ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Ростов (1)
Зима (0)
Беломорск (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Соловки (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Церковь в Путинках (1)
Автор - Александр Лазутин (0)
Беломорск (0)
Соловки (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Ростов Великий (0)
 

«Мы все больны гандболом» Сергей Филиппов

article961.jpg
Мы все больны гандболом!
Что вам сказать ещё?
Ни регби, ни футболом,
Где деньги губят всё.
 
Ни глупостями вроде 
Компьютерных забав.
Гандбол для нас – не хобби,
Гандбол для нас – судьба.
 
Друзья мои, спешите,
Советую вам всем
Скорее приходите,
Сыграем семь на семь.
 
Уверен, по-любому,
Не встретите вы здесь
Ни подлые приёмы,
Ни «звёздную болезнь».
 
Надёжная порука
Для нашей детворы
Гандбольная наука
И правила игры.
 
И от неё в восторге
Сегодня молодёжь,
Ни в жизни с ней, ни в спорте,
Нигде не пропадёшь.
 
Мы все больны гандболом,
На долгие года.
Гандбол для нас – не хобби,
Гандбол для нас – судьба!
 
           хххххх
 
Гандбольный мяч, экипировку
Сложив, спешишь, как большинство
Твоих друзей, на тренировку,
Где повышаешь мастерство.
 
В атаке лупишь, как из пушки,
Обороняешься подстать.
И даже «стяжки» и «воздушки»
Ты научился исполнять.
 
И в оборону возвращаться.
Как быстро не ходил бы мяч,
Умение обороняться, – 
Важнейшая из всех задач.
 
Как и в любой другой науке,
В гандбольной свой есть колорит.
Вратарь кричит команде: «Руки!»
Центральный: «Линия!»  – кричит.
 
И каждый из команды знает,
Что всё получится, пока
В ней каждый руки поднимает
И каждый держит игрока.
 
И мне, друзья, легко на сердце,
Хоть малость жаль, что я, осёл,
Сам не играл в далёком детстве,
Как эти юноши, в гандбол.
 
           хххххх
 
В России к Новогодним праздникам
Относятся весьма ответственно.
Готовятся, согласно графикам,
И отмечают соответственно.
 
Ждут с нетерпеньем торжества,
Подарки дарят, ёлки пилят,
А начинают с Рождества
По католическому стилю.
 
Деликатесов на столе
Всё меньше каждый год, но в моде
Ещё салат по Оливье,
(«Мясной» и он же «Новогодний»).
 
Но главный праздник впереди.
Все в предвкушении момента:
Вслед за «Иронией судьбы»
Ждут обращенье Президента!
 
Потом – шампанское рекой,
Петарды, крик умалишённых,
Забывших на часок-другой
Непопулярные реформы.
 
И тут же вскоре Рождество!
Не побоюсь сказать, – святое
Для каждого из нас, не то,
А Православное, родное!
 
А следом Старый Новый Год
С изрядной долею комизма,
Вошедший прочно в обиход
Ещё с времён социализма.
 
Как завершающий аккорд
И новогоднего похмелья,
И льющегося каждый год
Всего народного веселья.
 
Но он не хочет меры знать,
От празднества и угощенья
На службе будет отдыхать
И с нетерпеньем ждать Крещенья.
 
           хххххх
 
В барабанных перепонках
Поминутно отдаёт
Жизни бешенная гонка,
Весь её круговорот.
 
Кто легко, а кто с одышкой,
Каждый день и там и тут,
Молодёжь летит вприпрыжку,
Старики не отстают.
 
И попробуйте задать им,
(Хоть кому-нибудь), вопрос:
«Ты куда спешишь, приятель?
Для чего весь этот кросс?»
 
Лишь окинут с раздраженьем
Вас всего и свысока,
Либо просто с удивленьем
Двитут пальцем у виска.
 
Не касайся их, не трогай,
Не понять им чудака.
Пусть бегут. И слава Богу,
Что не кончилась пока
 
Жизни бешенная гонка,
Что у нас из года в год
В барабанных перепонках
Поминутно отдаёт.
 
            хххххх
 
Быть в жизни  слепым и наивным,
Смешить бесконечно весь свет
Своим простодушием стыдно,
Особо на старости лет.
 
Все будут показывать пальцем,
Рассматривать этак и так
Седого, наивного старца
И думать, вот старый дурак,
 
Не может в привычные рамки
Вписаться, дожив до седин,
Всё строит воздушные замки,
Копнуть норовит до глубин.
 
И вместо того, чтобы как-то
Пытаться словчить, как и все,
Увидев чужую бестактность,
Вдруг сам начинает краснеть.
 
            хххххх
 
Малыш сидит, уткнувшись в гаджет.
Горят восторженно глаза.
Он счастлив, и никто не скажет,
Послушай, милый, так нельзя.
Никто бедняге не поможет.
Коль надо, не повысит тон.
Родители? Но оба тоже
Сидят, уткнувшись в телефон.
 
Малыш рассматривает гаджет.
К его услугам всё меню.
Посев духовный эта гадость
Уничтожает на корню.
И неокрепшее сознанье
Его не в силах устоять.
Как юный Фауст, в состоянье
Он душу дьяволу продать.
 
Малыш сидит и смотрит в гаджет.
Как с другом лучшим, с ним вдвоём
Проводит весь свой день и, даже,
Не расстаётся перед сном.
Ведь всё земное в общей массе
По сути – суета и тлен.
И так по-дьявольски прекрасен
Порою виртуальный плен.
 
 
ПОКРОВСКИЕ ВОРОТА
 
Почти шекспировские страсти,
И коммунальная среда.
И Хоботов, совсем, как Мастер,
Без Маргариты – никуда.
 
Велюров крайне эксцентричен
И не по возрасту ретив.
Спастись от пагубных привычек
Ему поможет коллектив.
 
Ходить не надо к домуправу
За каждой мелочью. Теперь,
Коль что не так, рукастый Савва
Возьмётся сразу же за дрель.
 
Не будет громких выяснений,
Скандалов, сцен и оплеух.
Ведь дух высоких отношений
Сильнее, чем мещанский дух.
 
И хоть повсюду несвобода,
Неявный, но тревожный гул,
Из часовых любви у входа
Уже поставлен караул.
 
И нам всё более и боле
Ясней становится, друзья,
Что осчастливить поневоле
Людей и общество нельзя.
 
 
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
 
Любой сторонний наблюдатель
Не смог бы лицезреть без слёз
Крестьянский быт. Вот Председатель
И прибыл поднимать колхоз.
 
Ревели дети, бабы выли,
Штаны спадали с мужиков.
А в городах вовсю крутили
Фильм про кубанских казаков.
 
А наяву, хоть в хвост и в гриву
Власть погоняла мужика,
Успехов нет, лишь перегибы
И беспросветная тоска.
 
С того и местный обыватель
Им долгий и немой укор.
Подумай, новый председатель 
Колхоза, Трубников Егор,
 
На что идёшь? Хоть думать поздно.
И хлопотно. Не ровен час.
Ведь строй в стране давно колхозный,
И власть Советская у нас.
 
И пусть чиновник – прихлебатель,
В Кремле тиран иль сумасброд,
Толковым был бы Председатель,
И дело сдвинется, пойдёт.
 
Ведь надо только поднапрячься,
Потуже узел затянуть,
И как-нибудь на наших клячах
До коммунизма дотянуть.
 
Чудес на свете не бывает,
И власть Советская давно
Почила в бозе. Побеждают
Идеи наши лишь в кино.
 
Погас последний свет в окошке.
С эпохой новой не в ладах,
Бреду домой, кило картошки
Купив на фермерских рядах.
 
Устав от всех экспериментов
За более, чем тридцать лет,
Смотреть былые киноленты,
Где, хоть в кино, но был просвет.
 
 
«КАТЕРИНА ИЗМАЙЛОВА»
 
Классика любая интересна.
Хоть Лескова нашего возьми.
«Леди Макбет Мценского уезда» 
Снова актуальна в наши дни.
 
Человек разумный, но, как видно,
Вечно будет кто-то из людей
Жить лишь исключительно инстинктом
Ради утоления страстей.
 
Как и остальные рядом люди,
Плакать, сокрушаться, трепетать,
Но, момент представится, вновь будет
Заповеди Божьи нарушать.
 
Классика любая актуальна.
Даже в наше время. Спору нет,
Стал уже классическим банальный,
Вроде бы на первый взгляд сюжет
 
Русского писателя Лескова,
(Повесть, очерк, как не назови),
Грани вседозволенности снова
Каждый раз у каждого свои.
 
Классик не нуждается в «просмотрах», 
«Откликах», оценках подпевал.
Лишь в одном нуждается, чтоб кто-то
Классику, хоть изредка, читал.
 
           хххххх
 
Что толку перевоплощаться?
Забудь про таинства игры,
Актёр. Не требуй декораций,
Костюмов, прочей мишуры.
 
Отелло – жалкий неврастеник.
А Гамлет – наркоман. Ура!
Шекспир наш с вами современник,
«Чувак» с соседнего двора.
 
И ты, мой друг высокочтимый,
На авансцену выходя,
Играй без парика, без грима,
Себя и только лишь себя.
 
Кто на часок, чтоб подхалтурить,
Оставил прежний лексикон,
Пока не разразилась буря,
И не «распалась связь времён».
 
           хххххх
 
Уже немало лет подряд
Все бонзы и князья,
Вельможи духа, мне твердят:
Тебе туда нельзя.
 
Убогий стиль, вульгарный тон,
Не тот набор цитат.
Излишне мрачный общий фон,
Не выдержан формат.
 
Послушай нас, не будь глупцом,
Уйми, родимый, спесь.
С неэстетическим лицом
В калашный ряд не лезь.
 
Не парься, планы городя,
На свой, особо, счёт.
Мы преспокойно без тебя
Расколем этот лёд.
 
Не пробуй петь, смешной чудак,
Весенним соловьём.
А лишь внимай и слушай, как
Мы каждый день поём.
 
           хххххх
 
Фраз избитых ручеёк,
Жалких и наивных,
Влился в пенистый поток
Общей писанины.
 
И пошёл, как все, гулять
По большой планете,
Норовя пролезть в печать,
Выплыть в интернете.
 
Коль получится попасть
И в струю и в тему,
То, возможно, даже стать
Слоганом и мемом.
 
Без которых вскоре жить
Станет непривычно,
А не знать их, может быть,
Даже неприлично.
 
Можно всё перевернуть,
Перепутать фазы.
Исковеркать, скомкать суть
Слова или фразы.
 
То рыдать, то рваться в бой,
Слать кому-то письма,
Не оставив за собой
Не единой мысли.
 
В интернете  зависать,
Тупо ставить лайки,
И писать, писать, писать
То стихи, то байки.
 
Не точи карандаши,
Прояви отвагу,
Если можешь, не пиши,
Пожалей бумагу.
 
           хххххх
 
В век безумных инноваций
Человеку впопыхах
Часто трудно разобраться,
Что весомо, что пустяк.
 
Что значительно, что мелко,
Если, впрочем, как и все,
Он лишь крутится, как белка,
Беспрестанно в колесе.
 
Снова верит в чьи-то байки,
Откровенья, чудеса,
То, прикинувшись всезнайкой,
Сам пускает пыль в глаза.
 
С высоты своей трибуны
Нависая над толпой,
Отыскав больные струны,
Мол смотрите, я какой.
 
Журналист, писатель, блогер,
Эвон, что придумать смог!
Если все они, как боги,
То и я почти, как бог.
 
Что сегодня процветают
Под репосты и смешки
Тех, кто просто обжигает
Потихонечку горшки.
 
           хххххх
 
Жизнь «звёзд» мне малоинтересна.
Гори, сияй вовсю звезда
На небосклоне, радуй блеском.
Погаснешь, тоже не беда.
 
Не думай в звёздной эйфории,
Что ты одна на миллион.
Погаснешь ты, взойдут другие
На тот же самый небосклон.
 
Взойдут, и что им всем огарок
Звезды былой, её закат?
Ведь свет их будет столь же ярок,
А то и ярче во сто крат.
 
Но всё их вроде бы сиянье
Нельзя воспринимать всерьёз,
А лишь, как слабое мерцанье
На фоне настоящих звёзд.
 
Тех, что не гаснут, не сгорают,
Не знают, что такое спесь,
И то, что есть ещё такая
На свете «звёздная болезнь».
 
           хххххх
 
Хранят старинные предметы
Предания минувших дней.
И улыбаются портреты
Улыбкой странною своей.
 
Не станут раскрывать реликты
Секреты взрослым и юнцам,
А вековые манускрипты
Всё, что являлось праотцам.
 
На сто процентов состоящий
Из недомолвок, сплетен, тайн,
Наш мир живой и настоящий
Поди попробуй, распознай?
 
Где сплошь какие-то секреты,
Где посвящённый часто груб.
И очевидцы на портретах
Смеются краешками губ.
 
           хххххх
 
В России, признаемся честно,
Жизнь стала тоскливой и пресной.
Отныне и повсеместно
Ирония в ней неуместна.
 
Не то, чтоб в стране узаконили
Запрет на смешки и иронию,
А просто сегодня, ребята,
Она никому непонятна.
 
Тупые, бездушные фразы
Вконец помутили наш разум.
Реформы образования
Внесли коррективы в сознание.
 
Поэтому, право, не стоит
Смеяться, друзья, над собою.
И Гоголи, Щедрины
Уже никому не нужны.
 
           хххххх
 
И зол и мрачен, мир весь невзлюбя.
Противно мне прожорливое чрево
Людское. Болтовня и перепевы.
Метания и поиски себя.
 
Противна алчность нынешних дельцов.
Противна властьимущих непреклонность.
Противна наша рабская покорность
И лживость царедворцев и льстецов.
 
Противен мне весь жизненный уклад.
Но только лишь младенца повстречаю
На улице, то тут же затихаю
И долго улыбаюсь всем подряд.
Не веря от нахлынувших эмоций,
Что вырастут дельцы и царедворцы
Когда-нибудь из этих милых чад. 
 
 
ЗДОРОВЫЕ СИЛЫ
 
Трусливый, забитый, несчастный и хилый,
Я шёл, постоянно сбиваясь с пути,
Но мне помогали здоровые силы
С колен подниматься и дальше идти.
 
Здоровые нашего общества силы!
В вас пущено столько отравленных стрел.
На вас клеветали, на вас доносили,
Ссылали, сажали, вели на расстрел.
 
Здоровые силы вселяли надежду,
Крепили в нас веру и били в набат.
С высокой трибуны Двадцатого съезда
Здоровые силы читали доклад
 
А прочие силы трубили лишь бойко,
Кричали здоровым: «Ребята, даёшь!
Даёшь пятилетку! Даёшь перестройку!»
И стригли купоны под этот галдёжь.
 
И стригли б и дальше. Но вдруг оказалось,
Что, впрочем, логично само по себе,
Сил крепких, здоровых почти не осталось,
Погибли до срока в неравной борьбе.
 
Качаем ресурсы, вывозим алмазы,
Пугаем соседей и рубим леса.
По-прежнему любим красивые фразы
И пыль ежечасно пускаем в глаза.
 
Бросаем народ, разрушаем основы,
Коверкаем нашу исконную речь.
И нет, не осталось сил трезвых, здоровых,
Чтоб нас образуметь и предостеречь.
 
Программы, проекты, госпремии, гранты.
Беседы и встречи в кругах деловых.
Всё вроде бы так, лишь одно непонятно,
Куда ты, Россия, собралась без них.
 
           хххххх
 
                           «Простим угрюмство – разве это
                               Сокрытый двигатель его?»
                                                                     А. Блок
 
Мир полон злобы и безумства,
И человек, само собой,
Устал. Простим ему угрюмство,
Его язвительный настрой.
 
Простим извечные упрёки,
Больной души истошный крик,
Когда-то данные зароки
И позабытый Божий лик.
 
Где всё, что было в нём вначале?
Надежды, вера, пылкий ум?
Он изменился, стал печален,
Озлоблен, мрачен и угрюм.
 
Не верит больше в сны и сказки,
Ждёт только худшего. Увы,
Все изменения и встряски
На нём оставили следы.
 
От реформаторских художеств
Устав, растерянный бедняк,
Уже боится всяких новшеств,
Реформ и прочих передряг.
 
            хххххх
 
В минуты горького отчаянья
Твердим, как жалкие рабы,
О бренности существованья
И о превратностях судьбы.
 
Привыкнув вечно жить в неволе,
Сидим с поникшей головой,
Смирившись с жалкой рабской долей
И незавидною судьбой.
 
Но, равновесие нарушив,
Вновь гордость побеждает страх
И в загрубевших рабских душах,
И в слабо развитых мозгах.
 
И вот восставшие народы,
Пытаясь вырваться из тьмы,
Кричат: «Да здравствует свобода!» 
Низы вопят: «Рабы не мы!»
 
И у верхов один к спасенью,
Проверенный веками путь:
Возглавить рабское движенье
И равновесие вернуть.
 
            хххххх
 
Я снова ничему кругом не рад.
Душе опять чего-то не хватает.
Три дня идёт ужасный снегопад,
И улицы три дня не убирают.
 
А было время, можно сосчитать
Когда, все люди радовались снегу,
Считая, это Божья Благодать
Им под ноги слетает прямо с неба.
 
Но вот убрали понемногу снег,
Расчистили на улицах дорожки,
Да я вот, к сожаленью, не из тех,
Кто будет бить от радости в ладошки.
 
Прожив в жестоком мире много лет,
В своей необустроенной отчизне,
Я разлюбить успел весь белый свет
И разучился радоваться жизни.
 
Возненавидев двадцать первый век,
Как многие, дошёл до крайней точки,
И серый, а не чёрный человек,
Преследует меня и днём и ночью.
 
                хххххх
 
Я, друзья, опять не в теме. Вновь один на рубеже
Пробиваемом. Не с теми, и не с этими уже.
Те меня пугают клизмой. Эти тоже что-то врут,
Обвиняют в нигилизме и анафемой клянут.
Все закручивают гайки, и нигде я не в чести.
Погодите, не пугайте, дайте дух перевести.
На дворе то снег, то слякоть. Налетело вороньё.
Где тут грех? А где тут святость? Где тут правда? Где враньё?
Всё, кричу, конец, отстаньте, как последний в мире псих.
И не нужно мне гарантий больше ваших никаких.
 
© Филиппов С.В. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Беломорск (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Беломорск (0)
Псков (1)
Соловки (0)
Загорск (1)
Зима, Суздаль (0)
Соловки (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS