ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
«Ожидание» 2014 х.м. 50х60 (0)
Загорск (1)
Верхняя Масловка (0)
Беломорск (0)
Соловки (0)
Беломорск (0)
Москва, Центр (0)
Ростов Великий (0)
Храм Христа Спасителя (0)
Москва, Беломорская 20 (0)
Зимний вечер (0)
Верхняя Масловка (0)
Москва, Центр (0)
Москва, Смольная (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)

«Маленький курортный романчик» (пьеса) Илана Чубарова

article1044.jpg
Мелодрама из жизни санатория.
 
Д е й с т в у ю щ и е  л и ц а:
Гроздев Владимир Леонидович – солидный отдыхающий, лет 45-50.
Гроздева Лариса – его молодая жена, лет 28-30.
Николаева Светлана Николаевна – отдыхающая лет 40, в обычной жизни самостоятельная женщина.
Кургузов – врач местного санатория, лет 35.
Другие отдыхающие, Официанты, Горничные, Медперсонал – роли без слов, которых может и не быть.
 
СЦЕНА 1
Коридор спального корпуса второсортного санатория в районе Кавказских минеральных вод. Дверь в номер люкс раскрыта. На пороге супруги Гроздевы выясняют отношения.
ЛАРИСА (гневно). Даже дочерям в таком возрасте дают больше свободы!
ГРОЗДЕВ. Вот именно, дочерям. Потому что их надо выдавать замуж!
ЛАРИСА. Ты в Москве извел меня своей ревностью. Я сюда приехала отдыхать!..
ГРОЗДЕВ. Со мной! Отдыхать со мной!
ЛАРИСА. Я даю тебе полный отчет, где я, с кем и что делаю.
ГРОЗДЕВ. В твоих отчетах слишком часто стало фигурировать имя «доктор Кургузов».
ЛАРИСА (подлизываясь). Ма-аленький курортный романчик. Безобиднейший флирт.
ГРОЗДЕВ. Безобиднейший!!! Ого…
ЛАРИСА. Тебе он абсолютно ничем не грозит, а мне необходим как допинг.
ГРОЗДЕВ. Лариса!!!
ЛАРИСА. Мой Отелло!!!
ГРОЗДЕВ. Садистка.
ЛАРИСА. Просто молодая и очень красивая женщина. (Целует его.) Ну, я пошла. (Убегает.)
Некоторое время Владимир Леонидович стоит в дверях, не зная на что решиться. Достает из кармана сигареты, ищет зажигалку. По коридору идет Светлана Николаевна. 
ГРОЗДЕВ. Простите, у Вас нет зажигалки?
СВЕТЛАНА. Не курю.
ГРОЗДЕВ. А… А-а… А который сейчас час?
СВЕТЛАНА (останавливается). Хотите со мной познакомиться?
ГРОЗДЕВ. Да нет, что Вы, извините.
СВЕТЛАНА. Вот за последнюю фразу, пожалуй, извинять не стоит.
ГРОЗДЕВ. Что Вы сказали?
СВЕТЛАНА. Ничего. (Собирается уходить.)
ГРОЗДЕВ. Подождите!
СВЕЛАНА. Часы в холле на каждом этаже.
ГРОЗДЕВ. Подождите! (Светлана задерживается.) А почему бы мне действительно с вами не познакомиться.
СВЕТЛАНА. Маленький, ни к чему не обязывающий курортный роман?
ГРОЗДЕВ. Вы что, слышали мой разговор с женой?
СВЕТЛАНА. Так Вы еще и с женой?
ГРОЗДЕВ. Вы произнесли почти ту же фразу, что и она…
СВЕТЛАНА. Разговорный штамп. (Собирается уходить.)
ГРОЗДЕВ. Ну, не уходите, пожалуйста! Мне ужасно плохо!
СВЕТЛАНА. На первом этаже есть дежурный врач, я могу его позвать.
ГРОЗДЕВ. Моя жена ушла на свидание.
СВЕТЛАНА. Деловое?
ГРОЗДЕВ. Если бы…
СВЕТЛАНА (с иронией). Высокие отношения.
ГРОЗДЕВ. Пожалуйста, если Вы не очень торопитесь…
СВЕТЛАНА. Куда здесь можно торопиться в это время суток?
ГРОЗДЕВ. Зайдите. В коридоре сквозняки.
СВЕТЛАНА. А если вернется Ваша супруга?
ГРОЗДЕВ (угрюмо). Скоро она не вернется. (Пауза.) Вы меня очень выручите… Пожалуйста…
СВЕТЛАНА. Ну что ж, если это так важно…
Проходит в номер, Владимир Леонидович неожиданно смеется, смущается от собственного смеха, закрывает дверь.
 
СЦЕНА 2
В номере Гроздевых. Обстановка современная, продуманный дизайн, через внутреннюю дверь видна вторая комната, спальня. Светлана осматривается.
СВЕТЛАНА. О! Да у Вас тут настоящие хоромы!
ГРОЗДЕВ. Это люкс. В обычных номерах, я знаю, поскромнее.
СВЕТЛАНА. Скромнее – это мягко сказано.
ГРОЗДЕВ. Я могу заварить кофе, правда, растворимый.
СВЕТЛАНА. В это время?
ГРОЗДЕВ. Простите, не подумал. Я привык работать по ночам.
СВЕТЛАНА. Я тоже сова. Так что валяйте, заваривайте. Тем более что в моем номере чайника нет, а кипятильник я не взяла, понадеялась на местный сервис.
ГРОЗДЕВ (занимаясь кофе, явно испытывая облегчение, оттого что при деле). Да, санаторий захудалый. Мы здесь совершенно случайно. Лариса захотела съездить на Кавказ, ткнула пальцем в карту… 
СВЕТЛАНА. Значит, жену зовут Лариса.
ГРОЗДЕВ. Да. Лариса… Она выбирала, как ребенок, по названию. Я приехал к самолету прямо с работы, чуть не опоздал.
СВЕТЛАНА. Она, конечно, не работает, и детей у вас нет.
Пауза.
ГРОЗДЕВ. Вы – ясновидящая?
СВЕТЛАНА. Скорее, яснодумающая. Точнее – просто наблюдательная.
ГРОЗДЕВ. Что Вы еще успели заметить?
СВЕТЛАНА. Разбогатели Вы не так давно и еще не успели привыкнуть к своему новому статусу. Женились и вовсе недавно. И Ваша супруга Вас значительно моложе.
ГРОЗДЕВ. Потрясающе!.. Как Вы успели…
СВЕТЛАНА. А может быть, я наблюдаю за Вами уже не первый день.
ГРОЗДЕВ. Наблюдаете? Зачем?
СВЕТЛАНА. Да хоть бы от скуки. (Обращает внимание на закипевший чайник.) Кофе!
ГРОЗДЕВ. Ах, да! (Продолжает хозяйничать.)
СВЕТЛАНА. Все местные красоты по много раз осмотрены, да и погода испортилась. Лечение много времени не занимает... Развлекаю себя тем, что изучаю отдыхающих.
ГРОЗДЕВ. А если в кофе капельку бальзама? (Достает бутылку.) «Седой Кавказ» – местный фирменный.
СВЕТЛАНА. Три капельки! А если придет Лариса, то Вы ей скажите, что…
ГРОЗДЕВ. Очень интересно.
СВЕТЛАНА. Что если у нее свидание, то и Вы имеете право… (Многозначительно обрывает фразу на полуслове.)
ГРОЗДЕВ. Гениально! И как это раньше не пришло мне в голову! Так… Бальзам – это хорошо, но недостаточно. (Достает рюмки.) В этой богадельне бар до девяти вечера, но я могу сходить купить. Что Вы любите? Мартини? Виски?
СВЕТЛАНА (смеется). Достаточно бальзама.
ГРОЗДЕВ. Пусть она хоть раз почувствует себя на моем месте. (Разливает по рюмкам.)
СВЕТЛАНА (неожиданно грустно). Ничего не получится.
ГРОЗДЕВ. Что не получится?
СВЕТЛАНА. Она все равно не будет ревновать.
ГРОЗДЕВ. Почему?
СВЕТЛАНА. Я видела себя в зеркало. И я видела Вашу Ларису.
ГРОЗДЕВ. Ну и что?
СВЕТЛАНА. Нужно быть круглой дурой, чтобы подумать, что Вы можете увлечься мной, имея такую супругу.
ГРОЗДЕВ (оценивающе рассматривает Светлану). Вы очень даже симпатичная. И совсем еще не старая.
СВЕЛАНА. Вот именно: «симпатичная» и «не старая». А она – «красивая» и «молодая». Почувствуйте разницу.
ГРОЗДЕВ. Меня могли бы увлечь Ваши интеллектуальные и… духовные, в смысле, душевные качества.
СВЕТЛАНА. Не смешите!
ГРОЗДЕВ. Да почему! За кого нас женщины принимают?
СВЕТЛАНА (поднимает свою рюмку). За мужчин!
ГРОЗДЕВ. Это уже дискриминация. По половому признаку. (Чокаются, выпивают.) А давайте выпьем на брудершафт.
СВЕТЛАНА. Пока рано.
ГРОЗДЕВ. По-моему, самый раз.
СВЕТЛАНА. А мы еще не познакомились.
ГРОЗДЕВ. Неужели?
СВЕТЛАНА. Представьте себе.
ГРОЗДЕВ. Действительно. Как глупо! (Официально раскланивается.) Гроздев Владимир Леонидович, юрист. Женат вторым браком. От первого – дочь, уже взрослая. В настоящее время проживаю в Москве.
СВЕТЛАНА. Так Вы еще и столичная штучка?
ГРОЗДЕВ. Так получилось. Ну, а Вы?
СВЕТЛАНА. Светлана. В настоящее время не замужем. Дети взрослые, живут отдельно. Сын – в Петербурге, дочь – в Париже…
ГРОЗДЕВ. Ого!
СВЕТЛАНА (передразнивая). Так получилось. Что еще? Профессий сменила много, по образованию биолог, а сейчас… Условно говоря, журналист. Место обитания – город Пермь.
ГРОЗДЕВ. А у меня как раз брат в Красноярске!
СВЕТЛАНА. Для москвича что Урал, что Сибирь – одна Колыма…
ГРОЗДЕВ (оправдываясь). Я со школы с географией… Гм… А давайте еще выпьем!
Владимир разливает. Из коридора доносится нервный стук каблуков. Врывается разъяренная Лариса. По дороге сбрасывает детали туалета, проходит в спальню, возвращается. Выпивает налитый в рюмку бальзам. Светлану не замечает.
ЛАРИСА. Можешь быть доволен, мы поссорились!
ГРОЗДЕВ. Ларочка, у нас гостья.
ЛАРИСА. И не спрашивай, из-за чего, все равно не скажу!
ГРОЗДЕВ. Еще помиритесь.
ЛАРИСА. Но сегодняшний вечер испорчен!
ГРОЗДЕВ. Не повезло.
ЛАРИСА. Какой-то докторишка провинциального санатория, а что себе позволяет!!!
ГРОЗДЕВ. А что он себе позволяет?
ЛАРИСА. Успокойся, совсем не то, что ты подумал! Как раз наоборот…
ГРОЗДЕВ. Если задета твоя честь…
ЛАРИСА (морщится). Причем тут честь… Конечно, здесь он первый парень на деревне. Все местные клуши от него без ума. Вот он и вообразил о себе Бог знает что.
ГРОЗДЕВ. А мне, в отличие от тебя, сегодня вечером удивительно повезло. Я познакомился…
ЛАРИСА. Тоже мне, уездный Дон Жуан…
ГРОЗДЕВ. Я познакомился с очаровательной женщиной. Ее зовут Светлана, и она…
ЛАРИСА (впервые заметив Светлану). Да, я видела ее в столовой и в лечебном корпусе. (Чмокает Владимира в щеку.) Я устала и хочу спать.
ГРОЗДЕВ. Ты не выпьешь рюмочку с нашей гостьей?
ЛАРИСА. С твоей гостьей… Я видела ее в столовой в такой вязаной серенькой кофточке, у меня такую бабушка носила…
ГРОЗДЕВ. Лариса!
ЛАРИСА. Я что-то не так сказала? А?.. Спокойной ночи.
Уходит. Пауза.
ГРОЗДЕВ. Простите... Ларочка бывает иногда не корректна…
СВЕТЛАНА. Я свою миссию выполнила. Мне пора. (Собирается уходить.)
ГРОЗДЕВ. Подождите!
СВЕТЛАНА. Ваша супруга вернулась, у Вас нет причин меня более задерживать.
ГРОЗДЕВ. А мне не хочется Вас отпускать. Мне с Вами как-то очень… уютно, что ли… Покойно.
СВЕТЛАНА. Я предупреждала, что ко мне она ревновать не станет. А знаете, тут есть одна молоденькая медсестра…
ГРОЗДЕВ. О чем Вы говорите!
СВЕТЛАНА. Я пойду.
ГРОЗДЕВ. А в каком Вы номере? Если можно, я бы иногда… 
СВЕТЛАНА. У меня немного скромнее. К тому же соседка – очень ворчливая старушка.
ГРОЗДЕВ. Но мы ведь еще увидимся?
СВЕТЛАНА. Конечно. В столовой…
ГРОЗДЕВ. Спасибо Вам, Светлана.
СВЕТЛАНА. Это Вам спасибо, за бальзам, и вообще за интересный вечер.
ГРОЗДЕВ. Не сердитесь на Ларису, она…
СВЕТЛАНА. …Совсем еще ребенок.
ГРОЗДЕВ. Нет, я не это хотел сказать, то есть… именно это я и хотел сказать…
СВЕТЛАНА. Кстати, ту серенькую вязаную кофточку мне прислала дочь из Парижа. Так что Ваш ребенок не слишком разбирается в моде.
Уходит. Владимир Леонидович один. Собирает разбросанные Ларисой вещи, аккуратно складывает их, садится пить кофе с бальзамом.
 
СЦЕНА 3
Кафе-бар на 1 этаже санатория. За столиком – супруги Гроздевы. Владимир все время оглядывается, как будто кого-то ищет или ждет.
ЛАРИСА. Ты что, всерьез увлечен этой теткой?
ВЛАДИМИР. Она не тетка.
ЛАРИСА. Да ей же лет 40!
ВЛАДИМИР. Думаю, даже чуть больше.
ЛАРИСА. Вовочка! Ты сошел с ума?
ВЛАДИМИР. Я просил тебя не называть меня Вовочкой.
ЛАРИСА. Хорошо, Владимир Леонидович.
ВЛАДИМИР. Ты уже виделась с утра со своим доктором?
ЛАРИСА. Да, мельком. Просит прощения за вчерашнее. Думаю, что к вечеру я его прощу. Но ты не волнуйся, я из границ никогда не выхожу.
ВЛАДИМИР (усмехаясь). Конечно, не выходишь. Только постоянно их расширяешь.
ЛАРИСА. Ну, самую малость… Перед свадьбой ты обещал мне не быть старомодным.
ВЛАДИМИР. Стараюсь из всех сил.
ЛАРИСА. Ты у меня чудо! И я тебе за это разрешаю немного приударить за этой твоей сорокалетней.
ВЛАДИМИР (иронично). Спасибо. Это щедрый подарок.
ЛАРИСА (не чувствуя иронии). Я же понимаю – и тебе нужны новые впечатления.
ВЛАДИМИР. Новые впечатления…
ЛАРИСА. Ну, свежие эмоции.
ВЛАДИМИР. Будем считать, что так.
ЛАРИСА (смотрит на часы). Я побежала на ванны. Увидимся за обедом. (Чмокает его в щеку. Убегает.)
Некоторое время Владимир один, пристально наблюдает за входной дверью. Неожиданно срывается, бежит к выходу, возвращается, тащит за собой Светлану.
ГРОЗДЕВ. Пять минут… Я просто должен убедиться, что с Вами ничего не случилось.
СВЕТЛАНА. Просто проспала завтрак. Все в порядке.
ГРОЗДЕВ. Вы вчера не сказали номер Вашей комнаты, я не знаю Вашей фамилии… Я вдруг испугался, что больше никогда Вас не увижу.
СВЕТЛАНА. Я здесь еще десять дней и раньше срока не сбегу.
ГРОЗДЕВ. Обещаете?
СВЕТЛАНА. Обещаю.
ГРОЗДЕВ. Номер Вашей комнаты! Иначе я Вас не отпущу! (Светлана смеется.) Номер!
СВЕТЛАНА. 721.
ГРОЗДЕВ (выучивая). 721, 721, 721.
СВЕТЛАНА. Как Ваша супруга?
ГРОЗДЕВ. Чудесно. К вечеру обещала помириться со своим доктором.
СВЕТЛАНА. Доктор Кургузов?
ГРОЗДЕВ. Откуда Вы знаете?
СВЕТЛАНА. Это единственный доктор на весь санаторий, который мог заинтересовать Вашу жену.
ГРОЗДЕВ. Вам надо писать детективы.
СВЕТЛАНА. К тому же он – мой лечащий врач.
ГРОЗДЕВ. Расскажите мне о нем.
СВЕТЛАНА. Пять минут истекло. Я опаздываю на процедуры.
ГРОЗДЕВ. 721-ый номер!
СВЕТЛАНА. Увидимся позже.
 
СЦЕНА 4
Вечер. Холл между лифтами и коридорами спального корпуса. Мягкая мебель. Некоторые удобства для отдыха. По лестнице поднимается Лариса, за ней доктор Кургузов.
ЛАРИСА (запыхавшись). Почему эти идиотские лифты работают до девяти вечера. Как будто после девяти жизнь прекращается. Как в пионерлагере… Безобразие!
КУРГУЗОВ (гневно). Ты можешь объяснить, что случилось?!
ЛАРИСА. Я передумала.
КУРГУЗОВ. Пять минут назад ты хотела ехать на концерт, а теперь не хочешь…
ЛАРИСА. Да! Я изменчивая и капризная!
КУРГУЗОВ (еле сдерживаясь). А ты знаешь, сколько стоят билеты на этот концерт?
ЛАРИСА. Нет. Не знаю. И знать не хочу! 
КУРГУЗОВ. Даже так?
ЛАРИСА. Да хоть бы они стоили и в десять раз больше, какая мне разница.
КУРГУЗОВ. Будь на твоем месте другая женщина, я бы …
ЛАРИСА (разваливается в одном из кресел в соблазнительной позе). Что бы ты сделал с другой женщиной?
КУРГУЗОВ. А тебе почему-то все прощаю.
ЛАРИСА. Кто кого прощает? Мы, кажется, договорились, что, во-первых, прощать могу только я. Доктор имеет право только лечить и просить прощения. Во-вторых, Если я виновата…
КУРГУЗОВ (смиренно). Смотри пункт первый.
ЛАРИСА. Вот это совсем другой разговор.
КУРГУЗОВ. Ну, хорошо. Концерт отменяется. Мадам передумала. Предлагай свои варианты. Куда мы сегодня пойдем или поедем.
ЛАРИСА. Никуда. 
КУРГУЗОВ. Я могу взять у дежурной ключ от свободного номера.
ЛАРИСА. Не-а.
КУРГУЗОВ. Пойдем ко мне в кабинет или… У меня есть ключи от гинекологического…
ЛАРИСА (смеется). Заманчиво, но… Сегодня мы останемся здесь и будем играть в разведчиков.
КУРГУЗОВ. В разведчиков?
ЛАРИСА (заговорщицки). Она у него. Я увидела две тени в комнате.
КУРГУЗОВ. Кто у кого?
ЛАРИСА. Эта тетка у моего мужа.
КУРГУЗОВ. Так вот почему мы не поехали на концерт.
ЛАРИСА. Да нет, я вовсе не против, чтобы он ухаживал за другими женщинами, пусть, мне не жалко, но…
КУРГУЗОВ (пытаясь юморить). Поиграем в прием у психоаналитика! Расскажите подробнее, мадам, что Вы чувствуете, когда ваш муж ухаживает за другими женщинами.
ЛАРИСА. Он перестал требовать у меня отчет и, когда я ухожу, совсем-совсем не расстраивается.
КУРГУЗОВ. Ай-яй-яй-яй… Это нехороший симптом. Тревожный! А что Вы чувствуете, когда он переходит от ухаживаний …
ЛАРИСА. Вот что! Мы не будем ждать у моря погоды. Мы произведем разведку боем!
КУРГУЗОВ (ерничая). Извини, дорогая, я не захватил с собой автомат.
ЛАРИСА. Ты берешь меня на руки, вваливаешься в номер, кричишь, что мне плохо…
КУРГУЗОВ (подхватывая ее на руки). Я предлагаю отнести тебя на руках совсем в другое место
Звук открывающейся двери, приглушенные голоса Светланы и Владимира.
ЛАРИСА. Тихо!
ГОЛОС ГРОЗДЕВА. Значит, завтра мы идем туда вместе.
ГОЛОС СВЕТЛАНЫ. Вместе.
ГОЛОС ГРОЗДЕВА. Вы не обманете?
ГОЛОС СВЕТЛАНЫ. Мы же договорились.
ГОЛОС ГРОЗДЕВА. Я буду с нетерпением ждать завтра.
ГОЛОС СВЕТЛАНЫ. Спокойной ночи.
Пауза.
ЛАРИСА (шепотом). Что? Что там? Что они делают?
КУРГУЗОВ. Желают друг другу спокойной ночи.
Звук закрывающейся двери. Торопливые шаги. В холле появляется Светлана. Кургузов сильно смущен. Лариса несколько растеряна, но быстро берет себя в руки.
СВЕТЛАНА. Добрый вечер.
ЛАРИСА. Вы, кажется, неплохо провели время с моим мужем?
СВЕТЛАНА (обращаясь больше к доктору). У вас тут тоже приятная компания.
КУРГУЗОВ. Добрый вечер.
СВЕТЛАНА. Доброй ночи, доктор Кургузов. Я к Вам завтра приду к десяти.
КУРГУЗОВ. Завтра? Ах, да. Конечно.
СВЕТЛАНА. До свидания. (Уходит.)
Пауза.
ЛАРИСА. У тебя… с ней… Свидание?
КУРГУЗОВ. С чего ты взяла? Дамы бальзаковского возраста не в моем вкусе.
ЛАРИСА. Она сама сказала, что придет к тебе завтра, к десяти! Я не глухая, я слышала!
КУРГУЗОВ. Придет. На прием. Она – моя пациентка, я – ее лечащий врач.
ЛАРИСА. Почему именно ты?
КУРГУЗОВ. Комнаты 3-ого корпуса закреплены за мной. У каждого врача свой корпус.
ЛАРИСА (резко меняя настроение). Тогда я тоже хочу жить в 3-ьм корпусе.
КУРГУЗОВ. Я готов лечить тебя прямо сейчас, в любом корпусе, на любом этаже, и в подвале, и на крыше…
ЛАРИСА (отстраняясь). Нет, нет, нет, нет… Ты еще не прошел всех испытаний.
КУРГУЗОВ (рычит). Я больше не могу!
ЛАРИСА (снова меняя настроение). Скажи мне, только серьезно, вот чем она (кивает в сторону ушедшей Светланы) могла понравится моему мужу?
КУРГУЗОВ (стонет). Не знаю… тем, что она – не его жена.
ЛАРИСА. Да? Надо об этом подумать….
КУРГУЗОВ. В разведчиков мы уже поиграли. Что у нас по программе дальше?
ЛАРИСА. Как ты думаешь, она сегодня к нему уже не вернется?
КУРГУЗОВ (рычит и стонет одновременно). Я на эту тему вообще не думаю.
ЛАРИСА. Я думаю, не вернется. А что у нас дальше?.. Ты не выбросил еще билеты на концерт? (Невинно и смиренно.) Мы могли бы еще успеть ко второму отделению.
КУРГУЗОВ. О-о-о!.. Почему я все это терплю?!
ЛАРИСА. Потому что… (шепчет ему на ухо что-то не очень приличное, хохоча, убегает вниз по лестнице.)
КУРГУЗОВ. Ну, это мы еще посмотрим! (Убегает следом за ней).
 
СЦЕНА 5
Лавочка в санаторном парке, возможно, беседка. Клумбы, дорожки, урны. В ближайшем закулисье вход в санаторный корпус. На лавочке Лариса и Владимир. Она – в конфликтном настроении. Он оживленный, немного нервный, все время смотрит в сторону корпуса, периодически вскакивает. Достает сигареты. 
ЛАРИСА. Ты же бросил!
ГРОЗДЕВ (смеется). Даже выжившим из ума, больным родителям позволяют больше, чем ты мне.
ЛАРИСА. Вот именно, родителям! А ты мне все-таки муж. А не папочка! (Отбирает у него сигарету, возможно, закуривает сама.)
ГРОЗДЕВ. Еще недавно ты уверяла, что ревность – старомодное чувство.
ЛАРИСА. Причем тут ревность! Ты ведешь себя неприлично!
ГРОЗДЕВ. Я даю тебе полный отчет, где я, с кем и что делаю.
ЛАРИСА. В твоих отчетах только одно имя – «Светлана»…
ГРОЗДЕВ. Ма-аленький курортный романчик. Безобиднейший флирт.
ЛАРИСА. Это ты называешь «флирт»?!
ГРОЗДЕВ. Ты сама мне разрешила немного приударить…
ЛАРИСА. Приударить – да! Но не влюбиться по уши! Ты бы видел себя со стороны, ведешь себя, как мальчишка.
ГРОЗДЕВ. Новые впечатления, свежие эмоции.
ЛАРИСА. Не фиглярствуй!
ГРОЗДЕВ. Я только повторяю твои слова.
ЛАРИСА. Ну, хватит! Ты же не можешь не понимать разницу между флиртом и… тем, что происходит с тобой!
ГРОЗДЕВ (скорее себе, неожиданно серьезно). Могу ли я не понимать разницу? (Видит вдалеке Светлану). Могу. Я теперь все могу. Пока, вечером увидимся. (Целует ее в щеку.) Привет доктору Кургузову. (Убегает.) 
Лариса некоторое время сидит растерянно, достает из сумочки мобильный телефон, набирает номер.
ЛАРИСА. Алло… Ты можешь бросить своих больных, мне срочно нужна твоя помощь… Мне нужен яд… Да! Яд! Ты не ослышался. Быстродействующий и трудноопределимый при экспертизе… какие игры, я абсолютно серьезно… Я? Где?.. На лавочке, в парке, да-да, на той самой.
Отключает мобильный, сосредоточенно что-то обдумывает, даже начинает грызть ногти, портит маникюр. Достает пилочку для ногтей, начинает исправлять оплошность. Вбегает Кургузов.
КУРГУЗОВ. Какой яд? Что случилось?
ЛАРИСА (преувеличенно спокойно). Я все обдумала, я ее отравлю.
КУРГУЗОВ. Кого?
ЛАРИСА. Светлану. Ты как ее лечащий врач констатируешь смерть, например, от сердечной недостаточности.
КУРГУЗОВ. Лара! Солнце мое! Ты понимаешь, что говоришь?
ЛАРИСА. Разве я похожа на ненормальную?
КУРГУЗОВ. Хуже! Ты насмотрелась боевиков и начиталась детективов…
ЛАРИСА. Хорошо, достань мне яд. А потом возьми отпуск или больничный. Ты будешь ни при чем.
КУРГУЗОВ. Ты думаешь, санаторий – реанимация, и здесь умирают каждый день… Скандал будет на весь город.
ЛАРИСА. Я могу забрать тебя в Москву. Для хорошего врача всегда найдется хорошее место.
КУРГУЗОВ. Чушь какая-то! Чем тебе помешала эта… среднестатистическая особа предпенсионного возраста. Да ей до климакса рукой подать! Пусть чуть-чуть порадуется напоследок. Да и нам удобнее, твой ревнивец не будет мешать …
ЛАРИСА (не выдерживая тона железной леди, срывается на истерику). Не будет мешать!.. Ты не знаешь моего мужа! Он не умеет крутить роман… Он старомодный идиот… С какими-то доисторическими представлениями о любви… Он бросит меня!.. И женится на ней! (Плачет.) 
КУРГУЗОВ. Ну, тихо, тихо! (Утешает.) Ну, что ты… Девочка моя! Красавица! Носик распухнет, глазки покраснеют… Разве тебя можно бросить?
ЛАРИСА. Бросит… И женится…
КУРГУЗОВ. Ты что, так сильно любишь своего мужа?
ЛАРИСА. Я не хочу с ним разводиться.
КУРГУЗОВ. Так, подожди, давай разберемся во всем спокойно. Ты не против, чтобы твой муж встречался с этой женщиной?
ЛАРИСА. Не против, но если меня он при этом любит больше, чем ее… И если он не захочет на ней жениться…
КУРГУЗОВ. А если этот роман скоро кончится?
ЛАРИСА (снова плачет). Да он только начинается…
КУРГУЗОВ. Слушай очень внимательно. Я сейчас открою тебе одну тайну.
ЛАРИСА. Тайну?
КУРГУЗОВ. Врачебную тайну. Я не имею права ее раскрывать, это нарушение врачебной этики, даже больше – преступление. Ты внимательно слушаешь.
ЛАРИСА. Я даже перестала дышать.
КУРГУЗОВ. Я иду на это преступление ради тебя.
ЛАРИСА. Ну, говори же…
КУРГУЗОВ. Светлана Николаевна Николаева, которой увлечен твой муж…
ЛАРИСА. Что? Да, говори же! 
КУРГУЗОВ. Она еще сама ничего не знает, анализы пришли только сегодня…
ЛАРИСА. Ну?
КУРГУЗОВ. Эта болезнь прогрессирует очень быстро. А современная медицина не знает пока…
ЛАРИСА. Она серьезна больна?
КУРГУЗОВ. Обречена.
ЛАРИСА. Что?..
КУРГУЗОВ. Мы, конечно, сделаем повторные анализы, хотя… наша лаборатория в таких вещах не ошибается. У себя дома она вовсе не ходила к врачам, на ранних стадиях еще можно было попытаться что-то сделать…
ЛАРИСА. Сколько ей осталось?
КУРГУЗОВ. Месяцев шесть… От силы восемь…
ЛАРИСА. Да-а?.. А выглядит она совсем неплохо.
КУРГУЗОВ. Такие диагнозы больным не говорятся. Только родственникам, и то не всегда.
ЛАРИСА. Да, глупо убивать человека, который умрет сам меньше чем через год.
КУРГУЗОВ. Очень скоро болезнь сотрет с ее лица все краски, затем уложит в постель… Твой муж никуда от тебя не денется.
ЛАРИСА. Покажи мне эти анализы.
КУРГУЗОВ. Прием закончится через полчаса. У меня еще несколько больных, я их бросил, как ты приказала, моя королева… Прикажи мне вернуться к ним и выполнить свой врачебный долг.
ЛАРИСА. Я зайду через полчаса.
КУРГУЗОВ. Какую часть тела даст мне для поцелуя королева?
ЛАРИСА (немного подумав, показывает на колено, Кургузов склоняется для поцелуя). Я отпускаю тебя на полчаса и ни минутой больше.
КУРГУЗОВ. И, ради Бога, врачебная тайна должна остаться тайной. (Уходит.)
 
СЦЕНА 6
Холл на первом этаже санатория, столики с шахматными досками. За одним сидят Владимир и Светлана, увлеченно играют. Впрочем, трудно сказать, чем они увлечены больше, шахматами или друг другом.
ГРОЗДЕВ. А мы пойдем вот так.
СВЕТЛАНА. Потеряете пешку.
ГРОЗДЕВ. Да? Ай-яй-яй, не заметил. Тогда я пойду… Тогда я, пожалуй, пойду вот сюда.
СВЕТЛАНА. Еще хуже, потеряете коня.
ГРОЗДЕВ. Да где?
СВЕТЛАНА. Через два хода. Это же очевидно. Вы – сюда, я – сюда. Спасая ладью, вы берете мою пешку, но теряете коня.
ГРОЗДЕВ (восхищенно). Вы просто гроссмейстер, Светлана Николаевна!
СВЕТЛАНА. А мне кажется, что вы просто притворяетесь, что плохо играете.
Через холл идет Лариса, некоторое время наблюдает за играющими, затем подходит к мужу, демонстративно обнимает его.
ЛАРИСА. Ты, наконец, нашел с кем поиграть в шахматы?
ГРОЗДЕВ. Ты себе не представляешь, как здорово играет Светлана!
СВЕТЛАНА. Занималась когда-то в школьном кружке, только и всего.
ЛАРИСА. Да, кажется, в середине прошлого века это было модно.
ГРОЗДЕВ (раздражаясь). Причем тут мода?!
ЛАРИСА. Прости, просто я шахматы не люблю. Какая-то не женственная игра.
ГРОЗДЕВ (с трудом сдерживая гнев). А ты, кстати, собиралась сходить к маникюрше?
ЛАРИСА. Уже! (Демонстрирует свои ногти.) Я выбрала лак под цвет кофточки.
ГРОЗДЕВ. А где твой доктор?
ЛАРИСА. Какой?
ГРОЗДЕВ. Все тот же, Кургузов, или появился еще кто-то?
ЛАРИСА (смеется). Ах, этот… Я его прогнала, надоел. (Игриво.) На улице чудная погода, я пришла пригласить тебя на прогулку!
ГРОЗДЕВ. Я пока занят.
СВЕТЛАНА. Совсем забыла, мне надо написать письмо дочери, давайте доиграем в следующий раз. (Собирается уходить.)
ГРОЗДЕВ. Мы не закончили партию.
ЛАРИСА. Письмо? Но в этой дыре нет даже компьютеров.
СВЕТЛАНА. Я буду писать вручную. Это было модно в середине прошлого века… (Уходит.)
ЛАРИСА (занимает место Светланы, с нарочитым интересом разглядывает шахматные фигуры). А помнишь, ты хотел меня научить…
ГРОЗДЕВ. Зачем ты так себя ведешь при Светлане?
ЛАРИСА (на голубом глазу). А что я такого сказала?
ГРОЗДЕВ. Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю.
ЛАРИСА. Я не очень удачно пошутила? Извини.
ГРОЗДЕВ. Если ты еще раз так пошутишь…
ЛАРИСА. То что?
ГРОЗДЕВ. То в Москву мы полетим на разных самолетах.
ЛАРИСА (пытается перевести все в шутку). Это что, официальное заявление?
ГРОЗДЕВ. Да. (Встает. Направляется к выходу.)
ЛАРИСА. Куда ты?
ГРОЗДЕВ. Погулять.
ЛАРИСА. А я?
ГРОЗДЕВ (пожимает плечами). Можешь поучиться играть в шахматы.
ЛАРИСА. Как? Сама с собой?.. (Владимир не реагирует.) Подожди! Да подожди же! (Догоняет и останавливает его.) Хочешь, я попрошу прощения у твоей Светланы? Хочешь? Я болтаю всякий вздор, не задумываясь… Ты же знаешь, я не нарочно! А ее-то обидеть я тем более не хотела, она такая милая… и к тому же… Жалко ее ужасно… Подумать только… Я обязательно попрошу у нее прощения! Давай пойдем прямо сейчас.
ГРОЗДЕВ. Почему ее жалко? О чем ты говоришь?
ЛАРИСА. Кого жалко? Я сказала «жалко»?
ГРОЗДЕВ. Ты сказала «жалко ее ужасно».
ЛАРИСА. Да нет, тебе показалось, я ничего такого не говорила. И это еще не точно, они будут делать повторные анализы.
ГРОЗДЕВ. Какие анализы? Говори все, что знаешь. Это касается Светланы?
ЛАРИСА. Нет! То есть... Она пока ничего не знает. Это – врачебная тайна. 
ГРОЗДЕВ. Доктор Кургузов…
ЛАРИСА. …Ее лечащий врач. Я обещала ему молчать, а сама проговорилась. Ты ведь меня не выдашь. Правда?
ГРОЗДЕВ. Что у нее?
ЛАРИСА. Там было по-латыни… Ей осталось месяцев шесть, может быть, восемь…
ГРОЗДЕВ. Что?
ЛАРИСА. Эта болезнь очень быстро прогрессирует…
ГРОЗДЕВ. Господи!
ЛАРИСА. Только, пожалуйста, ничего не выспрашивай у доктора Кургузова. Он все равно тебе ничего не скажет, такие вещи говорят только родственникам. А на меня обидится, он предупредил, чтобы никому, а я – тебе… Но у меня от тебя не бывает тайн… как глупо, что я проболталась!
ГРОЗДЕВ. Иди, Лара. Мне нужно побыть одному.
ЛАРИСА. Я сейчас принесу валерьянки или что-нибудь… 
ГРОЗДЕВ. Нужно… Одному…
ЛАРИСА. …Здесь, у дежурной сестры, должно быть… Я сейчас принесу… (Убегает.)
Владимир долго стоит в той позе, в которой застало его осознание слов жены. Затем тяжело садится за шахматный столик с еще расставленными в позициях фигурами. Неожиданно сметает все фигуры со стола на пол.
 
СЦЕНА 7
Холл спального корпуса санатория. Владимир и Светлана поднимаются по лестнице.
ГРОЗДЕВ. Наконец-то мы нашли угол, где никого нет!
СВЕТЛАНА (смеется). Мы сейчас похожи на двух студентов, которым негде провести вечер…
ГРОЗДЕВ (подхватывая). У нее дома строгий отец…
СВЕТЛАНА. У него в общежитии тараканы…
ГРОЗДЕВ. В ресторан дорого…
СВЕТЛАНА. Приходится идти в кино…
ГРОЗДЕВ. И смотреть одну и ту же картину по третьему разу…
СВЕТЛАНА. Но зато можно купить билеты на последний ряд…
ГРОЗДЕВ (пытается обнять Светлану). И забыть обо всем не свете.
СВЕТЛАНА (отстраняясь). Жаль, что мы уже не студенты.
ГРОЗДЕВ. Почему? Да нам только кажется, что мы взрослые и серьезные! А я вот рядом с тобой чувствую себя влюбленным мальчишкой…
СВЕТЛАНА. Моя дочь, почти ровесница твоей жены, в таких случаях говорит…
ГРОЗДЕВ. Все, что она по этому поводу думает, пусть скажет при встрече.
СВЕТЛАНА. Ты собираешься лететь в Париж?
ГРОЗДЕВ. Нет. Я думаю, что она прилетит к нам в Москву на свадьбу.
СВЕТЛАНА. К кому – к вам? На какую свадьбу?
ГРОЗДЕВ (оставляя шутливый тон). На нашу. Если, конечно, ты согласишься.
СВЕТЛАНА. Не понимаю. О чем ты?
ГРОЗДЕВ. Я делаю тебе предложение. С Ларисой мы разведемся. Когда нет детей, это очень просто.
Пауза
СВЕТЛАНА. Но… Лариса…
ГРОЗДЕВ. Молодая, красивая… Да, да, именно поэтому я за нее спокоен. Я уже сообщил ей о своем решении.
СВЕТЛАНА. Уже сообщил? Еще не зная, как я к этому отнесусь?
ГРОЗДЕВ. Да.
СВЕТЛАНА. А если я откажусь?.. Может, у меня есть кто-нибудь, там, в Перми.
ГРОЗДЕВ. Я… об этом не подумал… Но… Я все равно разведусь с женой и буду прилетать к тебе, в Пермь, пока этот кто-нибудь не поймет, что он лишний.
СВЕТЛАНА. А если я вообще не хочу замуж? Ни за кого…
ГРОЗДЕВ (чуть растерялся, вернулся к шутливому тону, перефразируя Маяковского). Я все равно тебя когда-нибудь возьму,
Одну, или вдвоем с Уралом. 
СВЕТЛАНА. Так не бывает.
ГРОЗДЕВ. Я тоже раньше думал, что не бывает…
СВЕТЛАНА. Так! Не бывает!
ГРОЗДЕВ. Пожалуйста, соглашайся. Это очень важно. Ты даже не представляешь, как это важно!
СВЕТЛАНА. Мы могли бы встречаться… Ты бы прилетал ко мне на выходные. Если у тебя, конечно, есть деньги на самолет. Это ведь очень дорого.
ГРОЗДЕВ. Нет! Нет! Мы должны бать вместе все время, каждый день! Каждый час! Ты не представляешь, как это важно…
СВЕТЛАНА. Прекрати, я сейчас заплачу от умиления. Чувствую себя героиней мыльной оперы…
ГРОЗДЕВ. Чувствуй себя кем угодно, только скажи «да». Я завтра же пошлю доверенность в Москву и заявление на развод. Я уже все обдумал. Ты переедешь ко мне в Москву.
СВЕТЛАНА. Ну, зачем же так спешить?
ГРОЗДЕВ. Жизнь – такая короткая, мы и так встретились слишком поздно.
СВЕТЛАНА. Допустим, я соглашусь. А как же моя работа, друзья, квартира…
ГРОЗДЕВ. Господи! Света! Почему человек все время думает… не о том…
Пауза.
СВЕТЛАНА. Вот вам и безобиднейший флирт… 
ГРОЗДЕВ. Ты должна согласиться. Это очень важно.
 
СЦЕНА 8
В кабинете доктора Кургузова. Лариса, заплаканная, без косметики. Все равно хороша, как все молодые женщины, но уже без лоска фотомодели. За дверью голоса возмущающихся пациентов.
КУРГУЗОВ. Ларочка! Давай поговорим после приема. У меня больные за дверью.
ЛАРИСА. Да я не могу ждать! Он собирает вещи… Понимаешь, собирает вещи… Он хочет оставить меня здесь, а ее повезет в Москву показывать каким то профессорам…
КУРГУЗОВ. Зачем ты ему сказала?
ЛАРИСА. Я думала, что он перестанет… Узнав, что она больная… а он… (Рыдает.)
КУРГУЗОВ. А она? Она знает?
ЛАРИСА. Я… Я не знаю.
КУРГУЗОВ. Ой, дура ты, Ларка!
ЛАРИСА. Ну, сделай что-нибудь!!!
КУРГУЗОВ. Заварила ты кашу…
ЛАРИСА (окрыляясь надеждой). А ты скажи, что ты перепутал! Что у тебя есть другая больная Николаева, фамилия распространенная… Да! Точно! И та – другая – больная, а эта, наша, – здоровая. Просто фамилии одинаковые… И ты ошибся!
КУРГУЗОВ. А ты знаешь, что бывает за такие ошибки? Наш главный на пенсию уходит и меня прочат на его место… А если сейчас пойдут хоть какие-нибудь слухи…
ЛАРИСА. Ты боишься слухов?
За дверью усиливается ропот ожидающих пациентов.
КУРГУЗОВ (себе). Она придет ко мне за выпиской, я должен буду ей что-то написать… (Ларисе) Мне надо точно знать, что знает она. Что он сказал ей?.. Может, еще и выкрутимся… И вот что, запомни: все, что ты сказала мужу про Николаеву, ты придумала сама, из ревности. Я тебе ничего не говорил.
ЛАРИСА. То есть как это – не говорил?
КУРГУЗОВ. Врач не имеет права сообщать посторонним лицам информацию такого рода. Понятно?
ЛАРИСА. Ты – трус.
КУРГУЗОВ. Через два часа встречаемся в баре. И ты мне доложишь, что знает, а чего не знает Николаева Светлана Николавна. 
ЛАРИСА. И вот в это провинциальное ничтожество я чуть было не влюбилась…
КУРГУЗОВ. Мы вместе решим, что делать дальше. Иди. 
ЛАРИСА. Слушаюсь и повинуюсь, господин будущий глав.врач.
КУРГУЗОВ (зло). Сучка.
ЛАРИСА. Ах так, ну ладно… (Уходит.)
КУРГУЗОВ (перебирает стопку историй болезней). Николаева, Николаева… Николаева. 
Больной из очереди делает попытку попасть на прием. Стук в дверь. «Можно?»
Подождите, я занят! Я вызову. (Набирает телефонный номер.) Олечка! Привет, солнце. Слушай, тут одному моему приятелю нужна небольшая юридическая консультация… Да так, мелочь, ничего серьезного… Я зайду через часок… Угу… Ну, пока, целую.
В очереди ожидающих приема снова ропот, голоса, переходящие на крик. В дверь врывается Светлана. Она очень взволнована, пытается держать себя в руках, но ей это плохо удается. 
СВЕТЛАНА. Это правда?
КУРГУЗОВ. Что?
СВЕТЛАНА. То, о чем мне только что сказала Лариса?
Пауза
КУРГУЗОВ. Лариса сказала?..
СВЕТЛАНА. Только что в коридоре… Анализы…
КУРГУЗОВ. Конечно, нет. Садитесь, успокойтесь.
СВЕТЛАНА. А если нет, то откуда вы знаете, что она мне сказала?
КУРГУЗОВ. Светлана Николаевна, сядьте, успокойтесь, я вам сейчас все объясню.
СВЕТЛАНА. Значит, правда…
КУРГУЗОВ. Да ровным счетом – ничего серьезного. Вы уезжаете, кажется, через три дня… Я подготовлю выписку и все рекомендации.
СВЕТЛАНА. Неужели действительно всего полгода?
КУРГУЗОВ. Какие глупости! Лариса ревнует, вот и придумала черт те что. Да она просто с ума сошла от ревности, Вы же ее видели, она невменяемая… Выбросите это из головы. Я померю вам давление… Вам нехорошо. (Меряет ей давление.)
СВЕТЛАНА. Да, да… Больным всегда вот так говорят. Чтобы успокоить.
КУРГУЗОВ. Зайдите в процедурный, я сейчас позвоню, они сделают Вам укол.
СВЕТЛАНА. Я теперь поняла… Почему он сказал: жизнь – такая короткая… А я думала, это так, метафора… 
КУРГУЗОВ. Пойдемте, я провожу Вас до процедурного, Вы сами не дойдете.
Уводит Светлану, за дверью – ропот очереди.
 
СЦЕНА 9
Номер люкс Гроздевых. Повсюду разбросаны вещи. Часть упакована в чемоданы. Лариса сидит полуодетая, растрепанная, маленькими глотками, как в полусне, пьет пиво. Вбегает Кургузов с бутылкой шампанского. Он уже явно выпивши.
КУРГУЗОВ. Я же сказал, что принесу шампанского…(Укоряюще.) Не дождалась!
ЛАРИСА. Все равно.
КУРГУЗОВ. Ты в таком виде еще соблазнительнее, чем при полном параде. Сейчас выпьем по бокалу за все, что хорошо кончается, а потом… (Достает бокалы, разливает шампанское.)
ЛАРИСА. Хорошо? Ничего себе «хорошо»…
КУРГУЗОВ. Она уехала, не взяв выписки и вообще никаких письменных подтверждений своего пребывания в санатории! Это хорошо для меня. Она уехала, ничего не сказав твоему мужу! Это хорошо для тебя. Правда, она уехала на два дня раньше срока. Но это бывает. Ничего особенного никто в этом не увидит.
ЛАРИСА. Он все равно найдет ее адрес и помчится за ней в эту, как ее, Пензу или Тверь…
КУРГУЗОВ. Кто ищет, тот найдет. Но ее амбулаторная карта уже в архиве, причем в таком месте, где ее смогут найти только при расследовании федерального значения. (Смеется собственной шутке.) 
ЛАРИСА. Он сказал, что квартиру полностью перепишет на меня. И будет помогать деньгами, пока я буду в этом нуждаться… Дон Кихот… Маланческий…
КУРГУЗОВ. Ламанческий.
ЛАРИСА. Что?
КУРГУЗОВ (подносит ей шампанское). Нам есть за что выпить! У меня есть сведения, что там (многозначительно показывает наверх) со дня на день утвердят мое новое назначение! (Азартно, по-мальчишески.) Ес! Ес! Ес! Ведь я этого достоин! И кое-что для этого сделал! Эх, Ларка, ты хоть и дура, но я тебя обожаю! (Выпивает, начинает ее целовать.)
ЛАРИСА. Может, и вправду, ничего. Жила же я раньше без него. И снова буду жить без него.
КУРГУЗОВ. А я к тебе в Москву приеду. Если есть квартира, то почему бы и не приехать. Мы будем красивая пара. Лара! (Активизирует свои физические действия.)
ЛАРИСА (отталкивает его). Да нужен ты мне в Москве.
КУРГУЗОВ (не обидевшись, наливая себе еще шампанского). А зря. Я, между прочим, без пяти минут главный врач приличного санатория, а там и кандидат наук. У меня большое будущее. Красивая жена мне бы не помешала. (Пьет шампанское, запивает пивом, снова пристает к Ларисе.)
ЛАРИСА. Ты пьян.
КУРГУЗОВ. С горя пить нельзя, а на радостях – святое дело!
В дверях появляется Владимир. При его появлении Лариса вскакивает. Кургузов, примостившийся у ее ног, падает на пол.
ГРОЗДЕВ. Извините, я только за чемоданом.
ЛАРИСА. Я с тобой.
ГРОЗДЕВ (отрицательно качает головой, достает из портмоне билет и деньги). Вот твой билет на Москву, на двенадцатое, у тебя еще десять дней. Вот деньги на мелкие расходы. Я буду звонить.
ЛАРИСА. В Тверь?
ГРОЗДЕВ. Да. В Пермь.
ЛАРИСА. Я… Я провожу тебя. Пожалуйста! Только провожу! Честное слово…
ГРОЗДЕВ. В таком виде?
ЛАРИСА. Я переоденусь, очень быстро. Я сейчас… Я быстро. (Убегает в спальню переодеваться.)
Пауза. Кургузов достает из кармана блокнотный лист, передает Владимиру
КУРГУЗОВ. Вот ее телефон, адрес и паспортные данные. Так быстрее искать… Спрячьте.
ГРОЗДЕВ (принимая записку так, как будто только что увидел Кургузова). Доктор? Скажите честно, есть надежда, что она… выздоровеет?
КУРГУЗОВ (напуская на себя важность, шепотом, как великую тайну). Есть! Даже очень большая!
ГРОЗДЕВ. Спасибо.
Из спальни, наспех одетая, выбегает Лариса
ЛАРИСА (Владимиру). Спасибо, что подождал меня! (Кургузову.) Если уйдешь, сдай ключ на вахту.
Лариса и Владимир уходят.
 
СЦЕНА 10
Там же, часа полтора спустя. Кургузов спит в кресле. Сладко посапывает во сне. В комнате полутьма. Входит Лариса, включает свет. Кургузов просыпается.
КУРГУЗОВ. Что? Кто? А… Проводила?..
ЛАРИСА. Мне нужна ее история болезни.
КУРГУЗОВ. Я, кажется, лишнего выпил.
ЛАРИСА. Принеси мне ее историю болезни.
КУРГУЗОВ. Какую еще историю?
ЛАРИСА. Николаевой.
КУРГУЗОВ. А. амбулаторную карту? Она в архиве. Там сейчас закрыто. 
ЛАРИСА. Принеси мне ее историю болезни.
КУРГУЗОВ. Там сейчас за-кры-то.
ЛАРИСА. Где этот архив? У кого ключ?
КУРГУЗОВ. Зачем? Она уже уехала, вся эта история закончилась, я тебя умоляю… Ты все равно там ничего не поймешь.
ЛАРИСА. А ты мне объяснишь. Каждую цифру и каждую букву.
КУРГУЗОВ. Ну, хорошо… Завтра. Сегодня я не смогу попасть я архив. Я могу многое, но не все. Завтра.
ЛАРИСА (неожиданно сдаваясь). Ладно, завтра. (Уходит в спальню.)
Кургузов просыпается окончательно, закрывает дверь номера на ключ изнутри, идет в спальню за Ларисой.
 
СЦЕНА 11
Тот же номер несколько дней спустя. Лариса безрезультатно пытается дозвониться. Входит Кургузов, весь праздничный, летний, с цветами, в атмосфере счастливого человека.
КУРГУЗОВ. Ты не представляешь, какая там погода! Мы немедленно едем в горы! Я знаю одно место, где готовят та-акой шашлык…
ЛАРИСА. У него опять не отвечает телефон.
КУРГУЗОВ. Я как врач прописываю тебе свежий воздух. Дозваниваться можно и оттуда. (Ищет, куда поставить цветы.)
ЛАРИСА. Уже третий день телефон молчит… Он был у нее, соседи сказали, что она не вернулась из санатория. Конечно, она могла поехать и не домой… А что случилось с ним?
КУРГУЗОВ. Сломался мобильник, выехал в зону, где нет связи… Он не ребенок, не потеряется. Лариса! Поздравь меня, сегодня подписали назначение! Коллеги меня уже поздравили, но я хочу отметить это с тобой! С тобой, понимаешь?!
ЛАРИСА. Ты так и не показал мне ее историю болезни.
КУРГУЗОВ. Мы вместе искали в архиве…
ЛАРИСА. Если бы она могла выздороветь, он бы вернулся ко мне…
КУРГУЗОВ. Это что еще за бред? С чего ты взяла?
ЛАРИСА. Он сам сказал, когда я его провожала… Ему только нужно, чтобы она жила, и если случится чудо, и она будет жить, то он ко мне вернется. Я пыталась за нее молиться, но у меня плохо получается…
КУРГУЗОВ (обнимает Ларису). Успокойся, чудо случится, она выздоровеет. И твой драгоценный супруг будет снова с тобой. Но это все там, в другой жизни, в Москве, в Перми, на Марсе… Сейчас ты здесь, со мной! Я тоже живой человек и хочу свой кусочек счастья!
ЛАРИСА. Откуда ты знаешь, что она выздоровеет? Повторные анализы?
КУРГУЗОВ. Допустим, так. Я тебе гарантирую, она будет жить. Кстати, я ей об этом сказал, когда она ко мне приходила в последний раз, и твоему Гроздеву я тоже сказал, что все обойдется. (Начинает ее раздевать.) Если не хочешь в горы, мы найдем другой способ отметить мое назначение.
ЛАРИСА. Подожди, подожди, подожди! Я что-то ничего не понимаю…
КУРГУЗОВ. Да с чего вы вообще все вдруг решили, что у нее что-то серьезное?
ЛАРИСА. Как с чего, ты же мне сказал!
КУРГУЗОВ. Что я тебе сказал?
ЛАРИСА. Что… что она умрет.
КУРГУЗОВ (продолжая свое дело). Что же делать, человек смертен. Мы все умрем. Даже такое совершенство, как ты, рано или поздно…
ЛАРИСА. Но ты говорил, что ей осталось шесть или восемь месяцев.
КУРГУЗОВ. Я немного сгустил краски, к тому же время – понятие относительное…
ЛАРИСА (резко отталкивает его). Так ты… Не понимаю… Ты что, про ее болезнь все наврал?
КУРГУЗОВ. Что значит – наврал? У меня были подозрения, я по секрету с тобой ими поделился…
ЛАРИСА. Так, значит, она – здорова?!
КУРГУЗОВ. Где ты видела здоровых женщин в ее возрасте? (Пытается возобновить приставания.)
ЛАРИСА (бьет его попадающимися под руку предметами). Ты – сволочь, мразь, мерзавец… Ты не представляешь, что ты натворил!..
КУРГУЗОВ. Да, я ее спас! Если помнишь, кто-то хотел ее отравить!
ЛАРИСА (на пределе возмущения). Как ты мог, ты же – врач…
КУРГУЗОВ. Ну, женщины, ну, я не знаю… Достать ей яд – это нормально! А с помощью маленького обмана предотвратить преступление – это «как ты мог»…
ЛАРИСА (в истерике). Но они же оба думают, что она…
КУРГУЗОВ. А это уже твоя работа. Это тебе спасибо. Я тут не при чем…
ЛАРИСА (бросается на него с кулаками, когда не получается бить. лягается и царапается). Ты сволочь, сволочь, сволочь…
КУРГУЗОВ (защищается). Сумасшедшая…
ЛАРИСА. Дай мне денег, я полечу в эту Твермь.
КУРГУЗОВ. Тебе муж оставил.
ЛАРИСА. Мне не хватит на самолет.
КУРГУЗОВ. Поедешь поездом.
ЛАРИСА (рыдает). Какой кошмар… Какой кошмар… Кошмар… (В изнеможении падает в кресло.)
КУРГУЗОВ (приводя себя в порядок после драки). Дура – она и в Москве дура. (Ларисе). Тебе нужно что-нибудь успокоительное, (себе) лучше внутривенно. (Ларисе.) Я сейчас.
Кургузов выходит. Лариса дрожащими руками набирает телефонный номер, ей не отвечают.
 
СЦЕНА 12
Палата Пермской городской больницы. На кровати Владимир с ногой в гипсе, дремлет. В палату входит Светлана, подходит, присаживается на кровать. Не будит, ждет, когда он проснется сам. 
ГРОЗДЕВ (приоткрывая глаза). Ты опять мне снишься. Спасибо. Ужасно рад.
СВЕТЛАНА. Я нашла записку в дверях. А потом тетя Таня, соседка рассказала, что приходил интересный представительный мужчина, страшно разволновался, узнав, что я не приехала. А когда стал уходить, вдруг упал и покатился по лестнице. Тетя Таня вызвала скорую, потом звонила, узнавала о твоем здоровье, так что, я все знаю.
ГРОЗДЕВ. Да ерунда, какой-то микроинфаркт и парочка переломов. (Встрепенувшись.) Погоди, я уже не сплю? (Светлана смеется, отрицательно качает головой.) Света! Ты пришла? Это ты? (Пытается вскочить, обнять ее, но гипс мешает, оба смеются.) Я тебя нашел! Как ты?
СВЕТЛАНА. Пока гораздо лучше тебя.
ГРОЗДЕВ. А ты обещала мне не уезжать раньше срока, помнишь?
СВЕТЛАНА. Обманула... (Смеется.)
ГРОЗДЕВ. Подожди, ты была у врачей? Что они говорят?
СВЕЛАНА. Нет, не была. И не пойду. А зачем?
ГРОЗДЕВ. Светлана, пожалуйста, я тебя умоляю! (Целует ей руки.)
СВЕТЛАНА. Я заезжала в несколько мест, с которыми надо было проститься. 
ГРОЗДЕВ. Не говори так.
СВЕТЛАНА. А я сейчас ужасно счастлива! Правда… Я перестала думать о будущем, перестала решать какие-то бесконечные проблемы. Я просто иду и радуюсь тому, что иду… Что солнце светит… Или дождь… А мне все равно, чему радоваться, просто тому, что все это – есть.
ГРОЗДЕВ. Мы поедем в Москву, я найду лучших врачей…
СВЕТЛАНА. В Москву, в Москву… Прямо, как у Чехова. Я не хочу в Москву.
ГРОЗДЕВ. Ты не понимаешь…
СВЕТЛАНА. Это ты не понимаешь, я никогда так не жила! Я не умела так жить… Мне снятся такие красивые сны! Я так радуюсь всему-всему, даже тому, что все это скоро кончится…
ГРОЗДЕВ. Я люблю тебя. Я очень тебя люблю.
СВЕТЛАНА. Я уволилась с работы, сняла с книжки все деньги. Накупила себе красивых платьев, о которых всегда только мечтала… Я хожу в парикмахерскую делать маникюр и педикюр, совсем, как твоя Лариса (Смеется.) А потом иду в церковь и прошу прощения за то, что я такая глупая…
ГРОЗДЕВ. Ты – самая умная, самая прекрасная женщина на свете.
СВЕТЛАНА. Я приходила вчера и позавчера... Но врачи говорили, что ты еще очень слаб, что тебе нельзя нервничать. Меня не пускали… Да, я вот принесла яблоки, в больницу принято приносить апельсины или яблоки.
ГРОЗДЕВ. Я завтра же выпишусь отсюда. Под расписку. И мы поедем в Москву.
В дверь палаты стучат. Заглядывает Лариса.
ЛАРИСА. Простите, а Гроздев Владимир Леонидович… 
Пауза.
ГРОЗДЕВ (нарушая неловкую паузу). У меня сегодня день посещений.
ЛАРИСА. Я звонила, телефон не отвечал. А потом соседка сказала… (Пауза.) Я вот принесла тебе… яблок…
Владимир и Светлана начинают смеяться, Лариса не понимает.
ГРОЗДЕВ. Как ты доехала?
ЛАРИСА. Я хотела самолетом, но… Впрочем, это не важно…
ГРОЗДЕВ. Как поживает доктор Кургузов?
ЛАРИСА. Никогда при мне не упоминай его имени!
ГРОЗДЕВ. Что случилось? Вы поссорились?
ЛАРИСА. Он… Он… Светлана Николаевна, я должна вам сказать очень важную вещь… Доктор Кургузов, он…
СВЕТЛАНА. Вы же просили не упоминать его имени.
ЛАРИСА. У него была еще одна, другая Николаева, и он перепутал анализы, у вас нет никакой смертельной болезни…
Пауза.
ГРОЗДЕВ. Господи… Господи, спасибо! (Ларисе.) Это точно?
ЛАРИСА. Да. Это абсолютно точно. Я поэтому и приехала.
ГРОЗДЕВ. Света! Лара! Девочки! Господи, да это же – чудо! Это надо как-то отметить… (Пытается встать.)
ЛАРИСА. Лежи. Тебе нельзя вставать.
Светлана отходит к окну, от ее былой веселости не осталось и следа.
ГРОЗДЕВ. Светлана, что с тобой?
СВЕТЛАНА (пожимает плечами, чуть слышно). Это, конечно, радостное известие… Но… Надо как-то жить дальше.
ГРОЗДЕВ. Ты – здорова, понимаешь, ты – здорова!
СВЕТЛАНА. Надо как-то жить дальше.
ЛАРИСА (подсаживаясь на кровать, только Владимиру). Помнишь, ты сказал, что если случится чудо, и она будет жить, ты меня не бросишь. Помнишь? Ты обещал.
Пауза.
ГРОЗДЕВ (держится за сердце, с трудом переводя дыхание). Надо как-то жить дальше.
З а н а в е с
 
© Чубарова Е.В. Все права защищены.

К оглавлению. . .

Загрузка комментариев...

Соловки (0)
Беломорск (0)
Москва, ул. Покровка (1)
Загорск, Лавра (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Соловки (0)
Зима (0)
Ама (0)
Беломорск (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS