Регистрация Авторизация В избранное
 
 
ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Загорск (1)
Деревянное зодчество (0)
Этюд 1 (0)
Зима, Суздаль (0)
Этюд 3 (1)
Загорск, Лавра (0)
Москва, Никольские ворота (0)
Лубянская площадь (1)
Ама (0)
Зимний вечер (0)
Михайло-Архангельский монастырь (1)
Зима (0)

«Тихая служба»&«Право внести в фамильный герб изображение пистолета»&«Кошкина муза» Александр Ралот

article662.jpg
Тихая служба
 
10 февраля 1989 года, г. Ташкент, Технологический институт
– Значит так, уважаемый ustoz (наставник, учитель – узб.), собирайтесь в командировку. Весна, она не за горами, скоро здесь будет.
Я молча стоял перед ректором, перекладывая из руки в руку деревянную указку, и размышлял сразу над двумя вопросами: во-первых, куда и, во-вторых, зачем?
– Надо нам проводить разъяснительно-массовую работу среди населения отдалённых районов. Мельниц и элеваторов строим много, во всех областях республики. А кто там должен работать? Конечно же, специалисты. Но не приезжие из других районов и даже республик, а свои, можно сказать, vatandosh (земляки – узб). Даю вам пять дней на оформление всех необходимых документов на въезд в закрытый город Термез. Будете ходить по школам, агитировать молодёжь приезжать на учёбу к нам, в институт. Вы, кажется, периодически пишете статьи в журнал «Хлебопродукты», вот, как это у вас, русских, говорится, и карты в колоду.
– В руки, – поправил я ректора.
– Вот именно, туда. Более не задерживаю. Ступайте в хозяйственный отдел. Там узнаете, как и где получить пропуск в Сурхандарьинский областной центр.
 
15 февраля 1989 года, город Термез
Школа казалась вымершей. Напрочь отсутствовали не только ученики, но и, что уж совсем странно, учителя. «До весенних каникул больше месяца, куда же они все подевались?» – пронеслось в голове. Выглянул в окно. Группы нарядно одетых людей спешили к видневшемуся вдалеке мосту. Статный узбек в праздничном халате, увидев меня в окно, махнул рукой, как старому знакомому:
– О’qituvchi ko’prikga bordi. Bizning tanishish bizga ruxsat! (Учитель, пошли на мост. Наших встречать будем! – Узб.)
 
Тот же день. Мост Дружбы через реку Амударья
Замыкающий автоколонну бронетранспортёр замер посередине моста. На асфальт ловко спрыгнул моложавый генерал. На ходу одёрнул ладно сидящую форму и направился к многоликой толпе встречающих.
– За мной ни одного советского солдата, офицера, прапорщика нет. Всё. Для СССР война в Афганистане официально закончилась.
– Неправда, – наклонившись ко мне, зашептал прямо в ухо узбек, позвавший меня с собой. – Есть. Не очень много, но остались. Прикрывают выход армии. У меня там друзья служат. Настоящие воины. Переживаю за них, ведь теперь совсем одни там. Меня Акбор зовут, а тебя как?
 
Декабрь 2018 года. Столица суверенной республики Узбекистан. Кафе «Голубые купола»
– А! Дорогой учитель! Салам! Приехал-таки в Ташкент! Какой молодец! Соскучился по нашему цветущему краю?! Сколько лет, сколько зим! Почитай более четверти века не виделись. Давай за наш дастархан. С друзьями знакомить буду. Помнишь, я тебе о них рассказывал там, на мосту, в феврале восемьдесят девятого? Они тогда «за речкой» оставались. – Акбор усадил меня рядом с собой. – Будем плов кушать, чай пить, молодость вспоминать. Саид, расскажи дорогому гостю, как там на самом деле было. – Акбор налил в пиалу горячий ароматный напиток и протянул сидящему напротив человеку в военной форме, правда, без знаков отличия.
***
– А что тут рассказывать. Мы выполняли приказ. Обеспечивали безопасный выход советских войск. И только после того, как ушла вся сороковая, получили наконец приказ «Уйти с точек». Как говорится, «позже последнего солдата». По-будничному, без журналистов, телекамер, без встречающих с цветами и уж точно без оркестра. Обычное пограничное дело. Служба у нас такая. Тихая. Незаметная.
– Но это уже в самом конце войны. А в начале как? Насколько мне известно, советских пограничников в Афганистане не было! – Я достал из сумки привезённую из Москвы бутылку дорогого алкогольного напитка и посмотрел на присутствующих, ожидая их одобрения.
– Ты прав, ustoz. – Саид кивнул, соглашаясь со мной, что бутылку пора откупорить, и продолжил: – Оказавшись по ту сторону границы, первым делом спрятали куда подальше «зелёные фуражки» и заменили отличительные знаки своего рода войск на общевойсковые. Затем делали всё, чтобы исключить диверсии и теракты на нашей границе, правда, уже создавая заставы на той стороне. Ну и, конечно, воевали вместе с армейскими. А как же иначе? Уничтожали душманские базы, созданные вблизи границы. При этом старались по возможности нанести как можно меньше ущерба стране, в которой приходилось воевать. Бывало, что удавалось договориться с той стороной и не воевать совсем. Но было и совсем наоборот. Идеально воюют только в американских кинофильмах. У нас же был круглосуточный смертельно опасный и зачастую очень неблагодарный солдатский труд. Наградные документы на нас поступали под грифом «Без огласки в печати».
***
– Саид, позволь тост! – Акбор поднял бокал. – Друзья, выпьем за тех, кого в Афгане «не было». За ни единого не попавшего плен советского погранца! За полтысячи погибших зелёнофуражечников, но не оставшихся там навечно, а упокоившихся на нашей огромной общей советской земле!
– И за тех, кто и сейчас охраняет «речки» и не пускает сюда всякую нечисть с отравой и прочей гадостью, – добавил своё алаверды Саид, вместе с другими легко поднимаясь со своего места.
 
  
Право внести в фамильный герб изображение пистолета
  
Всё! Решено! Сегодня ни строчки! Прямо сейчас! (Ну или чуточку позже.) Беру тряпку, тащу в свой кабинет пылесос и начинаю беспощадную борьбу со своими «Авгиевыми конюшнями». Что ни говори, а моя «половинка» права. Пыль, это микробы, бактерии и прочие паразиты. А иммунитет у такого человека, как я, однозначно, ослабленный. Сказано-сделано. Материалы из этой папки в макулатуру. Всё уже издано и переиздано. И из вон той-тоже. Только место занимают. Так. А это что? Беру в руки пухлый «Скоросшиватель» на которым фломастером начертано «Нессельроде». Помню о нём я уже писал. И довольно давно. Рассказ назывался «Кисель вроде». А папка до сих пор на столе лежит. Но ведь я отчётливо помню, что в прошлом году уже устраивал в кабинете «шмон», подобный сегодняшнему. Однако сей самодельный фолиант не выкинул. Сохранил. Для чего?
***
– Решился. Похвально. Только не останавливайся. Прояви наконец свою мужскую силу воли и доведи уборку до логического конца. А то я тебя знаю. Опять усядешься в кресло и будешь перекладывать листочки из одной стопки в другую.– Это моя супруга заглянула в кабинет, для выдачи порции ценных указаний. – Через час жду тебя на кухне. У нас сегодня макароны по-флотски.
   Какая же она у меня умница. Не выпуская папки из рук я нежно целую оторопевшую супругу. По-флотски, это же великолепно. Замечательно. Обязательно буду. Можно сказать, всенепременно. А сейчас будь добра оставь меня одного. Мне тут надо…
– Знаю что тебе надо– ворчит жена. – Что-то срочно записать потребовалось. Вот так всегда.
Я хотел было возразить. Но передумал. По-флотски. Флот. Русский. Парусный. Я сохранил папку «Нессельроде» из-за удивительного письма.
***
Высокопоставленному вельможе писал турецкий офицер. Штурман корабля «Реал-бей».
«…мы погнались за ними, но только догнать могли один бриг. Корабль капитан-паши и наш открыли тогда сильный огонь...»
***
Бриг капитана-лейтенанта Александра Казарского получил свое название в память об отважном катере, отличившемся в сражениях со шведами. Корабль оснастили восемнадцатью чугунными пушками и двумя переносными орудиями. Корму украсили статей римского бога Меркурия.
  С началом очередной Русско-турецкой войны,"Меркурий" участвовал в боях за Варну и Анапу. Захватил два вражеских корабля с готовящимся к высадке десантом.
***
Супруга не ушла. Вздохнув, взяла в руки тряпку стала вытирать пыль с многочисленных полок.– Послушай, а откуда у нас эта репродукция Айвазовского? Что-то я её раньше не замечала. 
– Как раз об кораблях,  не ней изображённых, я и собираюсь написать. А ты мне, мягко скажем, мешаешь.
– Это я тебе мешаю! Признайся честно. Если бы не я. Ты бы сегодня не вспомнил об этом бое. Я слушаю!-Она решительно опустилась на диван. – Иван Константинович абы о ком картины не рисовал. Что-же там произошло?
– Каюсь. Ты как всегда права. Не только я, но и многие мои соотечественники либо не помнят, либо вообще не знают о подвиге брига с красивым именем– «Меркурий».
***
В один из майских дней отряд русских кораблей заметил вражескую эскадру. Командующему захотелось поближе разглядеть противника. На фалах его судна взлетел приказ: «Меркурию» лечь в дрейф». Турки умели читать русские вымпелы. Они прекрасно значение этого сигнала. Вражеские суда подняли на мачтах все паруса. Совсем скоро за кормой брига Казарского, вырос лес из мачт. Стадесяти пушечный «Селимие» и семидесяти пушечный «Реал-бей» поравнялись с «Меркурием». Остальные корабли турецкой эскадры легли в дрейф, издали наблюдая за тем как будет захвачен, либо потоплен небольшой русский кораблик.
Неукоснительно соблюдаемый обычай российского флота предоставлял первое слово младшим чинам. – « А чего тут думать? Вступить в бой и драться до последнего снаряда и человека». Матросы поддержали это многоголосым криком «Ура!» Весь состав корабля переоделся в парадные мундиры и форменки. Прочитали молитву Святому Николаю – покровителю русских моряков. Командир положил возле порохового погреба заряженный пистолет. Коротко распорядился: – « Последнему оставшемуся в живых выстрелить в бочки. Взорвать бриг, дабы врагу не достался!» Кормовой флаг крепко-накрепко прибили, чтобы никто и ни при каких обстоятельствах, его не спустил. Все документы и карты не мешкая сожгли.
***
«Селимие»уже заходил с кормы. На приказ о сдаче, « Меркурий»ответил яростной стрельбой. Начался неравный бой. Тридцати фунтовое ядро пробило борт брига, погибли два матроса. Александр Казарский вёл корабль, так, что бы большинство турецких ядер не достигало цели. Бриг подошел к турецкому флагману почти вплотную. Теперь русские снаряды ложились точно в цель. Получив пробоины и повреждения «Селиме» лёг в дрейф и вышел из боя. Тем не менее его прощальный залп повредил одну пушку «Меркурия» и пробил корпус брига ниже ватерлинии. Над «Меркурием» нависла угроза затопления. Невероятными усилиями команды течь удалось кое-как заделать.
Тем временем «Реал-бей», расстреливал русский корабль с другой стороны. Трижды возникал пожар. Но русские моряки продолжали сражаться. От турецких ядер невозможно было увернуться. Оставалось одно. Сражаться. Стоять до последнего. Наконец получилось снести основные мачты турецкого корабля. Рухнувшие паруса закрыли отверстия для пушек. Обстрел прекратился. «Реал-бей» не смог далее продолжать бой и вышел из сражения. 
Повреждённый « Меркурий» медленно шёл к Сизополю. Четверо русских моряков было убито, шестеро ранено. Капитан получил ранение в голову. Наскоро перевязав рану носовым платком, капитанский мостик не покинул.
***
Супруга открыла скоросшиватель и прочла :– "В воздаяние блистательного подвига брига "Меркурий", Государь Император всемилостивейше соизволил: командира капитан-лейтенанта Казарского произвести в капитаны 2 ранга. И сверх того кавалером ордена св. Георгия 4 класса. Всем нижним чинам знаки отличия военного ордена. Всем вообще, как офицерам, так и нижним чинам, в пожизненный пенсион двойной оклад жалованья по окладу, какой они получали до Настоящего времени. А дабы увековечить в роде сих офицеров память примерной их храбрости и мужественной решимости на очевидную гибель, Государь Император соизволил повелеть, чтобы пистолет, как оружие избранное ими для взорвания на воздух при невозможности продолжать оборону, был внесен в гербы их". ("Морской сборник" № 6-1850 г., с. 493-494). 
  Непременно напиши об этом. Подвиги славных предков забывать нельзя. Только после обеда. А сейчас идём на кухню. Ты же знаешь, макароны потому и называются по-флотски, что их едят горячими.
 
 
Кошкина муза
 
– Не пишется? – Белоснежный, породистый кот Барон убрал лапы с клавиатуры и взглянул на беспородную, серую кошку Мурку.
– Ну, не одного мяяяу в голову не лезет-ответила та и в свою очередь посмотрела на чёрного, как уголь, котёнка Черныша, бесцельно водившего лапкой по стеклу планшета.
– А чё вы пялитесь? – И у меня ни строчечки-огрызнулся малыш. – Вторую порцию «Вискаса» слопал и всё равно никакого вдохновения. Пропало оно. Исчезло! Растворилось!
– Это точно! – Согласился с ним Барон. – Я уже и крысу ватную кусал. Раньше помогало, а сейчас нет.
– Крызис. Пёс его побери. – Мурка лизала лапу и вытирала ею мордочку. – Поэтесса вот-вот домой вернётся. Что мы ей мурчать станем? Она же бедненькая из шкурки вон лезет. Для нас старается. По редакциям бегает, чтобы стихи наши пристроить, денюшку получить и нам рыбки свеженькой раздобыть, ну или на худой конец «Вискаса».
– А вот так правду и напишем– Черныш повернул к друзьям экран своего планшета. По нему бежали крупные буквы:– «Ничего не сочиняется! Слова рифмоваться не хотят! Живут сами по себе, нам не подчиняясь! Срочно нужна Муза! Без неё просто большое и громкое Мяууууу!»
– И ни какого мур-мур! – Согласилась с ним Мурка.
Барон подбежал к забытому поэтессой смартфону и стукнул лапой по тачскрину.
– Собак на вас нет! - Послышалось в ответ. Девять часов утра, Понятное дело, что хозяин ещё почивает. А я своей лапой никак не могу перевести телефон на беззвучку. Отключайтесь немедленно. Бульдог вас покусай!
– Леопольд, не сердись! Это я Барон, твой друг, между прочим! И мне нужна помощь! При чём срочно!
– Котлеты закончились! И вообще! Мне их самому мало! Всегда!
– Леопольдушка, да я не об этом. Здесь проблема по серьёзней.
– До марта ещё далеко. И у тебя, в отличие от некоторых, Мурка под боком. И если к тому же в миске что-то булькает или шуршит, то какие к псу, могут быть проблемы? Неуж-то мыши одолели? Так в этом деле я тебе не помощник. Мне для хозяина надо роман по быстрее заканчивать. Его редакция торопит. Дедлайн на носу, понимаешь. А ты, шкура белая, отвлекаешь! Вот увижу тебя и врежу по уху.
– Я тебе врежу! Сам огребёшь, от меня по полной. Тоже мне лев, карликовый, выискался. – Мурка от негодования выгнула дугой спину и выпустила когти.
– Ну, дорогая, успокойся. И вообще воспитанные киски молчат, когда серьёзные коты разговаривают. Леопольд всего-лишь немного погорячился и прямо сейчас мы с ним помиримся. Правда Лео? Ты меня слышишь?
Из смартфона раздалось какое невнятное бульканье. На другом конце «провода» Леопольд представил, разъярённую беспородную кошку Мурку и непроизвольно фыркнул, побыстрее прогоняя от себя крайне неприятное видение.– Так чего ты хотел, дружище? – Как можно миролюбивее поинтересовался кот-романист.
– Понимаешь Леопольд, у нас у всех разом пропало вдохновение. Мы с утра не можем написать ни строчки. Подскажи, пожалуйста, как ты с этим недугом справляешься? Или валерьянку с горя хлещешь?
– Упаси кошачий бог! Ты же знаешь, от неё лапы дрожат так, что по клавишам не попадаешь. Только Муза! Она родимая и спасает.
– А как её вызвать? Не будь собакой. Ты же знаешь, за нами не заржавеет, то есть я хотел сказать, не обезрыбет!
– Барон, слушай меня внимательно! Встань на задние лапы, а переднюю правую положи на шкурку, в то место, где сердце бьётся. Если оно у тебя конечно есть. В чём я сомневаюсь, раз ты звонишь, в такую несусветную рань.
– Исполнено, Леопольдушка. Стучит, трепещет, сердечко-то. Хочешь я попрошу Мурку, она телефон ко мне поднесёт, сам услышишь.
– Нет! Не хочу! Завопил в трубку Лео. – Я и так верю. Теперь ори, что есть мочи.
– Что орать, друг?
– Как что? Как обычно. Муззззза приди! Мяуууу! Муза приди! Мяу. Ну и так далее. До тех пор пока не появится.
– А как мы узнаем, что она пришла? Она разве видимая? – Черныш крутил головой из стороны в сторону. Даже на всякий случай заглянул по диван.
– Ещё какая видимая. Но только друзья, предупреждаю сразу. Чур ей не перечить! Она киса очень капризная. Характер, не приведи господь! Чуть, что не так, исчезает мгновенно. Только её и видели. И тогда пиши пропало. То есть я хотел сказать. Не пиши. Всё пропало. Ой! Я отключаюсь. Пока, братцы кошки. Хозяин встал. Не увидит меня за компом – враз тапком облагодетельствует. – Трубка запищала сигналом отбоя.
***
– Муззззза приди! Мяуууу! Муза приди! Мяууууу! – В три кошачьих глотки орали Барон, Мурка и Черныш.
В соседней квартире породистая болонка Женевьева на всякий случай спряталась под юбку своей хозяйки. Как говорится, бережённого и собачий бог бережёт. Гулявший во дворе бродячий, безымянный пёс хотел было с разбегу прыгнуть на балкон первого этажа и разобраться с исполнителями этих арий. Да передумал. Его слух различал три разных партии, а воевать одновременно с таким количеством кошек, это уже перебор!
***
– Ну и чего вы разорались? Вот я появилась. И дальше что?
Кошки как по команде закрыли рты и не мигая пялились на розовое создание с прозрачными, как у стрекозы, крылышками.
– Кормить будете или так на сухую пообщаемся?
Барон, Мурка и Черныш чуть было серьёзно не поцапались за право принести Музе миску с остатками корма. Но грозное: – «Брысь, бездари хвостатые!» заставило их замереть на месте.
Расправившись с угощением и как следует вылизав тарелку Муза грациозной походкой доплелась до дивана и развалилась на нём, по-свойски свесив длинный хвост.
– А я думал она до него долетит, у неё же крылья есть. – Прошептал Черныш в самое ухо Мурки. Но получив хороший подзатыльник, умолк.
– Умаялась я сегодня. То один бездарь зовёт, то второй. Короче. Вздремну я тут часок, другой, третий. Потом так и быть покалякаем.
– Но, хозяйка, то есть поэтесса-попытался обрисовать ситуацию Барон, но тоже огрёб от когтистой Муркиной лапы. Да Муза его и не слушала. Она уже крепко спала, обхватив голову своими крылышками.
***
В двери раздался шум проворачивающегося ключа.
«Поэтесса»-пронеслось в головах кошек.-Срочно прячем Музу под диван.
Спустя секунду шесть цепких лап впились в пушистую розовую шкурку.
– А! Что? Как вы смете? Мать вашу, кошку! Будить меня! Это же неслыханно!
– Хозяйка идёт!Она не должна вас увидеть! – Барон встал на задние лапы и как человек хотел уложить Музу на передние.
– Чудак, кошак! Ну, ты даёшь! Я же для них невидимая. Я же ваша, кошачья! А у людей, своя есть. Они именно её видят..... Иногда. А вы свою!
– Очень редко. Можно сказать впервые. – Буркнула Мурка.
– Ладно. Раз уж разбудили, быстро мявкайте, что у вас за беда.
– Не сочиняется, не пишется! – Разом выпалили кошки.
– То же мне проблема. Марш за комп. Пишите.
«Кот боялся пылесоса,
А потом сообразил -
Посмотрев на бабку косо,
Провода перекусил.»
***
Три пары жёлтых глаз смотрели на Музу.
– Что уставились? Будто меня впервые видите.
Первым не выдержал Барон. – А дальше! – Он, нервничал и потому стучал хвостом по скамейке.
В комнату зашла поэтесса. Взглянула на монитор. – Трудитесь, мои котики. Молодцы. Продолжайте в том же духе. Я на кухню. Буду варить вам сосиски. Вы же любите их?
Три кошки синхронно облизнулись в знак согласия.
***
Музочка, миленькая, ну мур, мур, мур. Давай дальше.
– Усатые! Обнаглели в конец. Вы что думаете, я за вас сочинять буду? Дудки! Всё! Покедова! Она взлетела к потолку.
– Надо же! Умеет! – Черныш задрав мордочку наблюдал за её полётом.
– Меня сосед ваш зовёт, Леопольдушка. Прям измяукался весь. Кот видный. Как не помочь! Прощевайте, киси. Я в вас верю! Всё получится! – Раздалось откуда-то издалека.
***
– Так! Сосиски только после того, как стих закончите! Сами знаете. Кто не работает, тот не ест. – Поэтесса держала в руках ароматно пахнущую кастрюльку.
– На кошек этот закон не распространяется. – Буркнул Барон.
– Кот не работает! Кот ест! – поддержала его Мурка.
Черныш ничего не сказал. Он очень хотел сосиску, а потому стучал по клавишам.
"Горько плачет баба Уля:
– Поломался пылесос!
Кот спокойно спит на стуле.
Что ему до женских слёз!"
=============
(Автор стихотворения – Галина Ильина)
 
© Ралот А. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Зима (0)
Этюд 2 (0)
Троице-Сергиева лавра (0)
Ама (0)
Старая Москва, Кремль (0)
Деревянное зодчество (0)
Этюд 1 (0)
Москва, Малая Дмитровка (1)
Михайло-Архангельский монастырь (1)
Москва, Новодевичий монастырь (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS