ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Старик (1)
Собор Василия Блаженного (0)
Ама (0)
Этюд 2 (0)
Загорск (1)
Ростов (1)
Зима, Суздаль (0)
Этюд 1 (0)
Записки сумасшедшего (0)
Ростов Великий (0)
Старая Москва, Кремль (0)
Храм Христа Спасителя (0)
 

«Фитти» Людмила Ворожищева

article839.jpg
ПРОЛОГ
 
  Она появилась ниоткуда и улеглась на мой компьютерный стол, свесив вниз мордочку и передние лапы.
 – Отодвинься, пожалуйста, - как можно вежливее попросила я. – Ты мне экран загораживаешь.
  – И не подумаю! – нахально заявила она.
  – Но ты же мне мешаешь работать!
  – А как ты думаешь, для чего я пришла? Знаешь, мне надоело ждать, когда ты переделаешь все свои срочные дела и займёшься, наконец, мною.
  – Да кто ты такая?! – воскликнула я.
  – Ничего себе! Ты же сама меня придумала, а теперь спрашиваешь, кто я такая?! Напоминаю: я – кошка, которая умеет говорить по-человечьи. Для того, чтобы объяснить непонятливым людям простые, но очень важные вещи, до которых человек, этот «венец творения», не в состоянии додуматься самостоятельно.Ты мне даже имя дала. Помнишь хоть, как меня зовут?
  – Помню. Фитти. Но я не о том. Кто ты такая, чтобы ради тебя немедленно бросить все мои важные дела?
  – Вот-вот! – обрадовалась неожиданная гостья. – Так говорят или думают многие нерадивые родители, когда их дети просят поиграть с ними. Как будто на свете есть что-то важнее собственного ребёнка! А я родилась в твоей голове, значит, я - твоё детище и по этой причине имею право требовать к себе внимания! Кстати, у тебя в мыслях такой кавардак! Когда уже ты там наведёшь порядок?
  Нет, поистине, наглость этого маленького существа не имела границ! Но кое в чём она права…
  – Хорошо, – я со вздохом выключила компьютер. - Так и быть. Сейчас буду сочинять про тебя какую-нибудь историю.
  – Вот только не надо ничего сочинять! – возмущённо перебила она. – Достаточно того, что ты придумала меня, а дальше – я сама! Слушай внимательно. И записывай…
 
 
  Этой ночью городом овладел Ветер.
 Город вначале пытался сопротивляться. Он прятался за высокими стенами зданий, заманивал противника в лабиринты дворов, выставлял на его пути бетонные заборы… Но Ветер с хохотом и свистом легко обходил все преграды. И к вечеру город пал. Сдался на милость завоевателя.
А Ветер шумно праздновал победу! Он прогнал с улиц и площадей любителей ночных прогулок. Он срывал со столбов афиши, сбрасывал с подоконников цветочные горшки, обламывал ветки у деревьев, грохотал по тротуарам опрокинутыми урнами, завывал в водосточных трубах, заставлял стёкла в оконных рамах мелко-мелко дрожать отстраха. Словно опьянённый собственной силой, он требовал продолжения битвы. Но в ответ на его свист, вой и грохот город лишь плотнее закрывал окна домов и ниже опускал жалюзи. Наконец, Ветер выдохся, утих и улёгся, свернувшись калачиком, под скамейкой в одном из городских дворов.
 
  У девочки Лёли было слабое горло.
  Кто хоть раз болел ангиной, тот знает, как это тяжело и мучительно. Больно есть, пить, разговаривать, больно даже дышать: при каждом вдохе кажется, будто кто-то изнутри без конца шлифует горло напильником или наждачной бумагой. А когда вспыхивает температура, привычный и знакомый окружающий мир вдруг теряет свои очертания, становится непонятным, расплывчатым, зловещим. И даже то, что можно не ходить в школу, почти не радует…
  С вечера Лёля проглотила таблетку аспирина и под завывания ветра окунулась в вязкий болезненный сон.
  Она проснулась от внезапно наступившей тишины. Девочка выглянула в окно и увидела, как из подвала дома напротив выскочила огромная серая крыса. А дальше произошло нечто совсем невероятное: крыса улеглась на спину, соединила задние и передние лапы, закусила кончик хвоста и, преобразившись таким образом в колесо, принялась катиться по опустевшему двору. Вначале медленно, затем всё быстрее и быстрее колесо двигалось по асфальту, с каждым оборотом увеличиваясь в размерах. А когда странное существо, наконец, остановилось, Лёля с удивлением и страхом обнаружила, что вместо крысы с земли, прихрамывая, поднимается сутулый старик в помятом сером костюме. От прежнего облика в нём остались только жёсткие усы и маленькие злые глазки.
  «Кажется, у меня опять поднимается температура, - подумала девочка. – Это бред».
  Между тем, хромой старик, тяжело дыша, опустился на скамейку. Видимо, превращение далось бывшей крысе нелегко. Но просидел в покое он не более пяти минут. Заметив огненно-рыжую кошку, хромойвскочил со скамейки и запустил в бедное животное довольно увесистым обломком кирпича. Увернувшись, кошка мгновенно вскарабкалась на дерево, пытаясь спрятаться между веток. Но ярко-оранжевый цвет её шёрстки даже в тусклом свете фонаря был слишком заметен. А старик не унимался, швыряя в свою жертву камень за камнем. Кошка перепрыгнула с дерева на карниз, а оттуда – прямо на Лёлинподоконник. Девочка поспешно распахнула створки окна и впустила в комнату дрожащее от страха животное. Кошка жалобно мяукала, то и дело пытаясь облизать ушибленную заднюю лапку.
  – Не волнуйся, - Лёля погладила гостью по апельсиновой спинке. – Здесь ты до утра в безопасности. Я бы тебя насовсем у нас оставила, но мама не позволит. Она считает, что бродячие животные – источник инфекции. А у меня и так всё время ангины.
  Напоив новую подругу молоком, девочка забралась под одеяло и впервые за три дня спокойно уснула. А кошка улеглась рядом на подушке, согревая пушистым бочком больное горло.
 
  – Это что такое?! Откуда?! – мамин голос явно не сулил ничего хорошего.
  Лёля вскочила на ноги, с удивлением обнаружив, что боль в горле, терзавшая её несколько дней, исчезла. Вторым открытием в это утро было то, что ночная гостья, мелодично мурлыча и грациозно выгибая оранжевую спинку, трётся об мамины ноги, а та, вместо того, чтобы брезгливо отшвырнуть «источник инфекции», рассматривает пришелицу с интересом и даже, кажется, собирается её погладить!
  – Не сердись, мамочка, это очень хорошая кошка! Она меня вылечила. Правда-правда, горло совсем не болит, вот посмотри: а-а-а! – и Лёля привычно открыла рот так, чтобы мама могла видеть её гланды.
  – Действительно, ни воспаления, ни налётов… Чудеса! Я слышала, что кошки лечат, но считала, что это выдумки кошатников. Где ты её взяла?
  – Я её спасла от крысы, которая превратилась в хромого старика… Мама, мы обязательно должны эту кошечку у нас оставить, иначе она погибнет! Гадкий старик в неё камнями кидал. Я сама буду за ней убирать, и кормить, и к ветеринару водить, прививки делать.
  – Что за нелепые фантазии? Старик, крыса… Впрочем, ты уже большая девочка, двенадцать лет, пожалуй, не помешает тебе взять на себя такую ответственность. Но учти: если хоть раз…
  – Ни разу, мамочка, ни разу! – не дослушав, Лёля повисла у мамы на шее. – Вот увидишь, всё будет хорошо. И ангинам моим конец!
  – Ну-ну… Посмотрим, - пробормотала мама, закрывая за собой дверь. А Лёля подхватила свою любимицу и закружилась с ней по комнате. Затем опустила кошку на коврик около кровати, повернулась к зеркалу и принялась расчёсывать спутавшиеся за ночь волосы.
  – Как же мне тебя назвать? – вслух рассуждала девочка. – Только не Мурка, это слишком заурядно, а ты у меня особенная. Может быть, Рыжик? Или Апельсинка?
  – Вот ещё! У меня уже есть имя. Меня зовут Фитти.
Лёля недоуменно обернулась. Сидящая на коврике кошка вместо привычного мурлыканья произносила вполне членораздельные слова, ну, разве что, слегка растягивая гласные звуки.
  – И что ты смотришь на меня с таким удивлением? Да, я умею пользоваться человеческой речью, но разговариваю нечасто, далеко не со всеми и только тогда, когда это, действительно, необходимо. А имя мне дала моя самая первая хозяйка. Оно мне нравится, и менять его я не собираюсь.
  – Хорошо, Фитти.Но раз уж ты заговорила, объясни, пожалуйста: этот старик-крыса, кто он такой? И почему он кидал в тебя камни?
  – Это Урмаус, воплощённое зло. Оно многолико, умеет маскироваться, как угодно. То бедным старичком прикинется, то несчастным голодным зверьком. Я всё время с ним воюю, однажды даже удалось его поймать, но он вывернулся, я успела только прокусить ему лапу. С тех пор и хромает.
  – Теперь понятно, почему он на тебя набросился. А чего он хочет?
  – Как это - чего? Сеять зло везде, где только можно. А человеческие души для этого самая лучшая почва. В каждом из вас, людей, заложены в равной мерезёрна и добра, и зла. Что прорастёт раньше, зависит в первую очередь от самого человека. А ещё от того, что он видит и слышит вокруг себя. О-о, Урмаусочень хорошо умеет играть на человеческих слабостях. Скажет кому-то: «Ты лучший! И тебе не надо это доказывать, не надо к чему-то стремиться, чего-то добиваться, ты и так лучше всех! А тот, кто с этим не согласен, твой враг. Убей его!» Или так: «Почему у твоего соседа и дом выше, чем у тебя,и сад краше? Это несправедливо! Подожги его дом, разори сад!»
  – Но зачем люди его слушают?
  – Нет, до чего ж непонятливая девчонка! Подумай, очень трудно бывает не согласиться с тем, что ты лучший! Или с тем, что ты несправедливо обделён, и в этом виноват кто угодно, только не ты сам! Знаешь, сколько у зла инструментов, которые не тупятся и не ржавеют? Лесть, ложь, зависть, лень, глупость…
  – Я поняла, Фитти. Мне надо помочь тебе уничтожить Урмауса. Попробую. Но я должна тебе признаться, что ужасно боюсь крыс.
  – Вот-вот! Страх – это тоже один из нержавеющих инструментов зла. К сожалению, уничтожить Урмаусаневозможно, в наших силах только его действия ограничить. И не пускать в свою душу.
  Из коридора донёсся голос мамы:
  – Лёля, мне пора. Сегодня ты в школу ещё не пойдёшь. Полощи горло, пей лекарство. Завтрак на столе, миска для твоей кошки возле холодильника. Можешь погулять с ней во дворе, в скверике, где нет сквозняков. Ну, всё, дочка, я на работу.
  – Замечательно! – воскликнула Фитти, как только за мамой закрылась входная дверь. - Давай быстрее позавтракаем и – во двор!
  – Как!? – удивилась Лёля. – Там же Урмаус!
  –Днём он ничего нам не сделает. Тем более, что нас двое. Гадкая крыса только того и хочет, чтобы мы ходили с опаской и озирались от страха. Не дождётся! А у нас с тобой есть одно серьёзное дело. Я познакомлю тебя с заколдованным принцем. Вот послушай, что я тебе о нём расскажу.
  И пока Лёля завтракала, приводила себя в порядок и прибирала на кухне, Фитти поведала ей  такую историю:
 
– Давным-давно, много веков назад на месте этого города шумел дремучий лес. Он кормил всю округу грибами, ягодами и орехами, на его полянах росли целебные травы, а в чащобах водились разные звери, охотиться на которых приезжали даже егеря из соседних стран. Но самое главное было то, что в этом лесу жили единороги. Сильные, мудрые, благородные животные, они прекрасно понимали человеческую речь и даже умели говорить по-человечьи, хотя делали это крайне редко, только в особых случаях.
Однажды на опушке леса появился человек, непохожий ни на охотника, ни на грибника. Это был король соседнего государства. Он долго и громко трубил, призывая единорогов. И когда те явились на зов, пришелец обратился к ним с мольбой:
  – Уже много лет мы с королевой мечтаем о сыне, а наш добрый народ – о наследнике престола. Но увы, мы до сих пор бездетны. Врачи, знахари и колдуны оказались бессильны.Не могли бы вы, благородные животные, помочь в нашей беде?
  Главный единорог в знак согласия слегка наклонил стройную шею и исчез в чаще леса. Через полчаса он вернулся и положил к ногам пришельца какие-то коренья и стебли. Вернувшись во дворец, король собственноручно приготовил из этих снадобий отвар, напоил им свою супругу, и через положенные девять месяцев у царственной четы родился сын.
  Наследника назвали Кристофером. Это был красивый, смышлёный и добрый мальчик с ясными глазами цвета морской волны. Он быстро рос и охотно учился, радуя своих родителей. Но в семнадцать лет с ним произошло несчастье: он влюбился во фрейлину своей матушки. Не помню, как её звали, да это и неважно. А важно то, что красавица, к которой Кристофер воспылал страстью, была племянницей Урмауса. 
  В то время при дворе была мода на украшения из слоновой кости. И коварная красотка потребовала от влюблённого юноши добыть ей… нет, не бивень слона, а рог благородного животного. Такого украшения не было не только ни у одной из фрейлин, но даже у самой королевы.
  – Но единорогов убивать нельзя! – возразил Кристофер. Эту истину он хорошо усвоил.
  – А кто сказал, что нужно убивать? – притворно удивилась фрейлина. – Вот тебе стрела с иглой в наконечнике и сок белладонны, безобидное снотворное. Подумай сам, разве можно убить тоненькой иголочкой? Намочишь её в этом флаконе, выследишь зверя, усыпишь его своим выстрелом и отпилишь даже не весь рог, а половину. Мой ювелир изготовит из него брошь и серьги, а я смогу с гордостью рассказывать всем, на какие подвиги готов ради меня любящий принц.Твоё драгоценное «благородное животное» проснётся и отрастит новый рог. А тебя ждёт райское блаженство в моих объятиях!
  Страсть, как известно, отнимает разум, а иногда и совесть. Кристофер поступил так, как требовала жестокая красавица. Вот только во флаконе оказался не сок белладонны, а самый сильный на земле яд. Юноша долго сидел возле мёртвого животного, и слёзы, текущие по его лицу, смывали любовь к недостойной избраннице и дарили запоздалое прозрение.
 Он не заметил, как вокруг собрались со всего леса единороги, издалека почувствовавшие смерть своего собрата. Главный из них взглядом потребовал от невольного убийцы подняться с земли и как верховный судья вынес свой вердикт:
  –Ты совершил страшное преступление, лишив жизни одного из нас, и за это на тебя накладывается заклятье. В течение многих лет быть тебе старым уродливым башмачником, чинить старую обувь и шить из шкуры убитого тобой единорога новые башмаки. Вернуть тебе прежний облик сможет лишь тот человек, который сумеет износить их, НЕ СОЛГАВ НИ РАЗУ. Тебя и нашего собрата погубила ложь. Ему уже ничем не помочь, а тебя спасти может только правда. 
  В ту же минуту прекрасный юноша превратился в сгорбленного безобразного старика. Разумеется, в таком облике во дворец он вернуться не мог. Государство, лишённое наследника, очень скоро завоевали соседи. Единороги же навсегда покинули этот лес. А где-то в тёмной норе, торжествуя, потирал свои крысиные лапы Урмаус: его племянница прекрасно справилась со своей задачей.
  С тех пор несчастный старик век за веком чинит старую обувь и, пытаясь снять с себя заклятье, шьёт разным людям башмаки из шкуры убитого им единорога. Да только до сегодняшнего дня так и не отыскался человек, способный износить их, не солгав ни разу.
 
  – Я, кажется, знаю, о ком ты говоришь! – воскликнула Лёля. – За углом нашего дома стоит маленькая будка, на ней написано: «Ремонт обуви». И сидит в ней молчаливый старик, сутулый, с узловатыми пальцами, страшный такой! Мы ему отдавали мои сапоги в починку.
  – Да, это он и есть. Ему запрещено говорить, что на самом деле он заколдованный принц. Попробуешь его расколдовать? Только учти: это будет совсем непросто. Люди часто лгут, не задумываясь, причём, иногда из самых добрых побуждений. Скажет врач безнадёжному больному, что тот обязательно поправится… или любящий сын, желая уберечь мать от лишних волнений, солжёт ей, что у него всё в порядке… Да ты и сама можешь припомнить много таких историй, хотя бы и из твоей коротенькой жизни. Разве не так?
  – Так, - со вздохом согласилась Лёля.
 
  Девочка и кошка подошли к будке старого сапожника. Тот вынул изо рта мелкие гвозди, отложил молоток и взглянул на посетителей. Лёля изумилась: из-под старчески набухших век на неё смотрели совершенно молодые глаза цвета морской волны.
  – А-а, это ты, Фитти? Всё ещё надеешься меня спасти? Кого ты привела на этот раз?
  – Кристофер, это Лёля. Она тебе поможет, вот увидишь! Это очень правдивая девочка. Сшей ей башмачки из шкуры единорога. У тебя же осталось ещё немножко?
  – Да, как раз на пару девичьих туфелек. Но это уже последние лоскутки. Если и сейчас ничего не получится, я так и умру уродливым башмачником, не прожив ни дня своей настоящей жизни. 
  – Нет, на этот раз всё будет иначе, - заверила Фитти.
  – Ну что ж, подходите через два часа, - вздохнул старик.
Он даже не снял мерку с ног Лёли. Но сшитые им башмачки оказались как раз впору. Надев их, девочка почувствовала удивительную лёгкость в ногах. Хотелось бежать куда-то вприпрыжку или подскакивать на месте. Правда, выглядела обновка немного старомодно, но это совсем не смущало Лёлю.
  – Носи их не снимая, - напутствовал старик. – В этих башмачках не жарко летом и не холодно зимой. Ноги в них не чувствуют усталости. А главное – они будут расти вместе с тобою и всегда будут тебе впору, пока не сносятся окончательно.
 
 – Какие забавные туфельки! Откуда они? – удивилась мама. – Бабушка Соня купила?
  Девочка уже приготовилась кивнуть в знак согласия. Так было гораздо проще, не надо ничего объяснять: с бабушкой по папиной линии Лёля виделась редко, а мама с бывшей свекровью совсем не общалась, они поссорились давно, когда отец девочки ещё не ушёл из семьи. Таким образом, тайна башмачков всё равно осталась бы нераскрытой. Но Фитти легонько царапнулаЛёлину ступню, напоминая о данном слове, и девочка призналась:
  – Нет, эти туфли подарил старый сапожник, который сидит в будке за углом нашего дома. На самом деле он заколдованный принц. Мне теперь совсем нельзя обманывать, иначе так и не получится снять с него заклятье.
  – Ох, дочка, что-то меня твои фантазии всё больше пугают! – озабоченно произнесла мама. – То у тебя крыса в старика превращается, то с кошкой ты разговариваешь, как с подругой, а теперь ещё и заколдованный принц! Не нравится мне всё это.
  Она сняла телефонную трубку:
  – Алло, это центр психологической помощи? Мне необходимо записать ребёнка двенадцать лет на консультацию. Завтра в пятнадцать тридцать? Спасибо.
 
  Психолог, на приём к которому привела Лёлю мама, оказалась немолодой женщиной, с приветливой улыбкой и добрыми глазами.
  – Меня зовут Людмила Алексеевна, - представилась она. – А тебя?
  – А меня Лёля.
  – Вообще-то её зовут Лариса, - вмешалась мама. – Просто когда она была маленькая, то не выговаривала букву Р, вот и называла себя как попроще.
  – Я думаю, если ваша дочка захочет, чтобы я называла её Ларисой, она сама мне об этом скажет, - улыбнулась психолог. – Правда?
  Лёля кивнула.
  – А что ты любишь делать больше всего?
  Девочка покосилась на маму: той могло не понравиться то, что Лёля собиралась произнести.
  – Отвечай, когда тебя спрашивают! – прикрикнула мама.
  – Алла Викторовна, не могли бы вы подождать в коридоре? – как можно вежливее попросила психолог. И, когда мама вышла, повторила свой вопрос.
– Я много чего люблю делать, - охотно ответила Лёля. – Книжки читать, музыку слушать, особенно грустную, в походы и на экскурсии с классом ходить, рисовать иногда… но больше всего я люблю сочинять сказки. У нас во дворе детский садик, когда ребятишки выходят на прогулку, я к ним прихожу и рассказываю всё, что сама придумала. Они меня так ждут, с таким удовольствием слушают!
  – Замечательно! – искренне отозвалась Людмила Алексеевна. – Я тоже хотела бы познакомиться с твоими сказками. Но сначала нарисуй, пожалуйста, человека, дом и дерево. Ты сказала, что рисовать тоже любишь?
  И она вынула из ящика стола пачку бумаги, карандаши и фломастеры.
  Подумав, Лёля изобразила посередине листа бревенчатый дом с большими голубыми окнами, приоткрытой дверью и крышей, увенчанной резным коньком. Рядом с домом высилось дерево с широким стволом и густой листвой, щедро увешанное плодами. Для человека девочка решила использовать другой лист. Людмила Алексеевна внимательно наблюдала, как маленькая художница тщательно прорисовывает широко открытые глаза, уши, улыбающийся рот, густые кудри, нарядное платье, наконец, не совсем обычные, немного старомодные туфли.
  – Это башмачки из шкуры единорога, видите, у меня точно такие же, - таинственным шёпотом поделилась Лёля. Ей вдруг ужасно захотелось рассказать этой улыбчивой женщине с добрыми глазами всю историю, от начала до конца.
  Психолог слушала не перебивая. Когда рассказчица умолкла, Людмила Алексеевна вздохнула, погладила Лёлину руку и сочувственно произнесла:
  – Нелегко тебе придётся, моя дорогая. Действительно, всё время помнить о том, что ты обязан говорить только правду, гораздо труднее, чем кажется.И неизвестно, к каким последствиям это может привести. Но я постараюсь тебе помочь. Вот, возьми, это номер моего телефона. Ты можешь позвонить мне в любое время. А теперь позови, пожалуйста, свою маму и подожди её за дверью.
 
  Сидеть в коридоре было довольно скучно, тем более, что беседа мамы с психологом затянулась, и Лёля вышла на крыльцо. Она буквально наслаждалась пружинной лёгкостью в ногах, появившейся вместе с заветными башмачками.
  – Оп-па! Самарцева! Ты что здесь делаешь?
Обернувшись, Лёля увидела свою одноклассницу Катю Третьякову по прозвищу «Екатерина третья». Катя считала себя самой красивой девочкой в классе и была уверена, что все мальчишки в неё влюблены, а девочки или завидуют, или мечтают с ней подружиться. И только Лёля явно не вписывалась в эту простую схему. Завидовать она не умела и дружбы с Катейне искала. Поэтому Катя не любила Лёлю и демонстрировала свою неприязнь при каждом удобном случае. Вот и сейчас она с усмешкой взглянула на вывеску центра психологической помощи и ехидно проговорила:
  – Всё понятно! Ты у психиатра была. Ничего удивительного, я давно заметила, что у тебя крыша едет! А что за туфли?! Такие лет двести никто не носит! Сними и не позорься.
  Лёля пыталась возразить, что она была не у психиатра, а у психолога, но Катя, смерив одноклассницу уничижительным взглядом, уже удалилась.
На следующий день, едва переступив порог класса, Лёля почувствовала что-то неладное. Со всех сторон на неё смотрели глаза, наполненные любопытством, презрением, брезгливым страхом и неприязнью. Место около неё за столом опустело. Лёля поискала взглядом свою подругу и соседку Женю, всегда сидевшую рядом, но та забилась на последний ряд и старательно что-то высматривала в окно.
  – Чегоозираешься? – раздался вдруг насмешливый голос Кати. – Никто с тобой, сумасшедшей, сидеть не будет. Кто знает, вдруг ты кусаешься?
  Одноклассники дружно захохотали.
 – Я не сумасшедшая, с чего вы взяли? – в отчаяние выкрикнула Лёля.
  – Рассказывай! Нормального человека к психиатру не поведут. И нормальный человек не будет носить такие идиотские туфли. Я уже не говорю о том, что никакая девчонка двенадцати лет не станет возиться с детсадовской малышнёй и выбалтывать им свои дурацкие бредни. Да-да, нам Женька всё рассказала. Так что твоё место в дурдоме. Вали отсюда! – и Екатерина третья победно оглядела свою «вотчину».
  Лёля растерянно обвела глазами класс - и не встретила ни одного сочувственного взгляда. Женя продолжала неотрывно смотреть в окно. Витька Фролов, ещё вчера провожавший её после уроков, не поднимая головы, разрисовывал обложку учебника. Братья Степановы, которым девочка не раз помогала решать задачки по математике, резались в «морской бой», делая вид, что происходящее не имеет к ним никакого отношения. Остальные смотрели на неё с азартом охотников, преследующих дичь. Еле сдерживая слёзы, Лёля подхватила сумку и выбежала вон из класса. 
 
  Она позволила себе разрыдаться только оказавшись в своей комнате. Фитти сочувственно мурлыкала, запрыгнув на колени к своей хозяйке, и та, захлёбываясь слезами, рассказала пушистой подруге обо всём, что произошло в классе.
  – Человечья стая! – возмущённо отреагировала Фитти, – Нет, вам, людям, ещё многому надо учиться у кошек. Ты когда-нибудь видела, чтобы кошки, как волки или одичавшие собаки, сбивались в стаю и жили по её законам? А люди, особенно те, в ком слишком мало ума и характера, на это способны. Они по-рабски следуют за своим вожаком и по его отмашке вгрызаются во всякого, кто кажется не таким, как они. Бери пример с меня, сохраняй СВОЁ достоинство! Разве стоит страдать из-за того, что эта толпа тебя оттолкнула? Ты же всё равно не живёшь по её правилам!
  – Но человек не может быть совсем один! – возразила Лёля.- И не все сообщества людей существуют по законам дикой стаи. Есть же дружеские союзы, творческие или просто рабочие коллективы, наконец, семьи!
  – Не стану с тобой спорить, -заявила Фитти. – Я уже говорила тебе, что в каждом из людей в равной мере заложены зёрна добра и зла. Просто надо быть готовым УЧИТЬСЯ строить добрые отношения, без которых не может быть ни семьи, ни дружбы. То есть, бережно выращивать в душе ростки добра и старательно выпалывать сорняки зла. Но это большая и трудная работа, не каждому под силу. Куда проще, когда за тебя всё решает вожак!
  Поглаживая свою любимицу по пушистой спинке, Лёля почти успокоилась. То, что говорила Фитти, казалось ей разумным, но, к сожалению, не давало ответа на вопрос, что же ей, Лёле делать дальше.
Вдруг кошка присела на задние лапы, нервно пошевелила хвостом и, выждав несколько секунд, прыгнула на штору, крепко вцепившись в неё когтями: в складках портьерной ткани пряталось какое-то неизвестное существо, похожее одновременно на скорпиона и таракана. Летучая тварь выскочила в приоткрытое окно, а карниз, на котором висела штора, закачался, оборвался и, падая, сбросил со шкафа красивую керамическую вазочку, которой очень дорожила мама.
  Лёля долго сидела над осколками, пытаясь сообразить, как можно склеить черепки, пока не послышался скрип открываемой двери и раздражённый мамин голос:
  – В чём дело, дочь? Мне позвонила твоя классная руководительница и сообщила, что ты сбежала с уроков! Ты же раньше никогда… - Остановившись на пороге комнаты, мама оборвала незаконченную фразу на полуслове и гневно уставилась на забившуюся в угол кошку.
  – Мама, Фитти не виновата, - пролепетала Лёля. - Она пыталась поймать скорпиона на шторе. Она же не знала, что карниз еле держится…
  – Ну, нет, с меня хватит. С тех пор, как эта кошка у нас появилась, тебя словно подменили. Выдумываешь всякую чушь, уроки прогуливаешь, лжёшь… откуда в наших краях скорпионы? Немедленно вон! Уличным животным место на помойке, а не в доме!
  – Но мама!..
  – Вон, я сказала!
  Не дожидаясь, пока мама сама вышвырнет Фитти за дверь или в окно, Лёля подхватила на руки свою любимицу и выбежала во двор. Почти не задумываясь, она помчалась к будке сапожника, по дороге снова и снова повторяя: «Только бы Кристофер никуда не ушёл! Прости меня, Фитти. И маму прости».
  Старый башмачник оказался на своём месте. Он всё понял без слов: за свою долгую жизнь заколдованный принц научился распознавать по выражению глаз любые человеческие беды. Он погладил кошку, положил Лёле на плечо свою тяжёлую руку с узловатыми пальцами и произнёс: 
  – За Фитти не волнуйся, ей не впервой. А тебе поможет то, что у тебя в кармане курточки.
  Лёля сунула руку в карман и обнаружила маленький картонный прямоугольник . Это был номер телефона психолога. Кристофер молча протянул ей видавший виды обмотанный изолентой мобильник.
  – Приезжай ко мне прямо сейчас, - проговорила Людмила Алексеевна, услышав в трубке взволнованный Лёлин голос. – Сможешь добраться или приехать за тобой?
  – Нет-нет, я сама, - ответила девочка. 
  Через полчаса она, всхлипывая и путаясь в подробностях, уже рассказывала обо всех трагических событиях сегодняшнего дня. Несмотря на сбивчивость повествования, психолог не перебивала Лёлю, не задавала вопросов, только внимательно слушала, не выпуская из своей ладони Лёлину руку. Потом достала свой телефон и отыскала нужный номер:
  – Алла Викторовна, здравствуйте. Не волнуйтесь, ваша дочка у меня. Думаю, что ей стоит остаться здесь на ночь, а утром решим, что нам всем делать дальше. 
 
Проснувшись рано утром, Лёля услышала, как Людмила Алексеевна вполголоса, чтобы не разбудить свою гостью, беседует по телефону:
  – Это особенная школа, её директор – мой давний приятель. Он собрал прекрасный педагогический коллектив. Поверьте, Алла Викторовна, вашей девочке там будет хорошо. Что? Да, я понимаю, далековато от дома. Но другого варианта я не вижу. Именно сейчас, в этом возрасте и при сложившейся ситуации очень важно помочь человеку выработать правильное отношение к себе и к окружающему миру. Значит, договорились? Хорошо, мы вас ждём…
  – Доброе утро! – проговорила Лёля, как только Людмила Алексеевна повесила трубку. – Это вы обо мне с мамой говорили? Я буду учиться в другой школе?
  – Да, ты правильно догадалась, смышлёная девочка. Мне удалось уговорить твою маму помочь тебе начать новую жизнь. В добрый час, дорогая!
  Новая школа-интернат и в самом деле сразу понравилась Лёле. Здесь с первого дня учили детей, прежде всего, бережному и внимательному отношению друг к другу. Кроме того, учителя и воспитатели старались отыскать в каждом из своих подопечных творческую жилку. Во все классах были свои поэты, художники, артисты, музыканты или просто благодарные зрители и слушатели, что иной раз требует не меньшего таланта. Лёля попала в класс, где ребята были увлечены созданием мультфильмов, и способность «новенькой» сочинять увлекательные сказочные сюжеты пришлась как нельзя кстати.
  Свободного времени у Лёли почти не оставалось. Но как только выпадала такая минутка, девочка спешила навестить старика-башмачника в надежде встретить там Фитти. Пару раз ей посчастливилось увидеться со своей любимицей. Но разговаривать с бывшей хозяйкой кошка так и не пожелала. А вскоре Лёля с мамой переехали на новую квартиру, поближе к школе…
 
  Прошло четыре года. Наступили последние школьные каникулы, и Лёля решила посвятить их подготовке к вступительным экзаменам в университет: она твёрдо решила стать психологом, чтобы, как Людмила Алексеевна, помогать детям и взрослым понять себя и друг друга. Лёля собиралась пойти в библиотеку за справочником для абитуриентов – и вдруг обнаружила, что любимые всесезонные башмачки лопнули по швам. «Ничего, - подумала она, - съезжу к Кристоферу. Он один знает, как их починить».
  Будка с вывеской «Ремонт обуви» находилась на прежнем месте. Но вместо старого башмачника там сидел усатый незнакомец средних лет.
  – А где же прежний хозяин?.. - робко спросила Лёля.
  – Э-э, хватилась, красавица! Уже года два как умер. Что делать, такой старый был. Что у тебя? Туфельки порвались? Давай сюда, починю не хуже. Чудные какие! Э-э, да тут и подошва протёрлась, и каблучки стоптались, и кожа прямо под руками расползается… Всё, красавица! Сносились твои башмачки, новые покупать надо. А эти, если жалко выбрасывать, оставь мне. Я хочу фасон изучить и точно такие же дочке сделать. Уж больно они необычные…
  «Как же так, - думала Лёля, покидая словоохотливого сапожника. – Я, кажется, за все эти годы не солгала ни разу. Почему Кристофер умер, не вернув себе прежний облик? Неужели однажды я сама не заметила, как сказала неправду?!»
Она вошла в здание книгохранилища, не поднимая глаз, боясь расплакаться на виду у пожилой библиотекарши. Поздоровавшись, положила на стойку список нужных ей книг. Но старушка покачала головой:
  – Справочника для абитуриентов нет. Все на руках. Загляни через неделю, может быть, кто-то сдаст.
  – Зачем через неделю?Вот, я сейчас как раз принёс то, что вам нужно. Наталья Петровна, извините за задержку.
 Библиотекарша погрозила пальцем кому-то за Лёлиной спиной, аЛёля обернулась и чуть не вскрикнула, увидев прямо перед собой знакомые глаза цвета морской волны. Парень держал в руках стопку книг и растерянно улыбался:
  – Знаете, я так виноват перед нашей уважаемой Натальей Петровной! Год назад взял справочник - и только сейчас возвращаю. Но сейчас я даже рад своему проступку. Потому что благодаря ему я встретил здесь такую прекрасную грустную незнакомку. Мне очень хотелось бы вас развеселить. Меня зовут…
  – Погодите, не говорите ничего! – воскликнула Лёля. – Я угадаю!
  – Но у меня не совсем обычное имя, - улыбнулся юноша. – Вернее, совсем необычное. Мне будет очень жаль, если вы ошибётесь.
  – Не ошибусь. Тебя зовут Кристофер!
  Юноша удивлённо кивнул.
  – Значит, мне всё-таки удалось снять с тебя заклятье, заколдованный принц!
  – А ты – Лёля, девочка, не умеющая лгать?! Я ищу тебя уже два года! И как же я рад, что наконец-то нашёл! Ты согласна стать моей принцессой?
 Вместо ответа Лёля осторожно коснулась ладони Кристофера. Забыв обо всём, преданно глядя в глаза друг другу, эти двое вышли из здания книгохранилища, размахивая сцепленными руками. А библиотекарша Наталья Петровна долго смотрела вслед удаляющейся парочке и еле слышно шептала что-то, не то молитву, не то просто добрые напутственные слова. 
 И если нам с вами кажется, что сказка кончилась, то старушка, которая всю свою жизнь провела среди книг, твёрдо знала: там, где кончается одна сказка, сразу же начинается другая…
 
© Ворожищева Л. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Псков (1)
Суздаль (1)
Дмитровка (0)
Михайло-Архангельский монастырь (1)
Покровский собор (0)
Церковь в Путинках (1)
Храм Христа Спасителя (0)
Собор Василия Блаженного (0)
Ростов (1)
Записки сумасшедшего (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS