гласом
                             заворожены,
В подкрепление Талькову
                             песни Трошина
Льются нотою высокою 
                             об истинном,
О судьбе Руси печётся мальчик 
                             искренне.
 
Соло «Господи, помилуй»
                             богомольное
Чисто-чисто в детском голосе, 
                             и больно мне…
Что струна его гитары
                             не состарилась, 
Чудо-песня в мир без автора
                             отправилась.
 
Сын Отечества ушёл из жизни
                             отроком,
Стал Руси своей Любимой Светлым
                             облаком.
И не властна никакая 
                           сила тёмная
Уничтожить Святым Духом
                           сотворённое.
 
Видно, Богу так угодно, 
                           чтобы истина
От диктата сильных Мира 
                           независима,
Из души лилась, воспетая 
                           поэтами,
Если нет другого выхода и
                           метода.
 
Предначертанный нам Богом
                           путь к спасению
Вписан в Библию давно, 
                           но в дополнение
Посылает в мир Господь
                           до боли искренних.
Жаль, опасен путь поющего,
                           Во Истину!
 
ДЕВА РУСЬ Стихи написаны под впечатлением от песни Максима Трошина "Господи, помилуй".
1
Истой Верою сильна
Русь Крещёная.
В храмах кается она
Девой скромною.
Не за нас ли Россиян,
Грешных молодцев
Гнёт величественный стан,
Богу молится? 
 
П-в
Нет, не златом купола
Сердцу дороги,
В них защита христиан
От всех ворогов.
 
2
Не гордыни ли хомут
Душит бременем,
Стал причиной многих смут,
Змием темени?
Ты прости, Святая Русь,
Возгордившихся,
И понятна Девы грусть:
Сколько спившихся!
 
3
Помоги Руси, Господь
С Богородицей,
Лень да праздность побороть
Тем, кто молится.
Русь Святая, прорастай
Православными,
В Божьей Славе воссияй,
Златоглавая.
 
 Плохо ли, хорошо ли, но вот такие строки навеяло мне пешешествование по мосту к храму Христа Спасителя в 2012 г. В память о паломнической поездке по святыням России написана книга «Семнадцать мгновений июня».
 
МОСКВЕ
Москва! Величие твое
Неоспоримо нынче в свете,
Оно – не пафос, не вранье –                 
Режима царского наследье. 
Духовной жизни острова,
Куда ни глянь, средь новостроек.
Во шлем одетым головам
Поклон земной в земле героев!
О, сколько судеб во крестах
С молитвой о тебе застыло!
Краса твоя – то их мечта,
И кровь, и пот, и… радость были.
 
ЭТО Я, ВАШ ЛУГАНСК  
1
На заре просыпается тихо Луганск,
Наряжается солнечным светом,
Чистотой, улыбаясь, приветствует нас,
Это стало хорошей приметой.
П-в.
Это я, ваш Луганск, город-труженик ваш,
Дорогие мои, луганчане!
Век от века крепчал, разрастался для вас,
Чтоб дружили во мне горожане. 
2
Луганчане спешат кто куда много лет,
Каждый вносит в меня свою лепту.
Тот, кто любит Луганск, улыбнётся в ответ,
Это стало хорошей приметой.
3
Новостройкой ушел я на юг и восток,
А центральный район в граде этом
Перекрестками лёг легендарных дорог, 
Это стало хорошей приметой.
4
Утопаю в садах и цветении роз.
Посадите скорей, где их нету,
Исправляется, знайте, любой перекос,
Это стало хорошей приметой.
 
В этой связи вспоминается событие – приезд Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла 15 сентября 2011 года в Луганск. Такой же был тихий погожий день. После богослужения под открытым небом патриарх Всея Руси Кирилл освятил землю под строительство храма в честь иконы Божией Матери «Умиление».
 
ПОДАРОК ПАТРИАРХА (О Приезде Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла 15 сентября 2011 года в Луганск).
Всея Руси Святейший Патриарх
Проводит многотысячный молебен
На площади – во весь её размах,
Под куполом – во всё большое небо!
Для луганчан, для тех, кто долго ждал, 
Дождался, радость вместе со слезами   
Глотает под Божественный хорал,
Объятый патриаршими словами, 
И верит в то, что подан свыше знак
Всему многострадальному народу:
От доброго зерна и добрый злак 
Родится в срок, коль вымолим погоду!
Погоду дружбы солнца и дождя,
Погоду добродушия, единства.
Святые храмы всходы оградят
От скверны, саранчового бесчинства.
По Вере всем! Нас Вера и спасёт,
Вернёт стране духовное здоровье.
Тогда и Богородица зашьёт
Разорванную Русь Святой Любовью.
В руках подарок – малый лик Христа – 
От Патриарха нашего, Кирилла.
Благословение?! Луганску? Да!
И кто-то шепчет благостно: «Свершилось»!
 
МИЛОСТЬЮ БОЖИЕЙ
1
Милостью Божией
            в честь Богородицы
В честь «Умиления»
            церковь возводится,
В небо высокое
            купол возносится,
Новою радостью
            святится звонница.
П-в
Радуйся, радуйся, радость моя!
Божией милости светит маяк!
В честь Богородицы храм возведен,
Духом святым да наполнится он.
Божией Матери прочен покров,
Будешь и ты в нем духовно здоров.
2
Божия Матерь, 
            с иконы сошедшая,
Руки скрестив, 
             над Луганщиной, пешая,
Светлой мечтою 
            Филиппа Луганского
Город приветствует
            яркими красками.
3
А под Покровом
            Святым у подножия
В вечной молитве
            о Матери Божией
Зиждется храм
            Серафима Саровского,
Кладезь духовного – 
            слово Отцовское.
 
В октябре 2012 г. на 3 дня в Луганск прибыла великая Святыня Православной Церкви – Плащаница Пресвятой Богородицы. 
 
В ОЖИДАНИИ ЧУДА
 В ожидании чуда 
                Мать склонилась с младенцем   
 Над столом с Плащаницей 
                Богородицы Девы Святой.     
 – Помоги, Пресвятая, 
                Помоги чужеземцам,            
 Тем, кому тот Израиль 
                По судьбе и по крови чужой.         
 
 Помоги Россиянам,
                Помоги Украинцам,       
 Лучшей доли дай детям,
                Чем поруганным дедам-отцам.  
 Для себя не прошу я,
                 Хватит крохи синице.   
 Сохрани во спасенье
                 Край родной для такого мальца.      
 
 Издалече Святыню
                Привезли в Украину        
 Из библейской пустыни
                Православных по Вере людей.       
 Видишь, сколько нас много,
                В Вере слились единой       
 В ожидании чуда – 
                Счастья разных по крови детей.
 
В Луганске на территории храма Всех Святых (район автовокзала) находится часовня иконы Божией Матери «Скоропослушница», в которой покоятся мощи старца Филиппа Луганского, по молитвам которого наш славный город Луганск получил благословение Церкви иметь свою икону Матери Божией.
В 1905 году было ему было троекратное видение Девы Марии, которая благословила старца и сказала такие слова:
«… К концу мира наречётся сей град – Царьград-Святоград Луганский, определено ему быть городом славы Моей, небесным Царьградом. И многие люди будут промыслом моим съезжаться сюда со всех уголков Земли, сами не зная зачем. Помощь Моя и Благословение пребудут тогда с ними в день Судный».
Люди и сегодня приходят в часовню и к камню на могиле Филиппа со своими просьбами, со своим горем, и он им помогает, как помогал и при жизни своей. Очень огорчает то, что на старца Филиппа Луганского много напраслины возводят. Слушала, читала и я эту ересь. Сомнения мои рассеялись после одного из посещений часовни. Вроде ничего и не случилось такого, а вернулась домой и сразу написала это стихотворение, а, перечитав, нашла в нем ответ. 
 
ДЕДУШКЕ ФИЛИППУ…
Ты шел со мной рядом. Дыхание, поступь
Отчетливо слышало сердце мое.
Тот день вспоминаю, такой же был, постный,
Возможно, его вспоминаем вдвоем…
 
Одни тебя славят, к святым причисляют,
Другие – вовсю обливают хулой.
Читала и я эту ересь… Не знаю
Какой сделать вывод… возможно такой:
 
Тебя прославляя, – свой ум прославляют,
Надеясь на прибыльный вскоре итог.
Тебя обличая, – себя обличают,
А Истину скрыл за грехи наши Бог.
 
В то время, что модно, то было угодно,
В труды о тебе то лукаво легло.
Торчит и сейчас оно в них инородно.
А сколько той ложью сердец обожгло?
 
Теперь не исправишь, что было, то было.
На каждый роток не накинуть платок.
Любовью народной твой путь обелило,
За ради Христа жил отпущенный срок!
 
Ты с Богом родился, крестился, молился,
Луганщину видеть цветущей хотел.
Я верю, мечта твоя в жизнь воплотится,
Без Божьего промысла – нет твоих дел.
 
Ты знал прозорливо, цедя сожаленья,
Без Бога – Царя у людей в голове,
Не будет духовного здесь возрожденья,
К которому должен идти человек.
 
О том и молился. Молитвами старца
Филиппа Луганского светел Луганск!
Твое Житие, то, что писано вкратце,
Что сердце вмещает, останется в нас.
 
И крестным ходам с Богородицей в сердце
Во множестве – быть на Луганской земле!
Всем миром помолимся! Единоверцы, 
Наполним духовным насущного хлеб.
 
ВЫВОД
И неважно как встарь называли Его,
И неважно в какой стране Мира,
Он един – Триедин для друзей и врагов,
От низовий до пиков Памира.
Из истории, что потерялась в веках
И, дошедшей к нам Ветхим Заветом,
В Свитках Торы, Талмуде и древних стихах
Всё-то ищут агносты ответы.
А чего их искать, если в сердце они?
Свет слагают Его наставленья: 
Зло – добро, ад и рай – пала власть Сатаны!
Иисус послан был во спасенье!
Ясно, все же, одно из тех ветхих томов:
Род людской, что был выше духовно,
Не погряз в мутном омуте смертных грехов,
Тот и выжил, став Богоугодным.
Русь Святую не раз жгла большая беда,
Смерть гуляла по нищей, убогой… 
Но Господь не бросал наш народ никогда,
Это мы уходили от Бога.
 
НАРОД
Не тех, увы, народом назовут, 
Кто от него отрёкся в лихолетье,
В годину испытаний, горьких смут
Нашёл приют на сытом континенте.
Таких не осуждаю. Это их
Стать отщепенцем архитрудный выбор.
Там, издали жалеть глупцов своих,
Страдающих на новой жёсткой дыбе.
А всё претерпевающий народ,
В который раз встаёт на те же грабли:
Стесняясь слов "герой" и "патриот",
Как тот чужой, но схожий в мыслях Гамлет
Решает ребус: «Быть нам иль не быть»?
Вытаскивает каждый раз по новой
Страну со дна, нищает во всю прыть,
Довольствуясь реальностью суровой,
«Что делать?» — задаёт себе вопрос,
По-чернышевски не найдя ответа,
Влачит что есть, горбатясь на износ,
Находит силы жить пульсаром света.
Но вот таких народом и зовут…
И, не смотря на эфемерность званья,
Им каждый в общей массе тесных пут
Навечно спет законом мирозданья.
 
СЛУЖИТЬ БЫ РАД
             По-грибоедовски взведённа чека
             Через века свербит на языках.
«Служить бы рад – прислуживаться тошно».
Как сказано! Умно, державно, точно.
Зарвавшимся – пощёчиною хлёсткой,
Их подхалимам – колкою загвоздкой.
Оспорить попытаешься? Ну-ну…
Себе дороже! А «себе» — кому?
Тому, кто прав. Всё так и есть, увы,
И «Честь имею, господа», «Иду на Вы»
Всё реже бьёт публично «генералов»,
Всё чаще спор решают в кулуарах.
Где всем, всему назначена цена, 
Там шпагой бряцать не велят чинам.
«Служить бы рад – прислуживаться тошно»!
Ухмылка распирает, как нарочно,
А на кону, как минимум, карьера…
«Итак, сходитесь, господа, к барьеру»!
 
ДА, БОГ ЕДИН 
Да, Бог един. Никто не спорит,
Хотя религий – пруд пруди!
А пруд Российских территорий – 
Не осуждая, посуди –  
Запружен до краев «гостями». 
Чужих конфессий необум,
Искусно маскируя ямы,
На них ведет Всея Табун. 
Да?.. Что такое я глаголю?
А к правде, Русич, ты готов?
На русском православном поле
Вражда растет, а не Любовь.
Политая не той водицей
Из замутненного пруда,
Заставить друг на друга злиться
Не составляет ей труда.
Ах-ох! Два-три процента мнений
Не совпадают! Ужас, крах!
Вот вам и новое теченье
Все с той же Библией в руках.
И, Православие ругая,
Гордыни грех прибив на щит,
На улицах подстерегая,
Всяк «гость» нас пробует учить.
Доколе наш дурак российский,
Крещеный верою отцов,
Иудой став родным и близким,
Ловиться будет на «живцов»?
Ужели на «гостей» управы
Нет у хозяев-россиян?
Иль пусть цветет на поле бранном
Вражды посеянный бурьян?
Не четвертуйте Русь Святую!
Не размозжайте веру в ней.
И не порочьте Бога всуе
Неозеркальности идей.  
Святая Церковь! Повернись же
Лицом к обманутым сынам,
Стань Богом Слова ближних ближе,
Дабы вернуть заблудших в храм.
 
КЛАНЫ (притча) 
А кланы на кланы всё зубы точили,
Решали, делили в делах: или-или.
Стена отчуждения крепла, росла,
Но каждый в своем был упрямей осла.
Мамона был рад, что обычная жадность
Победу над духом легко одержала.
И вроде бы добрые люди на вид
От зависти полные стали обид.
И так они жили, обиды копили,
За пазухой камень злословья носили.
За каждой стеной отчуждения клан
Старался построить свой собственный храм
Тому же Единому Славному Богу,
Чтоб он помогал им копить понемногу
Богатства земные, влиятельный круг,
Который делил всех на «друг» и «не друг».
Господь с высоты Поднебесного Царства
С укором смотрел на растущее барство.
Тарантулы в банке – сравненье пришло.
Ужели не ясно, что жить так грешно?
Ну что оставалось? Разгневался малость.
Царя поменял, а вот лучше не стало.
Стремглав затаились в углах "пауки",
Попрятав под землю златые куски.
«Ужели, чтоб зло не плодилось по свету
Мне нужно стирать города на планете?
Пред общей нависшей глобальной бедой
Сплотились бы сразу, ведомые Мной»…
Любовью святою, терпением, верой,
Господь перемешивал клановы сферы.
Разбить эту банку-то проще всего,
Но Бог примирения ждал от врагов.
Ещё и ещё раз хотел убедиться,
Что Первый Завет Его сможет прижиться
В сердцах очерствевших в наживе людей,
Ведь любят же Бога, родню и детей.
И чудо свершилось!.. Однажды весною
Поэт поселился под крышей худою.
Он междоусобную склоку-вражду
В костре вдохновения быстро раздул.
Он высмеял так эти гордые кланы,
Что правда разрушила барские планы.
И, хоть не до смеха, смеялся народ,
И таяли стены… Поэт – не соврет!
И стыдно вдруг стало зарвавшимся кланам,
Без стен не сокроешь тщеславного плана, 
А как на виду перед всеми грешить?
Пришлось через силу врагов полюбить.
 
ЭХ, КОЛДОБИНЫ
1
Едем старой знакомой дорогою, 
Трассой славы Луганск – Антрацит.
Вид расскажет открывшийся многое – 
Край шахтёрский пред нами лежит.
 
П-в
Эх, кол-до-би-ны на кол-до-би-нах
Незалатанных нынче дорог.
Что с тобою случилось, Родина?
Отчего стал шахтёр бо-со-ног?
2
Виновато автобус наш старенький,
Спотыкаясь на ямах, брюзжит.
Заколочены наглухо ставенки
На домах, где невмочь стало жить.
3
Терриконы главами чернёными
На широких равнинных плечах
Привечают, а песни народные
Затянул здешней жизни очаг.
P.S.
Дом культуры селения Щётово
Вдохновением встретил гостей.
Жив трудяга-народ – наше золото!
Полон зал милых сердцу друзей.
 
КАК ПО ДЕРКУЛУ БЕРЛИНСКАЯ СТЕНА
Как по Деркулу* берлинская стена
Всё крепчала, всё мужала, всё росла,
Стала немцам поумневшим не нужна,
К нам разбитой горемыкою дошла.
Сердобольный наш доверчивый народ
Сам водою родниковой напоил,
Сам пустил козой в хозяйский огород,
Сам по Деркулу кордоны застолбил.
 
Как по Деркулу берлинская стена
На подачках разжирела, раздалась.
Стало ясно для чего она нужна:
Унижать да избавлять людей от благ.                              
Изумлённый её наглостью народ,
Проезжая, платит дань который год,
Как воришка ищет ночью тихий брод,
Чтоб добраться на свой дальний огород.
 
Как по Деркулу берлинская стена,
По-хозяйски всем кордоном разлеглась.
Но народу она точно не нужна,
Вот бы встала добровольно и ушла.
Разделённый наш, обманутый народ
На словах давно бы стену ту разбил, 
А как едет, мажет маслом бутерброд,
Отдаёт, себя ругая: «Вот дебил»!
Деркул* – река на востоке Украины (граница Украины с Россией)
 
ПЯТЬ ЗУБОВ ЗА ЗУБ 
Не ответил правдою,
               А ответил злом,
Иглы молний падали,
               Разносился гром.
Души растревожены.
               Как не внять словам?
Дружбою стреножены,
               Мы стояли там.
Критика за критику,
               Пять зубов за зуб! – 
Заповедь политика.
               Слоган мести груб.
Цель – желанна, праведна,
               Чистотой горит.
Войн следы кровавые
               Подняты на щит.
Споры века прошлого – 
               Снова  тут как тут,
В нерешенном крошеве 
               Почва новых смут.
Учит же история – 
               Хрупок добрый мир.
Гордость братьев ссорила,
               Спорили до дыр.
Не до примирения – 
               Царства шли в помол,
До руин, во мщение!
               Бились за престол.
Мог ответить правдою,
               Был как будто прав.
Месть лилась отрадою…
               Зло сквернило храм. 
 
Очень беспокоит меня непримиримость сторон раскола 1917 года. Столько лет прошло, а воз и ныне там: «белые» и «красные» до сих пор обвиняют друг друга. Возможно ли примирение во имя возрождения мощной русской империи на принципах братской любви и взаимоуважения? Думается, это возможно. Во времена Октябрьской революции за власть подрались «левые» и различные «правые». Причем «левые» – народовластие – никогда бы не пришли к власти, если бы сами «правые» не предали царя Николая II. Не Большевики, не Ленин его предали, а его же придворные.
Сложное было время, наисложнейшее! Забурлило оно, создало предпосылки для бунта, да так, что невозможно было пройти мимо. Каждому пришлось выбирать, на чьем куске раскола он спасаться будет, да не все эти куски-суденышки до берега добрались, в буре революционной стихии многие из них потонули, многие выбросило на чужбине. 
 
***
Предательства отвесная скала
               Обрушит камни, глыбы вековые,
Непонимания ответная волна 
               Поднимет пыль на головы седые,
Злословия оглушит резонанс,
               Сомненья сотрясут умы и души,
Но очищение падет дождем на нас
               И, правду обнажив, прозрением осушит.
 
Антимонархические настроения проникли во все слои общества, даже в те, которые до 1917 г. считались оплотом самодержавия. К сожалению, и духовенство, в большинстве своем, предало царя, посчитав, что нельзя идти против своего народа, но, как оказалось, себе на беду.
Успешное большевистское восстание… Кому-то такая оценка Великой Октябрьской Революции согреет сердце, у кого-то вызовет раздражение, кто-то вознесет глаза к Небу и скажет: прости, Господи, народ свой неразумный, не ведал, что творил, не знал, что свергнув царя-батюшку, развязывает самую страшную в мире войну – гражданскую; что брат на брата восстанет и конца края бедам из-за тщеславия и амбиций лидеров различных политических сил не будет, потому как и внуки-правнуки и праправнуки до сих пор общего языка не найдут, и все делят, делят, делят неделимое – Родину, да за кровь убиенных – жертв этой братоубийственной мясорубки, возмездия жаждут.
Об этих страшных, смутных временах предупреждали святые земли русской Серафим Саровский, Матрона Московская и другие, но никто из них не сказал, что эти события можно было избежать. Случилось то, что должно было случиться. Мероприятие, то есть сама революция, благодаря расколу в рядах буржуазии, была успешной… для большевиков, для В.И. Ленина – ее вождя. Но за этим последовали многолетние кровавые войны – кара за бунты и раскол. Но и на это была воля Божья.
Неужели история ничему не учит? И мы вновь и вновь будем наматывать витки того старого раскола на новые расколы общества (оранжевая революция, евромайдан и т.д.), ослабляя тем самым Русь Святую, байкотируя ее экономическое и политическое благополучие, препятствуя духовному возрождению народа, его мирному, счастливому сосуществованию?
 
РУГАТЬ НЕ СЛОЖНО, КОЛИ СТАЛО МОЖНО
Ругать не сложно, коли стало можно…
Клянут большевиков вовсю теперь!
Противно это… Оттого тревожно,
Что снова копошится в душах зверь.
 
Нет ясности пока о близком прошлом,
Люстрация была ль то за грехи
Иль выявление Иуд, Мамон, возможно
В причине ошибаемся стихий.
 
Не просто все! Мы видели взростая,
Что заповеди Господа Христа
В уставах коммунистов прорастали,
Хотя и цель была у них не та.
 
Господь нам показал: весь свет пронизан
Его Любовью к нам, таким чужим:
Вероотступникам и атеистам.
К Нему вернулись мы... и им простим.
 
КУМИРЫ
Не сотвори себе кумира…
Грешна. По жизни я не раз,
Не распознав сетей проныры,
Шла в омут честных с виду глаз.
 
На поводу его амбиций,
На поводу слащавой лжи,
Вставала на пути тигрицей
Для тех, кто был ему чужим.
 
Да если б я одна такая
Была на свете – не беда.
Беда, что в сети негодяя* 
Идут шеренги, шепчут «Да»,
 
Где «Нет» до этого кричали.
И вот уже его стада,
Покорно покоряя дали,
К его стопам слагают «Да»…
 
А где же Бог? 
Ужели с ними?
В знамёнах? Под его пятой?
И треплет ветер Свято Имя…
На троне – новый лжесвятой.
 
А где же Бог? 
Всё в той же правде.
Тяжёлый деревянный крест
Он нёс Мироспасенья ради – 
Беснуясь, в толпах зрела месть…
 
А где же Бог?
О Нём забыли...
Использован "козырный туз"…
И смотрит Он, ну кто из пыли
Креста поднимет тяжкий груз. 
*здесь – бесчестный человек, рвущийся к власти.
 
К 1025-ЛЕТИЮ КРЕЩЕНИЯ РУСИ 
Тысяча двадцать пять              
Лет православной веры,            
Словно несутся вспять               
В год от Крещенья – первый… 
Крест выбирала Русь
С Господом на распятье:
– Жертвой бескровной пусть
К Богу взывают братья.
Помнит великий Днепр
Русских людей Крещенье,
Князю не скажешь «нет»,
Встали – по грудь, по шею.
С брега Владимир князь,
Принявший христианство,
Крест поднимал, молясь: -
"Русь защити от рабства"!
Ольги Святой Любовь
Солнцем взошла над внуком – 
Русь обрела Покров,
Божиих слов науку.
Колокола с утра
Будят края родные,
Истинной веры храм
Русь бережет поныне.
 
СЕЙ МИР
Не мог Творец создать иную – 
Жизнь совершенную, цветную – 
Такую, что смотреть любуясь,
И говорить: «Тебя Люблю я!!!»,
Хотелось бы Ему и нам,
Живущим на Земле сынам. 
Пейзажей лиственные дали, 
Небес речные пасторали  
Не покорят красой едва ли.
Порой суров, но уникален, 
До бесконечности любим
Сей Мир, и так необходим.
В живых купаясь водограях,
Его величье созерцая,
Всегда ли ценим, понимаем? – 
Жизнь зиждется на тонких сваях
Духовной высоты Творца – 
Земного Отчего Дворца.
 
Часть 2. Рождение Новороссии
 
ЧТО ТАКОЕ НОВОРОССИЯ? 
Новороссия – это страна либо республика, дружественная России, возможно, часть Российской Федерации. Примет ли она очертания на географической карте? Как Господу будет угодно. Всему свое время. Главное, она родилась и утвердилась в умах и душах довольно большого количества людей. Силой духа своего и жертвенной любовью к России она отвоевала у русофобской Украины право на жизнь. 
УКРАИНА ПЛАЧЕТ О ПОТЕРЕ СВОИХ ТЕРРИТОРИЙ? А она не знала, что это Святорусские земли и живут на них русские люди? Отделиться от русского мира возжелала? Забыла о своих русских корнях? А ведь не только Киев – мать городов русских, но и Галичина до середины XVIII века называлась Червонной Русью (Червенские города упомянуты еще в летописях 981 года, когда великий князь Владимир Великий присоединил их к Древнерусскому государству). Себя и винить в произошедшем расколе Украины следует. Крым, Донбасс и т.д. где были, там и остались – частью Российской Федерации, Русской Империи, Святой Руси, кому как больше нравится.
УКРАИНЦЫ, ХОТИТЕ ВЕРНУТЬ СВОИ ТЕРРИТОРИИ?
Никаких проблем. Присоединяйтесь к нам, строителям Новороссии. Сразу и Крым станет ваш, и Донбасс, и т.д. Единственное условие – русофобию вместе с майданами придется оставить на той стороне конфликта и подождать, пока Донбасс найдет в себе мужество простить братьям кровь невинно убиенных детей, женщин и стариков… Нам многое пришлось пережить, многое претерпеть от того, что проамериканская порошенковская хунта сказала народу Украины: «Фас, на Донбасс!»
Украинцам на майдане казалось, что они герои. А почему жителям юго-востока Украины так не казалось? Не прислушались. А зря. Мы переживали именно за судьбу Украины, пока она не пошла на нас войной. Не верите? Доказательства, в том числе, и на страницах сборника «Рождение Новороссии». В них – застывшие в строках эмоции, выплеснутые в дни кровопролитного противостояния маленького сплоченного Донбасса и большой оккупированной нацистами Украины.
 
Навсегда в памяти горькие события 2013-2014 годов в Киеве – этого европозора на майдане! Много мы все тогда попереживали. Так что пусть не считают нас украинцы предателями за то, что не стали вместе с ними убивать колыбель русской Державы.
Все еще только начиналось...
 
ЕВРОМАЙДАН (Написано в первые дни Евромайдана)
Превозмогая сотрясенье
Чужой войны в твоей стране
Глотаешь с болью сожаленье – 
С застрявшим в горле криком: «НЕТ!!!» 
Предупреждений – много было!
И здравый смысл, как будто был…
В единый миг что было – сплыло,
Чужой сценарий тут же вплыл.
Миролюбивые созданья
Среди заблудших в тьму войны
Толпе не раз служили данью,
Не чувствуя своей вины,
Не то, не ведая, творили,
Кричали «Слава!!!» – на позор,
Своей рукой страну делили,
Признав своим чужой собор.
Никто и впредь вас не осудит – 
Не в первый, не в последний раз – 
Обманутыми стали люди,
Посредством честных, милых вас.
 
СЕЙЧАС И ЗДЕСЬ (белое стихотворение)
Когда я не смогла, когда забылась,
Вошла в гротеск чужих злословных туч,
И поняла, что выбраться не в силах,
Не в силах даже к Господу воззвать
В их вероломном бездуховном чреве…
Как в вакууме стыл там «Отче наш»
И не было Любви в той мгле ни капли.
– То их беда, но где моя Любовь? – 
В себе ее не видела я тоже,
Что более всего томило, жгло…
– Не мог меня оставить мой Господь!!! – 
Кричал мой жалкий разум, вспоминая,
Что Всеобъемлющ Он и Вездесущ…
И мысль пришла ниспосланная свыше:
– Ей было тоже больно, но она,
До жалобы к тебе не опустилась,
А верила, что с нею Иисус…
И не до рифм мне стало… Стало стыдно!
За панику, неверие свое
И, повторяя: «Каюсь, каюсь, каюсь…»
Терпеть и ждать заставила себя.
Сейчас и здесь, где я, сгустились тучи,
Никчемное затмило свет Любви,
Но там, за тьмой, все также небо чисто,
Все также лучезарно! 
Бог – со мной…
 
ЛЮБВИ НЕ ХВАТАЕТ 
Любви не хватает, всего лишь Любви!
Зимой не споют нам о ней соловьи.
Где взять это чувство в метели, в мороз?
Войной норовит разрешиться вопрос.
Народ, разделенный на «свой» и «чужой»,
Стал огненной лавой, опасной толпой.
И вроде поправил дела компромисс,
Оружие спрятал в сугроб экстремист,
Но ненависть в сердце осталась бурлить,
Крещеную Русь, распиная, делить.
Любви не хватает, всего лишь Любви!
Зачинщика смуты врагом объявить.
А враг-то все тот же, распявший Христа,
В гордыни предавший когда-то Творца.
Спасибо вам, братство, спасибо, отцы,
Просторы объяли молитвой чтецы
О приумножении в мире Любви.
Для Господа все в этом мире «свои».
 
НЕ ДОСТУЧАТЬСЯ ДО НЕБЕС
Не достучаться до Небес?
А, может, все гораздо проще:
Не достучаться до людей
С их воплощением идей
С утра до самой поздней ночи?
 
Уставшим нам не до Небес…
А Небеса и днем и ночью
Стучатся в нашу суету,
Нам простирая красоту…
А мы им нехотя: – «Короче»!!!
 
КАТЕГОРИЧНОСТЬ
Категоричность – соль непримирений,
Негибкость обиходных чьих-то мнений,
Не размышления, а гордый постулат,
Закалкой времени проверенный булат
Казалось бы… На самом деле – гвоздь
Ржавеющий, в живом – незваный гость…
 
МИРУ — МИР!!!
***
Хотели процветания 
Майданные создания,
Но их «бомбометания»
Несут одни страдания…
***
Что Украине плохо, –
То гарно Тягныбоху.
***
Когда прогоняют мир, –
На смену идет война,
И очередной кумир
Ломает жизнь пацанам…
***
Новоудельные князья
Предпочитают букву «Я».
Их «Отче Наш…», хоть и нельзя,
Звучит все чаще: «Отче – Я!!!»
***
И Ангела Меркель теряла лицо,
Признав на Майдане троих подлецов.
*** 
Нам Америка поможет – 
ПРО поставит в Запорожье.
 
НУ ЧТО, РЕБЯТА
Ну, что, ребята,
Структурой НАТО
Раз вас богато
Хотите стать?
Идет оплата,
За риск — награда,
Того и надо…
Чего скрывать?
А кто не с вами 
(Вы даже рады), – 
Враги и гады 
И «москали»?
Героям – слава!? – 
Вперед облавой,
На бой кровавый,
На «Беркут», «Пли» !?
Позор, ребята,
Стрелять по брату.
Давай обратно –
Страну спасать!
 
Т. Г. ШЕВЧЕНКО 
Ты, знаешь, Тарасе, 
Сыны Украины, 
На Польшу поныне
Гнут рабские спины.
Все также, Тарасе,
Клянут москалей,
Хоть ты пожалей
Русскомовных людей.
Погромы да войны
Несут Украине,
Майданят мужчины
Без веской причины.
Не пашут, не сеют,
Не строят заводы – 
Так многие годы – 
Нищают народы.
Великий Тарасе,
Доколе, доколе
Казацкая доля –  
Из воли в неволю?
Зачем ты, Тарасе, 
Ругал москалей?
Ругал бы воров,
А не русских сынов.
 
НЕ СЛАБОСТЬ (Украине с соболезнованием о Небесной Сотне)
Не слабость, но Любовь… и к вам, заблудшим
Сынам распятой в бойне Украины,
По злобе дня свои продавшим души,
Предав народ восточной половины,
Любовь нам не дает ответить тем же.
На бой кровавый против русских братьев
Мы не спешили, не спешим, все реже 
Нас пробивает унисон проклятий.
Услышьте же! Не разумом, так сердцем,
Не «Беркут» виноват, а тучи мести,
Искрящие взрывоопасным скерцо…
Исход был запланирован – груз «двести». 
И плачем мы сегодня скорбно с вами,
И плачет оскорбленно Украина,
Россия, возмущаясь, плачет с нами…
А мародерам нравятся руины!!!
 
ТЯГНИБОКУ
Если любишь Украину – уходи!
Ты довел столицу до беды.
Совести гражданской – ни на грош.
В наглую, что танк фашистский прешь
По земле родной – Святой Руси.
Бред твой злобный слышать – нету сил.
Не дели народ на «свой-чужой».
Забирай всех ярых ярошей с собой.
 
ТОЛЬКО ТАК 
Над землей нашей русской исконной
Вновь раскаркались всуе вороны,
Беспокоятся кони,
Всюду банды и стоны…
Это горе-война
Снова просится к нам – 
Брат на брата идет воевать,
Но Господь не велит… 
— Стоп, солдат!
Сколько можно нас брать на поруки?
Да любите же, люди, друг друга!
Врет продажный политик – 
Вон, лукавый, изыди!
Не мешай людям жить,
Сеять, строить, любить.
Зла на сердце не нужно держать,
И вернется в наш дом благодать!
Мир лежит – на открытой ладони, 
А ладоней вокруг – миллионы!
Держат мир наши руки
Драгоценный и хрупкий.
На защиту его
Встаньте с Божьим крестом.
Не сжимайте ладони в кулак – 
Только так победим, только так!
 
СНОВА ВОЛК В ОВЕЧЬИ ШКУРЫ РЯДИТСЯ /Одесса, 2 мая 2014 года/
Снова волк в овечьи шкуры рядится,
Флагом машет желто-голубым,
С каждым взмахом меньше в мире радости,
Застит небо красно-черный дым.
Застят красно-черные полотнища
Здравый смысл бандеровской брехней,
Душат Русь святую нашу полчища,
Незасеянную смутною весной.
То беда пришла, беда бедовая,
Дух войны принесшая с собой:
Рвется к власти свора непутевая,
Нас толкая в нечестивый бой.
Ни за что не отвечайте злобою
На оскал бандеровских волков,
Застилайте верой "Место лобное",
Мудростью намоленных веков.
 
Это стихотворение было написано после очередного массового митинга, когда мы узнали, что в Луганске крымский сценарий не пройдет. Плакала ведущая –молодая девушка Настя Пятерикова. Я стояла в первом ряду, смотрела на нее и из моих глаз тоже лились слезы. Все, кто понимал, что происходит, улыбались со слезами на глазах, а со сцены лились обнадеживающие речи... Тогда же первый народный губернатор Александр Харитонов и лидер организации «Луганская гвардия» со своими единомышленниками принял решение не идти на захват ОГА, чтобы не подвергать жизни товарищей опасности.И это тоже было... 
Написано от имени тех, кто погиб за Россию в прошлых войнах.
 
НУ, ЧТО ТЫ, ДЕВОЧКА...
Ну, что ты, девочка, не плачь…
В одном строю мы – за Россию!
Бывало часто, эйфорию
Свергало сталью неудач,
Но... никогда, слышь, никогда
Мы не теряли нашу веру,
И верой были всем примером,
Освобождая города.
 
Ну, что ты, милая, не плачь,
Я за тебя давно отплакал,
За каждый дюйм родного флага
Ревел, что Днепр в пылу задач.
Мы умирали за потом,
Чтоб к вам, потом, пришла Победа!
В слезах от счастья видеть деда
Тебе уже не довелось.
 
Да плачь, раз плачется… Поплачь.
Не первый век ведется драка,
Готов я вновь идти в атаку,
Но… русский – брату не палач…
Не нужно, так уж, напролом.
В единстве духа наша сила
Молись, чтоб Русь объединилась…
Держись за дедово крыло.
 
Все повторялось. Как в 2004 году, так и в 2014 году пьедестал памятника Т.Г. Шевченко стал трибуной для пророссийски настроенных лидеров, площадь возле монумента – для единомышленников, а парковая зона – для палаточного городка протестующих. Лозунги и речевки все те же и лица все те же… хотя, не совсем так. Много и новых людей. Главное отличие – во что трудно было поверить – коммунисты, прогрессивные социалисты, регионалы, русский блок и т.д. стояли рядом и без опознавательных знаков, то бишь без флагов своих партий. 
Эх, раньше бы такое единодушие! Зато… дух захватывало от дерзости смельчаков, размахивающих флагами Российской Федерации. В годы «Оранжевой революции» такое даже представить было невозможно. Тут же скрутили бы сотрудники СБУ и увели в автозак. «Плавали – знаем…» Вот это различие и не давало покоя. Силовики так же незримо либо полу-зримо рассредоточились среди масс. Кто-то просто следил за порядком, кто-то клацал на фотоаппарат для своей СБУшной коллекции лица несогласных с новым европорядком, установленным в Киеве. Впрочем, и эта грозная структура с наступлением «Русской весны» разделилась сама в себе вместе с обществом, хотя, понятное дело, в себе и держала свой выбор. Выбор, говорите? Похоже, его еще предстояло сделать…
Было и еще одно отличие: на площади было много глубоко верующих, воцерковленных людей. Ранее они считали недопустимым для себя участвовать в политических митингах. Это о многом говорило. Значит, не всякое народное движение – только политика. Вот и сегодня самое обсуждаемое на площади было благословение на борьбу схимонахов святой горы Афон. В это с трудом верилось, но если это было правдой… Неужели не зря на этот раз трата сил и времени? 
Послушник монастыряговорил о том, что все, кто падет в этой битве, будут приравнены к мученикам, стоявшим за возрождение Святой Руси. А я тогда подумала: «Неужели война неизбежна?»
Да, первые автоматные очереди в Луганске уже прозвучали, когда с «Евромайдана» вернулись местные «бандеровцы», но потом вроде все успокоилось. Вот и сегодняшнийпророссийский митинг (6 апреля 2014 г.) прошел без эксцессов… Но вдруг по его окончанию все выстроились в шеренги и с российскими и имперскими флагами пошли к зданию СБУ. Демонстрация растянулась на километр. О захвате здания СБУ в Луганске тотчас стало известно во всем мире.
 
РУССКАЯ ВЕСНА
1
Из многотысячного «Нет!!!»
Слагалась Русская Весна,
Евромайдану вопреки,
Объединяла нас она.
П-в
Тысячи друзей, тысячи,
Приговор на лбу высечен,
Но не будь мы все Русичи,
Если б той весной струсили.
Русская Весна, русская,
А тропиночка... уз-ка-я.
Кто по ней пойдет… Кто рискнет?
До Победы кто дойдет?
2.
На всех центральных площадях
Сад Триколоров расцветал,
Весне такой сказали «Да»,
Там русский дух навек крепчал.
П-в
Тысячи друзей, тысячи,
Приговор на лбу высечен,
Но не будь мы все Русичи,
Если б той весной струсили.
Русская Весна, русская,
А тропиночка... уз-ка-я…
Кто по ней пойдет? Мы пойдем.
Русь Святую мы спасем!
3.
Пришла к нам Русская Весна,
В цветах сады - Луганск восстал!
Была беда, была война…
А Русский дух в нас все крепчал.
П-в
Тысячи друзей, тысячи,
Приговор на лбу высечен,
Но не будь мы все Русичи,
Если б той весной струсили.
Русская Весна, русская,
А тропиночка узкая…
Кто по ней пойдет? Мы пошли.
До Победы мы дошли!
 
АКТИВНЫЕ СОБЫТИЯ В ЛУГАНСКЕ И ДОНЕЦКЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЛИ РАЗВИВАТЬСЯ... Но Беркут Новороссии уже взлетел и, не оглядываясь, устремился в день Победы.
 
ДИКИЕ МАКИ ДИКОГО ПОЛЯ
Дикие маки Дикого Поля
Брызгами в травах горят.
Вот она воля – трудная доля
Многих шахтерских ребят.
 
От террикона до террикона
Небо, дорога и степь.
Беркут усталый чистит на склоне
Перья, чтоб дальше лететь.
 
Память Донбасса – добрые люди,
Трудолюбивый народ:
Ехал когда-то в степь отовсюду,
Сеял, сажал огород.
 
Правдой рабочей спят терриконы:
Сколько угля на-гора
Поднято снизу, сколько вагонов
Здесь проплывало вчера...
 
Сколько их было? Сколько им было?
Тем, кто спасая Донбасс,
Вышел из боя ангелокрылым,
Нас вдохновляя сейчас?
 
Скрасило солнце Лентой Победы
Степь, терриконы, село.
Беркут взлетел Новоросской легендой
В мир, где повержено зло.
 
НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА ЗАИКА ВСПОМИНАЕТ: «6-го апреля было захвачено само СБУ, а 8-го числа была очень большая угроза штурма со стороны Украины. И вот тогда, чтобы укрепить ополченцев, всех защитников и, чтобы остановить этот штурм, было решено поставить церковные палатки впереди баррикад. И мы, действительно, взяли тогда благословение, что если пойдут танки со стороны г. Счастье, как было объявлено в микрофон, то встретить эти танки с иконами. И когда мы брали это благословение, понимали, что внутренне были готовы стоять насмерть там, чтобы не произошло.
О самой угрозе говорили редко, нас через микрофон, опять-таки, старались успокоить, что это все идут провокации, чтобы нас запугать, но все всё равно понимали, что реальная угроза существует. И когда в ночь с 7-го на 8-е вновь прозвучало объявление об угрозе штурма, у людей возник этот смертельный страх. Им была жизненно необходима молитва, которая звучала на палатках. Но время шло, а украинская армия так и не решилась на штурм. Кроме пеших крестных ходов мы организовывали еще и автомобильные крестные пробеги. Мы помогали составлять списки дежурств. О. Александр в Великий пост благословил нас читать Псалтырь, а после окончания Поста – уже и Евангелие. Мы распределились кто за какую палатку отвечает, чтобы во всех трех палатках шла круглосуточная молитва и не прекращалась. До 30 человек одновременно читали молитвы.» Непрерывная молитва о мире длилась три месяца.
 
СТОП ВОЙНА!
Стоп война! Никаких интеграций!
Ни туда, ни сюда. Хватит врать!
Распинать выведением наций
Русской Славы единую рать.
Расправляются плечи и спины –
Богатырь Богоносный встает! –
В силе духа и вере единый
Не согнуть православный народ.
 
В начале войны, пока еще выходила епархиальная газета «Православие Луганщины»я работала ее корреспондентом, работая еще и сторожем в Свято-Вознесенском храме г. Александровска (в черте Луганска). Старец Филипп Луганский называл это место – вторым Иерусалимом.
История Свято-Вознесенского собора самым тесным образом связана с историей самого Александровска, начавшейся во времена последних лет правления императрицы Елизаветы Петровны. Для заселения «ничейного» участка «дикого поля» правительство императрицы привлекло выходцев из балканских стран православного вероисповедания, добровольно пожелавших служить российскому государству.
 
АЛЕКСАНДРОВСКИЙ СВЯТО-ВОЗНЕСЕНСКИЙ ХРАМ (поэма)
1
 Мольберт, тропинка, Божий храм…
 О, Господи, – краса какая!
 Да как не верить чудесам,
 Коль пред тобой – врата от Рая. 
 
 Стою, чтоб дух перевести,
 На холст художника взираю:
 «Да-да, похож. Схватил… почти».
 Не так-то и легко – я знаю – 
 
 С шедевра копию списать,
 Вписать то чувство неземное,
 Что вызывает церкви стать
 В летящем в небеса покрое.
 
 Как будто солнца луч застыл,
 Окрасив стены и ограду,
 А ветер тут же в пену взбил,
 Лепнину, своды и аркады
 
 Так белоснежностью облил,
 Так заиграли желтый с белым,
 Что храм ажуром – вос-хи-тил! – 
 Хотя красив он был и серым.
 
 Седые шлемы куполов
 Семью крестами рвутся в небо.
 По ним возносятся с низов
 Молитвы, песни, глас хвалебный 
 
 К тому, кто ради всех людей,
 Пожертвовав собой, вознёсся,
 Спасая нас, земных детей…
 Всё недостойным нам неймётся!
 
 Всё огорчаем мы Творца…
 Но вот, хотя бы этим чудом – 
 Красою Божьего Дворца – 
 Прости, Господь, неверье людям.
 
 Но кто построил этот храм
 С такой Любовью, не жалея
 Ни сил, ни часа, по стежкам
 Ваял кирпичную камею?
 
 Все тот же наш, мастеровой
 Мужик, живущий по соседству,
 Да архитектор с головой!
 Собрались здесь по зову сердца.
 
 А как иначе? Вышел век
 Постройки прежней, деревянной.
 И белокаменный ковчег 
 Предстал Спасеньем постоянным. 
 
 Два века прожиты с тех пор.
 Итог труда во Славу Божью
 Ласкает и поныне взор,
 Дела Святые чтит и множит.
 
 Призывный глас колоколов
 Отвлёк зевак от созерцанья.
 На этот благодатный зов     
 Идем вовнутрь Христова зданья.
 
2
 Ворота, клумбы, круглый двор,
 Узор брусчатки под ногами.
 Ужель лежит с тех самых пор?..
 Э, нет, заметно – новый камень.
 
 Ну что за мысли? Не пора ль
 Вниманьем обратиться к Богу?
 Ступени приглашают в храм,
 Тот самый, что был мил с дороги.
 
 И трёхпрестольного простор
 Объял своим Святым устоем – 
 То чувство в сердце с этих пор 
 Живёт, трепещет высотою 
 
 Округлых сводов и колонн,
 Белёных стен, уступов многих,
 Трепещет взорами икон,
 Всё понимающих и строгих.
 
 Резные Царские Врата,
 Вкруг них – Святыни Вознесенья 
 Чудесным образом Христа – 
 Урок нам грешным во Спасенье. 
 
 Центральный купол изнутри
 Уводит взгляд до поднебесья.  
 Лик Господа в верхах царит, 
 Собою храм уравновесив.
 
 С небес нисходит благодать,
 Груз суеты с души смывая,
 Страстей навязчивую власть
 В пречистом свете растворяя.
 
 Слезой стекла моя свеча,
 К концу подходит литургия.
 Так на душе легко сейчас,
 Как в волнах ласкового штиля!
 
 Идём цепочкою к кресту,
 Иконы праздника целуя,
 Смолкает хор, но сердца стук
 Святым наполнен, торжествует.
 
3
 Тропинка, скверик, Божий храм…
 В который раз уж приезжаю
 На литургию по утрам,
 Зовёт сюда земля Святая.
 
 И чтоб духовным долг отдать
 За просветлённое блаженство,
 Стараюсь в чувствах описать
 То, чем любимо стало место.
 
 Уж чем могу… Коль что не так,
 Прости, Господь, за дерзновенье,
 Любовь к Тебе сильней, чем страх – 
 Благослови сие творенье.
 
 Продолжить разреши рассказ
 О главных храмовых Святынях.
 К одной из них иду сейчас,
 Тщеславие забыв отныне.
 
4
 Передо мною мощевик. 
 Тому он памятен и дорог,
 Кто «Житие Святых» постиг,                                 
 Кто знает, что вмещает короб.
 
 В нём шестьдесят плюс семь частиц
 Мощей Святых высокочтимых,
 И камень, поднятый в пути 
 К Голгофе Иерусалима,
 
 Горы, что видела Его –  
 Распятого за правду Бога,
 И Божьей Матери слезой
 Омытой в скорбях и тревогах.
 
 А преподнёс столь щедрый дар
 Тот Схиархимандрит Зосима,
 Что старцем жизнь прожил в трудах,
 Любя людей, стал всем любимым.
 
 В селе Никольском монастырь,
 Создал он на Святых руинах,
 Но Свет духовной красоты,
 Зажегши в мир, сгорел лучиной.
 
5
 Икона Троицы Святой
 В нарядном золотом киоте,
 Трёхмерной удивит игрой,
 В ней три иконы вы найдёте.
 
 Коль справа встанете, то Бог
 Отцом Небесным вам предстанет.
 Коль прямо – белый голубок – 
 Святого Духа воссияет.
 
 Коль слева – Иисус Господь  
 Явит свой лик вам Божьим Сыном.
 Как три перста в одну щепоть,
 Так три иконы воедино
 
 Переплетением сошлись,
 Рисуя образ очевидный – 
 Все вместе – Свет, Любовь и Жизнь,
 Все вместе – Бог наш Триединый.
 
 Никто не помнит кто, когда
 Создал шедевр сей раритетный,
 Храм сохраняет Святый Дар
 На протяжении двух столетий.
 
6
 Великий храма покровитель
 Святой Святитель Спиридон
 И чудотворец, и целитель – 
 Особо чтим в молитвах он.
 
 Несёт и ныне исцеленье 
 Всем прибегающим с мольбой,
 Какого рода населенье – 
 Не спросит праведный Святой.
 
 Эпилог
 Ни войнам, ни большевикам 
 Не удалось закрыть Святыню,
 Наш Свято-Вознесенский Храм
 Исправно служит и поныне.
 
Не смотря на то, что в течении трех месяцев Александровск находился под интенсивным обстрелом (со Счастья стреляли по южным кварталам, с Металлиста и Сабовки доставали до центра города, с Юбилейного летели «обратки» по направлению к Счастью и т.д., все это, вместе взятое, пролетало над Александровском), Господь хранил храм от разрушений. Один из снарядов разорвался неподалеку от него, на территории Панской усадьбы. Он не причинил большого ущерба, хотя осколки в большом количестве находили и в церковном дворе, второй снаряд упал возле храма, он мог натворить много бед, но, Слава Господу, не взорвался. После его вывезли саперыи обезвредили.
Благодаря тому, что у настоятеля протоиерея Иакова Лобова большая и дружная семья, он с матушкой Галиной, сыновьями протоиереем Марком, протодиаконом Константином, госслужащим Василием (ставшим впоследствии мэром Александровска), сестрами монахинями Минадорой и Митродорой смогли в условиях блокады организовать на церковной территории пункт всесторонней помощи населению.
С восьми утра здесь включали электрогенератор, качалась вода, которую раздавали всем нуждающимся. Работал пункт зарядки мобильных телефонов и фонарей. Каждое утро протоиерей Марк привозил полную легковую машину хлеба из Луганска.
А когда встал вопрос о том, что кому-то нужно взять на себя доставку и раздачу гуманитарной помощи из России, отец Марк, не раздумывая, надел бронежилет и поехал за продуктами. Гуманитарная помощь также раздавалась на территории храма, который стал неким оазисом жизни посреди разрушительных действий Украинского правительства. Тогда же была организована благотворительная столовая.
В военной полевой кухне готовили кулеши, борщи и супы, варили каши, заваривали чаи. Помощники настоятеля Андрей, Владимир следили за работой генератора, заготавливали дрова для полевой кухни. Татьяна, Таисия, Ирина, Евдокия и другие под грохот артиллерийских дуэлей самоотверженно трудились до седьмого пота, чтобы успеть приготовить, накормить людей и привести в порядок церковную территорию.
До конца жизни буду помнить, как оставалась в церковном дворе на ночь одна и молила Бога, чтобы он сохранил жизнь моим детям и внуку. Особенно в эти дни молилась за Сергия-воина. В мае 2014 года я благословила его встать на защиту Родины. В «избушке» ему сказали, что сначала научат военному делу, а потом уже отправят на боевые действия. Но почему-то уже вечером того же дня он оказался на блокпосту в Металлисте. Это была самая горячая точка в течение длительного времени. Помню, как звонила ему через каждый час из храмовой сторожки, чтобы поддержать морально.
– Сереженька, как ты?
– Нормально. 
– Форму выдали?
– Нет пока. Не звони так часто. Нельзя.
– Не буду, но там же холодина какая...
– Мне дали плащ военный на время дежурства. Он теплый. Все нормально.
– А автомат дали?
– Дали. Хм… И всего восемь патронов к нему. Смех да и только.
– А ты стрелять-то умеешь? 
– Нет. Где б я научился?
– Что, и попробовать выстрелить не дали?
– Ты что! Сразу «ответки» полетят. Приказ: соблюдать тишину!
– А много их там, с той стороны баррикад?
– Сказали, что тысячи полторы.
– Ох… А вас? Вас сколько всего на блокпосту?
– Да что я, считал, что ли… Ну так, на вскидку, человек сто будет… На десять автоматов… Ладно, мам, не переживай…Все будет хорошо. Завтра на полигон повезут, там стрелять научат. Спокойной ночи.
– Сыночек, ты тоже не переживай, я в храме, в святом месте, я молюсь за тебя… Все будет хорошо.
На какое-то время я все-таки засыпала, но потом вскакивала и снова начинала молиться. Утро было не за горами…
Какое-то время я еще дежурила в храме, принимая посильное участие в помощи александровцам. После того, как прервалось автобусное сообщение, явсего несколько раз под бомбежками ходила пешком с пос. Юбилейного в Александровск на 2-х суточное дежурство в храм, но потом разболелась мама, она совсем не вставала на ноги, и я была вынуждена бросить работу. Да и сын с его начальством настаивали на этом. Если вдруг что, и попаду в плен, мной могли шантажировать сына. Аргумент был весомый. С тех пор Александровск стал для меня закрытым. Мы остались практически без средств к существованию.
 
ОСТАНОВИСЬ, УКРАИНСКИЙ СОЛДАТ!
Остановись, украинский солдат!
Ты бьешь в Славянск – свое родное сердце!
По всем Семеновнам бьешь наугад
За то, что народили ополченцев.
По граду Счастья собственных детей
Ты бьешь из «Сушек», гаубиц и "Градов".
К чему тебе венец из их смертей?
Душе грядет по подвигам награда.
Не угодил тебе Донецкий брат,
Не угодил Донбасс Луганским духом.
И ты решил в Раевке сделать ад?
А в Металлисте землю вскинуть пухом?
А как же братьям после выживать?
Как нам простить друг друга после бойни?
Одна у нас на всех Святая Мать.
Не слышишь разве, Русь от горя стонет?
Остановись, украинский солдат!
Остановись, задумайся, не слушай
Колониально-РЕЙХовский набат,
Который мир меж братьями разрушил.
 
Как-то – в начале битвы за Луганск – приехал сын домой на побывку и говорит:
– Собирайтесь все, я вас утром на нашу базу отвезу.
Все – это моя восьмидесяти пятилетняя мама, муж – инвалид второй группы и я.
Мама сразу отрезала:
– Никуда я не поеду, пусть хоть сколько бомбят.
Муж вроде не против был, но как тещу одну бросить? Я растерялась, не зная, что и ответить:
– Сереженька, да куда мы поедем? Молиться буду, чтобы дом цел остался, и за тебя…»
Но сын перебил:
– Ты не понимаешь. Сейчас решается: или-или. Если не удержим Луганск, придется в Россию уходить. Ты же у нас «засвеченная» – не пощадят. А если еще кто-то «капнет», что сын – ополченец, и вовсе «хана». Скорее всего на нас на всех уже в Киеве данные есть. Мне спокойнее будет, если вы эти несколько дней побудете рядом.
Так мы с мужем попали на одну из баз ополченцев. Я с первого дня самоопределилась помогать поварам, двум Ольгам, на кухне, а потом и на самостоятельные дежурства по столовой перешла. Мужу, не смотря на его плохое состояние здоровья, доверили автомат, и он в паре с кем-то из ополченцев сидел «на тумбочке». Мама, сколько не уговаривали, осталась дома. Мы по очереди с мужем приезжали на ночь домой, чтобы охранять ее. Она плохо слышала, практически не реагировала на звуки выстрелов, и даже когда мы ей командовали встать с постели и спрятаться за несущей стеной в коридоре, подальше от окон, она не каждый раз соблаговолила подчиниться. Была в ней уверенность, что эти снаряды не про нее – и все тут.
Денег мы тогда никто не получали, поэтому привыкали жить без них. Из солдатской столовой брали для мамы баночку каши и какой-нибудь бутерброд, чтобы не оголодала совсем, набирали воду в пластиковые баклажки и ждали попутную машину, чтобы с ополченцами добраться на восточные кварталы. Благо, Олег Кнотик «Снабженец» с женой Оксаной жили неподалеку, частенько выручали. Им также приходилось проведывать отца и свою квартиру. Как выживали в это время соседи, которые не имели запасов на «черный день», трудно даже представить. А таких было немало.
Слава Богу, благодаря стойкости наших ополченцев, угроза захвата Луганска постепенно сошла на нет. Но мы так и продолжали с мужем дежурить по части. В отсутствии телефонной связи для меня это было спасительно, потому что не знать где и что с твоим сыном – очень тяжело. А так – твой «Охотник» на глазах.
 
ОПОЛЧЕНЦЫ
От плохих новостей мы не плачем,
Привыкаем их внутрь трамбовать,
Лишь хорошие входят иначе – 
Выжигает броню благодать.
Расслабляет совсем ненадолго,
Как пройдет, снова волю в кулак.
Унывать да бояться, что толку?
Не минуешь грядущих атак.
У терпения есть еще ниши,
Божья Матерь откроет к ним путь.
Вот детишкам бы спелые вишни
После боя собрать хоть чуть-чуть.
Ради них мы давали обеты
Ради жен, стариков, матерей
ХРИСТА РАДИ стоять до ПОБЕДЫ, 
До наполненных счастьем вестей.  
 
Подхожу к храму в честь иконы Божией Матери «Умиление». Еще и еще раз всколыхнулось сердце при виде осколочных ранений Тела Господнего. Да-да, я не оговорилась. Богословы обращают внимание на то, что Церковь – это не только храм в физическом смысле слова, что Церковь – это Тело Христово. Как же можно расстреливать святое? Храм только-только возвели. Сколько труда, средств вложили в его создание! Даже если не веришь в Бога, как можно такую красоту разрушать?
Верхний Богородичный храм еще даже не успели открыть, а тут разрушительная война. Снаряды попали в дом, который находится через дорогу от храма, саму дорогу повредили, плитка церковного двора премного пострадала. Осколками густо посекло стены, окна храма, цветные витражи. Слава Богу, центральное панно с иконой Божией Матери не пострадало. Иду дальше, спускаюсь по ступеням в действующий нижний храм в честь любимого на Руси святого – преподобного Серафима Саровского…
 
ЭТОТ КУПОЛ
Этот купол высокий-высокий,
До оконцев его не достать,
Не окинуть высот яснооким,
Там стояла Сама Божья Мать.
 
И на землю с тревогой взирая,
Скорбь Святую в Себе затая,
Умилением Горнего Рая
Насыщала родные края.
 
Это нам, недостойным и грешным
Чистым светом небесных лучей
Через внутренний купол и внешний
Послан был благодатный ручей.
 
Это нам, в утешенье, за веру,
Приоткрылись на миг Небеса –
Омофор засиял полусферой…
И надежды скатилась слеза.
 
В войну многие неверующие стали верить в Бога, уповать в молитвах на Его милость. Все мы стали привыкать к вооруженным людям на улицах города. Вид автомата, а для кого-то и миномета, стал привычной деталью то ли пейзажа, то ли натюрморта, то ли портрета, в зависимости от обстоятельств. Сюрреализм мира стал реальностью войны. Но обычного для человека страха не было, вместо него, в состоянии "постоянно на чеку" автоматически включился инстинкт самосохранения. Мы легко определяли куда и откуда летит снаряд, и пора или не пора искать укрытие. Слава Богу, все они пока были мимо. Но все равно… как же нам всем хотелось вернуть мир! Жажда мира была невыносимой, тем невыносимее, чем дольше не было воды в кранах. День, неделя, месяц... Высохли резервуары водораспределительной пожарной станции. Жара неимоверная, засуха… Два месяца прошло, а воду так еще и не включили... За водой приходилось ходить за целый километр.
Что в ноше той? 
– Что в ноше той, что ты упрямо прешь,
От тяжести и зноя изнывая?
– Поймешь все сам, то правда или ложь:
В котомках жизнь – вода в них питьевая.
Ни я одна после ежедневных походов за ней и стояния в очередях по 4-5 часов под палящим солнцем стали хромать, другие жаловались на головную боль, сердце… Все доступные по цене обезболивающие стали дефицитом. Обещала не скулить...
Не дождетесь, писать о войне,
Если буду, то сдержанно-мало.
Свои счеты у каждого к ней.
Всех и каждого злобой достала!
Поражало общее состояние духа общества, народа, людей, соседей – все были приветливы, внимательны друг к другу. Не верится? Да, бывали срывы, бывали… Но и сострадание к тем, кто сорвался было рядом… Всегда находился тот, кто волевым уговором возвращал сорвавшегося в строй, а точнее – общенастрой.
Бог был всегда рядом и поддерживал тех, кто обращался к нему за помощью… И верующих и не до конца верующих.
И опять поэзия, поэзия филигранной точности приходила тогда, когда была необходима, чтобы объяснить, чтобы дать выплакаться, чтобы успокоить, чтобы вселить уверенность в победу добра над злом. Без веры в победу – не победить, не выжить, не вытерпеть.
Ежедневно соседи собирались вечером возле подъезда и ждали, когда меня привезет машина с одной из баз ополченцев, в которой я помогала готовить кушать. Я выносила из квартиры Казанскую икону Божией Матери и мы все вместе крестным ходом под песнопение "Богородице Дева, радуйся..." обходили наши многоэтажки с выходом на 2 школы, в том числе, и под обстрелами.
Когда дома дали свет, я стала корреспондентом единственной в городе газеты в ЛНР "XXI век". Главный редактор газеты Юров Юрий Павлович сделал тогда невозможное. Это была даже не газета, а, поначалу, боевые листки А-4 формата, которые распечатывали на принтерах, которые приносили в ОГА знакомые из дома, понимая, что такие количества распечаток выведут их из строя. Но эти боевые листки – были единственным средством узнать новости с фронта. Люди выстраивались за ними в огромные очереди. Давали по одному в руки. Содержание от корки до корки прочитывалось вслух перед подъездом и передавалось следующим глашатаям новостей, и, представьте, журналистов на тот момент остро не хватало. Многие из них в разгар военной кампании выезжали в Россию. Это теперь они с задором обгоняют прихрамывающую Свету. Мира им всем и счастья на земле Луганской!
Но ежедневные крестные хода с иконой продолжались вплоть до ноября 2014 года. Люди выходили к 20-00 из своих подъездов и ждали пока мы пройдем и перекрестим их подъезд, этаж, их самих, их детей. Не раз они говорили, что после этого шли домой спать абсолютно спокойные и уверенные в том, что Божья Матерь распростерла свои Святые Покрова над нашими домами. В тот намоленный круг не упал ни один снаряд, ни одно стекло не было вынесено взрывной волной...
 
АРТИЛЛЕРИЯ, АРТИЛЛЕРИЯ 
Артиллерия, артиллерия…
"Грады", "Смерчи", "САУшки" энные,
Где сегодня снесете строения,
Души чьи унесете нетленные?
 
Сколько б вы не свистели, не грохали,
Сколько б мы от разрывов не охали,
Изменили России не многие,
Утверждались лишь в вере убогие.
 
Сотни крестных ходов нами пройдено
Вокруг дома с Казанской иконою.
С ней молились о мире, о Родине,
О покрове Святой Богородицы.
 
Артиллерия, артиллерия…
Вот и смолкли дуэли военные,
Вон ушли из души суеверия,
А вот к Богу окрепло доверие.
 
К сожалению, среди нас были и те, кто затаил свои истинные мысли о происходящем по той причине, что неизвестно на тот момент еще было, чем это все могло кончится. Поэтому хоть ты за единую Украину (были и такие), хоть за Россию – сиди дома и носа не высовывай, не вступай в полемики, ничем не показывай свою позицию. Мало ли кто к власти придет… Таких умных тоже было немало. 
 
КТО-ТО ЖИЗНИ СПАСАЛ 
Кто-то жизни спасал, кто-то души свои
В этом посланном нам испытании –
На Донбассе война, затяжные бои,
В дом принесшие страх и страдание.
 
Да, в гражданской войне не бывает побед.
Тем не менее – всяк перед выбором.
Здесь врагом может стать даже друг и сосед, –
Больно это, взаимоневыгодно. 
 
Избежать сделать выбор не сможет никто,
Даже беженцы горем гонимые:
От себя не сбежишь, всех волнует итог…
Что же с Родиной будет любимою?!
 
Кто-то встал под ружье, защищая ее
От жестоких лукавых правителей.
Только встали не все… Ближе к телу – свое.
Дальше носа беды не увидели.
 
Большинство выжидало: «Так кто победит?
Вот тогда мы и примем решение…»
Выбор сделан: таким – вечным флюгером быть.
Нос по ветру, рабы, – в услужение.
 
Добиваться победы – героев удел.
Слава Богу, Донбасс защищая,
Не предали Россию и русских людей,
Дух славянский родимого края.
 
Кто-то души спасал, кто-то жизни свои
В этом крошеве взрывов и плача…
Только кто-то грешил в той войне за двоих –
Русофобов во власти назначил.
 
МОЛИТВА
О Господи! Дай силы промолчать,
Когда слова все – только бесполезность.
Сомкни уста в безмолвную печать – 
В духовную не дай скатиться бедность.
 
Не дай войти во зло кричащий свод,
Каким бы ангельским он не был с виду.
От пустословия храни, Господь!
От высказанной лести, лжи, обиды…
 
Не дай вовлечься нам в пустой скандал,
Оклеветать друзей случайной сплетней.
В молчании быстрей спадет накал
Страстей и драк, ворчливости столетней.
 
Но, Господи! Дай силы не смолчать,
Когда слова несут святую правду!
Сорви же с уст трусливую печать – 
Дай быть услышанным людьми в награду!
 
Дай вовремя найти слова любви,
Приободрить, отведавшего горя,
Предупредить, душой не покривив,
Упавшего поднять, молитву вторя.
 
Пусть в каждом слове, вырвавшемся в свет,
Живет добро распахнутой душою!
Твоей заботой грешный мир согрет
В надежде нас возвысить красотою.
 
БЛАГОТВОРИТЕЛЯМ ИЗ РОССИИ.
Нерукотворное добро
Взлетит небесной выси Птицей,
Добром же к людям возвратиться,
Пасхальным счастьем освятится
За радость жертвенных даров.
Той Птице каждый будет рад,
Ее обитель – Райский Сад.
 
НУ ЧТО, БОЕЦ, УСТАЛ?
– Ну что, боец, устал? 
                        С прибытием на базу.
Клади свой автомат.
                        Садись за стол, поешь.
– Да-да, – ответил он 
                    Задумчиво, не сразу, –
С винтовкой против мин
                    Не очень-то попрешь…
Сегодня били в нас
                    Из сто двадцатых САУ.
Господь-Спаситель спас – 
                   Легло чуть-чуть левей.
Один лишь побежал,
                  Залег за самосвалом… 
«Назад!» – ему кричал.
                  Не слушал, хоть убей.
Ты знаешь, мать, не знал – 
                   Летают самосвалы.
Еще и высоко.
                  Наглядный был урок.
Идти искать? Нельзя.
                   Скомандовал всем «валим».
Но не назад повел,
                   А чуть вперед и вбок.
Легли в траву – как есть – 
                   Без броников, под небо.
Кто автомат сжимал,
                   Кто верный эСКаэС.
А звезд на небе том!..
                   Что крошек в булке хлеба,
Которую делил
                   На всех наш «хлеборез».
А спутников снует!
               Устал считать шпионов…
Но кончился обстрел,
               Вернулись на блокпост.
Дорога – в леопард.
                Вся в пятнах от воронок.
Сгоревший самосвал
                Стоит во весь свой рост…
Прости, мать, что-то я
                 Не в меру разболтался.
Уже и борщ остыл…
                  А вкусный же какой!
Нельзя ему еще…
                  С врачом уже общался.
Подлечат, так свари,
                    Порадуй, раз живой.
– Так что же ты молчишь?
                    Душа зашлась от плача!
Живой-таки беглец?
                   Ужели уцелел?
– Сказал же – спас Господь-
                     Спаситель нашу роту.
Врач обещал, зашьет,
                     И будет парень цел.
 
Ох уж эти наши беспокойные хозяева-хозяюшки-луганчане! В самом начале войны они не только за себя и своих близких переживали, но и за общее дело радели, выбор, сделанный 11 мая, отстаивали со всем рвением и широтой русской души. Надо было – стояли на площадях, создавая массовость на «антимайданах», делились всем, чем Бог послал с первыми ополченцами, впрочем, пока было чем делиться, пока зарплаты и пенсии еще платили. Но и потом, когда еще свет и связь не пропали, на осколках той, такой привычной цивилизации, проявляли чудеса бдительности и гражданской сознательности, в том числе, и в таких трогательных звонках друг другу. Судите сами.
– У кого связь есть с нашей разведкой? Передайте там по цепочке: 30 единиц техники ВСУ в Счастье прибыло. 2 установки «град» прямо в огородах на ближней к нам улице установили. Информация проверенная – мне только что подруга со Счастья звонила, сама танки считала.
– Просили передать. В Желтом танки «Укроповские», но там не «нацики», а ребята из Запорожья. Они хорошие, не хотят воевать. Они и в церковь ходят…
– Люди, срочно! В полях за Крутой горой перебежчики. В пшенице гады прячутся и короткими перебежками к нашим дворам приближаются.
– Ополченцы белый фургон с ДРГ ищут, с ног сбились, а я сегодня видела такой, только в желтый цвет перекрашенный, а сквозь желтую краску старые надписи проступают. 100% – он раньше белым был! Где-то рядом как бабахнет мина, а через 5 минут этот фургон на бешеной скорости несется.
– Ой, у нас что-то не то на соседней девятиэтажке. Уже который раз мужика вижу на крыше! Может, корректировщик какой? Вы там передайте, куда следует.
Эту перекличку информационных сообщений можно продолжать и продолжать. Много чего натерпелись люди, когда активная фаза обстрелов Луганска наступила, без света, воды, связи, доставки продуктов остались. Многие и под прямыми попаданиями в их дом побывали. Царствие небесное погибшим! Здоровья и мира живым! С тех пор прошел год. Стала ли легче жизнь наших луганчан? Связь, свет, подача воды восстановлены, хоть и бывают перебои. Пенсии стали выплачивать, хоть и маленькие по нынешним подросшим ценам. По сравнению с 2014 годом, конечно, жизнь стала легче, но до предвоенного уровня ей еще далеко. Заработать средства на пропитание людям по-прежнему нелегко. Понятное дело, что изобилия требовать от властей наших было рано, но, опять же, свою власть, если и ругают, то как свою, а не чужую, Киевскую. Тех убийц и ругать надоело. Все сказано: от ворот – поворот.
 
МЫ ВСЕ УЧАСТНИКИ ВОЙНЫ
Мы все участники войны – 
Старухи, дети и солдаты – 
Не все ходили с автоматом,
Но все создатели страны,
Что зарождалась на глазах,
В сердцах, умах и страшных муках,
Что утверждалась силой духа
В нас ненавидящих врагах.
Мы все участники войны – 
Нелепой, грубой, беспощадной.
Донбасс горел неоднократно.
И тут и там следы видны.
И мирный житель и солдат
В единой связке выживали,
Единой жизнью рисковали,
Звучал для всех один набат.
Мы все участники войны – 
Как факт сие неоспоримо,
Но разделить необходимо:
Не все защитники страны.
Не все вступились за Донбасс
И взяли в руки автоматы,
Когда нацистские гарматы
Расстреливали правду в нас.
Спасибо тем, кто защитил,
Кто через страх потерь не струсил,
Кто волю сжав свою до хруста,
Богатырей в себе взрастил.
Пред ополченцами в долгу
Склоняем головы в поклоне
За то, что дух Руси исконной
Не сдали на трофей врагу.
Мы все участники войны…
 
ЖИЗНЬ 
Жизнь сильнее какой-то смерти,
Даже если самой жестокой,
Даже если из чувства мести
Мы в душе убивали Бога.
На сгоревшем дотла подворье
Обязательно всходит поросль,
Вымещая из тризны горе,
Объявляя воскресной пору.
По закону Любви Христовой 
Оживает в душе природа,
Пасха в сердце восходит снова,
Сам Творец ей слагает оды.
 
ДРУЗЬЯМ
Усталость навалилась нынче что-то…
А уставать еще никак нельзя
Переживать-молится за всех скопом – 
Идущих в бой за русский мир ребят,
 
За всех родных, в отдельности – за сына,
Себя опять забыв назвать в мольбах…
О личном и просить как будто стыдно, –
«Живые помощи» держу в руках... 
 
И вторят мне, вливая в ленты силу,
Просторных храмов своды-купола
В мольбе о том, о чем и я просила – 
Чтоб жизнь в наш край счастливая пришла. 
 
Усталость навалилась и исчезла,
Растаяла со страхами потерь.
Друзья мои, простите, если честно,
Не слышала, а вы кричали: – «Верь!»
 
Эта война вместо ожидаемого, обкатанного «Принуждения к миру» выбрала на этот раз тактику занудного испытания нашего терпения. Мы все катались на волнах парабол перемирия, пытаясь не уронить человеческое достоинство в штормах информационных полей сражений. Эти параболы нарастания и спада военных действий в новорожденных республиках, донельзя растянутые по оси времени монотонно давили обманом ожидания разрешения затянувшегося локального конфликта.
Естественно, многие пытались умозаключительно найти выход из войны, кого ни спроси, каждый знал, что нужно делать, чтобы пришла долгожданная Победа. Но в реалиях все было ровно наоборот. Задумывалась и я над вечным вопросом: что делать?
Как-то так получилось, я только потом это заметила, что мои поэтические раздумья все чаще стали обращаться не к России, хотя и к ней тоже обращалась, а именно к сошедшей с ума Украине. Может, просто от обиды? Или от того, что уже почувствовала твердую почву России под ногами? Если не слушать того, что льют на нас СМИ, то по всем видимым пониманию признакам мы все больше отдалялись от Украины и становились Россией. Мы же именно этого добиваемся? Так почему не можем выкинуть тревогу о судьбе остальной части Украины? Мой ответ на этот вопрос встал перед глазами четкой картинкой – древние купола Киево-Печерской лавры. Их надрывный звон взывал о помощи! Бом! Бом! Бом! … 
Да, мы стали де-факто Россией, но не разорвать неделимое… «Русь Святая! Храни веру Православную, в ней же тебе утверждение!»
 
ВЫ ПОЙМИТЕ РУССКИХ, УКРАИНЦЫ
Вы поймите русских, украинцы!
Мы не делим братьев и сестер,
Мы не строим стены из амбиций,
Не меняем гривну на простор.
 
Мы наденем ваши вышиванки,
Девушки – на головы цветы,
На дорогу выйдем спозаранку
Общей непредвзятой красоты.
 
Надевайте вы косоворотки,
Вышивка и там и там – крестом!
Сарафан с кокошником красотки
Примеряйте прежней дружбе в тон.
 
Посмотрите, братцы, друг на друга,
Кто есть кто – никто не разберет.
Разве что шахтера выдаст уголь,
Въелся так, что время не сотрет…
 
Поспешите вы обняться крепко,
Не успеют – дай то Бог! – разнять
Те, кто заглушая голос предков,
Русских продолжает распинать.
 
По Любви, по Истине, по Вере
Мы единый набожный народ.
Не закрыты в Русь Святую двери,
На Донбассе отвоеван вход. 
 
ОРДЕН МОСКАЛЯ 
Вы – за единую Неньку,
Мы – за единую Русь.
Жертв этой стенки на стенку
Я сосчитать не берусь.
 
Пыжится меньшее в большем
Русь запретить, замолчать.
Может, колонией Польши
Снова вам хочется стать?
 
Что же вы, братья-славяне!
Где вы, свободный народ?
Киев пленяют львовяне,
Те, чей Бандера герой.
 
Снова пылают покрышки.
Предков святыню – не жаль?
Скачут, как зомби, в припрыжку,
Кто не согласен – Москаль.
 
Я поднимаю из грязи
Термин забитый толпой.
Орден вручаю на вязи
Степени первой, второй
 
Каждому, кто не согласен,
Каждому, кто не скакал,
Кто, не страшась, в этой массе
Встал и сказал – я Москаль.
 
После освободительных боев пос. Новосветловкамне дважды выпало проезжать по дороге на Краснодон. Как и у всех, кто видел страшную картину разрушений в пос. Хрещеватое и Новосветловка на душе остались неизгладимые, удручающие впечатления. Мои переживания, мысли неотвратимо отразились в лирическом отступлении, дополнив немалый цикл стихотворений «Рождение Новороссии». Но! через какие жертвы, как же тяжело она – Новороссия рождается!
 
НОВОСВЕТЛОВКЕ
Осень с запахом будущей стужи
Стережет золотые врата. 
Был здоров, а теперь вот простужен
Узник совести – тень от Креста. 
 
Где ты лето топленого цвета?
Где весна синеоких прудов?
Зачеркнули тебя в кабинетах
Охладевших к Любви городов.
 
В синяках от гигантских «кротовин»
Поле – навзничь – бугрит в горизонт.
Убран хлеб, но забыть не готовы
Те кто выжил расстрелянный фронт.
 
У дороги березки и сосны
Будто срезаны острым ножом,
И лежат их засохшие косы
Неказистым густым шалашом.
 
Дуло танка сгоревшего смотрит,
Не страша уже больше, в глаза.
– Все, что мог, ты давно уж испортил,
И тебе кто-то врезал под зад…
 
Новосветловской церкви руины
Среди многих и многих руин…
От стыда сжали душу пружины – 
Без покрова стоит Исполин…
 
Осень с запахом завтрашней стужи
Стережет золотые врата…
– Не скупись, новый купол им нужен.
Тем, кто выжил – нужней красота!
 
Перекрестившись, с благоговением вхожу в воспетый поэтами Свято-Покровский храм пос. Новосветловка. Он теперь не такой, каким был изображен на обложке брошюры о нем. Там он запечатлен еще довоенным, обрамленным такими же золотыми вратами осени, но в него еще не попадали снаряды братоубийственной войны…
А у меня перед глазами – купол храма, разбитый прямым попаданием снаряда, но с устоявшим, даже не покосившимся крестом наверху. Еще несколько попаданий в крышу наделали бед, как снаружи, так и внутри здания. Широченную брешь в куполе над амвоном уже заполнила новая кирпичная кладка. Значит ремонтные работы уже начаты. Во многих местах видны трещины, до основания осыпалась штукатурка, нарушив иконную роспись стен. Следы войны повсюду. Оконные проемы затянуты пленкой. Прикладываюсь к иконе «Покрова Пресвятой Богородицы», лежащей на центральном аналое. С левой стены на меня умиротворенно смотрят святые мученицы, за Христа отдавшие свои жизни, три маленькие девочки – сестры Вера, Надежда, Любовь и твердыня веры – их мать София. Отец Владимир обращает мое внимание: «Именно Вера пострадала от осколков более всего».
Во дворе – именно! – три березки, будто срезаны острым ножом. Разве что кроны не лежат шалашом, а давно убраны. За их белыми стволами открывается вид на разрушенное здание. Крыши нет совсем. Стены – руины, многократно прошитые осколками. Внутри – все выгорело. Это, как пояснил о. Владимир, была красавица-крестильная и просфорная. За остатками ограды виден сгоревший танк ржавого цвета. Утешением служат разве что уцелевшие пышные ели, 5 лет назад посаженные возле храма. А за ними спрятался, опять-таки, разрушенный гараж.
Весь ужас заключается в том, что поселки Новосветловка и Хрящеватое, без особого сопротивления впустившие на свою территорию украинскую нацгвардию и батальон «Айдар», довольно долгое время находились под их оккупацией. Украинская армия отказала жителям в просьбе расположиться вне жилых массивов, чем сознательно подвергла население опасности. Все понимали, что пос. Хрящеватое и Новосветловка находятся на стратегически важной для ЛНР трассе, соединяющей Луганск с Российским пограничным пунктом пропуска Изварино. Бои за возврат территорий были неизбежны, как неизбежны были людские жертвы и разрушения.
Отсюда стреляли по Луганску из дальнобойных орудий. Население Новосветловки слышало выстрелы, но не получало пока «ответок». Поселки оставались относительно целыми, поэтому их жителям было довольно трудно представить, на сколько сильно в это самое время страдали от обстрелов Луганчане. По видимому, боевики «Айдара» понимали, что в скором времени им придется отступить. Поэтому перед самым наступлением армии ЛНР они принудительно согнали жителей Новосветловки в Свято-Покровскую церковь, оставив при этом танки сторожить выходы из храма, чтобы люди не разбежались, а сами, совершенно беспрепятственно в это время ринулись грабить опустевшие дома.
Люди в невыносимой духоте и скученности провели до трех суток в стенах храма. Среди них находился и семимесячный младенец, и другие дети. В это время, как и предупреждали бойцы «Айдара», начались бои за освобождение Новосветловки. Силовикам стало не до жителей. Некоторые из узников, рискуя жизнью, уже в первую ночь стали покидать храм, другие – оставались ждать освобождения и молиться. «Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякого зла честным твоим омофором» - эти слова из Акафиста Покрову Пресвятой Богородицы повторялись в храме многократно. 
Кирпичные стены метровой толщины выдержали залповые обстрелы, не смотря на прямые попадания снарядов. Храм выполнил главную свою миссию. Покрова Пресвятой Богородицы спасли людей, которые были здесь. Через две недели массированных обстрелов пришло долгожданное освобождение. Батальон Айдар сам взорвал свои танки и бежал, прихватив награбленное. Но стала ясна и реальная картина произошедшего: Новосветловка и Хрящеватое обрели свободу от нацистов, пожертвовав собой. Многие строения здесь после тех ожесточенных боев превратились в руины.
 
УКРАИНЦАМ
Когда же вы заступитесь за нас,
Теряющие веру украинцы?
Ужели вам совсем не жаль Донбасс?
И будет дальше кровушка здесь литься?
 
Ужели нет ни капельки добра
На донышке душевного сосуда,
И украинец будет только рад
Убить всех нас, он Богу неподсуден?
 
Когда же вы поймете, что от вас
Зависит убивать ли нам друг друга.
Не шел на вас войной седой Донбасс,
Не загонял диктатом жестким в угол.
 
Когда же вы заступитесь за нас?
Поверьте, вам нужнее это!
Не предавал украинцев Донбасс,
Свободным, он хранит за вас Победу.
 
БЛОКАДНЫЕ ЕЛКИ
Они готовили прорыв,
А мы водили хороводы
На клочьях сорванной угоды,
На елки вешали шары.
 
На всех центральных площадях
Детишки в масках танцевали
На сцене сказочного бала,
Пытаясь спрятать взрослый страх.
 
Щитом молитвенным застыв, 
Стояли рядом с ними мамы.
Отцы, любуясь панорамой,
Шли прочь усиливать посты.
 
ЖЕРТВАМ ТЕРАКТОВ
Поутру по росе солнце в небо росло,
День грядущий собой возвещаючи.
Скаля зубы ему, на охоту шло зло,
Куражом самосуда играючи.
 
В битве Света и Тьмы, отболев навсегда,
Чьи-то судьбы сгустились в единое,
Кто-то там без души до черна хохотал...
Ангел – плакал в крыло лебединое.
 
РАВНОДУШИЕМ НЕ ЛЕЧАТ
Равнодушием – не лечат,
Равнодушием – калечат,
Равнодушному при встрече
Как всегда, помочь вам нечем.
 
Пусть сегодня он беспечен,
Всем, чем надо обеспечен,
На земле, как все, не вечен.
Что же будет там… при встрече?
 
Мы знали больше, чем выплескивали в потоки интернета. Да, было чем гордиться, но было от чего и стыдиться… Все мы только люди, несовершенные и грешные.
 
ТРЕТИЙ РИМ
По ошибкам чужим и своим,
Набивая мозоли и раны,
В завихрениях самообмана,
Мы идем в Отчий Дом – Третий Рим.
 
Мы идем сквозь духовный пожар.
Кто не с нами – они были правы,
Нас так мало и силы неравны,
Неужели себя нам не жаль?
 
Жаль, конечно, но нужно идти,
Раз Господь нас ведет за Собою,
Не по совести выйти из строя.
Завихрения, Боже, прости.
 
По пути отпадет шелуха,
Претерпев, очищаясь, окрепнем,
Не стесняясь линялых отрепьев,
Мы войдем в Отчий Дом без греха.
 
Это было зимой. Как-то приехал сын прямо с передовой, грязный, уставший (его редко отпускали домой), и вытряхнул из рюкзака вещи, которые к утру должны были быть выстираны и высушены. Вот тогда я впервые близко увидела белые «шапку-балаклаву» и маскхалат. Стиральная машинка с заданием не справилась. После нее я еще долго вручную отстирывала и отбеливала эти вещи, чтобы они, действительно, стали белыми.
 
И БАЛАКЛАВЫ СТАНОВЯТСЯ БЕЛЫМИ
И балаклавы становятся белыми,
Если соратником снег.
Только под берцами ноженьки прелые,
Снять их – возможности нет,
 
Если неделю в окопах под пулями,
В слякоть, в морозы – ползком.
С полем обнимешься, клацая скулами,
Давишься черствым пайком.
 
Мысли о жизни, порой невеселые,
Скроет чужой маскхалат
Белый и грязный…
                            Как жаль эти села мне,
Что предстоит вызволять.
 
Эти строки вылились на эмоциональном подъеме в последние дни первого перемирия. Мы уже знали, что впереди будет ад Дебальцевского котла, а ВСУ все присылали украинских пацанов для усиления. И жалко их было, но ведь они хотели расправиться с нами, они же хотели нас всех убить... Я плачу о них. Ни в коем случае не злорадствую.
 
ЧУДСКОЕ МЕРИЛО
Кто еще, скажите, кто еще,
Вроде как совсем не понимает:
Жертвам увеличивает счет,
Как Иуды, братьев предавая?
 
Я пока не трогаю солдат,
Что схлестнулись в неизбежной битве,
Я о тех, кто был послать их рад
Убивать, а значит быть убитым.
 
Кто с мечом пришел, тот от меча
Должен по пророчествам погибнуть…
Что, сбылась ворожея мечта
Изнутри взорвать единства глыбу?
 
Так ты с кем, мой русский брат-хохол?
Не с тобою Александр Невский?
Это ты на Русь святую шел,
Став для нас опять поганым немцем?
 
Сколько вас иуд идет на нас,
Наплевав на Чудское мерило?
Тонкий лед вам выстелил Донбасс.
Не забыли? В Правде русской сила!
 
Не забыли? Мы любили вас!
Но в Европы мы не убегали.
Русским был и будет наш Донбасс –
На том Русь спокон веков стояла.
 
Многое было непонятным для нас в этой войне, мы пытались понять, как умели… Мы пытались прочувствовать логику ситуации.
 
В СВОЙ ЧАС
Из скорлупы, закрывшей Небо,
Мы продираемся во тьме.
По силе веры, веря слепо,
Что жизнь впотьмах еще не смерть,
 
Что силой мускулов и духа
Раскроем створки скорлупы,
И свет войдет, коснутся слуха
Высоких нот архистолпы!
 
Пока мир чувств не отобрали,
А отобрать то не дано,
Мы точно знаем – вечно знали! –
Увидеть явь предрешено.
 
Прозренье в вере и по вере.
И пусть ореха скорлупа
Хранила нас броней своею,
То до поры. Пока ты спал.
 
В свет неминуемо рожденье,
Ворвется в Божий день – «Уа!»,
В свой час по вере и прозренье
Споет победное "Ура!"
 
А это те выводы, которые я сделала для себя, но очень бы хотела поделиться ими со всеми: и с россиянами, и с украинцами.
 
ВОЙНА ЗАКОНЧИТСЯ ТОГДА
Война закончится тогда,
Все русофобство с укрофобством,
Когда их черное господство
Из сердца вырвем навсегда
Ведомы Божьим руководством.
 
Не важно, «против» ты иль «за»
Признать Державою Россию,
Ты скажешь ей еще спасибо.
Вся Русь Святая в образах - 
Над всем стоит Христос-Мессия!
 
Тебе Им был завещан Дар –
Земля от края и до края,
В плечах сынов сажень косая,
Чтоб защищали от хазар,
Врагов на трон не допуская.
 
Я доказать тебе берусь:
Ты – сын Руси непобедимой.
Равноапостольный Владимир
Крестил не Украину – Русь!
Священной Правдой Триединой.
 
Русь – Богородицы Придел.
Она, любя ее, хранила,
Сыновние вливала силы…
Как отказаться ты посмел
От всех щедрот, что ты имел?
Оставил… долю – Украину.
 
СОБИРАЕМ РУСЬ ПО КРУПИНОЧКАМ
Собираем Русь по крупиночкам,
В Сад Святой несем ее в пригоршнях,
По молитвам Схимников, иноков
Возвращаем Городу пригород.
 
На века Соборов соцветия
Расцветают Русскою Славою,
Людям МИР несут, благолепие,
Правду Жизни – самое главное!
 
Воскресает Сад Божьей милостью –
На Алтарь Соборности к Празднику
Русский Дух несломленный, жилистый
Принесен Пасхальною радостью.
 
Ну а кто не с нами – одумайтесь,
Не чурайтесь Мудрости Царственной,
В генах предков больше не путайтесь,
Возвращайтесь в Сад Благодарственный.
 
С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, МОСКВА!
С Днем Рождения, Москва!
С Днем Рожденья, дорогая!
Ты во всем была права,
Мира мир оберегая.
 
Пусть тебя клянут враги,
Ты не слушай бредни эти,
Совершай свои шаги -
И спасибо скажут дети.
 
Расцветай примером всем,
Поражай величьем духа,
Помни, путь из всех дилемм - 
Правда, дело и наука. 
 
ОЛЕ Жене погибшего в пос. Чернухино Андрея Шебитченко
Переступив через себя,
На зло ответила добром.
Чтоб было светлое потом
Надела скорбное до пят.
 
Переступив через себя,
Молила Бога научить:
Как жить, когда не можешь… жить
Для двух малюсеньких ребят.
 
Переступив через себя,
Пустила радость на порог.
Андрей с Небес жене помог,
Семью по-прежнему любя…
 
ВЕТЕРАНЫ
Вглядитесь в эти лица, их так мало
Осталось с нами на земле родной,
Которую в потугах отстояли
Победной сорок пятою весной.
 
В морщинках лбов святые перекрестья
Легли особой, мудрой глубиной
Потерь и битв, простой солдатской честью,
Не падшей и не сломленной войной.
 
Беспомощные дедушки, старушки,
Простецкие слетают с губ слова.
Не по зубам им черствые горбушки,
Болят суставы, сердце, голова...
 
Но ясный взгляд их смотрит в наши души,
Как будто смотрит через них Господь,
Готовый заступиться и обрушить
Свой гнев на потерявший стыд народ. 
 
Спасибо вам, седые ветераны,
За то, что до сих пор еще в строю,
Вы – Совесть Мира!
                   Как это не странно,
Нет равных вам в сегодняшнем бою.
 
Я не знала его лично, но эта потеря опрокинула меня в трехдневный ступор, из которого я вышла тогда, когда написала эти строки.
 
НА СМЕРТЬ А. МОЗГОВОГО
Меня так просто не убьешь,
Пусть торжествует в мире Ложь,
Ветрами стелет низко рожь,
Я знаю, Правда, ты придешь,
 
Расправишь каждый колосок,
Вольешь в зерно здоровый сок,
Исправишь все, что я не смог…
Что не сказал – доскажет БОГ.
 
Меня так просто не убьешь,
Ни за откаты, ни за грош.
Мой друг, мой брат, ты все поймешь:
Христопродавцев – выдаст дрожь.
 
***
Случайностей не бывает... 
И если Герой умирает... 
То в Боге в века Воскресает... 
Донбасс и Россию спасая...
 
 
 СПАС НЕРУКОТВОРНЫЙ
                         Был замурован образ – Спас
                         В вратах языческой Эдессы,
                         Но пробил для спасенья час,
                         Господь послал о том известье.
                         Убрус был снова обретен,
                         Нерукотворный Божий Образ!,
                         Со Списком в камне возвращен
                         Святыней христианской, доброй. 
 
***
Великодушие Твое,
Господь Любимый, Всемогущий,
Приходит Пасхой на душе
Духовных чад в Миру живущих.
 
Так раскрывается бутон
Цветка невидимого взору,
Так вдруг восторг со всех сторон
Стесняет дух… Найти б опору,
 
Чтоб радость в стон не расплескать.
Твой Лик, Твой Спас Нерукотворный
Перед глазами… Благодать
Нисходит в нас, Тебе покорных.
 
О, как же Ты Велик, Господь!
И, как мала душа мирского.
Вместить не в силах малый плод
Великодушия святого.
 
Но, сердцем чувствуя Твой взгляд,
Творя Иисусову молитву,
Помиловать духовных чад
Все молим в полебранной битве.
 
Нерукотворный Божий Спас
Приходит Пасхой в утешенье,
Заботою в тот трудный час,
Когда так призрачно спасенье.
 
ВРАГ РАЗДЕЛЯЕТ, БОГ ОБЪЕДИНЯЕТ!
Да как до вас все-таки достучаться, украинцы? Хватит истреблять друг друга!
Простите, что опять не о цветочках,
А все о том, о чем не достучусь:
В желании спасти Святую Русь
Я на войне хочу поставить точку.
 
Ушла на фронт… наперекор сраженью
Со словом Божьим встать между врагов,
Рекой пролиться между берегов
Непонимания Небесным откровеньем:
 
Господь – Любовь!.. – нас воссоединяет.
Зачем препятствовать на радость палачам?
Зачем стрелять в святое всех начал?
Река Любви два берега питает…
Враг – разделяет, Бог – объединяет!
 
СКУПАЯ СЛЕЗА Написано в страстную пятницу 2015 г.
Скупая слеза…
Скупая?.. Скупейшая до безобразия,
Скатилась на фоне
Весны… Как хотелось убить нас карателям!
 
Что душу твою,
За год онемевшую в переживаниях,
Еще сотрясает
И бьет? И на чем заостряет внимание?
 
Чужая беда…
Чужая?.. отсюда как будто далекая,
Становится болью
Твоей и виной… и, терзая упреками,
 
Командует вновь
Забыть о земном, о своем, о желаемом. 
Ты с Богом?  Я с Богом!
Встаешь и идешь с Ним на Крест, на Заклание…
 
Ступенькой в Пути
Становишься, травушкой, маленьким камешком,
Его провожая,
Коснешься Стопы окровавленной краешка.
 
Не в силах помочь,
Исправить, вмешаться в земную историю,
Смиряешься с волей
Отца на дороге веками проторенной.
 
На Трон через Крест
Христа провожаешь и каешься, каешься,
От низости черствой
Толпы бесноватой в сердцах отрекаешься.
 
Он все претерпел:
И тяжесть Креста и толпы издевательства,
Простил нам по-Царски
Убийство Свое и сплошное предательство.
 
Скупая слеза...
Прощенье?.. за веру, Любовь, претерпение
В субботу скатилась –
В Его Всесвятое для всех Воскресение!
 
Смотрела видео о крестном ходе чествования 1000-летия преставления Великого равноапостольного князя Владимира, организованногоУкраинской Православной Церковью Московского патриархата в Киеве, и подумалось мне, что не все еще потеряно, что есть еще надежда на прозрение украинцев. Все-таки более 20 000 верующих приняли в нем участие...
1000-летие преставления святого равноапостольного князя Владимира – знаковое событие в православном мире
Не так давно, всего 2 года назад, православные люди праздновали 1025-летие со дня Крещения Руси в веру православную. А сегодня, 
28 июля 2015 года весь Православный мир отмечает 1000-летие преставления святого равноапостольного князя Владимира, благодаря которому Русь приняла от Византии веру православную. Оба этих, неоспоримо, знаковых для русского мира юбилея связаны с именем одного и того же святого – князя Владимира.
Как-то так получилось, что между тем и этим событием XXI века пролегли 2 года, которые, именно для нашего региона стали вехой испытания народа на прочность, на жизнеспособность, на веру в Бога.
И тогда, тысячелетие назад, и сейчас, стоит один и тот же по сути геополитический вопрос: сможет ли Святая Русь объединить свои разрозненные княжества, то есть объединить усилия и отстоять независимость русских земель, стать сильной самобытной Державой или, не дай Боже, растворится она в истории поруганным, разодранным в клочья полузабытым государством, которое погрязло в междоусобицах гражданской братоубийственной войны.
И тогда, и сейчас перед богатырями Русского мира стоит вопрос: смогут ли Русичи поставить общественное выше личного, духовное выше материального? И тогда, и сейчас враг народа русского хитростью, подкупом, коварством, внедрением чуждых нам ценностей и другими лукавыми влияниями пытается ослабить Русь, чтобы потом без усилий держать все под контролем, подчинить своей воле, сделать своей служанкой.
Но как тогда, тысячелетие назад, так и сейчас спасение Русского мира – в вере нашей православной. Благодаря нашим благочестивым предкам, начиная с князя Аскольда, равноапостольной княгини Ольги, князьям Ярослава Мудрого и Игоря Киевского, Бориса и Глеба, и далее – преподобным отцам Киево-Печерским и множеству других святых подвижников Церковь Христова укоренилась и дала плоды на нашей земле. Именно благодаря Крещению мы — и украинцы, и россияне, и белорусы — получили имя Святой Руси. Именно благодаря распространению христианского благочестия на Руси наш народ обрел твердую основу для своего дальнейшего развития и становления как народ-христолюбец, как надежный собрат, как деятельный созидатель восточноевропейского культурного пространства.
Воистину, только ведомые Господом, Его Святым Учением, с Его помощью мы сможем преодолеть буреломы взаимных обид, частоколы ненависти и алчности, во многом навеянные западными ветрами, а также состояние безразличия к бедам своих братьев, хорошо выраженное в украинской поговорке, ставшей возможным приговором Украине, как самостоятельному государству: «Моя хата с краю – ничего не знаю». Донезнались – дальше некуда!
Но пусть знают враги Русского мира – Святой равноапостольный князь Владимир – Красно Солнышко – и ныне с нами, с верными сынами Святой Руси! С теми, кто помнит Заветы его, ниспосланные Господом! Щит Божий – Крест Православный в его святых руках – над каждым из тех, кто не предал веру предков своих, кто встал на её защиту!
Дорогие Русичи! С 1000-летием преставления святого равноапостольного Владимира Крестителя Святой Руси. 
Моли Бога о нас, Святый княже Владимире, и о победе Правды Божией на всех землях Святой Руси!  
 
Давно смирившись с тем, что скорой операции «Принуждение к миру» на Донбассе ждать не приходится, иногда отчаяние брало верх и так щемяще хотелось, чтобы сильная Россия все-таки заступилась за невинно-убиенных детей Донбасса от продолжающихся артобстрелов. Параллельно с этой мыслью приходила и другая, что мы тоже теперь Россия. Силенок вот только...
 
ВСТАВАЙ, ВСТАВАЙ, РОССИЮШКА
Вставай, вставай, Россиюшка,
Вставай, Россия-мать,
Пора, набравшись силушки,
Сынов своих спасать.
В краю, где даже мальчики
В душе – богатыри,
Там не играют в танчики,
В них бьют на раз два три.
 
Форпост твоей державности
Донецкий Кряж Донбасс,
Мечтой известный с давности
Наш Святоград Луганск
Избит, изрыт окопами,
Поставлен под ружье,
Готов на бой с европами,
Что лезут на рожон.
 
Вставай, вставай, защитница,
Вставай, Россия-мать!
В воронках вражьих житница,
Вскипает Рать на Рать.
Победы русской символы
Сумела ты сберечь,
Пора, пора, Родимая,
Поднять и щит и меч.
 
Не все еще потеряно,
Не бойся, Киев-брат,    
Россия-мать уверенно
Идет тебя спасать.
От чуждой бездуховности
Спасет тебя Донбасс,
Услышишь скоро новости
Хорошие от нас.
 
ТРЕВОГА
Тревога серо-крылой загогулиной
Свивала прядь кудлатых облаков.
Опять урок спокойствия прогулянный
Ложился тенью на чело лугов.
 
Зачем, зачем, душа моя, тревожилась?
Предательским неверием полна
Сомнениями ветреными множилась
В обзоре застекленного окна?
 
Доверься Богу, думы перевитые
Распутывай, разглаживай, стирай
До ясности, до дождика пролитого,
Безоблачного неба через край.
 
И что бы там не брезжило ненастное
С улыбкою спокойною встречай,
Молитвою твори вокруг прекрасное,
Любовью мир прибрежный насыщай.
 
ЦЕЛУЮ КРЕСТ, НЕСУ ЦВЕТОК
Наполни, Бог, Любовью мир,
Спокойствием благоуханным,
Разоружи весь этот тир,
И к нам вернется мир желанный,
 
И оживет в душе цветок,
И нежность хлынет упоеньем,
И счастье грянет на порог,
Срывая путы опасений
 
О тех кто дорог и любим,
О тех, кто рисковал чрезмерно,
Когда сказал: «Мы отстоим
Свой край и то, во что мы верим.»
 
Но был открыт огонь, и боль
То там, то здесь людей пронзала,
И черствый хлеб мочила соль
Пролитых слез в стенах подвалов…
 
Целую крест, несу цветок
В исток Любви животворящей,
Прости… спаси… помилуй, Бог,
Нам Жизнь и радости дарящий.
 
Смотри, он выжил, не засох,
Казалось бы, незащищенный,
Но теплился в росточке Вдох
Тобой в него предвосхищенный.
 
Он – Твой, как я – Твоя раба,
Благодарением томима
За Жизнь отчаянных ребят,
За то, что смерть промчится мимо.
 
Целую крест, несу цветок…
 
ТИХОЙ ГЛАДЬЮ
Тихой гладью, плавно, ладно
Воды вдаль несет река.
Вечной скромною балладой
Плёсы тешат берега.
 
Перекаты, перекаты
Все, как будто, позади,
А что было, то обратно
Не вернется: жди – не жди.
 
Был порог и был порожек,
За которым – слабина.
Только рано жизнь итожить,
Раз не справилась война.
 
Тихий, мерный скрип уключин…
Вам открою тайну тайн:
Где глубинки у излучин
Там и рыбные места.
 
За речными зеркалами
Явь просторных берегов.
Здесь и дом мой с куполами
Под охраною крестов.
 
Я ЗА СОЮЗ «СВЯТАЯ РУСЬ»!
Меня ты спросишь: Отчего
Не бросил дома своего?
Кого спасал? С кем воевал?
За что ты жизнью рисковал?
П-в
Ответ я знаю наизусть:
Я за союз «Святая Русь»!
За тот сплоченный монолит,
Который всех объединит.
Я – за тебя и за себя,
За всех обманутых ребят.
Такой Союз непобедим,
И потому – необходим.
2
Не слушай больше никого,
Кто будет врать, что ты изгой.
Поверь, ты Русич, ты герой,
Я за тебя стою горой!
3
Сдавай на склад свой автомат, 
Святая Русь у нас комбат!
И ты мой брат и я твой брат,
Зачем друг с другом воевать?
 
ЧТО ТАКОЕ ВОЙНА
Что такое война?
Это крик безутешного горя
Жен, сестер, матерей,
Это плети вестей,
Уносящих сынов без разбора.
 
Что такое война?
Это грязь. Это скорбь. Это воля,
Это сжатый до боли кулак.
Это смелость грядущих атак,
Это дети недетской юдоли.
 
Что такое война?
Это жизнь на ветрах запустений
И пустые зоба голубей…
И распятый Завет – «Не убий».
А еще – это страх поражений.
 
А помните, мы жили без войны?
А помните, у нас была Победа?
Одна на всех… Такой большой цены,
Что в неоплатном мы долгу у дедов.
 
А помните, девчушка лет восьми
Беспечно дом и солнце рисовала
На том асфальте, где потом от мин
Его на битум злоба разрывала.
 
А помните, не Верили мы в то,
Что мальчики так быстро повзрослеют,
И станет приговором им АТО,
Но с Богом они все преодолеют!
 
Что такое война?
Все ответы давно отгремели,
Вожделенно взошла тишина,
Натянулась надеждой струна…
Мы о мире подумать посмели.
 
РУССКИЙ ВОИН В ЧАСОВЕНКЕ КАЯЛСЯ
До земли травы Господу кланялись,
В вышине птицы Троицу славили,
Русский воин в часовенке каялся…
Сильный духом слезинками плавился…
 
– Ты прости меня, Господи праведный,
Согрешил несмирением давеча.
Были ружья друг в друга направлены,
«Не убий» – я нарушил, Наставниче.
 
Я не мог сиротинками горькими
Своих деток оставить, я выстрелил…
Горе, Господи, горюшко, горе мне!
Чужим горем дороженьку выстелил.
 
Я стрелял по врагу не единожды,
Завтра снова идти во сражение,
Убивать буду братьев я вынужден –
Не могу допустить поражения.
 
Каюсь, Господи, бьюсь в покаянии,
В Твоей воле убить в наказание.
Брат на брата идет, но не Каин я!
Я защитник, я воин… в отчаянье.
 
Не хочу убивать! Помнишь, Господи!
Я к тебе приходил чище чистого,
Мирный житель из мирного города - 
Никогда б не поверил, что выстрелю.
 
Ты прости меня, Господи праведный!
Что нарушил я давеча Заповедь,
Что дорогой пошел моих прадедов,
Встал стеной на пути злого Запада.
 
Все по воле Твоей совершается –
Помоги от войны нам избавиться!»
 
Русский воин в часовенке каялся…
Сам Христос с ним слезинками плавился…
 
КАК БУДТО НЕ БЫЛО ВОЙНЫ
Как будто не было войны,
Как будто не было,
Рассвет в объятьях тишины
Подернут небылью.
Но тем, кто мучаясь без сна,
Забыть пытается
Чем наградила жизнь сполна,
Лежит и мается:
Огонь, огонь, глаза мальца…
Спасите, дяденьки!
Слеза, слеза в глазах отца:
За что же маленьких?
Медалька на столе дрожит
От непомерного…
Ей не вместить, чем дорожит
Прошедший тернии.
Как будто не было войны,
Как будто не было,
Но ею сны солдат полны,
Вкусивших «небыли».
 
ГЕРОЯМ НЕОБЪЯВЛЕННЫХ КОНФЛИКТОВ
Герои необъявленных конфликтов…
Без имени, без званий, без наград…
Вас каждый раз рождала Русь в молитвах
На стыках судьбоносных баррикад…
 
А после битвы – споры, споры, споры,
Грешно ли, нет участвовать в боях…
Но тот, кто был стране в беде опорой
По силе духа, здесь не на паях.
 
Вы в спорах не пророните ни слова…
Ни слова… Ни полслова… в пустоту…
Скорее Крест поклонится Поклонный,
Чем вас в своем Отечестве почтут.
 
Вы выжили – спасибо и на этом…
Вы избраны – уже большая честь!
Забвенные – спасибо за Победу…
Вы у Руси – на самом деле есть.
 
ВЕРНЕМСЯ К ЧЕЛОВЕЧНОСТИ, ДРУЗЬЯ!
Вернемся к человечности, друзья!
Вернемся из войны в объятья мира!
К чему в душе хранить такой изъян?
Вернем ее в обычную квартиру,
 
Где облака рисуют тишину
И безмятежность сини небосвода,
Где безопасно подходить к окну,
Чтоб насладиться вдоволь кислородом,
 
Где детский смех струится без забот
И счастьем наполняет всю округу
Благоуханьем радостных частот…
Где дождалась любимого подруга.
 
И пусть пока не все еще сбылось
И отравляет душу непрощенье,
Пора переключить земную ось
На мирной жизни светлое теченье.
 
НОВОРОССИЯ ПРАВОСЛАВНАЯ
1.
Жить тебе в веках, Новороссия,
Святорусской славы – оплот!
Отстоял в боях свою Родину
Православной веры народ.
 
П-в
Новороссия Православная,
По Кресту, как есть, Первозванная. 
В горький час народ тебя вымолил,
Окрестил спасительным именем.
Слава Богу за все! 
Слава Троице! 
Слава Пресвятой Богородице!
 
2.
Засевай поля с Божьей помощью
Только добрым, спелым зерном,
Православной веры сокровище
Сохраняй для славных сынов.
 
П-в
Новороссия Православная,
По Кресту ты Русь Первозванная. 
В горький час народ тебя вымолил,
Окрестил спасительным именем.
Слава Богу за все! Слава Троице! 
Слава Пресвятой Богородице!
 
3.
За подарок Господа царственный –
Воскресенье русской земли –
Не иссякнет гимн благодарственный
Тех сердец, что Дом обрели.
 
П-в
Новороссия Православная,
По Кресту, как есть, Первозванная. 
В горький час народ тебя вымолил,
Окрестил спасительным именем.
Слава Богу за все! Слава Троице! 
Слава Пресвятой Богородице!
 
УЮТОМ ПОВЕЯЛО
Уютом повеяло, тихой спокойною далью,
Неброским пейзажем потухшей листвы у берез.
Ужели сердечко оттаяло, ставшее сталью?
Любовь возвращается, братцы, ужели всерьез?
 
Смиренно в ветрах ноября замирает природа,
Но, к счастью, другими законами люди живут:
Какая б ни выпала там, за окошком погода
В домах сохраняется теплых оттенков уют.
 
Дай Бог, чтоб в квартиры с приходом морозов вернулось
Такое забытое чувство надежности стен.
Сугробам раздать бы накопленных страхов сутулость, 
С работы вернуться в счастливые дни перемен. 
 
Часть 3. Лирично о личном
 
ОТЦУ
Я отцу своему никогда-никогда
Не писала стихи… Не могла.
Не могла долг дочерний, как должно, отдать,
Как закрытою тема была.
Я любила отца, так любила его!
Он – семью свою – также любил.
Маму, брата, меня, никогда никого
Не обидел и не оскорбил.
 
Добрый взгляд его синих задумчивых глаз
Из служилого, там, далеко
До сих пор во мне жив, я его сберегла.
Как могла берегла… Знаешь, в ком?
Я во внуках его нахожу иногда,
Вспоминая, как нянчил он их.
Помогал нам во всем, что имел – все отдал!
Не жалея о том ни на миг.
 
Всё пытаюсь и я быть достойной отца,
Да куда там… закалки не той.
Доброты не нашлось у войны для юнца,
Он – с двенадцати лет был шахтер.
Оттого и ценил отвоеванный мир
Подполковник ракетных частей,
Ради нас, оказалось, носил он мундир.
Ради мамы моей и детей.
 
Я отцу своему никогда-никогда
Не писала стихи… Не могла.
После смерти его проходили года,
Десять лет онемевшей была…
А потом написала вдруг повесть о нем
И о маме, о детях войны.
Проза жизни тех лет прозой в книгу легла,
Искупленьем дочерней вины.
 
Благодарна я Господу! Те же глаза – 
Голубые, знакомый разрез,
И улыбка его (нет, конечно, не сам),
В его правнуке – даре Небес. 
И блокада снялась с онемевшей души,
Строки сами пришли… И цветы
На могилке отца расцвели, хороши,
Хоть в граните родные черты. 
 
СВЕЧА ЗАРИ (на рождение внука)
Свечой в ночи, никак не люстрой
Зажглась заря Любви святой
В преддверье жизни, счастья, утра
Сложилась нимбом над землей.
 
Из недр земли, навстречу жизни,
Под сотворение росы
Расправила листву невинно
Упругая спираль лозы.
 
И луч упал с Его короны,
Затмив собою нимб зари,
Лозы раскрытые ладони
Росою жизни одарив.
 
Молочного здоровья зелень
Затрепетала – дождалась!
Благодарение пропела
И люстра дня ее зажглась.
 
ЛЮБИМЫЙ СЫН
Любимый сын! Пока ты рядом,
Могу я быть тебе щитом,
Но там, за яблоневым садом,
Где сто дорог лежат крестом,
Где камни ропщут в перекаты,
Где синь сгущает краски в ночь,
Вздыхают звёзды виновато,
Там сможет Бог один помочь.
 
Во взрослой жизни, понимаю,
Я не должна тебе мешать,
В дорогу, вещи собирая,
Благословлю тебя, как мать.
Мои мольбы и наставленья
Возможно, в землю упадут,
Но в час нужды или гонений,
Чудесным образом взойдут.
 
Вдали, и в праздники, и в будни,
В ненастье или в ясный день
С тобой Любовь моя пребудет – 
Невидимая глазу сень.
Ей расстоянья – не преграда,
Молитва матери – сильней,
Спасет и выведет из смрада,
Ты только не противься ей.
 
Молитва о детях, преп. Амвросия Оптинского
Господи, Ты Един вся веси, все можеши и всем хощешь спастись и в разум Истины прийти. Вразуми детей моих (имена) познанием истины Твоея и воли Твоея Святыя и укрепи их ходити по заповедям Твоим и меня, грешную, помилуй.
 
ДА, ЖИВ В ДУШЕ ЕЩЕ ПИИТ Протоиерею Аркадию, с. Долгое
                            Не каждый рифмоплет – Пиит.
                            Поэтов много, много разных.
                            В ком слово Божье говорит – 
                            Прочтешь стихи – и станет ясно. 
 
Да, жив в душе еще Пиит,
Тот, что вне времени, вне фарса,
Тот, что в потомках будет жить,
А жил – от сотворенья царствий.
 
Его так просто не изжить, 
Не подчинить железной воле,
Он и в глуши построит скит,
Засеяв житным смыслом поле.
 
Он обречен в одном – вещать
И освещать людские души
Тех, кто словам способен внять,
Кто не закрыл для правды уши.
 
Да прорастут его слова,
На стол придут насущным хлебом,
Духовной пищей естества,
Живущего высоким небом. 
 
А кто Отечеству пророк,
Кто Истину в века глаголет...
Пиит ответит: «Только Бог!
На все Его святая воля».
 
ДО И ПОСЛЕ
Мой мир делили небеса 
На «до» и «после»,
Чело объяла полоса
Вокруг той оси,
Что держит именем Христа
В волнах качая,
Меня, как малое дитя,
С конца в начало.
 
Благодаренье небесам
За «до» и «после»!
Застыли стрелки на часах  
В немом вопросе.
Пора бы в «после» сделать шаг,
Но «до» – милее.
Что ты там будешь, дай мне знак,
Пойду смелее.
 
НЕ ПО МОДЕ
Не по моде я нынче одета,
Не по моде пишу, говорю,
Наслаждаюсь лишь внутренним светом
Тех, кто жизнь наполняет мою.
 
Что ж такое со мною случилось?
Отчего этот мир стал другим?
Чем наполнились жизни ветрила,
И куда мой идет пилигрим?
 
Есть ответы на эти вопросы,
Тем не менее, их задаю.
Разгребаю сомнений торосы,
Чтобы к Истине править ладью. 
 
Путь не нов, со времен катастрофы – 
От распятия Бога – Христа
Всё идут в искупленье Голгофы
С «Отче Наш» от Него на устах.
 
Я ОБОЙДУСЬ
Ужель вы крест поставили на мне?
Крестом не испугаете крещеных,
Я обойдусь без кресел золоченых,
И постою смиренно в стороне.
 
Вуаль ресниц надену на глаза,
Чтобы не видеть праздное лукавство,
Как лесть свободно шествует на царство,
Предшествующих всех облобызав.
 
Как трудно под ухмылками молчать!
И понимать: брюзжанье бесполезно.
Но все же я не стану вам любезной,
Не стану лесть в коварстве обличать.
 
Себя ругая, всё же промолчу.
Лишь в строках это выльется наружу.
Пусть этим ваших планов не нарушу,
С мольбой о мире к Богу обращусь.
 
КОГДА ЧЕЛОВЕК НЕУДОБЕН
Когда человек неудобен,
Его вытесняют за круг,
И будь он хоть трижды достоин,
Забыт его доблестный труд.
 
Ну что же, сто раз это было,
Пожалуй, и не привыкать,
Вскипело на сердце, остыло –
И вновь на душе благодать.
 
Не важно, что не по заслугам –
Искали удобных людей…
Коль с Богом ты вышел из круга,
Господь не оставит в беде.
 
Важнее, чем был неудобен 
Такой-рассякой человек,
И чем будет новый угоден…
И нужен ли этот совет.
 
ЛАТЫ
Я только женщина. Зачем 
Мундир словесный примеряю?
Зачем, мужам не доверяя,
Опять напяливаю шлем?
 
Смешно смотрюсь в железе лат,
Не предусмотренных природой,
К лицу ли бабище дородной
Кольчужнокаменный наряд?
 
Застыл ответ в вопросе лет…
Никитский монастырь, тот старец… 
Вериги Столпника из стали – 
Был молчаливый мне ответ. 
 
Ужели подвиг по плечу?
Сама тогда я ужаснулась,
Когда к тем латам прикоснулась.
«Я не смогла бы так» - шепчу.
 
Пристыженной стояла там,
На исповедь пойти решилась,
Монаху все сказать спешила
И думала: - «Вопрос задам»... 
 
Тихонько старец подошел,
Хоть за спиною оставался,
Ответ из уст моих сорвался: -
«То не твоя, народа Боль»…
 
ЧЕМ МОГУ
Чем могла, чем могу, чем смогу
Помогала, даст Бог, помогу.
Не побрезгуйте помощь принять,
Вам дает ее нищенка-мать.
 
Крохи те, что смогу наскрести,
Легче легкого будет нести.
В них – молитвы о счастье детей,
Хватит их до скончания дней.
 
В них Любовь безграничная к вам,
Сколько есть – всю до капли отдам!
Не тревожьтесь, что так налегке
Отпускаю вас жить вдалеке.
 
Все воздастся по мере труда: 
Жизнь – не только земные года...
С пожеланием светлых дорог
Соберу поутру узелок.
  
АЛЕКСАНДРУ ЛАЗУТИНУ Поэту из Беломорья (Карелия)
Влюблен он в Русь, в ее красу,
В ее монастыри и храмы,
Стоит солдатом на посту,
Ей – бескорыстною охраной.
 
С благословенья Соловков,
Оружием он выбрал слово,
Омытое слезой веков,
Оно, забытое, так ново.
 
Оно поэта за собой
Ведет, в мир Истину вещая.
Поэт Руси – солдат душой,
Россию – сердцем защищает.
 
ТВОЕЙ СТРОКОЙ ЗАПЛАКАЛА ДУША
                    Терентию Травнику
Твоей строкой заплакала душа,
Но так светло, как будто рядом счастье,
Как будто стоит сделать малый шаг
И встретятся стихов родные братья.
 
И чем горчит-тревожится твоя,
О том моя душа, волнуясь, пишет.
Святая Русь свела в единый ямб
И через глас поэтов выход ищет.
 
Ее Любовью мы тут все полны,
Иначе не назвать, как материнской.
Но слышат ли ее призыв сыны?
Она – не где-то там, 
                                она – так близко.
 
Она свята в ромашковых лугах,
В березовых, дубовых перелесках,
В густых лесах и чистых родниках,
В ее речных, морских игривых всплесках.
 
Ее тропинки – к лодке рыбака,
К нехитрому уютному жилищу,
Дороги – к храму, в белы облака
Кресты его не зря, как пальцы тычут.
 
Свята она в глубинках, но свята 
И там, где суетой полна людскою,
В броне асфальта парков красота
Томится жизнью светской городскою.
 
Русь не делила на своих, чужих
Свои многострадальные народы,
Учила всех соборно, в мире жить,
Вымаливая добрую погоду.
 
Любовью материнскою полны
Ложатся строки близких душ – поэтов
Во искупленье гложущей вины,
В надежде, что старания не тщетны.
 
СТАРАЯ ТЕТРАДЬ
Когда возьмешь мою тетрадь,
С тобой душа моя пребудет,
По веренице серых будней
С тобою буду я шагать.
 
Мне счастье выпадет опять
Увидеть скит, озер глазницы,
Ромашки белые ресницы
И ствол березки целовать.
 
Любовью поделюсь с тобой,
Какую испытал когда-то,
Когда я стал всем людям братом
Мне сердце Ей наполнил Бог.
 
За ради Господа Христа
С тобою вместе в дольней жизни
Отслужим пассии и тризны,
В приделах строгого поста.
 
И радость Горней чистоты
Ты испытаешь в Воскресенье,
Порой пасхальною, весенней
Со мною насладишься ты.
 
Ты все поймешь… Не зря тетрадь
Мою читая, зачитался,
В скиту далеком задержался.
Что был с тобою – очень рад!
 
CREATIVE
Я надеюсь, все же, что ко мне
Не пристанет термин «креативный»,
В переводе годен он вполне,
Но душе становится противно.
 
Осторожно с модой на слова! – 
Вытесняют одухотворенность.
Пушкинский язык взыскует к вам: – 
Не растите англо-обреченность! 
 
(Обратите внимание на великолепные русские синонимы этому неблагозвучному английскому термину.)
* Креативность(от англ. create - создавать, творить) — творческие способности индивида, характеризующиеся готовностью к принятию и созданию принципиально новых идей, отклоняющихся от традиционных или принятых схем мышления и входящие в структуру одарённости в качестве независимого фактора, а также способность решать проблемы, возникающие внутри статичных систем. 
На бытовом уровне креативность проявляется как смекалка — способность достигать цели, находить выход из кажущейся безвыходной ситуации, используя обстановку, предметы и обстоятельства необычным образом. В широком смысле — нетривиальное и остроумное решение проблемы. 
 **КРЕАТИВНОСТЬ (ЛАТ. сrео — творить, создавать) — способность творить, способность к творческим актам, которые ведут к новому необычному видению проблемы или ситуации.
 
НОЯБРЬ
Синеву пришпилив к небу
Остротой верховных веток,
Бороздит пучины невод,
Ловит солнце в море света.
 
Редкий день голубоглазый
Смел с ресничек поля иней,
А рыбак вдохнув прохладу,
Улыбается невинно.
 
– Знаю, знаю, не поймаю
Солнце кронами деревьев.
Ждать, как минимум, до мая
С неба море обогрева.
 
НЕДОВОЛЬСТВО СОБОЮ РАСТЕТ
Недовольство собою растет
В гнет молчания старого друга.
Я нечаянно вышла из круга
Ограждающих душу тенет.
 
Вот он крест, вот Он Бог, вот порог
Приютившего странника храма,
Где юлила пред образом драма,
Дабы не был финал слишком строг.
 
Сколько раз уж просила простить, 
И вернуть вольнодумицу в своды, 
И свободной от грешной свободы 
Научить волей Господа жить.
 
И опять, и опять не смогла
Удержаться от льстивых соблазнов,
И в своей же к себе неприязни
Вновь касаюсь щепоткой чела.
 
ЕСЛИ Я
Если я ухожу от Истины
В вашем принципе, мне – чужом,
Улетаю душой невидимой
В свой родимый уютный дом.
 
Улыбаться зачем неискренне,
Может, хватит тщедушно врать?
Время тоже тянуть – бессмысленно,
За красивостью спрятан мат.
 
Оболочка моя телесная
Все ещё за чужим столом.
Льется речкой тирада лестная,
А душа ждет читать псалом.
 
ПРИЗЕМЛЯЮСЬ, ОЗЕМЛЯЮСЬ
Приземляюсь, оземляюсь… Что с того,
Что крылами не вписалась в «как и все»,
Не задену ими больше никого,
Даже если путь по встречной полосе.
 
Я смиряюсь, примиряюсь… Божий Свет
В сердце прячу, укрываю от невзгод.
Нежу, холю и лелею столько лет
То, что держит в силе веры древний род.
 
Выживаю, оживаю… В новый день
Пряча крылья, устремляюсь.
Я лечу?!
Вдохновением отбрасывая тень,
Отрываюсь от земли...
Я жить учусь!
 
ПРОСТИ НА СЛОВАХ
Если можешь простить, то прости,
А не можешь – прости на словах,
Все печали развей, отпусти,
В новый день без обид оживай.
 
Ты прости, что встаю я скалой
Неприступной, железной, немой
Между гневом твоим и тобой,
Не пуская тебя в этот бой.
 
Если можешь простить, то прости,
А не можешь – прости на словах,
Будет легче в совместном пути
В сотый раз заслонять собой крах.
 
ДИССОНАНС
Я сегодня купила пальто.
Что-то рано ветра разгулялись,
Несмотря на души музыкальность
Диссонансом студили простор.
 
Не рассмотришь отвернутых лиц.
Тополя – исполинские свечи
Посыпали листвою им плечи,
Ветви-крюки клоня до земли.
 
Я пыталась спокойствие петь – 
Колыбельную буйному ветру,
Он швырнул мне за это монету – 
Лист ольховый с краснинкой, как медь.
 
Улыбнулось мне солнце из туч,
Засверкало в распластанных лужах.
– Тут хорал из спокойствия нужен,
А твой голос совсем не могуч.
 
Улыбнуться успела в ответ.
– Пусть скрежещет от ветра калитка.
Голос слаб, но всесильна молитва,
Помолюсь, чтоб был тихим рассвет.
 
Бросил тополь под ноги мне ветвь,
Тут же туча светило закрыла,
И зонтов разноцветные крылья
Распустились в ветров круговерть.
 
СТОРОЖ
Дрова из отслужившей людям мебели
Бросает сторож, разжигая печь.
Быстрее разгорится пламя, нежели
Поленья непросушенные жечь.
 
А хочется ему скорее душеньку
Озябшую согреть у костерка,
Чтоб не бухыкать зиму всю простужено
Чайку б попить, так нету кипятка. 
 
Все веселей потрескивают в пламени
Дощечки от учебного стола.
Не он за ним готовился к экзаменам,
Но надобность в нем, видимо, прошла.
 
И очевидец, лет своих не помнящий,
Согреться к печке руки протянул.
Жаль чайник закипит не раньше полночи,
Нарочно, чтобы сторож не уснул.
 
Отброшена ненужной телогреечка,
Румянит щеки местная жара.
Прилечь бы на сторожкину скамеечку
Да прикорнуть до самого утра,
 
Но сторожу такое не положено,
Чуть позже он нальет еще чайку.
Зато в тепле, ничто не отморожено.
Завидуйте такому вот райку! 
 
Никто не помешает думы думные
Раскладывать на красных угольках,
И вспоминать ее, такую юную,
Опять идти к мосту в руке рука.
 
По стенам пробегают, тухнут всполохи,
Последних угольков прощальный блик,
Душе воспоминания так дороги,
Но их прервал извне какой-то крик.
 
А выходить на улицу – не хочется,
Не хочется, но нужно выходить.
Не зря его зовут теперь по отчеству…
Вернуться бы живым… 
Отставить страхи! 
Жить!
 
ОБЛАКА ПОД НОГАМИ
Облака на степь легли снегами.
Нет тропинок в этих облаках.
Проложили люди их ногами,
Чтоб не потеряться, впопыхах.
 
А затем всерьез утрамбовали,
Утверждая жизнь средь облаков,
Чтоб Сережа мог добраться к Вале,
Где так вкусно пахнет пирогом.
 
И пускай поземка заметает
По ночам протоптанное днем,
От Любви и лед на реках тает
И узор ложится на окно.
 
В каждую снежинку по брильянту
Вставит солнце утренней порой,
Росчерком в пушистых фолиантах
Заиграют грани новых троп.
 
ШАГИ
1
Вместо слов - молитва и дела…
Вместо строк - шаги, шаги в дороге.
Перед нами лестницы шкала
Той горы, что не жалеет ноги.
П-в
Исцелите душу, небеса!
Отмените суету, просторы!
Русские долины и леса
По Любви Творца должны быть впору.
2
Скромных храмов серы купола,
Приглашают нас очистить душу
От цивилизованных услад,
Что здоровый образ жизни рушат.
3
Поделитесь мудростью, отцы,
К вам проделан путь, что сбиты ноги…
- Отчего на свете есть глупцы,
Прожигают Жизнь, не веря в Бога?
 
СВЕТЕ ТИХИЙ
1
Свете Тихий – радость моя –       
В сердце пламень неугасимый.   
Песню песен вечер ваял                 
Озарением над Россией.         
П-в
Мир Тя славит - Бога Отца,      
Сына Божьего, Духа Святого!   
Разносились гласы певца           
По владеньям Царя Золотого.    
2
Свете Тихий – радость моя –     
День погас – зажигаем свечи,  
На хорах псаломщик стоял,       
Наполняя духовным вечер.       
3
До молитвы нового дня            
В фалдах звездного балдахина
Свете Тихий – Радость моя – 
Омофором сиял незримым.
4
Свете Тихий – радость моя –       
В сердце неба, сгущая краски,
Песню песен вечер ваял                 
Озарением над Луганском.
 
«Свете тихий святыя славы, безсмертнаго Отца небеснаго, святаго блаженнаго, Иисусе Христе: пришедше на запад солнца, видевше свет вечерний, поем Отца, Сына, и Святаго Духа, Бога. Достоин еси во вся времена пет быти гласы преподобными, Сыне Божий, живот даяй: темже мир Тя славит»
  
ПРИЛЕТАЙ, ЖУРАВУШКА
Травушка-муравушка
Стелется ковром,
Прилетай, журавушка,
Во родимый дом.
Гнёздышко для деточек,
Для большой любви,
В камышах из веточек
Вербы обнови.
 
П-в
Жура-жура-журушка,
Жура-жура-вли,
Прилетайте с любушкой
Спеть курлы-курлы.
 
Плакали мы осенью, 
Провожая клин,
Мёрзли зимней проседью,
До весны дошли.
Улыбнулось солнышко,
Ждут цветов сады,
Отчего же гнёздышки
Все еще пусты?
 
Прилетай, журавушка,
Возвращайся клин!
Сударю-сударушке
Спой своё курлы.
Прокурлыкай радостью
Над родной рекой,
Вот такою малостью
Сердце успокой.
 
КЛЮЧЕВАЯ ИСТИНА
1
Зачерпну я в пригоршни
Благодать земную,
Чудо жизни нынешней – 
Воду ключевую!
Чистую-пречистую
Пью в земном поклоне,
Толика пролитая
Утечет с ладоней.
П-в
Чистая-пречистая
Ключевая истина: 
Там, где чистая вода – 
Там и Божья Благодать.
2
Обольюсь прохладою,
Жаркий день смывая – 
Встретила усладою
Даль родного края.
Тропами былинными
Шел к тебе, целебной,
Чтоб вкусить от истины
Простоты заветной.
3
Уберу травиночки
С ока голубого
Да расчищу жилочки
Родника живого.
Ой, спасибо, матушка – 
Леса даль густая,
Сохранила в затишке
Ключ земного Рая!
 
ВЫПАЛА...
1
Выпала - 
Из обоймы выпала,
Из терзаний выпала
В мягкую траву.
Выбрала,
Жизнь чужую выбрала:
Мной теперь не выстрелят,
Смерть не призовут…
2
Смелая, 
Только не у дела я,
Что смогла, то сделала - 
Не найти в траве.
Правильно,
Поступила правильно,
Убивать - не праведно!
Что ж ты, ЧЕЛОВЕК?
3
Счастлива,
Что сломалась – счастлива!
Выпала из правила – 
Не пошла во зло!
Вычеркнут,
Из расчёта вычеркнут,
Пули-дуры тихий бунт – 
Девять граммов в слом.
п-в
Не-ба си-не-го лос-ку-ток
Мне спа-си-бо ска-зал за то,
Что по-ки-ну-ла э-тот бой,
Сын отца ос-тал-ся жи-вой!
 
ВЕРУЮ
1
Господи, верую!
Малою мерою
Чашу терпения пью.
Многими летами,
Греясь заветами,
Горьким скитальцем средь вьюг
Мыслей отчаянных,
Дум неприкаянных
К праведной жизни иду.
 
П-в
Через раскаянье,
Храм белокаменный,
Лики хранимых Святынь,
Шаг сделав к Истине,
В благости мысленной
Выйду из грешных пустынь.
 
2
Господи, верую!
Благословенною,
Злой отгоняя недуг,
Божией милостью
Даль бескорыстную
В любящем сердце найду,
Сколько б ни выпало, 
Снегом засыпало
Троп, что скитальцев ведут.
 
П-в
Через раскаянье,
Храм белокаменный,
Лики хранимых Святынь,
Шаг сделав к Истине,
В благости мысленной
Выйду из грешных пустынь. 
 
3
Господи, верую!
Малою мерою
Чашу терпения пью.
С тихой молитвою
Думою слитою
Я пред иконой стою.
О всепрощении,
Душеспасении
Господа Бога молю.
 
П-в
Через раскаянье,
Храм белокаменный,
Лики хранимых Святынь,
Шаг сделав к Истине,
В благости мысленной
Выйду из грешных пустынь.
 
ПРОСТИ, ГОСПОДЬ!
Прости, Господь! Вины не скрою,
Достойной Дара мне не быть.
Прощенья Твоего не стою,
Но, все же, продолжая жить,
 
В стихах я к Жизни призываю,
К Любви благой, а не иной,
В которой каюсь, каюсь, каюсь,
Лечюсь воскресною весной.
 
Моя душа в Тебе – Поэте,
Творце моих стихов, что я
По-бедности духовной тщетно
Пытаюсь высоко ваять.
 
Прости, Господь! Благодареньем
Не перекрыть греховных дел,
Но Ты Отцовским неотмщеньем,
Не забирая Дар, согрел.
 
Согрел Любовью Всеблагою
Меня, что без Тебя – лишь прах…
В Твоих стихах – парю святою,
Без них – тону в своих грехах. 
21.03.2013 года 
 
ПРОСТИ МНЕ, ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА
Прости мне, Пресвятая Богородица,
Гордыню неуемную мою.
В ней несмиренье выпавшему кроется.
Помочь унять во мне ее молю. 
 
В который раз стою я пред иконою,
Уткнувшись лбом в березовый киот.
Твой образ слился в памяти с исконною
Любовью, сотворившей древний род.
 
В который раз звездою путеводною
Путеводительницу быть прошу
В пути, где так легко стать неугодною, 
Разменною монетой торгашу.
 
В который раз Царицу Всевладычицу
Молю о счастье близких и детей,
Пусть им благое дело в жизни сыщется
В обход страданий, гибельных страстей.
 
Пречистая, Святая Богододица,
Отца Небесного и Сына Твоего 
Моли о лучшей доле тех, кто молится,
Укрой нас всех от мора и врагов.
 
Прости мне, Пресвятая Матерь Божия,
Обилие порой нескромных просьб,
Что все еще в духовном - у подножия
Горы, что держит жизни вечной ось.
 
ИЩУЩИМ
Мы не видим друзей,
Уходя из привычного круга общенья.
Мы седлаем коней,
Уносясь в неизвестность её подмастерьем.
Окунаясь в снега
Дела, творчества, знания до фанатизма,
Мы вращаем века,
Избавляя от накипи консерватизма.
Никогда, ни за что 
Не поймут люди нас, наших звёздных чудачеств.
Сами знаем о том,
Что жить нужно как все, без опасных лихачеств.
Осторожный, он прав,
Он подстелет соломки везде, где возможно,
Конь его не устав,
В стойле жиром заплыл в правоте непреложной.
Одиночества снег
Кружит в нас и ведёт в заповедные дали.
Продолжая забег,
Мы рискуем в сугробах увязнуть в запале.
Сколько нас? – не узнать,
Мы свершаем свой путь, чаще поодиночке. 
Новый век крутит рать…
Только падают в снег истин тленные строчки… 
Вдруг, хоть кто-то из тех,
Кто в труды бедолаг, в блики снега вчитался,
Наш оценит забег,
Для себя в них найдёт правду нового часа.
 
Я ПЕРЕСТАЛА ИЗЛИВАТЬ ПЕЧАЛЬ
Я перестала изливать печаль
На неповинную ни в чём бумагу.
Нет разницы: вам жаль меня, не жаль.
Не принесут мои стенанья благо
 
Ни мне, ни вам. Не стоит лишний раз
Сердца тревожить слёзной ерундою.
Уж лучше я порадую всех нас
Душевной песней, звонкою струною.
 
А то, что комом, где-то там, в груди
Свернулось, хвост поджав, скуля и воя,
Доверю я Ему, лишь Он один
Укажет путь из слёзного прибоя.
 
УМЫТОЕ УТРО
Умытое утро
Цветущего мая
На солнце играя,
Себя отражая,
Зевает как будто…
 
Зеркальные лужи,
Косички сплетая,
Ручьями стекают,
Уже иссякают,
Всё уже и уже...
 
Любуюсь, мечтаю,
А капелька с крыши,
Как будто бы свыше,
Упала и дышит,
Макушку лобзая.
 
Час утра и мая
Озоном насыщен,
Прозрачно-неслышен,
Цветеньем возвышен:
Краса-то какая!
 
БУТОН
Стеснённый чашечкой бутон,
Бледнея нежностью незрелой,
Весне животворящей в тон
С корней идущий сокогон
Воспринимал в атласность тела.
 
Упрямый свёртыш неудал,
Давя на внешние строптивцы,
Рос мал-помалу, созревал
Под лаской солнца, птичий гвалт
Достиг весны своей границы.
 
Лилово-розоватый шар
В прохладе утреннего часа
Изнанки скромной, в коей жар – 
Насыщенного цвета дар 
Скрывал так долго, застеснялся. 
 
И, отогнув тугой затвор,
Бесстыже выставил наружу
В зелёно-солнечный простор 
Под чей-то восхищённый взор 
Края жабо ярчайших кружев.
 
А дальше – больше! Клич - един!
В раж упоительной свободы
С рожденья свёрнутых пружин – 
Искусно сшитых пелерин
Самою матушкой природой!
 
И лепестковый выверт-ас:
Спина-лицо, лицо-улыбка,
Где под углом, а где в анфас,
Поочерёдно, долькой в час… 
Бутона разошлась улитка.
 
Великолепие явив,
Цветок благоухал невинно,
Как эталон земной любви!
Пейзаж собой преобразив,
Весь распустился… 
И не стыдно!
 
РОЗЫ В НОЯБРЕ (зарисовка с натуры)
Ноябрь. Рассвет. Замерзли росы.
Стекла листва с дерев дождём.
Готов к зиме наш сад… А розы
Всё пламенеют летним днём.
 
Под стать им разве хризантемы,
Упрямятся, цветут, цветут!
Украсив храмовые стены,
Покинуть не спешат редут.
 
Термометр держит минус восемь,
Но дышат теплотой цветы
Сквозь иней – накладную проседь
Живут молитвою мечты
 
О том, что скоро, очень скоро
Освятит солнце купола,
Растает предрассветный морок
В лучах участья и тепла…
 
Рука садовника секатор
Опять, поднявши, отвела.
Термометр – вечный провокатор – 
Плюс пять… Плюс десять… Ну дела!
 
ЛЕТНЯЯ ОСЕНЬ
Хорошо так, безветренно, тихо,
Под ногами ковер золотой,
Летний день в ноябре – братцы, лихо!
И сентябрь, и октябрь был такой.
 
Что ж ты, летушко, лето родное,
Задержалось в Донбасской степи?
Теплой осенью тешишь парною,
Пряный воздух твой пить бы и пить.
 
Хорошо на душе, благодатно,
Меланхолится мелким дождём.
Нам ли Богу не быть благодарным
За заботу и Царский приём?
 
АВГУСТ
Еще вчера густой, зелено-травный
Лежал ковер в долинах самотканый,
А вот сегодня стал какой-то рваный,
Устало-выцветший… Так рано… Странно… 
 
На фоне леса луг – предатель лета
Изношенность явил одним из первых.
Цветочный рай, ужели все так тщетно?
Отавы где твои, где сочные напевы?
 
Ответ ярит закатное светило:
Держался, сколько мог, иссохнув, сдался.
Его ль вина, что засуха постигла?
Срок лета не само собою сжался.
 
Придут дожди – живительные нити,
Взойдут отавы ав-густо… возможно…
Латая в старо-новом общежитье,
Что воссоздать под бабье лето сложно.
 
Грустить не стоит, время скоротечно,
Утешит осень золото-плодами,
Сложив из зимней сказки слово «вечность»,
Придет весна, растопит стылый камень...
 
И будет май, и луг зелено-травный,
И новорожденность листвы, ну, что же,
И снова из-за солнечных стараний
Повыцветут луга… Эх, чуть бы позже!
 
К ЗАУТРЕННЕЙ
Соцветием колоколов
Сиял беззвучно колокольчик
В туманно-утренний покров,
В былой апломб озябших кочек.
 
Он славил солнца первый луч,
Взбодривший сонную округу,
Сквозь слой белесоватых туч,
Согревший маленького друга. 
 
А луч – мальчишка озорной - 
Расцвел в росинках отраженьем,
Продолжил бег в тиши речной
Топазовой игрой каменьев, 
 
Коснулся лодки рыбака,
Блеснул в чешуйках верховодок,
У рощи высветил бока,
Вещая ясную погоду.
 
Старанье малого цветка
Услышало не только солнце - 
Собрат на донке рыбака
Заголосил в железно донце.
 
Перебивая петухов,
Собачий лай переговоров,
К большому брату из верхов
Неслась восторженность простора.
 
Ответил русский богатырь
Во весь размах души могучей!
Его услышал даже ты...
Хотя считал, что дома лучше.
 
ХОЛОДНЫЙ ДОЖДЬ
Холодный дождь в душевное тепло
Колючим током бьётся, вниз стекая
С промокшей ткани, ставшей мне стеклом,
И далее, струится неприкаян.
 
Успел ли он согреться по пути,
Войдя в контакт с душою нараспашку,
Никто не спросит, все спешат уйти,
Дав в пику ветру зонтиком отмашку.
 
Нелётная погода ноября…
Я в ней тот лист, дрожащий на берёзе.
Мы не спешим: он – вниз, я – снять наряд,
Согреться дома чаем дикой розы. 
 
Увы и ах! Я мокну под дождём,
Его минором наполняю душу.
Мы вместе с ним его печаль поём,
Невзгоды-непогоды слившись, рушим.
 
Последствия? Ну что же… Не впервой
Жалеть о необдуманном поступке…
Но кто ещё озябшею порой
Разделит с ним гуляние по скуке?
 
ПОДОРОЖНИК
Облитый чем-то едким не единожды,
Раздавленный колесами не раз,
Молил прийти дожди в широки пригоршни…
О жизни подорожник вел рассказ:
 
О том, как трудно выжить на обочине,
При этом сохранить зеленый цвет,
Угарными парами замороченный,
Хотел напиться росами в рассвет.
 
Лелеял слух мечтой своей несбыточной
Травинкам блеклым, терпящими зной,
Пожить в лугах, во влажности избыточной,
Где в сочных травах нега и покой.
 
Всего-то в метрах ста ручей с криницею.
Так явственно журчит в ночной тиши…
В нем песня жизни окрыленной птицею
Утешить путника сочувствием спешит.
 
Машины в день проносятся стремительно,
Вновь о мечтах ведется разговор…
Визг тормозов… И… Головокружительно
Велосипед ныряет под бугор.
 
Встает юнец в кювете, злясь и охая
(Лихач подрезал, да умчался прочь),
Коленки сбиты в кровь, но их не трогая,
Он ищет подорожник, чтоб помочь.
 
Нашел, отмыл листочки многожильные
Водой чистейшей из того ручья…
Сорвал два листика, мечтою сильные,
Да к ранам приложив, ушел бурча.
 
Оборвыш наш судьбиной подорожника
Сиял от счастья… до семян в стреле!
Целебных свойств своих он был заложником,
Не зря с обочины в мечтах светлел.
 
КАК НАЧИНАЕТСЯ ВЕСНА?
Как начинается весна?
Как в сердце всходит чувство это?
Вдруг жизнь становится вкусна
И грезит каждою приметой.
 
Еще бледнеет стылый снег,
Еще ветра терзают хладно,
Но пробужденье талых рек
Душе волнением отрадно.
 
В лучах неласковых пока
Уже щебечут радость птицы,
И растворяется тоска…
Весна капелью к нам стучится.
 
Любовь надеждою зашлась,
Природа – возрожденьем томна…
Вот-вот подснежника стрела
Пронзит препон тугого дерна.
 
Я СМОТРЮ НА ЗАКАТ
Я смотрю на закат,
Нежась в спелости тёплого бабьего лета,
В небе алым горят
Паруса уходящего в вечер корвета.
Но проснулась мечта…
И наивно за ним устремилась вдогонку.
Оглянись на лета…
Я давно уж не та!.. Что трепещешь без толку?
 
Перепутала ты
Мой уставший закат с Грин-Ассольным рассветом.
Золотые черты
Тут и там, только разные стороны света.
Бархат к осени льнёт,
Утешая красиво седеющей далью.
Незаметен отлёт
Соловьёв, не тревожит прощальной печалью.
 
Девы юной мечта,
Всё волнуешь во снах милой сбывшейся сказкой!
Пред тобою чиста,
Я стою освещенная солнечной лаской.
Не пугает закат
Откровеньем последних лучей преломлённых.
Мудрым светом богат
Путь из счастья и горя, надежды влюблённых.
 
Поняла я давно,
Что гармония чувств – это щедрость природы.
Всё мне было дано:
Радость, слезы… как вечные смены погоды.
Жизнь идет чередой,
Есть в ней место заре золотого корвета.
Уживаясь с мечтой,
Принимаю действительность бабьего лета.
 
ЗИМНЯЯ СКАЗКА
Алмазов ограненных россыпь
На снежном чистом покрывале -
На солнце ярко нереально -
Фантазией блестит в морозе.
 
Контрастом четким густо-сини
Легли тропинок параллели,
Следов проваленные тени
Просторы снежные взбодрили.  
     
И свет и тень сошлись игрою,
Пленят прищуренные взгляды.
Земли венчальные наряды
Приятны зимнею порою.
 
Погоды ясные нечасты. 
Но и в морозах греют сказки:
Скрипят полозьями салазки
По пуху снежному сверх наста.
 
КОГДА ТАНЦУЕТ ТИШИНА
Когда танцует тишина,
Ей грань реального тесна.
Любая музыка груба
Её возвышенному па.
 
Природы аккомпанемент  
Слагает тишь под лунный свет…
Угаданных оттенков блик
Чуть выявляет тонкий лик.
 
Не нарушая естества,
Воздушно шелестит листва.
За пируэтом пируэт…
Рождён безмолвием поэт.
 
Мерцает занавес в ночи,
Развесив нотные ключи,
Но звёзд далёких молоко
Молчит разлитою рекой.
 
По восходящей танца ток…
Идёт на бис полёт-прыжок.
Мелькнул пуант над головой - 
И вновь проход по низовой.
 
Замри, царица-ночь, замри!
До самой кромочки зари.
В тебе гротесковый финал – 
Восславить приму встанет зал!
 
Зажжёт огни свои восток,
Тем выражая свой восторг!
Для вас танцует тишина,
А вы в ночи в объятьях сна…
 
ОДА НЕБУ
О, Небо! Небо! Небушко родное!
Люблю тебя! И в этом признаюсь.
Изменчивое ты – люблю любое!
Все настроенья знаю наизусть!
 
Бываешь ты задумчивым и блеклым,
Неявной дымкой отвращаешь взгляд,
Но и тогда крыла твоей опеки
От жёсткости космической хранят.
 
Бываешь хмурым, грозным и сердитым, 
Затянутым в безрадостную хмарь,
И знаю я, что быть тебе излитым – 
Невзгоды в поле выплачешь, как встарь.
 
Досадные бывают перегибы:
Ужасен гнев несдержанных стихий.
Предупреждая, что несёшь погибель,
Ты траурный наденешь балдахин.
 
И ты, и я, мы знаем – всё конечно.
В подлунном мире жизнь – короткий миг.
Из мигов малых Мир слагает вечность,
Так вечен неба переменный лик.
 
От сотворенья Мира сколько радуг
Вослед ненастьям распускалось вдруг!
По ним всходила солнечная радость
Над посвежевшей зеленью вокруг,
 
Где синева! – улыбчивая ясность
Растёт!.. растёт!.. целуя небосвод…
Я в чистый цвет в который раз влюбляюсь
И как дитя стою, разинув рот.
 
Благодарю тебя, что откровенно,
В любом из настроений не солжёшь!
В беседе о душевном, сокровенном
Всегда и успокоишь, и поймёшь.
 
Люблю тебя за то, что много знаешь,
Но свысока не смотришь с высоты,
По-доброму, ответно обнимаешь,
Всегда, везде! со мною рядом ты.
 
Люблю за то, что не смотря на древность,
Игриво шлёшь кудрявы облака:
То пёрышки, то плюшевую леность;
То разливаешь розовый закат.
 
А чтобы ночь не показалась мрачной,
Подсвечиваешь тысячами звёзд,
И вижу я, насколько ты прозрачно.
И верю, что вселенная – всерьёз.
 
О, Небо! Небо! Небушко родное!
Бескрайнее! Всё для меня одной!
Не скромно? 
Но! 
Твой лик был так устроен:
Для каждого он свой, 
один, 
родной!
 
ДОЖДЬ БАРАБАНИЛ ПО КАРНИЗУ
Дождь барабанил по карнизу, 
Мне не давая ночью спать.
Тянулись думы вереницей
На пяльцы в шелковую гладь.
 
Из невеселых нитей-мыслей
Я вышивала до утра
Простое бабье коромысло,
Подвесив два пустых ведра.
 
Кап-кап по капле… дождь ли, слезы,
Мне не по силам разделить.
Как наберутся – грохну оземь!
Такой воды не стану пить.
 
ЧАЙ С КАЛИНОЙ
Калина горько утопает
В сиропе первых зимних дней.
Душа грустит о тёплом мае,
Цветастом, изумрудном рае,
О пристани былых страстей.
 
И вкус размятых красных ягод,
Так отрезвляюще пьянит:
Пусть за окном тускнеет слякоть,
На нёбе тает терпко мякоть…
Как давний поцелуй горчит.
 
Кто расчертил сезоны года
И крутит барабан разлук,
И настроеньям чьим природа
Плаксиво-серой тучей свода
Потворствует, расслабив вдруг?
 
Надеждой хрупкой, белой тенью
Заснежился дождливый день.
Желаемого вижу звенья – 
Разорванные зря знаменья – 
Нас ввергшие в осенний тлен.
 
Сквозь горечь проступает сладость,
Не принятая мной в расчёт.
И в стылый день улыбки радость
Вплетает превозмогши тягость
Несбывшегося… Что нас ждёт? 
 
Чай с горькой красною калиной…
Стал исцеляющим постом, 
Ноябрьский день был ночью длинной,
Но звенья слились воедино,
И стали мне в Любовь мостом.
 
ИВУШКА
Ну, какая же я сильная?
Быть такою не проси меня.
Беззащитная и слабая,
И всплакнуть могу по-бабьему.
 
Только мне не нужно жалости,
Не приму и самой малости.
Я привыкла, я живучая,
Гнусь, как ивушка плакучая.
 
Я под солнцем, ты в тени моей,
Ведь уютно средь моих ветвей.
Этим я живу и радуюсь,
В корни прячу свою стару грусть.
 
Для тебя я слишком сложная,
В этом правда непреложная,
Да быть проще не умею я,
Подари чуть-чуть доверия.
 
Я найду пути решения,
В том моё предназначение,
И не силой, и не слабостью
Справлюсь я со сложной напастью.
 
Я ПРИДУ, КОГДА СТАНЕТ СВЕТЛЕЙ НА ДУШЕ
Я приду, когда станет светлей на душе,
Когда утром смогу поделиться,
А пока серым днем затаюсь в шалаше
Из ольхово-кленового ситца.
 
Из дождя на ладонь упадет канитель –
Красный угол одену в узоры.
Бросит вечер мне пышной охапкой постель,
Оградив от волнений и споров.
 
Чуть зардеет в лампадке земная заря,
Озарится душа Божьим светом,
С самым первым лучом в зябкий день ноября
К вам вернусь нерастраченным летом.
 
© Тишкина С. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Москва, Новодевичий монастырь (0)
Собор Василия Блаженного (0)
Зима, Суздаль (0)
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (0)
Этюд 3 (1)
Лубянская площадь (1)
Ивановская площадь Московского Кремля (0)
Ама (0)
Ярославль (0)
Храм Покрова на Нерли (1)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS