ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Лубянская площадь (1)
Троицкий остров на Муезере (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Беломорск (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Ростов (1)
Троицкий остров на Муезере (0)
Соловки (0)
Беломорск (0)
Троицкий остров на Муезере (0)

«Как я стал злодеем» Юрий Меркеев

article156.jpg
     Несмотря на бурную дворовую жизнь с неизбежными синяками, ссадинами и содранными коленками, мне определённо не хватало романтики рыцарского подвига. А как же? Ведь мне уже исполнилось восемь лет. В сладких мальчишеских мечтах я обычно оказывался один на один с шайкой бандитов на вечернем проспекте, с улыбкой киногероя раскидывал их направо и налево, и высвобождал из плена симпатичную девчонку, вроде Ольги из 3-го «Б», которая жила в крайнем подъезде нашего дома. Она мне нравилась, потому что в профиль казалась похожей на британскую королеву, которую я лицезрел на одной из зарубежных треугольных марок в своей коллекции.
        Эту марку мне привёз отец из заграничной командировки. Однако девочка Ольга возникла в моих мечтах не случайно. В прошлом году во время летних каникул со мной приключилась романтическая история, когда поздним июньским вечером, пропитанным запахом сирени, в присутствии полной золотистой луны Ольга, которая раньше меня как будто и не замечала, вдруг подошла ко мне и попросила помочь ей погадать на какой-то большой черной книге.
       Мои друзья стояли в сторонке и посмеивались. Однако со мной произошло нечто необычное. Во время этого захватывающего дух таинства, когда книга будто бы отвечала на вопросы девочки, наши пальцы неожиданно соприкоснулись, и глаза встретились. С той секунды сердце мое оборвалось и сошло с привычной орбиты.
       До третьего класса мне вполне хватало обычных мальчишеских увлечений. Я разводил аквариумных рыбок, коллекционировал марки, значки, играл в футбол за районную сборную. В минуты бесшабашного веселья забирался с дворовыми пацанами на крышу пятиэтажного дома, швырял под ноги прохожим наполненные водой резиновые шарики, а потом с замиранием сердца выслушивал отборную брань. Защищал честь двора в массовых уличных схватках с мальчишками из соседних домов, учился крепко ругаться, но так, чтобы слова не вязли на губах. Был, как все.
     Однако после того летнего вечера, пропахшего сиренью, я почему-то охладел ко всем прежним своим увлечениям и страстно захотел одного – подвига. И не просто подвига, а рыцарского поступка, совершённого в честь дамы сердца, то есть Ольги из 3-го «Б». Только вот с подвигом оказалось не всё так просто. Бандиты ни с того ни с сего с неба не падали; Ольгу на моих глазах никто не обижал; даже бродячие псы, на которых я мог бы продемонстрировать своей даме сердца рыцарское бесстрашие, обходили наш двор стороной. Что делать? Где отыскать подвиг?
     Часто я ходил по двору унылый, грустный и обиженный на судьбу за то, что она никак не подбрасывала мне повода для совершения поступка. Однажды в школе на большой перемене я улучил момент, незаметно пробрался в кабинет 3-го «Б» класса и вложил в лежащий на парте Ольгин дневник треугольную марку с изображением британской королевы. И потом несколько дней ходил счастливый, пытаясь во время случайных встреч на переменах отыскать в ее глазах тайный знак принятия моего подарка. Однако всё было тщетно. Она ничем не выказывала мне своего расположения, беспечно болтала с мальчишками, смеялась, вызывая во мне приступы ревности.
    И тогда я понял, что тайный знак моих чувств – треугольная марка – оказался попросту невостребованным. Может быть, она даже взяла и подарила мою марку какому-нибудь рыжему Костику из 3-го «А»? Или вообще выбросила её?
    Прошёл месяц-другой, подвиг не подворачивался. Измученный ожиданием, я не выдержал, залез вечером на самое высокое дерево во дворе и вырезал перочинным ножичком на стволе её имя. При этом я изодрал в кровь свои ладони, однако сама боль была мне наградой.
    Я получил временное душевное облегчение. На теле раны зажили, а в душе снова обнажились, и я стал ещё нетерпеливее искать подвига во имя любви. Однако ожидания мои опять показались напрасными. Оля была тихая домашняя девочка, во дворе гуляла редко, и поэтому совершить у неё на глазах что-нибудь романтическое, было практически невозможно.
      В конце марта сердце моё снова оборвалось и сошло с привычной орбиты. Ночью, рискуя переломать себе руки и ноги, я тайком забрался на высоченную красную кирпичную трубу кочегарки и вывел белой гуашью «Лёша + Оля = Любовь». Всю ночь я задыхался от счастья и не мог сомкнуть глаз, а когда рассвело, выскочил на улицу, глянул на трубу кочегарки и остолбенел. Издали надпись моя была почти не видна, но зато рядом какой-то… простите меня, сумасшедший, возненавидевший почему-то всех кочегаров на свете, ночью вывел метровыми буквами: «Шиш вам, кочегары!». Это был для меня настоящий удар.
     Наступили тёплые деньки. Солнышко припекало. Снег таял на глазах. Все мальчишки словно с цепи сорвались. Как в последнем отчаянном азарте принялись лихорадочно строить ледяные горки, баловаться, играть в снежки, – иными словами, по-ребячьи весело провожать зиму.
 
     Девочки, которые отваживались проходить через наш двор, делали это с весёлым кокетством, потому как знали, что в каждую из них будет выпущено с десяток снежных снарядов. Они поднимали воротнички, с наигранным визгом перебегали с места на место, и будто желали, чтобы один из снарядов непременно попал в кого-нибудь из них. Вместе с мальчишками и я участвовал в этих рискованных баталиях.
Однажды я слепил ледяной комок и беспечно поигрывал им, ища глазами какую-нибудь кокетливую «жертву». И вдруг… увидел её, мою даму сердца. Словно фея, она вышла из подъезда в белой кроличьей шубке, с распущенными золотистыми волосами, румяная, весёлая и прекрасная как никогда. Ольга плыла по улице, щуря глаза и подставляя своё милое личико под лучи весеннего солнца.
Я глядел на неё заворожённым взглядом и чувствовал такой подъём в груди, что, кажется, появись в эту минуту с десяток диких разъярённых тигров, я не раздумывая бросился бы на них и на глазах у прекрасной Ольги раскидал бы их по двору как котят. Рискованные вылазки на дерево и трубу кочегарки казались мне сущим пустяком по сравнению с тем, на что я был готов в эти мгновения.
И тут случилось непоправимое. Опьянённый чувствами, я решил, во что бы то ни стало обратить на себя ее внимание, и не придумал ничего лучшего, как запустить в неё снежком. В сущности, ничего худого не случилось бы, если бы мой снаряд разорвался где-нибудь рядом с Ольгой или даже попал бы ей в шубку. Тогда, быть может, она снова бы одарила меня тем лучистым взглядом, под влиянием которого сердце моё оборвалось и пошло кружить по другой орбите, и я был бы счастлив. Клянусь, от одного только этого. Но случилось иное – гадкое, почти невозможное! Описав огромную дугу в воздухе, снежок, словно подхваченный чьей-то невидимой злой рукой, попал прямиком в нежное личико девочки.
Дама моего сердца упала и, закрывшись руками, завопила на всю улицу. Во дворе наступила немая сцена. Сотни укоряющих взглядов вперились в мою сторону, будто я только что убил человека. Боже, что я испытал в эти мгновения, показавшиеся мне вечностью! Словами не передать. Я бы с удовольствием провалился сквозь землю, но земля цепко держала меня в своих объятиях.
Не шевелясь, я тупо смотрел на то, как из подъезда выскочили Ольгины родители, как отец подхватил её на руки и понёс домой, как мама её с угрожающим видом направилась в мою сторону. Мне показалось, что жизнь моя разбита.
– Какая жестокость! – строго сказала Ольгина мать. – Не думала я, Алёшка, что ты станешь бандитом. Вечером мы придём к тебе и расскажем родителям, какого злодея они воспитали!
«Злодея?» – мелькнуло у меня в голове, и от чувства ужасной несправедливости я чуть не расплакался.
– Да я… ради Оли… – начал оправдываться я, заикаясь, – на дерево… десять диких зверей …
– Что? – не расслышала Ольгина мама. – Ты хотя бы извинился, маленький бандит.
     Не помню, как я дожил до вечера. Кажется, от переживаний у меня подскочила температура. Ольгина мама свою угрозу выполнила. Несколько мам и пап девочек из нашего двора пришли в квартиру и стали меня стыдить в присутствии родителей. Хорошо ещё, что Ольгу я не покалечил, обошлось крупным синяком под левым глазом.
     Когда меня отчитывали, я не плакал, стоя, как застывшая фигура в детской игре, и с горечью размышлял над тем, как легко рушатся романтические фантазии. Достаточно одного точного попадания ледяного снежка.
    Однако желание совершить подвиг в моей душе осталось. Через год ради другой девочки, Маринки из 4-го «А», я прыгнул «солдатиком» в чёрные воды городской реки с высокого эстакадного моста. Свидетелем был мой друг Костя, которому я не сказал, кому посвящаю этот смелый поступок.
 
© Меркеев Ю.В. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Беломорск (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Беломорск (0)
Храм Христа Спасителя (0)
Ростов Великий (0)
Беломорск (0)
Соловки (0)
Ростов (1)
Беломорск (0)
Соловки (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS