ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Микулино Городище (0)
Москва, Центр (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Зима (0)
Соловки (0)
«Ожидание» 2014 х.м. 50х60 (0)
Дмитровка (0)
Беломорск (0)
Поморский берег Белого моря (0)
Ама (0)
Храм Христа Спасителя (0)
Москва, Центр (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Москва, Центр (0)
Автор - Александр Лазутин (0)
Москва, Никольские ворота (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Москва, Центр (0)

«В пяти шагах от перехода» Валентин Нервин

article1036.jpg
          Переход количества в качество происходит, 
                      как правило, в неположенном месте.
                                                                     В.Н.
 
 
* * *
 
В пяти шагах от перехода,
без приговора и суда,
машина сбила пешехода
на повороте в никуда.
Был человек – и нате-здрасьте,
пора играть за упокой:
он, посреди проезжей части,
лежит с протянутой рукой.
Уже образовалась пробка,
народ стекается окрест,
а на руке татуировка:
– Живу, пока не надоест.
 
 
ПРАЗДНИК
                           
Нынче день, как по заказу –
просто праздник на душе!
А ведь я ни с кем, ни разу
две недели, как уже.
Что вы, Музы, обалдели,
очумели – не пойму,
если я за две недели
не достался никому?
Вот иду по переулку – 
не скандалю, не сбою –
гений вышел на прогулку
без охраны, мать твою!
Если я вам не по нраву,
две недели, как уже –
по читательскому праву,
поцелуйте меня в ж…! 
 
 
* * *
 
Поэта время не догонит,
его удел определен:
года к суровой прозе клонят,
а я – как юноша влюблен.
Она живет за виадуком –
среди помоек и рессор
с одним посредственным худруком,
который пьет, как режиссер.
Мы с нею видимся нечасто,
она застенчива, хотя
доступна, как зубная паста,
и непрактична, как дитя.
Я жду условленного стука
и – что печали и года!.. 
А что касается худрука,
то – выпиваем иногда.
 
 
У РЕКИ
 
От почитателей не скрою:
по молодому портвешку,
я, поздней осени порою,
люблю сидеть на бережку.
То, как природа увядаю,
то расцветаю кое-где –
сижу себе и наблюдаю
различный мусор на воде.
Портвейн осеннего разлива
переливается во мне,
загадочней императива
на поэтической волне.
Неподалеку, по соседству,
мамаша девочек пасет,
река, впадающая в детство,
фуфло какое-то несет.
А жизнь моя, как запятая,
не дорога себе самой,
покуда осень золотая
не стала белою зимой.
 
 
* * *
 
Как выпью, 
          так тянет поплакать в жилетку
(оно и понятно, дружище, старею),
послушать Дассена,
                 потискать нимфетку,
ведя разговоры за жизнь – лотерею.
Не то, чтобы я предавался печали,
тем более, сидя за рюмкой «Висанта»,
но слово, которое было вначале,
мочалю по мере земного таланта.
Душа западает на буки и веди,
уже не взыскуя ни ада, ни рая,
танцуя, как эта приблудная леди,
по линии жизни, у самого края.
Вольно обижаться на Господа Бога,
когда, покидая мои эмпиреи,
она с нетерпением ждет эпилога
на круге беспроигрышной лотереи.
 
 
ДОРОГА ДОМОЙ
 
… Заблудился, как ежик в тумане.
За углом караулят менты.
Я сейчас, как Печорин в Тамани,
почему-то боюсь темноты.
На ходу выправляю походку:
от угла до угла – по прямой.
– Забирайте последнюю сотку –
 отвезите, родные, домой!
 Посмотрите, служивые, в корень
 и узнаете всё, без прикрас:
 перед вами, увы, не Печорин,
 а, скорее уже, Фантомас.
 Помнишь, дядя, Луи де Фюнесса? –
 ну, тогда заводи драндулет!
…Почему на дороге прогресса
ни одной забегаловки нет?
 
 
* * *
                   …и шестикрылый серафим
                      на перепутье мне явился.
                                                     А.П.
…и серафим передо мной 
явился в час урочный:
он был небритый и больной,
нетрезвый и порочный.
Летал себе навеселе,
перстами не касался,
но оказался на Земле –
с похмелья оказался.
Его душа изнемогла 
и на колени пала,
нетопыриные крыла
торчали, как попало.
Он из породы бедолаг.
Я их не обеляю,
но говорю ему: – Земляк,
восстань, опохмеляю!
 
 
* * *
 
Вчера, отметив день
                  рожденья Терешковой,
проснулся на полу 
                без нижнего белья.
Архангел прилетел – 
                   похоже, участковый –
оформил протокол
                 по факту бытия.
Я , как бы, состою
                 у Бога на контроле –
 
имею, так сказать, 
                двусмысленный статут,
особенно блюдут 
                по части алкоголя:
очнешься поутру –
                 архангел тут как тут.
Да что там говорить! – 
                   конечно, непрактично
транжирить божий дар,
                    полученный в кредит.
Но Муза, как на грех, 
              совсем не аскетична:
она меня поймет,
               а Бог ее простит.
 
 
* * *
              …какое раздолье для скорби!
                                               С.Г.
По всем углам неласковой Отчизны,
где трын-трава дороже, чем трава,
последние часы нелепой жизни
растратив на красивые слова,
мы вымираем, хуже тараканов,
и вылетаем задом наперед
из края одноразовых стаканов,
который без поэзии умрет.
 
 
ПУШКИНИАНА
 
За Михайловским – тетерева
по лесам токовали от страсти,
только эти леса на дрова
мужики порубили, отчасти.
Наши люди не дюже хитрят,
но зато веселятся душевней:
сдуру, пушкинский скарб, говорят,
утопили в пруду за деревней.
Но, когда на дворе торжество,
у поэта высокая проба:
дайте волю – его самого
к юбилею достанем из гроба!
Разгуляется кровь с молоком
и покатится Пушкиниана –
от Михайловского, прямиком,
через Болдино – до Магадана.
 
 
КОГДА ЗАВЕРШАЕТСЯ ГОД
 
В морозном дыму перегара,
когда завершается год,
одна интересная пара
по белому свету идет:
бродяга с мешком за плечами
и барышня навеселе
зеркальными, злыми ночами
бредут по озябшей земле.
У Деда Мороза простата,
подагра и, кроме того,
дурацкая серая вата
торчит из ушей у него.
Снегурочка сильно под газом
и ноги волочит едва,
фонарик сияет под глазом,
почти как звезда Рождества.
 
Когда-то у папы и мамы
я выпытал, не по годам,
что это артисты из Драмы
халтурят по детским садам.
Я думал: а что, если завтра,
блуждая по детской стране,
артист погорелого театра
пожалует в гости ко мне?
Но что-то в земной канители
случается наоборот:
и годы мои пролетели,
и скоро опять Новый год.
Под елкой разбитая тара,
Снегурочка спит на ходу –
в морозном дыму перегара
по белому свету иду.
 
© Нервин В.М. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Беломорск (0)
Москва, Центр (0)
Москва, Профсоюзная (0)
Соловки (0)
Этюд 2 (0)
Соловки (0)
Москва, Центр (0)
Соловки (0)
Поморский берег Белого моря (0)
Псков (1)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS