ПРИГЛАШАЕМ!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
Художественная галерея
Музей-заповедник Василия Поленова, Поленово (0)
«Маруся» (0)
Малоярославец, дер. Радищево (0)
Поморский берег Белого моря (0)
Музей Карельского фронта, Беломорск (0)
Микулино Городище (0)
Беломорск (0)
Верхняя Масловка (0)
«Рисунки Даши» (0)
Москва, Ленинградское ш. (0)
«Осенний натюрморт» (0)
Храм Казанской Божьей матери, Дагомыс (0)
Соловки (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Беломорск (0)
Ростов Великий (0)
Зимнее Поморье. Река Выг (0)

«Терра инкогнита» (сборник рассказов) Александр Ралот

article1238.jpg
«АРХИМЕД» С РУССКОЙ РЕКИ ВОЛГИ (рассказ-загадка)
 
Он умер в полнейшей нищете, родственники, организовавшие похороны побежали по знакомым, занимать деньги на погребение.
Когда всё, что удалось собрать, подсчитали, кто-то тяжело вздохнул: «Придётся, братцы, продать ещё и настенные часы. Без этого никак не обойтись.»
С помощью этих удивительных часов и вышли из положения.
Похороны оказались более чем скромными…
 
21 октября 1735 года. Город Подновье Нижегородского уезда
В семье торговца мукой пополнение. Родился мальчик, будущий помощник в делах отцовских.
Главное, чтобы побыстрее грамоту осилил, да счёт. После чего за прилавок, родителя подменять.
Мальчуган рос смышлёным. Читать и писать, его научил дьяк Успенской церкви.
Остальные науки также познавал споро, но вот торговля его мало интересовала, тянуло к механизмам. Что-нибудь читать или игрушки разные изготовить.
Батя не возражал. Не тянет к купечеству, значит, так богу угодно, ступай, постигай премудрости дел слесарных, токарных да часовых. Из поездок привозил герою этой загадки, книги по физике, химии и прочим естественным наукам, которые только мог найти.
И парнишка проглатывал их в одно мгновение. Выучился чинить различные механизмы,
любой сложности, и когда дело доходило до ремонта сложных мельничных жерновов или иных заводских машин, тоже не подкачал.
 
Вскоре слава о молодом человеке разнеслась по городу. А местные купцы, раскатывая по огромной Руси-матушке, заезжая в Европу и даже далёкую Азию, разнесли весть о талантливом юноше по многим городам и весям.
Пареньку недоставало фундаментальных знаний. Первый российский университет открылся в Санкт-Петербурге всего за одиннадцать лет до его рождения. И попасть туда, посланцу города Подновье не легче, чем пролезть верблюду в иголье ушко.
Но Бог на свете есть и он всё видит.
Однажды мастер из провинции смог обратить на себя внимание самых высокопоставленных особ.
Для светлейшего князя – любителя шумных и красочных фейерверков, изготовил такие чудеса пиротехники, что ими могли гордиться и родоначальники этого вида забавы – китайцы.
Позже помог решить весьма важную проблему тех времён: мосты. В середине восемнадцатого века были мало приспособлены для проходов судов. Механик− решил её в разных городах, даже в Лондоне.
От гонорара за мост «Лондон-бридж» великодушно отказался:
− Достаточно и того, что это сделал наш, российский умелец.
Как известно, судьба − субстанция полосатая. И за белой чертой следует чёрная.
Однако не всё гладко было во взаимоотношениях с сильными, мира сего.
 
Светлейший князь спал и видел, как стянет с нашего героя кафтан, заставит побрить бороду и будет показывать всей Европе, греясь в лучах его славы.
Но нашла коса на камень – талантливый человек наотрез отказался расставаться с подлинным атрибутом русского мужика, да и в шелка облачаться не спешил.
Фаворит императрицы ответил по-свойски: начал пакостить, принуждая оценивать труд его в сущие копейки.
Мастер постоянно дарил свои изделия людям, а ушлые иностранцы устроили настоящую охоту за чертежами и присвоили себе самые громкие его изобретения.
Нужны доказательства? Пожалуйста! Сколько угодно. Оптический телеграф, через тридцать пять лет после описываемых событий купили у французов. Трехколесный экипаж-самокатка с маховым колесом, тормозом, коробкой скоростей через сто лет ляжет в основу ходовой части автомобиля Карла Бенца. Созданная им «механическая нога» для офицера, потерявшего конечность при Очаковском штурме, − прадедушка нынешних протезов. То же самое относится к методу верёвочного многоугольника, без которых не было бы таких ажурных и очень прочных современных мостов. И даже больше – в основу строительства знаменитого пекинского стадиона «Птичье гнездо», на котором сегодня соревнуются олимпийцы, положены идеи, высказанные два века назад, героем нашего повествования.
 
В заключение добавлю, многие годы фамилия этого человека стала нарицательной и воздать должное русскому гению мы просто обязаны!
 
А подсказка где? Так вот она. Герой нашей загадки был старовером. Поэтому сегодня мы будем готовить их блюдо, именуемое «Закиданики».
 
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
1) Тёртого картофеля («дранки») − примерно пол кило.
2) Пяток варёных и истолчённых картофелены
3) Два взбитых яйца.
4) Грамм сто муки. (лучше обойной)
5) Соль − по вкусу.
6) Грамм двести любого фарша.
7) Морковь − пару штук.
8) Сало − пятьдесят грамм.
 
ГОТОВИМ:
Всё вышеперечисленное размешиваем и лепим небольшие клецки. По одной штуке (так как могут слипнутся) с разницей в секунд тридцать бросаем в кипящую воду. 
Ставим таймер на тридцать минут. Аккуратно процеживаем через дуршлаг.
Кладём на сковороду и обжариваем с морковью и салом. Таймер ставим на пять минут.
 
 
ДВА ЗАВЕТНЫХ СЛОВА (Рассказ-загадка) 
 
Историческая справка: 
Родился 26 января 1763 года в городе По, в Гаскони. Пятый и последний ребёнок почтенного бернского адвоката в 1780 году из-за тяжёлого материального положения он завербовался в Беарнский пехотный королевский полк Его Величества Людовика XVI.
 
7 февраля 1790 года герой нашего повествования получил свой первый офицерский чин младшего лейтенанта и был назначен адъютантом в 36-й пехотный полк, расквартированный в Британии.
Девять лет спустя, военная судьба сводит этого удивительного человека с Бонапартом. У обоих поначалу сложились дружелюбные отношения, но постепенно они ухудшались из-за взаимного непонимания и соперничества. В январе-августе 1798 года наш герой был Послом Франции в Вене. По возвращении в Париж женился на своей марсельской знакомой, дочери торговца шёлком Дезире Клари, бывшей невесте Наполеона, старшая сестра которой, Жюли, вышла замуж за брата Наполеона – Жозефа Бонапарта.
18 мая 1804 года.
Наполеон провозгласил себя императором.
И наш герой незамедлительно выразил новому правителю Франции свою полную преданность и поддержку сам же в знак высочайшей благодарности был удостоен воинского звания − маршала Франции.
 
Гуманное обращение с пленными шведами, захваченными в Траве, сделало имя этого человека настолько популярным в Швеции, что Государственный совет, собранный шведским королём Карлом XIII для избрания ему преемника, единогласно решил предложить корону Французскому маршалу, если тот примет лютеранство. За решением также стояло стремление совета угодить Наполеону. 
И кто бы отказался? 
Вот и он принял более чем заманчивое предложение, без особых колебаний, а с армейской службы увольняется.
Герой нашего повествования становится Регентом, а фактически – правителем Швеции. 
В 1812 г. Он разрывает отношения со своей бывшей Родиной
 и заключает союз с Россией. А год спустя, во главе шведских войск сражался против своих соотечественников на стороне шестой антинаполеоновской коалиции.
Много чего сделал наш герой для своей новой Родины.
Но, всем же известно, скелет в каждом шкафу имеется у каждого.
Был таковой и у нового Шведского государя. Никогда и никому не разрешал монарх раздевать себя, все делал исключительно сам, причём в самой затемнённой комнате.
К этой причуде монарха все вскорости привыкли и более не досаждали его предложением подобных услуг.
8 марта 1844 года король скончался.
При подготовке к бальзамированию на его теле слуги, к своему удивлению обнаружили вытатуированную надпись...
 
Читатель, не сочти за труд, назови, пожалуйста, эти два слова, повергшие в шок весь скорбящий двор Его высочества, да и всех безутешных подданных королевства.
 
 
ЖИЗНЬ И УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ВЕЛИКОГО ДИЛЕТАНТА (Рассказ-загадка)
 
Рожденный в бедности, он нажил четыре крупных состояния. Не имея образования, самостоятельно выучил семнадцать языков.
 
Будучи фаталистом, уже в зрелом возрасте герой этой загадки пришел к выводу, что от тяжелой и нудной работе в бакалейной лавке его спас бочонок с цикорием: как-то, подняв тяжеленный предмет, он надорвался, и из горла пошла кровь. 
Такого хлипкого работника уволили сразу. И он отправился в Гамбург, пешком! А там, буквально за несколько дней окончил бухгалтерские курсы, рассчитанные, минимум, на год учёбы.
Молодой человек был искренне убежден, что Американский континент сороковых годов, позапрошлого века, это − большие богатства!
Не колеблясь, он продал свою главную ценность − часы и сел на корабль, направлявшийся в Венесуэлу.
 
12 декабря 1841 года.
Судно попало в жесточайший шторм и пошло ко дну!
Парня обнаружили в ледяном море, и что парадоксально, но его жизнь, в очередной раз, спас бочонок. Уцепившись за него наш герой держался на воде, пока его наконец не подобрал шедший мимо корабль, спасший ещё двенадцать человек, уцелевших после кораблекрушения. 
Все бедолаги сошли на берег в Голландии, там и выяснилось, что багаж нашего героя, единственный из всех, доплыл до берега, в целости и сохранности!
Надо было где-то трудится и зарабатывать на жизнь. В Амстердаме для него отыскалось место бухгалтера.
 
Приняв решение не тратиться ни на развлечения, ни на женщин, жил очень скромно, проводя свободное время в обучении и тренировке своей незаурядной памяти. Менее чем за год он начал бегло говорить по-голландски, по-английски, по-французски, по-испански, по-итальянски и по-португальски. Эти знания помогли молодому человеку найти работу в крупной импортно-экспортной фирме.
 
Время шло. И после того как он самостоятельно выучил русский в объеме, позволяющем вести переписку на языке, на котором никто больше не умел читать, двадцатипятилетнему бизнесмену, была предложена должность главного представителя компании в Санкт-Петербурге.
 
Перебравшись в столицу огромной империи, он совершил шаг, который повлёк за собой семнадцать лет страданий, − вступил в брак с Екатериной Лыжиной. 
Октябрь 1852 года. Канун свадьбы.
Из письма нашего героя.
«Она очень хорошая, простая, умная и здравомыслящая женщина».
Фактически всё оказалось совсем не так. Супруга была холодна к мужу и, страдая от этого, он оказался буквально на грани безумия. 
Спасаясь от этого, через несколько недель, после брачной ночи, он с головой погрузился в работу. Смог сколотить приличное состояние на торговле краской индиго.
 
Наш герой осознано шёл на спекуляции и риск там, где другие действовали осторожно. Работая, как обычно, шесть дней в неделю, воскресенье он оставлял для серьезных занятий греческим языком. 
Восторженно восклицал: − «Этот язык меня опьяняет!»
Международный финансовый кризис 1857 года он пережил с легкостью. 
Почти ежедневно его гложила ещё одна страсть, которой не было места в семейной жизни. Он жаждал путешествий в земли своей мечты: Грецию, Египет, Палестину, Индию, Китай и Японию.
Прошло несколько лет. Денег и свободного времени было достаточно. Можно было подумать о смене образа жизни: стать профессиональным писателем, поселиться на маленькой ферме, или поступить в Парижскую Сорбонну. 
В одной из поездок за океан наш герой узнал, что штат Индиана собирается принять новый закон о разводе, способный помочь ему разрешить ненавистную супружескую дилемму. 
Не долго думая открыл в Индианаполисе дело по торговле крахмалом, и менее чем через год, стал американским гражданином.
 
Но как бы ни был занят, он не оставлял без внимания вечную проблему поисков своей Пенелопы.
Вернувшись в Индианаполис для того, чтобы начать бракоразводный процесс с женой, решил, что незамедлительно должен жениться исключительно на гречанке. 
Написал письмо в Афины, старому другу. Попросил прислать фотографию какой-нибудь молодой женщины, которая была бы красива, разбиралась в поэзии, нуждалась в деньгах и обладала способностью подарить любовь человеку, выйдя за него замуж. 
Так решилась судьба семнадцатилетней дочери афинского торговца мануфактурой − Софии Энгастроменос.
Будущий муж спросил Софию, почему она хочет выйти за него замуж?
Та, смутившись, честно ответила: «Потому, что родители сказали, − вы богаты».
Финансовый магнат долго дулся, как обиженный мальчишка, но супруга заставила его изменить мнение о ней, проявив необычайную чувствительность и природную мудрость, сделавшие их брак крепким и сердечным.
Прошли года. Настала первая половина двадцатого века.
Часть наследства этого выдающегося человека оказалась в фашистском Берлине.
Советские солдаты и офицеры, в самом конце Отечественной войны, вывезли его в Советский Союз. Теперь любой желающий может увидеть интереснейшие артефакты, в одном из московских музеев.
Уверяю, равнодушным наследство нашего героя никого не оставит.
Ну, а под конец − кулинарная подсказка.
Коктейль «Троянский конь».
 
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
1) Сок апельсиновый − чуть больше половины стакана.
2) Сок ананасовый − три четверти стакана.
3) Сироп из лайма − пару столовых ложек.
4) Сироп гренадин (густой сладкий сироп красного цвета, получаемый из зёрен граната и красных ягод. Обычно используется при приготовлении алкогольных и безалкогольных коктейлей) − одна столовая ложка.
5) Сироп ангостура (концентрированный травяной алкогольный препарат, на основе горечавки, трав и специй) − всего три капли. (Я его легко заменяю на любой бальзам или коньяк).
 
ГОТОВИМ:
Все компоненты отправляем в миксер или шейкер. Взбиваем минуты четыре и разливаем по высоким стаканам.
 
 
ИМПЕРАТОР САМОЛИЧНО ПРОДЕГУСТИРОВАЛ И БЛАГОСЛОВИЛ! (шутка-загадка)
 
Не исключено, что именно этот или весьма похожий на него пищевой продукт полюбил наш, малоизвестный, император Пётр третий, как-никак слыл он лучшим другом прусского короля Фридриха второго, ценителя простой солдатской пищи, ибо она весьма быстро восстанавливает силы уставшему воину.
В общем так. В один прекрасный день. (у монархов они все такие, ну или почти все) нерусский правитель государства Российского сей продукт основательно отдегустировал и благословил, а, столетия спустя, «Народный комиссариат здравоохранения Союза Советский Социалистических Республик» (слово то какое, уже и забывать стал, да никак нельзя!), с которым положено было согласовывать любую продукцию пищевой промышленности, рекомендовал данную еду в качестве лечебного питания больным с соматическими признаками последствий перенесенного длительного голодания или как тогда следовало писать в документах, − «...больным, имеющим подорванное здоровье в результате Гражданской войны и царского деспотизма».
 
Упоминание об этом продукте, мы находим в славянских письменах, датированных далёким двенадцатым веком; название вкусности встретилось в новгородской берестяной грамоте за номером 842, где эта еда фигурирует в списке посланных продуктов. Возможно, что наименование его пришло на Русь из тюркских языков: по-турецки эта еда может звучать как «поджаренное на сковороде ».
По другой версии, слово обозначающее сей продукт имеет славянский корень и родственно понятию − колобок.
По третьей версии, название продукта произошло от еврейского словосочетания означающего, в вольном переводе, − «всякая плоть».
 
Я также должен упомянуть, что сей продукт известен ещё с незапамятных времён. Упоминания о нём встречаются в источниках Древней Греции, Вавилона и Древнего Китая.
У нас, в России, мастерские по производству деликатеса появились в семнадцатом веке, причём наиболее популярной оказалась «Углицкая-еда». Она отличалась отменными вкусовыми качествами и могла храниться до двух лет не портясь. Когда в 1709 году иноземцы открыли в Петербурге первые мастерские по производству продукта, учениками в них оказались сплошь выходцы из города Углича.
Смотрю на фото этакой вкуснятины и «слюнки текут», поэтому, уважаемый читатель, на этот раз (ввиду исключения) фотографию размещать не буду, чтобы не возникло соблазна не дочитав данный опус до конца, немедленно бежать на базар или в магазин. Догадайтесь, о чем идёт речь? Без визуального эффекта (или запаха).
 
 
НЕ ВЕЩИЙ СОН (юмореска − рецепт)
 
Сколько раз зарекалась, − не лопать на ночь, это вредно и на фигуру.... − бормотала себе под нос, сквозь дрёму, известная в узких кругах поэтесса Элеонора Лерура, − так нет же, лучшая подруга, Анька Ханкекстова припёрлась, на закате. Да ещё не одна, а с целым гусем, будь он трижды неладен.
 
Гусик жареный – объедалово,
И вином хмельным запивалово...
Даже сон ко мне не является –
Видно, он гуся опасается... 
(Автор Е.Н. Степура, специально для этого рассказа.)
 
Память Элеоноры услужливо вытащила из глубин сознания знаменитую цитату:
 
«...вы ничего не понимаете! Вы не знаете, что такое гусь! Ах, как я люблю эту птицу! Это дивная жирная птица, честное, благородное слово. Гусь! Бендер! Крылышко! Шейка! Ножка! Вы знаете, Бендер, как я ловлю гуся? Я убиваю его, как тореадор, − одним ударом. Это опера, когда я иду на гуся! Кармен!..»
(Цитата из книги И.Ильфа и Е.Петрова «Золотой телёнок».)
 
Но бог, он хоть и древнегреческий, но всё же представитель внеземных возможностей, а посему, после долгой борьбы, командующий сновидениями, по имени Морфей, даму, измученную перееданием, победил-таки.
 
− Это же куда меня занесло. Кажись заграница, причём, дальняя. Потому как чистота, кругом, и свет льётся, не нашенский, а совсем даже неземной. Неяркий, приятный словно... − женщина! Ты проходить собираешься? Или целую вечность у порога торчать намерена? − прервало размышления Леруры громкое контральто.
Элеонора посмотрела на источник звука и увидела солидную даму, облачённую в белый балахон, размера XXXXL.
 
Запретное для дам, ночное,
Но больно вкусное, чтоб ждать,
Прошу заметить, не мучное!
Меня сгубило, ах, как знать …
Не возжелай я, мясо гуся,
Другой была б моя судьба,
Пусть гордой, смелою кажуся −
Но раз я здесь, дела труба… 
(Автор Алёна Коса, специально для этого рассказа.)
 
− Я отравилось птицей и угодила в приёмный покой? − как можно ласковее молвила поэтесса, обращаясь к странной медсестре, − позвольте полюбопытствовать, как вас звать-величать. Я что-то бейджика на вашем халате не вижу.
− Во-первых, ты не в клинике, а у меня на приёме, то есть пред этими, ну как их, всё забываю, вспомнила, вратами. Во-вторых я − камень, кремень, или просто Петровна, потому как мимо никак не проскочить! И в третьих сейчас мы будем тебя определять либо туда, − женщина показала на красивый указатель «В рай», либо туда, она ткнула пальцем на нарисованную на полу стрелку «В ад».
− Вы-хо-дит я то-го? − заикаясь, промямлила Лерура.
− Того или не того, мы, прямо сейчас, и поглядим, − при этих словах Петровна щёлкнула пальцами и на её столе появилась толстая папка, с надписью «Жизнеописание поэтессы. От рождения до ...»
− И чего тут определять? − осмелела Элеонора, − жила честно, ни долгов, ни кредитов после себя не оставила, людей, ни словом, ни делом не обиж...
− Не тараторь! Уши болят. Я по первым строкам дела вижу, что тебе вон туда, − Петровна, демонстративно, указала на винтовую лестницу ведущую вниз, − ибо твою личность целых сто сорок четыре раза к чёрту посылали.
− Интересно, кто это посмел? − от негодования поэтесса даже топнула ногой.
− Как будто бы сама не знаешь? Редактор − восемьдесят четыре раза, ну и издатель двадцать.
− А кто ещё сорок? − полюбопытствовала Лерура.
− Сейчас глянем, − женщина перевернула страницу, − Анна Ханатекстова и ещё какая-то дама, со странным именем Корректор и ещё более странной фамилией Запятых. Но эти двое, к нечистому отправляли не по злобе, а по пьяни. Такое у нас не засчитывается. Смотрим дальше. Ссылаясь, на мнимую головную боль, отказывала лицам мужского пола... Короче. Всё мелочь. Пропускаю. А ты чего стоишь? Маячишь? Если хочешь, в рай, топай скорее, справки собирай.
− Какие? − обомлела Лерура.
− Ты первый раз, что ли? Ну да, конечно, в первый. Все здесь такие, неопытные. Записывай или запоминай. Перво-наперво из ЖЭКа, об отсутствии задолженности по квартплате и прочим коммунальным платежам, потом от ....
− Да где же я вам здесь жилищную контору возьму? − бесцеремонно перебила Петровну поэтесса и решительно упёрлась руками в бёдра.
− Всё они там, внизу, у Вельзевула. Ступай по лестнице, выстоишь сорок дней в очереди и получишь.
− Так долго? − вздохнула поэтесса.
− А тебе теперича, торопиться некуда, почитай целая вечность впереди.
 
Сделав пару десятков шагов по крутой лестнице, с ярко-красными перилами, поэтесса наткнулась на самого настоящего нечистого, с огромными ветвистыми рогами!
 
− И куда тебя несёт?
Видишь, здесь кругом народ!
Марш на Землю! Места нет!
И друзьям большой привет! 
(Автор Е.Н. Степура, специально для этого рассказа.)
 
У меня всё занято. Полный этот, как его, чёрт побери, запамятовал! Вспомнил, в театре, когда билетов нема? − аншлаг! Яблоку, то есть грешнику, негде упасть! В чаны с кипящей смолой и то очередь! Отбыл положенные десять минут и свободен. Не ад, а сауна, с парилкой. Марш наверх, а то сейчас, как дам промеж рогов, рог, в общем, − по башке твоей, − работник ада затопал копытами и замахнулся на неё огромной поварёшкой, предназначенной для перемешивания кипящей смолы.
 
Ну и что ты мне прикажешь с тобой делать? Чёрта лысого не смогла уломать, а ещё поэтесса! − Как дала бы ему... ямбом двухстопным, и пока нечистый переварив... усваивал услышанное, вниз бы и прошмыгнула. − Петровна подпёрла обеими руками свой подбородок, помолчала с минуту, потом полезла под стол и извлекла оттуда старинный фолиант. Сдула с него пыль и забормотала, − нечасто, но такое случается. Когда вновь прибывшего ни в ад, ни в рай. Читаем формуляры. Параграф номер..., справок нет или они есть, но ненадлежащим образом оформлены, отсутствуют исходные данные, − шевелила губами женщина, водя пальцем по выцветшим строчкам... остаётся одно − назад на Землю.
Лерура подошла поближе и увидела, что Петровна читает, её первый сборник стихов увидевший свет много лет тому назад. В глазах поэтессы потемнело и она банально грохнулась в обморок.
 
Пришла в себя от надсадно звенящего входного звонка. Кое-как доковыляла до двери, вспоминая, то ли молитву, то ли слова, услышанные этой ночью от самого Вельзевула.
 
− Ты чего не открываешь? Мы же с тобой на вернисаж опаздываем? − на одном дыхании выпалила, стоящая на пороге, Ханатекстова и осеклась?
− Ой? Да на тебе, вообще, лица нет! Никак захворала? Я ведь говорила вчера, что второе гусиное крылышко, да ещё на ночь, это перебор. Ничего, сейчас я тебя мигом в больницу доставлю. Там пару, тройку дней на манной кашке посидишь, капельницу попринимаешь, витаминчики всякие и будешь снова сильная и гладкая, как гусыня Акка Кнебекайзе (персонаж сказки Сельмы Лагерлёф «путешествие Нильса с дикими гусями»). Ну, чего стоишь? Собирайся! И документы не забудь прихватить: паспорт, СНИЛС, медицинский полис, ну и справку из ЖЭКа! Так на всякий случай мало ли? Вдруг понадобится!
 
Ты поэтесса, рубль за грош
Тут все сомнения напрасны!
Но если ты ведёшь и ЗОЖ
Ты будешь выглядеть прекрасно...
 
Коль ныне примой быть
(Ты самолюбие потешь!)
Тебе придётся не забыть
Что на ночь ты уже не ешь... 
(Автор Инвер Шеуджен, специально для этого рассказа.)
 
Ну, а теперь рецепт от Анечки Ханатекстовой. (Убедительная просьба − не есть на ночь!)
Гусь, приготовленный с белым вином!
 
НАМ ПОНАДОБЯТСЯ:
Гусь, один, средних размеров.
Вино, любое белое, можно даже не марочное. 
Пары стаканов будет вполне достаточно.
Луковица − одна.
Лавровый лист − один-два листочка
Хмели-сунели на ваш вкус.
Соль и острый перец − тоже самое.
Масло растительное любое (я люблю хлопковое или кукурузное). 
Четыре столовые ложки, достаточно. 
Паприка − кому как нравится.
 
ГОТОВИМ:
Перво-наперво гуся тщательно моем. Снимаем кожу. (Лишние каллории никому не нужны!) Сушим или вытираем чистой тряпкой. (это важно!) 
Затем берём сковородку, греем наше мало и выкладывает кусочки гуся. Таймер ставим на пять минут. Не забываем переворачивать. Затем солим, перчим и кладём наши мели-сунели и паприку.
Лук чистим и режем на полукольца. Берём ещё одну сковородку, добавляем мало и жарим его до коричневого цвета.
Затем берём глубокую форму кладём кусочки гуся и сверху добавляем обжаренный лук. Дополнительно нашей тары можно не смазывать. (Если гусь жирный.) И ещё потому, что на дно тары мы льём наше вино. Кладём лавровые листы.
Форму обязательно накройте крышкой, но лучше кулинарной фольгой. Ставим в духовку. Затем нагреваем градусов до ста восьмидесяти. После чего ставим таймер на сто двадцать минут! Ещё раз напоминаю − блюдо сытное. Употреблять строго до 18-00!
 
 
ОБ УШЕДШЕЙ ТЕХНИКЕ ЗАМОЛВЛЮ Я СЛОВО
 
Так уж вышло, что с малых лет, я был ярым поклонником портативных устройств по передаче информации. Пределом мечтаний считался, в то время, радиоприёмник на батарейках, тогда их любовно именовали красивым словом «портативный». 
Родители считали мою страсть «буржуйской блажью», а о том, чтобы дать мне денег этот «портативный-переносной» и речи быть не могло. 
Самый дешёвый из этих приёмников на семи транзисторах или просто «транзисторный» с красивым именем «Альпинист» стоили аж двадцать семь полновесных советских рубликов!
На завтраки в школе мне выделялся из скудного семейного бюджета один гривенник или десять копеек, а теперь рассчитайте сами, сколько лет надо было копить на, пахнущий новой пластмассой, двухдиапазонный «Альпинист». Набор радио деталей для приёмника в магазине «Юный техник» стоил семь рублей, но был страшным дефицитом и купить его, для нас мальчишек тех лет было огромным везением!
А пока, каждый день кладя в копилку заветный гривенник, я собирал простенькие устройства, состоящие из наушника и диода «Д2В». Диоды приобретались в «Юном технике», а вот откуда, я брал наушники, рассказывать не буду, догадайтесь сами. Намекну лишь, что в эпоху отсутствия сотовых телефонов на наших улицах, кое где, стояли серенькие будочки и в них были приборы, за две копейки позволяющие...
Если к моему устройству присоединить антенну из проволоки, и прикрутить её к батарее парового отопления, предварительно очищенную от краски, то в наушнике можно было услышать трансляцию новомодной радиостанции «Маяк».
 
Прошли годы, я окончил школу, а затем и Политехнический институт. Стал получать заработную плату хоть и небольшую, но постоянную.
Решил жениться. При подаче заявления в ЗАГС будущим молодожёнам полагались талоны, которые отоваривались в магазинах, гордо именуемых «Салоны новобрачных». В них удавалось приобрести дефицитные обручальные кольца, костюмы и платья изготовленные, не в нашей стране, а в государствах − членах СЭВа.
Поход в этот салон был для будущих молодожёнов событием эпохальным. Постольку свадьбы ещё не было и гости никаких денег не дарили, только моя зарплата за пару месяцев, вот и все наши сбережения. 
 
Настал тот день, когда мы наконец открываем дверь в мир неведомых товаров. Различного фасона платья из новомодного кримплена и трикотина, белые туфли «лодочка» на высоком каблуке. Но главное на драпированной красным бархатом тумбочке стоит он, Его величество, самый большой в мире портативный радиоприёмник высшего класса «Ленинград − 002», с эмблемой «Знак качества» на самом видном месте. То, что это чудо тогдашней техники весило килограмм восемь, без учёта массы комплекта батареек, не имело никакого значения. 
Главное − он был вседиапазонный, ну то есть короткие волны принимались с девятнадцати метров и это давало возможность слушать легально некоторые вражьи голоса, на других частотах постоянно забиваемые «глушилками». В нём даже были кнопки фиксированных настроек, аж на три станции УКВ!
Ну, а теперь скажите мне, какой польский костюм или какая пара болгарских туфель смогут убедить меня отказаться, от покупки этого чуда советского радиопрома. Двести двенадцать рублей легли на тарелочку перед кассиршей, а в талоне появилась отметка − товар будущим молодожёнам отпущен. Всего доброго, товарищи брачующиеся.
 
Сказать, что начало моей супружеской жизни было безрадостным, − не сказать ничего. Ну, что поделать, если моя вторая половина, мягко скажем, не разделяла моей страсти к этим самым приборам передачи информации.
 
Узбекская ССР. г.Ташкент. Пять лет спустя.
Однажды я зашёл в статусную столовую, переоборудованную под бар. Под потолком на солидных кронштейнах висел 64-ти сантиметровый телевизор «Рубин» и можете себе такое представить! Обычным будним днём(!) транслировал выступление берлинского балета «Фридрих штат Палас». В то время в Узбекистане телевизоры вещали аж на трёх каналах,
Двух центральных и одном − местном. 
Этот самый «Палас» можно было увидеть, разве, что, ранним утром 1-го января, в передаче «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», да и то пару номеров, не более.
Улыбающийся бармен, протягивая мне коктейль, коротко и важно произнёс : − Запис! Видео!
Я, честно сказать, ничего не понял, вышел под жаркое южное солнце и стал гордиться местными умельцами, сумевшими, каким-то образом, соединить любительскую кинокамеру с телевизором.
Год спустя.
Меня командировали в Монгольскую Народную Республику исполнять интернациональный долг и строить новый элеватор. Поскольку Монголия считалась вполне дружественной по отношению к СССР страной, то жёнам совзагранслужащих разрешалась легально трудоустраиваться.
Супруге, в общем-то, повезло, она нашла работу в ДСНК (Дом Советской Науки и Культуры), 
И можете себе представить, там зарплату выдавали не рублями и даже не тугриками, а зелёными американскими долларами. Аж двадцать четыре однодолларовых бумажки в месяц, за вычетом комсомольских и профсоюзных сборов − на руки выдавался двадцать один. 
Сей факт давал нам законное основание посещать настоящий валютный магазин. Серьёзные товары в нём стоили столько, что нашей двухлетней командировки никак не могло хватить на их приобретение. 
Но имелись в продаже и доступные коробочки с надписью «VHS» «JVC». По семь долларов за штуку. Как глава семьи, с неоспоримым правом, распоряжаться семейным бюджетом, я взял да и купил три этих коробочки.
На удивлённый взгляд супруги коротко произнёс: «точно знаю, пригодятся»!
Прошло ещё два года.
 
Загранкомандировка закончилась и мы вернулись в родной Ташкент. 
Наступила осень и я со своими студентами оказался на обязательных в то время сельхозработах.
Не весть, откуда взявшийся холодный фронт смог одолеть близлежащий горный хребет, смешался с горячим воздухом двух пустынь и над кишлаком разверзлись хляби небесные. Дождь лил не переставая.
Остро встал вопрос об отъезде всего студотряда. Местному председателю колхоза такой поворот событий был крайне невыгоден. Дармовую рабочую силу отпускать ой как не хотелось. И сообразительный руководитель нашёл оригинальный выход. Вечером принёс из дома и подключил к телевизору удивительный прибор, со странным названием видеомагнитофон. 
Так я впервые услышал голос Володарского, и с удивлением узнал, что тамошние фильмы постоянно прерываются чудеснейшей рекламой. Особенно мне запомнилась одна − «Покупайте штаны фирмы со смешным названием «Леви Страус».
Странные эти люди − капиталисты, тратят деньги на рекламу того, что любой здравомыслящий человек оторвёт вместе с руками.
И у вашего покорного слуги появилась цель в жизни! Я, наконец, понял, какое богатство хранится в трёх коробочках, привезённых мною из Улан-Батора и возжелал иметь свой собственный, личный, видеомагнитофон. 
Как я его доставал через чёрный вход в магазин «Берёзка», как давал взятку чеками «Внешпосылторга», поведаю как-нибудь в другой раз. Но, в конце концов, квартире появился удивительный прибор способный записывать и воспроизводить не только звук, но и изображение!
Мой сосед заглянул ко мне на минутку и три часа без отрыва смотрел похождения «Терминатора» и «Командос». С трудом поднялся со стула, размял отёкшие ноги и произнёс:− Вообще-то, если честно, эти фильмы цветные. Я как-то одному барыге сантехнику на даче менял, так у него там телевизор импортный имеется и он, гад, закордонные фильмы в цвете смотрит. Зараза.
 
Вот пишу сейчас эти строки, а мои внучата сортируют в ящике шнуры зарядных устройств к сотовым телефонам. Где-то на дне его лежит самодельный шнур позволяющий перезаписывать видео кассеты с одного видеомагнитофона «ВМ-12» на другой, там же валяется и микросхема, преобразующая сигнал «ПАЛ» в «СЕКАМ».
Конечно, прогресс не стоит на месте, канули в Лету аудио-видео кассеты, следом ушли «вечные» CD диски. 
Молодёжь, поголовна обзавелась, портативными приборчиками называя их заграничным словом «гаджеты». Порой мне проще позвонить своим детям из комнаты в комнату, чем заставить их отложить в сторону смартфон и банально пообщаться по-человечески.
К чему я это говорю, да к тому, что прав был наш известный сатирик Аркадий Исаакович Райкин однажды произнёсший − «Пусть всё будет, но пусть чего-то, всё же не хватает»!
 
Ну, а теперь рецепт от молодожёнов прошлого столетия. «Пирог молодожёны».
 
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
1) Тесто, слоённое, бездрожжевое. (Для скорости приготовления сами не готовим − покупаем в кулинарии)
2) Сардельки − 2-3 штуки.(Очищаем и кладём в будущий пирог, предварительно не отваривая)
3) Майонез − количество на ваш вкус. 
4) Зелень, какая в доме отыщется. Пучок. 
5) Одна головка лука. 
6) Приправа для пиццы, а вообще подойдёт любая, какая вам нравится.
 
ГОТОВИМ:
Наше тесто выкладываем в форму, дно которой застелено бумагой для выпечки. Вилочкой делаем десяток другой дырочек, затем смазываем всё это майонезом. 
Лук поджариваем в масле и кладём поверх теста, затем добавляем нарезанные кружками сардельки. Сверху смазываем все это кетчупом, а если его нет под рукой, то опять майонезом.
Насыпаем измельчённую зелень и приправу.
Выпекаем в духовке при температуре двести градусов. Время выпечки семь − десять минут. После чего огонь уменьшаем до самого минимума и засекаем время. Ещё десять минут. 
Блюдо молодожёнов готово!
 
 
ОСОБЕННОСТИ ОБУЧЕНИЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИМ ПРЕМУДРОСТЯМ НА АПЕННИНСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ 
 
Если кто подзабыл, так я вам напомню, в далёком 1998 году случился в нашей стране очередной экономический кризис. Банки лопались, компании, фирмочки и прочие бизнес-структуры разорались пачками, но мне несказанно повезло. Я в тот год трудился в одной итальянской конторе, сами понимаете кем, − конечно же, менеджером по продажам. И руководство этой фирмы решило, что в создавшихся экономических условиях надо резко менять номенклатуру реализуемой продукции, а по-простому одну группу дорогих товаров срочно заменить на другую, более дешёвую. Вот для изучения этой группы я и угодил в загранкомандировку, в самую что ни на есть развитую капиталистическую страну, а именно в солнечную Италию. Поехал я туда, конечно не один, а в составе большой группы обучающихся. Поскольку никто из нас не владел каким-либо другим языком, кроме великого и могучего, то к нам в качестве переводчика приставили бойкого старичка, по имени Франко. Жена его много лет назад каким-то неведомым образом смогла выбраться из Советского Союза, хорошо владела итальянским, но иногда в разговоре с мужем употребляла русские идиоматические выражения, которые наш переводчик и запомнил.
Группу русских менеджеров возили по разным заводам, показывали и рассказывали, как происходит процесс сборки тех или иных машин и агрегатов, а Франко тоже впервые видел всё это, и как мог, переводил. 
Его русский словарный запас состоял примерно, из тридцати слов, двадцать пять из которых относились к разделу «матерные − категорически запрещённые в литературной речи». Поэтому перевод на русский язык особенностей эксплуатации изучаемого агрегата выглядел примерно так:− Вот из этой зелёной ……. вылезает колбаса, точь в точь, как из нашей .. . Только мы это делаем один раз в день, а данная штуковина тужится непрерывно, круглые сутки, причём, скотина железная, ещё и воняет противно − жжёной покрышкой. 
В составе нашей делегации были и девушки, которые от этакого перевода первое время, краснели и смущались, но привыкли и хохотали от души, вызывая, своей реакцией, нездоровое любопытство тамошних рабочих и инженеров.
Трудолюбивые сборщики диковинных агрегатов никак не могли взять в толк, что такого смешного в машинах, которые они собирают на своём конвейере.
Курс обучения был более чем ускоренный, как и всякие «акулы империализма», итальянцы хорошо умели считать каждую лиру (эра всеобщего Евро наступила лет так через десять), а посему водили нас обедать, скажем мягко, не в самые изысканные рестораны. 
Нашему гиду и переводчику на прокорм каждого из нас выделялась какая-то очень засекреченная сумма, от которой старик предпочитал иметь свой «небольшой гешефт», и, соблюдая правила приличия, пытался втолковать, представителям далёкой России, что самая калорийная итальянская пища − это салаты или спагетти, на худой конец. 
Он бойко тыкал пальцем в строчку меню, при этом складывая губы трубочкой. И причмокивая произносил громко и нараспев, − фан та стик, вашу мать!
Я быстро усвоил алгоритм его ресторанных заказов, поэтому каждый раз, просил переводчика, персонально для меня заказывать пиццу, только пиццу и ничего кроме пиццы, так как в некоторых её сортах всё же встречались кусочки мяса или хотя бы колбасы.
 
Был в нашей группе один парень, если мне память не изменяет, из Новосибирска, в отличие от каждого из нас, он уже не первый раз был за границей, правда, в странах бывшего СЭВа, но всё же. Поэтому на правах знатока иностранных блюд, он отважно вырвал из рук Франко толстенное меню и внимательно изучал. Не знаю, как сейчас, но в то время никаких фотографий блюд в эту книгу не помещали, а может быть, нас водили в те заведения, где об иностранных туристах никто и слыхом не слыхивал.
 
Однажды сибиряк, минут двадцать потратив на изучение кулинарного фолианта, и оставив попытку произнести
итальянское слово, состоящее из тридцати букв, при чём гласных в нём было не более пяти, устало ткнул пальцем в строчку, повторив при этом, подражая нашему Франко:− Фантастика, вот сами увидите. Матерные слова, он, из вежливости, упустил. Понятное дело, человек культурный, не зря по заграницам скитался.
Мы все уже поели и даже выпили по бокалу отличного тосканского вина, милостиво принесённые каждому из нас, разумеется, за счёт заведения. Некоторые уже пытались впасть в послеобеденную дрему и даже пару раз всхрапнули. А заказанное блюдо не несли.
Франко, вытерев пот со лба, сходил на кухню, узнавать как там дела. Сказать, что всю группу распирало любопытство − не сказать ничего. Мы уже забыли, что время обеда давно закончилось и нам всем полагалось переместиться на близлежащий машиностроительный завод.
Все официанты заведения дружно выстроились у стойки бара наблюдая как группа «руссо туристо» в полном составе ждёт одно единственное кушанье.
Наконец, откуда то из глубины зала, показался улыбающийся официант, который нёс на вытянутой руке большое блюдо, закрытое сферической крышкой.
У всех присутствующих невольно вырвался возглас, означающий окончание томительных ожиданий.
Любитель высокой итальянской кухни из русского города Новосибирска, волнуясь, снял крышку.
На дне тарелки в разбавленном гороховом пюре плавали несколько тонких макаронин.
Кстати, хочу вам дать совет. Будете в Италии, никогда не заказывайте тамошние блюда со спагетти. Итальянцы их не доваривают, поэтому их приходится долго жевать. Зато они все, с малых лет, умеют эффектно накручивать их на вилку.
 
Ну, а теперь будем готовить один из вариантов итальянского горохового супа, с макаронами − Минестроне.
 
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
1) Колотый горох полтора стакана будет достаточно 
2) Масло сливочное грамм пятьдесят.
3) Луковица средняя одна штука.
4) Чеснок – пару долек, достаточно 
5) Одна веточка розмарина. (На базаре отыщите) 
6) Сыр пармезан-грамм пятьдесят. (Итальянский к ввозу в нашу страну запрещён, поэтому смело заменяем на Белорусский) 
6) Пара литров вода. 
7) Бульон, лучше говяжий, но и куриный вполне сгодится. − пол литра. 
8) Соль − на ваш вкус. 
9) Спагетти или на худой конец, банальный вермишель − грамм двести.
 
ГОТОВИМ:
Как обычно перво-наперво горох с вечера замачиваем в воде.
Утром промываем его и высыпаем в кастрюлю. Заливаем водой.
Включаем газ на самую малость. Таймер на два часа. Через час горох надо посолить.
Лук моем под холодной водой (для того, чтобы не было слёз при его чистке и нарезке). Кружочки потом жарим на сливочном масле до коричневой корочки.
К луку добавляем розмарин, (Не забудьте потом его убрать!)
Наш горох готов и мы добавляем в кастрюлю лук и бульон. Доводим до кипения.
Затем всыпаем спагетти. Ставим таймер на пятнадцать-двадцать минут. 
Наш суп разливаем по тарелкам и сверху посыпаем тёртым пармезаном. 
 
 
С ЭТИМИ ДЖИНАМИ ОДНА МОРОКА!
 
Второго января 2022 года. Южно-Российская область. Температуры нет − ноль градусов. Двухкомнатная квартира бухгалтера Семёна Семёновича Чеснокова
 
− Ну, если так начался Новый год, то всё! Хана. Триста шестьдесят пять дней Зинка будет пилить, строгать, строить или попросту − есть, без соли и масла. То одно ей не так, то другое, − размышлял мужчина, средних лет, ковыряясь отвёрткой во внутренностях старенького пылесоса «Вихрь», пытаясь вернуть агрегат с того света на этот. Додумать мысль не удалось, так как из соседней комнаты донёсся властный голос «ненаглядной» супруги:
− Чесноков! Ты до сих пор не вычистил ковёр от новогодних блёсток и конфетти! Я что, как служанка бая, должна праздники на карачках ползать с пинцетом, поштучно выбирая эту гадость!
Семён хотел было огрызнуться, мол, баи и мусульмане Новый год не отмечают, но в кармане телефон пропел знакомой фразой мультяшной Масяни.
«Я на Бали. До конца праздников. Квартира полном вашем распоряжении. Приезжайте, подышите морским воздухом. Насладитесь местными кулинарными шедеврами. Только не забывайте поливать цветы. Колян»
− Дорогая, а, может, махнём на недельку в Лагуноморск. Колька за кордон подался, и нам своё жильё... У него там чистота и порядок, да и ёлку он, наверное, не наряжал, − Чесноков, наконец, нащупал под столом тапки и переместился из кухни в знававшую лучшие времена «парадную» залу.
− Тебе бы только тамошнее вино вёдрами хлебать! Знаешь же прекрасно, я на курсы фигурного вязания записалась, и на массаж, и ещё завтра к нам мама приезжает...
− Тогда, можно я сам, − набрав полные лёгкие воздуха, робко перебил суженую Семён Семенович, − буквально туда и обратно, до девятого.
− С тёщей общаться не желаешь! На край света бежать собрался! − возразила
супруга слушая в пол уха, впившись глазами в яркую картинку, напечатанную в журнал мод.
− Зинуль, ну что ты такое говоришь? Какой край, всего лишь граница нашей области, пара сотен километров...
− Катись. Я как представлю твою физиономию, маячащую возле примерочной супермаркета, куда мы с мамой отправимся, так сразу хочется сладенького проглотить! Подкатившую кислоту перебить. И не вздумай там корешами обзавестись. Я тебя знаю. Имей в виду, обойдём с мамулей все магазины и нагрянем с проверкой! Внезапной и внеплановой!
 
Лагуноморск. Вечер следующего дня
 
− Ну, Колян, ну выдумщик! Настоящий друг. Всё предусмотрел: и круп накупил, и сыр с колбасой в холодильнике оставил, и искусственную ёлочку на кухонном столе сварганил для поднятия настроения, и даже бутылочку марочного коньяка на макушку примастырил, вместо Вифлеемской звезды.
 Чесноков поочерёдно открывал дверцы многочисленных шкафов.
 Сахар рафинад наличествует, пакет с дорогим, элитным чаем тоже, а вот чайника не наблюдается. Странно? В чём же хозяин себе чифирок заваривает? Не в кружке же.
Наконец, в самом дальнем ящике кухонного гарнитура Семён отыскал старый закопчённый чайник, со странной запиской приклеенной скотчем. «Не чистить и не заваривать!»
− Спьяну что ли нацарапал? Колян по природе аккуратист, а такой грязнющий предмет, в порядок не привёл. Видать, спешил на Бали. Ну, да ничего. Верные и благодарные друзья на что? 
 Чесноков хотел ещё маленько поразмышлять, но рука, не дожидаясь команды из головы, уже насыпала на поролоновую губку чистящего порошка и принялась оттирать накипь с чайника.
 Лампа под потолком засветила с утроенной силой, запахло дорогим табаком и марочным виски.
 Мужчина зажмурился. А когда открыл глаза, то увидел, что у его ног, склонившись в три погибели, расположился самый настоящий джин в цветастой безрукавке.
− Чего новый хозяин желает? − молвил обитатель старинного чайника, − исполню три желания, как того требует инструкция по эксплуатации безвинно заточённых в маломерные сосуды.
 Бухгалтер зажмурился ещё раз и даже ущипнул себя за подбородок.
Джин не исчез. Наоборот, встал с колен и, сложив руки на груди, смиренно ждал приказаний.
− Значит, так! Записывай, чтобы не забыть! Первое − новую трёхкомнатную квартиру. Нет. Стой. Квартира отменяется. Давай сразу загородный дом со всеми удобствами.
− В левом кармане, − бесцеремонно перебил Семёна джин.
− Что в кармане? Не понял.
− Свидетельство на право собственности, выданное, как его, никак не запомню. МФЦ, будь оно трижды неладное. Пока от них необходимую бумагу получишь, времени потратишь больше, чем на строительство нового дворца в оазисе Магабул.
Новоиспечённый повелитель пропустил мимо ушей ворчание сказочного существа. Он, нацепив на нос очки, вчитывался в каждую строчку извлечённого из кармана документа.
«Чесноков С.С. является владельцем недвижимости, площадью в четыреста пятьдесят квадратных метров, расположенной по адресу...»
− Чтобы жена помолодела лет на двадцать и не требовала денег на подтяжку лица и прочие косметические операции, − не дочитав до конца бумагу, на одном дыхании выпалил Семён Семёнович.
− Банально, но воля твоя, хозяин. Не хочешь новую перийку (Пэри – существа в виде прекрасных девушек в персидской мифологии), не надо. Слушаю и повинуюсь. Исполняю.
− А на десерт, то есть на третье, хочу денег. Много. Столько, чтобы даже я, бухгалтер, не смог их...
− Не надо последнее желание! Пожалуйста! Умоляю господин. Только не третье.
− Джин, ты что? Кальяна обкурился? Повелитель я или нет?
− Повелитель, − выдохнул житель чайника, − я работать пойду. Курьером. Буду пиццу развозить. Быстро. Одна нога здесь, а другая там. Знаешь, сколько сейчас, в куаркодный период я зарабатаю? Ого-го. Всё отдавать буду. До копеечки. 
− Ты тут дурака-то не включай! Положено третье желание?
− Угу.
− Так в чём дело? Умыкнёшь маленькую толику из форта Нокса (хранилище слитков золота в Соединённых Штатах). Америкосы и не заметят...
− Хозяин, пощади. После третьего желания мне положено возвращаться в места постоянного обитания, то есть в чайник, − Джин бухнулся на колени и уткнулся носом в тапки Чеснокова.
− Ну ты даёшь? Жил там пару-тройку тысяч лет и ничего, а теперь, видите ли, не желает в кухонную утварь возвращаться. Думаешь, в нашей с Зинкой двушке просторней? Обитаем же как-то. В тесноте, да не в обиде.
− Тебе хорошо. Ты с женой, а я с тёщей.
− Это как? − Семён подхватил джина под мышки и поставил на ноги, − рассказывай.
− Хозяин, жуть какая печальная история, хоть мексиканским киношникам сценарий продавай. Была у меня жена! Красавица Дива. Жили втроём. Я, она и ейная мамаша. Шайтан, её забери. Выходили по очереди на работу. Нет, тёща не высовывалась, никогда. То я, то Дива. Исполняли быстренько желания и обратно, в чайник.
Но однажды моя ненаглядная уговорила очередного хозяина, чтобы тот, в качестве желания оставил её на земле. Влюбила его в себя. Для многих женщин − это дело плёвое. С тех пор я с мегерой в чайнике и маюсь. Спасу нет. Ест поедом годы напролёт. Спрячусь в чайный носик, так и там достаёт.
− Понимаю, − Семён украдкой смахнул скупую мужскую слезу, − у самого такая же. Надо бы на твою поглядеть!
− Вах! Хозяин, что ты наделал?! Это же третье желание! Падай на пол. Ниц! Моли о пощаде! Сейчас она явится! Теперь ни тебе, ни мне несдобровать!
 
Дверной звонок трезвонил, не умолкая. Семён с трудом разлепил глаза, уставился на пустую бутылку из-под напитка пятилетней выдержки, и, пошатываясь, поплёлся в прихожую.
− Ты, что? Опять надрался? Небось приезд отмечал, − девушка, чем-то похожая на жену Зинаиду, взяла со стола пустую тару и продемонстрировала её стоящей в проходе, до боли знакомой женщине, во все времена именуемой коротким, но ёмким словом − тёща!
− Представляешь мама, каково мне с таким муженьком под одной крышей обитать? На сутки без присмотра оставила, а он будущий сочельник начал отмечать! И, наверное, деньги на выпивку в «Быстрокредит» взял, вон и договор из кармана торчит.
При этих словах она извлекла из кармана Чеснокова свидетельство «О праве собственности».
− Это что? Наше? Правда? Со свадьбы знала,− за моим Сёмой, я как за каменной стеной! Чесноков! Я тебя обожаю! И даже люблю! Честно. И мама тоже любит! Сильно! Только в душе. Глубоко.
− Ты своё лицо в зеркале давно видела? Иди в ванную, полюбуйся, − пытаясь выдавить улыбку, пробормотал Семён Семёнович и устало опустился на кухонную табуретку.
 В его голове, словно заезженная пластинка, крутилась одна и та же мысль.
− Как определить, Зинкина мамаша и тёща джина − это одно и то же существо, или всё же женщины из разных миров и столетий?
 
 
САГА О САПОЖКАХ НЕ ТОГО РАЗМЕРА
 
Вы знаете, чем пахнет поезд «Улан-Батор − Москва»? Он «благоухает» варёной бараниной. Понятное дело, что и пассажиры этого состава пахнут аналогично. За время моей командировки в эту удивительную страну я настолько привык к этому запаху, что перестал его замечать. А вот московский таксист, безошибочно определил по нему, с какого поезда я сошёл и из какой страны прибыл.
− В контору Внешторгбанка? − поинтересовался бывалый водила.
Я удивлённо мотнул головой, в знак согласия. А куда может ещё поехать совзагранслужащий, возвратившийся наконец в родные «пенаты». Это, что за контора такая? Слыхом не слыхивал − спросит молодой читатель. А пожилой, почешет свою поседевшую (или полысевшую) голову и проворчит − за давностью лет, запамятовал. Вроде бы слыхал, когда-то, очень давно. Придётся мне кое-что, дорогие мои читатели, рассказать или освежить в памяти, потому как всё моё последующее повествование без этого будет мало понятно.
 
Внешторгбанк Советского Союза выпускал «чеки». Существовали в СССР и их разновидности − «сертификаты» и «боны». Своеобразная «параллельная валюта», просуществовавшая в нашей стране аж до конца 1988 года. «Чеки» выпускались только в виде бумажек-банкнот, монет не существовало. Скажу вам больше, бумажные чеки были номиналом в одну копейку.
Именно этими «фантиками» Внешпосылторга платили зарплату советским гражданам, работавшим за границей.
 
Так для чего же, наш родной Советский Союз, выпускал красивые бумажечки со всеми возможными степенями защиты?
А для того, чтобы наш человек живя за границей как можно меньше тратил тамошней валюты особенно, если ему привалило счастье, трудиться в капиталистической стране. И не будь «чеков», совслужащие полностью снимали бы со счетов свою зарплату в валюте и всю её тратили в тамошних супер и гипермаркетах. Но это ещё полбеды.
Они же, по возвращении на Родину могли значительно увеличить приток в страну частного вещевого импорта, из неконтролируемых источников. Поэтому, во время пребывания за границей часть зарплаты загранработников условно − добровольно переводилась на счёт во Внешэкономбанке, с которого можно было, по прибытии в СССР, получить заранее заказанную сумму этих самых чеков. А где их отоварить? Исключительно в специализированных магазинах "Берёзка"!
Там, в просторных и прохладных залах, со всегда улыбающимся обслуживающим персоналом, можно было совсем легально приобрести различные товары импортного производства:
финский холодильник «Розенлев», радиоприёмник «Грюндик» или только что появившийся в продаже видеомагнитофон «ВМ-12» Воронежского завода!
 
Была такая «Берёзка» и в четвёртом городе союза, в жарком Ташкенте.
Запускали в это чудо товарного изобилия исключительно по предъявлении чеков.
Показывай на входе цветные фантики и будь добр, проходи, наслаждайся. Можешь просто ходить глазеть, а если хватает дензнаков, то и прикупишь чего-нибудь, чем потом не стыдно перед коллегами похвастаться.
Я свои чеки берёг как зеницу ока. Угодить снова в загранкомандировку, мне − мельнику не легче, чем верблюду пролезть сквозь игольное ушко. Всё необходимое я себе уже приобрёл, а остатки чудесных − фантиков потрачу на своих детишек. Буду мальцов одевать по последней западной моде, чтобы значит, с малых ногтей, привыкали к хорошему, качественному ширпотребу.
 
И вот, в один совсем не прекрасный день, прибегает ко мне в аудиторию, посыльный от нашего ректора. Мол он завет вас, срочно-пресрочно. Я своего шефа не один год знал, и если он решил меня с лекции сдёрнуть, значит, случилось что-то архиважное. Ну, скажем, нашего брата мельника запустили в космос или изобрели наконец способ хлеб изготавливать не из муки, а из целого зерна (к слову сказать − спустя несколько лет изобрели-таки!).
 
Прибегаю к ректору в кабинет, а он усаживает меня возле радиоприёмника и говорит шёпотом − сиди слушай и на ус мотай. А диктор «Маяка» спокойным и убедительным голосом объявляет:
«По просьбе трудящихся, хождение чеков «Внешпосылторга» через неделю будет прекращено по всей стране отныне и навсегда».
Смотрит на меня шеф так жалостливо и сочувственно. А потом и говорит:
− В нашу «Берёзку» даже не суйся, без толку. Она сейчас срочно на переучёт закроется и уже более не откроется никогда. Ты вот что, ты командировку бери себе в Москву и в Куйбышев, там наши студенты практику производственную проходят. Поезжай, проведай их, ну и дела чековые поправь. Глядишь, к Новому году обнову привезёшь своей половине и про меня старика не забудь.
 
Что творилось возле магазинов «Берёзка» в те дни в Белокаменной, описать невозможно, это надо просто видеть. Бабушки пенсионерки из соседних домов бойко торговали номерами очереди. За немалые деньги продавая своё место страждущим из различных городов и весей. Счастливчики, с ладонями, сплошь исписанными заветными цифирями-номерами, брали штурмом добротные двери храма торговли, желая как можно быстрее расстаться с потом и кровью заработанными разноцветными бумажками.
Предновогодняя московская погода подсказывала, что в этом году мне за заветную дверь увы, не попасть, а вот подхватить острое респираторное заболевание, это запросто. Ветер то и дело, срывая с меня малоубедительную ташкентскую шапочку, подвывал на ухо:
− Дуй поскорее на Волгу, в город Куйбышев, может быть там, что тебе и обломится! С промозглым московским ветром не поспоришь. В Куйбышев, так в Куйбышев.
На перроне меня встречала группа наших старшекурсников − студентов:
− Учитель, мы всю программу выполнили, отчёт уже почти, считай написали, можно мы домой уедем. Соскучились по нашему южному солнышку, да и на сугробы здешние насмотрелись, на всю оставшуюся жизнь хватит.
− Ладно,− с хитрецой на лице, соглашаюсь я, − давайте я ваши, почти готовые, отчёты проверять стану, а вы по очереди дежурить будете у магазина, с малопонятным вам названием «Берёзка». Как только я туда попаду, так мы все вместе и улетим в тёплые края, аки птицы перелётные.
 
Домой хотелось всем. Но желание моих «студиозусов» встретить Новый год в родных махалях (жилой квартал города, который обычно образовывал сообщество родственников) было чрезвычайным! Они сменяли друг друга в очереди, бегали греться к землякам, державшим торговые места на близлежащем базаре, освоили украинский танец «На уприсядку». Чего греха таить, принимали глоток-другой, исключительно для сугреву.
И чудо свершилось! За полтора часа до отъезда поезда Куйбышев − Ташкент я и мои провожатые попали-таки за заветную дверь.
− Сапоги женские, французские брать будете? − усталая продавщица, о улыбке на её лице уже речь не идёт.
И у меня отвечать сил почти нет. Просто киваю, соглашаясь, и стуча замёрзшим ртом, бормочу, − и вон те, два диктофона «Панасоник» И можно без проверки. Уверен, что исправные. И ещё вон те флаконы «Шанели №5» положите. И вон там у вас в углу итальянские колготки лежат. Да, можно всю упаковку. Ничего, что размеры разные. Мне любые сгодятся. Да, конечно, в фирменные пакеты с надписью «Магазин Берёзка», а как же иначе.
И это зелёное, блестящее − обязательно, да беру целым блоком.
 
Уф. Успели. Скупились. И ещё один чек остался. Ну, да ничего. Это на память. Детям и внукам буду показывать. В их тамошней будущей жизни, ничего подобного уже не будет. Дефицита никакого не будет. Или почти не будет.
Двое суток спустя. Массив Кара-Су. Ведомственный дом сотрудников Министерства Заготовок Уз. ССР.
Звонок в дверь соседки по лестничной клетке.
− Марина, здравствуй. Тут такое дело. Тебе часом сапоги на высоком каблуке, французские, не нужны? Прямиком из «Берёзки». Возьми, пожалуйста, а то моей малы − совсем не налазят! Без примерки же, понимаешь, брал!
 
03.08.2022 года. Сообщение сайта «РБК-Новости»
В Москве и Петербурге появится аналог магазинов «Берёзка».
Делать покупки в магазинах беспошлинной торговли смогут только сотрудники дипломатического корпуса и члены их семей. Товары будут продаваться в рублях, долларах и евро.
 
Всем же известно, что история развивается исключительно по спирали!
 
Ну, а теперь будем готовить ВОСТОЧНОЕ блюдо, с красивым названием − Нарын, для праздничного стола!
 
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
1) Мясо, лучше всего − баранина, (на косточках), примерно килограмм
2) Колбаса конская (желательно вареная) 
3) Лук три штуки
4) Укроп штук семь веточек и пучок кинзы 
5) Соль, черный молотый перец − на ваш вкус
Для приготовления домашней лапши:
6) Четыре стакана муки 
7) Одно яйцо 
8) Чайная ложка крупной соли 
9) Растительное масло, любое, но лучше хлопковое
 
ГОТОВИМ:
Мясо кладём в кастрюлю и заливаем холодной водой. Кипятим, после чего убираем огонь до самого минимума и ставим таймер аж на четыре часа! Соль и специи добавим минут за пять до того как выключить огонь. Даём остыть. Отделяем мясо от костей. 
Делаем лапшу.
Муку просеиваем. Добавляем в неё стакан холодной питьевой воды и немного соли. Разбиваем туда же наше яйцо. Тщательно мешаем. Замешиваем крутое тесто. Даём ему расстояться. Ставим таймер на два часа. После чего раскатываем тесто в листы, примерно пять сантиметров шириной.
 
Часть нашего бульона переливаем в новую кастрюлю и кипятим. Тесто режем на полоски и варим в бульоне. Ещё немного солим. Таймер на пять минут. Вынимаем и процеживаем через дуршлаг, чуть-чуть сбрызгиваем маслом. 
Острым ножом наше тесто нарезаем на очень тоненькую соломку Мясо тоже режем, как можно мельче. Колбасу режем на равные кружочки.
Смешиваем мясо, колбасу и соломки из теста, посыпая перцем.
Луковицы режем на полукольца, после чего мешаем с мелко нарезанной зеленью и чёрным молотым перцем. 
Затем всё это выкладываем на блюдо. Сверху можно ещё посыпать мелко измельчённой колбасой и луком. Бульон выливаем в глубокие касы. Подаём на стол, для желающих. Некоторые очень любят запивать нарын бульоном, а некоторые добавляют его прямо в касу, в добавок посыпая сверху мелко нарезанным луком. 
 
 
СЕКРЕТ ОСТРОВА МУРАНО (Рассказ-загадка)
 
Может быть это занятие кому-то нравится, и я даже знаю людей, которым этот процесс доставляет истинное удовольствие. Кроме этого я тайно завидую женщинам, ибо они от данной рутинной операции природой матушкой освобождены. Догадались о чём это я? Правильно. О бритье, конечно. Много лет тому назад ваш покорный слуга обзавёлся советской электробритвой «Харьков», и с тех давних пор ни разу не изменил электрическому способу избавления от волосяного покрова на лице.
Но сегодня у меня, можно сказать, праздник. Намедни получил от супруги оригинальнейший подарок ко дню рождения: новейшую электробритву известного китайского бренда.
 
− Тимофей, будь добр, принеси в кабинет наше настольное зеркало, − прошу внука, ибо видел, как он завладел им с утра и закрылся в своей комнате. Хотя бы не разбил ненароком и не получил от бабушки по число, по первое.
 Секунду спустя неугомонное, вихрастое создание появилось на пороге комнаты и, протягивая видавший виды предмет, вопросило: 
− Дед, ты всё знаешь, кто его изобрёл и применил?
− Тимоша, скажи честно, это вопрос риторический? На что спорим, что ты уже облазил весь интернет и намотал на свой несуществующий ус информацию о том, как первобытные люди, в один солнечный день, разглядели таки свои заросшие физиономии на глaдкой пoвeрхнoсти воды. Полагаю, что они не сразу догадались кого именно показывает им услужливое природное зеркало.
Много позже, значительно поумнев, они даже стали сочинять мифы об этом.
− Знаю, читал. Какой-то Нaрцисс даже yмeр, втрескавшись в своё сoбствeннoe oтрaжeниe, − как всегда бесцеремонно перебил меня внук. Никак не могу отучить его от этой дурацкой привычки перебивать взрослых. − А воитель Пeрсeй отполировал, как зеркало, брoнзoвый щит, и сумел с его помощью расправиться с зловредной мeдyзой Гoргoной.
И про брaтьей Дoмeникo, придyмaвших, как делать плoскиe зeркaлa с помощью ртyтных солей, читал. Их даже выселили из города, отправив нa удалённый oстрoв Мyрaно, чтобы сохранить тайну изобретния. 
− А ты знаешь, сколько стоили такие зеркала?
− Дорого, очень, − ушёл от ответа внук, точной цифры я в инете не нашёл.
− Стоимость oднoгo вeнeциaнскoгo зeркaлa в те годы была сопоставима с ценой целого кoрaбля. Пoкyпaли их тoлькo очень бoгaтыe вельможи, ну и цари с королями. Однажды на oдном из бaлoв супруга Людoвикa с порядковым номером четырнадцать, Aннa Aвстрийскaя, явила высшему свету плaтьe, расшитое кyсoчкaми битого зeркaла. В огнях сотен свeчeй оно выглядело бесподобно.
− Вот об этом я и хотел тебя спросить, − в очередной раз перебило меня плохо воспитанное чадо, − и ещё о битве, только вопрос задал не так, как надо.
− Не понял. Сколько ты вопросов мне задал? Что-то я запутался.
 Тимоха почесал затылок, с минуту помолчал, а потом выдал:
− Первое. Какой разведчик или шпион стырил секрет Мурано? И второе, как применяли зеркала в военных сражениях? Теперь понятно?
 Настала очередь чесать затылок уже мне: 
− Дело в том, что обзавестись платьями а-ля Анна Австрийская захотели многие дамы высшего света, а они в любые времена и любыми способами своего добиваются. Уговорили короля поручить своему
министру Жaну Кaльбeру заполучить секрет зеркального состава. И тот с поставленной задачей справился. Сумел при помощи увесистых кошельков с золотыми монетами выманить мастеров с острова вo Фрaнцию. Вeнeциaнскиe дожи yгрoжали умельцам, требовали их возвращения, нo тщетно. Беглецы надеялись на защиту и покровительство могущественного французского короля. За свою работу получали приличное вознаграждения и жили припеваючи, но не долго. Итальянцы предательства не простили. 
Вскоре сaмый oпытный из перебежчиков отравился и умер, спустя пaрy нeдeль покинул сей мир другой мастер. Подмастерья, видя такое и чувствуя себя всё хуже и хуже, попросились дoмoй, в Венецию. Их нe задeрживали, ведь секрет производства был раскрыт.
− И французы применили большущие зеркала в военных действиях? − обрадовался Тимофей.
− Нет. За многие века до изобретения плоских зеркал на это сподобился совсем другой человек.
Вo врeмя одной из Пyничeских вoйн он расположил начищенные до блеска бронзовые пластины так, что они сфокусировали лучи солнца на вражеские корабли. Выжившие в той битве рассказывали, что на крепостной стене вспыхнули одновременно тысячи мaлeньких солнц. Ослeпили экипaжи кораблей, чуть позже задымились и загорелись доски и брёвна мачт.
− Ничего себе. Я, кажется, об этом где-то читал, только вот не помню, как звали того дяденьку-изобретателя, − Тимофей даже заглянул в зеркало, в поисках ответа, но стекло беспрестрастно показало лишь пытливую мальчишескую физиономию, − ну, чего молчишь, деда? Тебе, что трудно ответить?
− Тимофей, давай будем считать это моей загадкой. Погугли, или ещё лучше друзей-товарищей расспроси. Слышишь, свист за окном? Зовут тебя. Я так полагаю, будете вместе зайчиков солнечных пускать.
 
 
СЛУШАЕТСЯ ДЕЛО ТОВАРИЩА САРГИДЖАНА
 
Знаете в каком образе является ко мне писательская муза? Конечно же, в лике любимой супруги.
− И когда ты наконец займёшься нашими Авгиевыми конюшнями? Новый год уже не за горами.
− Какими именно? И при чём тут Новый год, дорогая, − не отрывая глаз от газеты, уточняю я. С тайной надеждой, что супруга на этот раз в полемику вступать не будет и ретируется на кухню, ворча под нос свой дежурный монолог.:
− Послал же бог муженька. У других все рыбаки да охотники. Нет-нет, да и чего съестного в дом принесут, а у меня писатель. Только исписанные листки по всей квартире разбрасывать и способен. Раньше ими хоть печку растапливать можно было, а теперь даже в макулатуру сдать и то проблема.
Однако, сегодня моя благоверная была настроена решительно.
− А те конюшни, которые на антресоли уж какой год существуют. Вставай с дивана, бери стремянку и вперёд. Иначе я сама Гераклом обернусь и мигом совершу очередной номерной подвиг. Только вчера в интернете статью про итальянский Новый год прочитала. Они там в канун праздника, вообще, всю старую мебель из окон пуляют. Ходить страшно. Того и гляди, под шкаф или комод времён раннего ампира угодишь. Возьму и перенесу их метод в нашу квартиру, будешь знать! Выброшу всё, догадываешься, к какой матери? − жена хотела продолжить свой гневный монолог, но я уже понял, что дело на этот раз принимает серьёзный оборот, а посему нежно отодвинув супругу стремглав метнулся к тем самым конюшням, то бишь к антресолям.
− Пылесос захвати, − неслось вслед. − Иначе от пыли задохнёшься! И чего доброго, чахоткой заболеешь!
 
Грампластинка, ещё одна и ещё. Супруга подаёт мне снизу влажную тряпку, − Сотри с них пыль, прежде чем, выкидывать. Крутить их всё равно не на чем, разве, что на карандаше или ручке.
Осторожно, чтобы не поднять в воздух многолетнюю пыль беру в руки очередной раритет.
Читаю: − «Песня − Ленинград Музыка − Пугачёва Алла, Слова − Мандельштам Осип. Следом за пластинкой из чёрной пасти антресолей выныривает связка пожелтевших книг в хорошем коленкоровом переплёте. «Звёзды над Самаркандом». Бородин С. П.
 
Четверть века назад я привёз нынешние раритеты из Средней Азии. Хотел детям отдать. Да они сейчас бумажных книг не читают. Скачивают из Всемирной паутины или слушают аудиоверсии.
− Надо же, где встретились, − произношу я вслух.
− Кто встретился? − уточняет супруга.
Из кухни раздалась трель свистка закипевшего чайника.
− Как кстати. Пойдём дорогая. Выпьем нашего любимого зелёного девяносто пятого и я тебе расскажу. Кто с кем встретился и почему, им в жизни было бы лучше этого не делать вовсе.
 
− Понимаешь любимая, − я отхлебнул терпкую жёлто-зелёную жидкость из своей пиалы, − Иосип Мандельштам был человеком неуживчивым. Он сам не раз утверждал, что бог наделил его скверным характером, но компенсировал этот недостаток некоторым литературным даром. В тридцать втором году, прошлого века, поэту и его супруге Надежде Яковлевне наконец-то выделили квартиру и ни где-нибудь, а в писательском доме имени Герцена, на Тверском бульваре.
− Это тот самый дом Грибоедова, который описал Михаил Булгаков в своём знаменитом романе «Мастер и Маргарита», − то ли спросила, то ли уточнила жена.
Я молча кивнул и продолжил.
− Соседом Мандельштамов оказался литератор по фамилии Саргиджан и по имени Амир. Первое время они приятельствовали. Ходили друг к другу в гости. Порой выпивали, а как же без этого. Творческие же натуры. Случилось так, что Амир, взял да и попросил, по-дружески, у Осипа Эмильевича в долг, до очередного гонорара семьдесят пять рубликов, ассигнациями.
Но, сама же знаешь, ничего так не портит отношения людей как не выполненные финансовые обязательства. Время шло. Произведения Мандельштама печатать перестали, другой литературной работы практически не было. Поэт тот вежливо попросил Саргиджана вернуть долг. Потом ещё раз напомнил, и ещё. Затем уже потребовал. Всё без толку.
− Денег сейчас нет, когда будут, тогда и отдам, − на ходу скороговоркой произносил Амир и быстренько скрывался за своей дверью.
И вот однажды, возвращаясь из редакции, в самом скверном расположении духа, Осип Эмьевич повстречал жену Саргиджана − Татьяну, нёсшую авоську полную дефицитной снеди. И нервы живущего практически в впроголодь поэта не выдержали. Он закатил невероятный скандал. Кричал, что в то время когда пожилой и маститый (Мандельштам, конечно же, имел в виду, себя) литератор недоедает, его более молодой коллега жирует и закатывает «лукулловы пиры». В свою очередь, Амир, науськиваемый женой, не вступил в словесную перепалку, а просто начал избивать поэта. Мало того, влетел в Мандельштамовскую квартиру и накинулся с кулаками на Надежду Яковлевну. Что в таком случае должен был предпринять оскорблённый советский человек. Конечно же, обратиться в товарищеский суд. Не оставлять же без последствий безобразное поведение молодого литератора. Председателем суда назначили ни кого попало, а самого Алексея Толстого. Благо он в тот момент находился в Москве.
 
На суде Мандельштам повёл себя весьма странно. Вместо того чтобы внятно и правдоподобно изложить суть дела он стал доказывать присутствующим, что Саргиджан и его жена Татьяна люди дурные и крайне плохо воспитанные. И вовсе никакие даже не писатели. Однако в зале народ собрался подстать Саргиджану. Поняв это, поэт начал оскорблять и всех присутствующих.
Алексей Толстой, зачитывая решение товарищеского суда, отметил, что деньги Осипу Эмильевичу надо бы, всё же вернуть.
− Только тогда, когда они у меня будут! − закричал с места ответчик.
− Когда они у него появятся, − согласился председатель и закрыл заседание.
Щупленький поэт, выслушав несправедливое решение, вскочил на стол и размахивая кулаками, закричал, − это несоветский, справедливый товарищеский суд! И он этого так не оставит!
 
Прошло восемь месяцев. И Мандельштам будучи в Ленинграде дал пощёчину Толстому. А через неделю поэта арестовали. Ему ставилось в вину создание антисталинских стихов. («Мы живём под собою не чуя страны»). Но по углам то и дело шушукались − Надо же. Еврей поднял руку на самого графа Толстого. Как бы то ни было, но теперь исполнить решение товарищеского суда становилось невозможным. Ибо Мандельштам исчез. Навсегда. Мы, ныне живущие, даже цветы на могилу великого поэта не можем возложить. Так как неизвестно место его последнего упокоения, − я закончил свой длинный монолог и допил ароматный, пахнущий Востоком, чай.
− А как же должник? Что с ним случилось? − Супруга встала и наполнила мою чашку, новой порцией напитка.
− Амир Саргиджан вдруг вспомнил, что по документам он не кто иной, как − Сергей Петрович Бородин. И быстренько собрав вещички, отбыл на постоянное жительство в Среднюю Азию. Этот человек всегда умел дружить с властью. Публиковался во многих местных газетах и журналах. В основном это были путевые заметки о Средней Азии и Дальнем Востоке. О Памире и Казахстане. Затем перешёл на создание исторических романов: «Дмитрий Донской», «Египтянин», «Звёзды на Самаркандом». Работал в качестве специального корреспондента в Румынии, Югославии и Болгарии. Конечно, как и у большинства маститых писателей, у Сергея Петровича имелось хобби. Он, где только мог, приобретал редкие и очень дорогие монеты. Эта коллекция была такого качества и такой стоимости, что её выставляли в Соединённых Штатах, в разделе «Лучшие мировые частные собрания». Она даже получила там приз, не главный, но достаточно почётный и престижный. Эта коллекция существует до сих пор и выставлена в музее имени писателя. Однако, не сыскать в ней семидесяти пяти советских рублей, ценность которых − исковерканная судьба Осипа Мандельштама, − произнеся эту фразу, я показал супруге дно своей пустой пиалы.
 
− И чайник наш опустел, − с грустью констатировала жена и продолжила, − а тебе книги этого Бородина нравятся?
− Ты знаешь, да. Чего греха таить− интересно написаны. В своё время читал их с большим удовольствием − ни чуть не лукавя ответил я, − Так бывает в жизни. Талант и подлость вполне могут уживаются, в одном человеке. Бог нас, людей такими сотворил. И с этим ничего не поделаешь!
 
 
СТРАННЫЙ МИСТЕР ХИНД
 
Сегодняшний день, стал для него судьбоносным! 
Страстный филателист и состоятельный человек Артур Хинд после длительных и очень тяжёлых поисков, явных и тайных переговоров, смог таки осуществить свою давнюю мечту. Он стал полноправным владельцем очень редкой, а потому желанной марки!
(Сделка была строго конфиденциальна и договаривающиеся стороны обязались всё происшедшее хранить в глубочайшей тайне!)
 
Заполучив в свои руки вожделенный конверт и ни с кем не попрощавшись, забыв о сопровождающей его охране коллекционер вскочил в автомобиль .
Крикнул удивлённому водителю, − домой, и как можно быстрее.
 
Взбежав на второй этаж, своего роскошного особняка Хинд первым делам запер массивную дубовую дверь роскошного кабинета, затем сбросил с рычагов трубки всех телефонов.
Наконец, отдышавшись, плюхнулся в огромное кожаное кресло.
Минут пять, не мигая, Артур пристально всматривался в маленький заветный квадратик бумаги.
Закрыл глаза и казалось, задремал. Но вдруг решительно, вскочил и опасаясь, что ему кто-то сможет помешать, бросил драгоценную покупку в огонь камина!
Совершив это неслыханное «святотатство» филателист буквально рухнул на пол и уставился на горящие поленья.
Слёзы градом потекли по его лицу, комок в горле не давал дышать.
Минут через десять миллионер на несгибающихся ногах, не свойственной ему, шаркающей походкой, доковылял до огромного окна, рывком распахнул его и стал с жадностью глотать ворвавшийся воздух.
− Только бы сердце выдержало, − пронеслось в его голове. И магнат опять опустился на узорчатый паркетный пол.
Глаза Артура Хинда были закрыты, но слёзы уже перестали течь.
Ибо он совершил то, что хотел!
 
Историческая справка. «Британская Гвиана», или «Британская Розовая Гвиана» (англ. British Guiana 1; magenta), − название одной из самых редких почтовых марок.
Она, номиналом в один цент была выпущена ограниченным тиражом в Британской Гвиане (ныне Гайана) в 1856 году.
Красный одноцентовик увидел свет, в составе серии из трёх марок стандартного выпуска и предназначался для использования в районе изготовления. Другие две марки, номиналом в четыре цента красного и синего цвета, предназначались для оплаты почтовых отправлений.
Этот выпуск появился по чистой случайности. В 1856 году в колонию должны были прислать марки, напечатанные в Великобритании. Однако они так и не поступили. От безысходности местный почтмейстер Далтон распорядился срочно отпечатать серию из трёх марок в типографии Джозефа Баума и Уильяма Далласа, в городе Джорджтауне.
Он же дал определённые указания об изображении на этих марок.
Однако в типографии решили по своему. Самовольно взяли и добавили изображение парусника.
Заказчику конечный результат категорически, не понравился!
И Далтон, боясь подделок, распорядился, чтобы вся корреспонденция, с наклеенными марками, подписывалась почтовыми служащими.
Семнадцать лет спустя.
Британскую Гвиану обнаружил двенадцатилетний шотландский школьник Вернон Воган (Vernon Vaughan), в гайанском городке Демерара, среди писем своего дяди.
Поскольку марка не была упомянута в его каталоге, он продал её знакомому коллекционеру Н. Р. Мак-Киннону (N.R. McKinnon), за несколько шиллингов (два с половиной доллара США, по нынешнему курсу).
Прошло ещё пять лет.
Марка вместе со всей коллекцией Мак-Киннона перешла к ливерпульскому торговцу Томасу Ридпату, который поначалу не обратил на неё особого внимания.
Однако потом, тщательно исследовав раритет и показав её специалистам, Риднат понял, что является обладателем одной из редчайших почтовых марок мира.
Сменив ещё пару хозяев, марка получила известность и цена неё пошла резко вверх.
 
20 мая 1917 года.
После смерти очередного владельца, его огромная коллекция марок была завещана Берлинскому музею, но была конфискована Французской Республикой, в счёт уплаты репараций по окончании Первой мировой войны.
Все марки распродали на аукционах.
 
Фанат-коллекционер купил «Британскую Розовую Гвиану» за девятьсот тридцать пять тысяч долларов. Филателисты всего мира считали, что эта драгоценность хранится в бронированном банковском сейфе, пока её владелец отбывает длительный тюремный срок.
 
А теперь, дорогие мои читатели, прошу вас на несколько минут стать Артуром Хиндом, и попытаться объяснить его ужасный поступок.
 
 
ТЕРРИТОРИЯ (рассказ-загадка)
 
Историческая справка.
Суверенитет этой территории закреплён Лозаннским договором 1923 года; режим самоуправления исходно базируется на положениях первого Устава «Трагос», утверждённого Хрисовулом Императора Иоанна Цимисхия в 972 году!
Визовые требования и обязательные правила посещения:
Для того, чтобы попасть на эту землю, вам потребуется:
1) Специальное разрешение на въезд – так называемый диамонитирион.
2) Количество заезжающих на территорию ограничено, квота − не более ста двадцати человек в день.
3) Пропуск на эту территорию заказывается не позднее чем за 1-2 месяца до предполагаемой поездки.
4) Максимальное время для заказа – шесть месяцев до даты поездки.
5) Собранные вами документы: паспорта, визы, разрешения, не гарантируют того, что вы сможете ступить на эту землю! (Много раз так бывало, даже с известными, медийными персонами!)
6) ЖЕНЩИНЫ НЕ МОГУТ ПОПАСТЬ СЮДА – НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ И НИКОГДА! (Ступив одной ногой на описываемую территорию, особи женского пола подпадают под действие уголовной статьи, однозначно гарантирующей пребывание в тюрьме в течение двух лет!) два года тюрьмы.
7) Дамы и дети до двенадцати лет имеют право любоваться красотами этого края с катера, которому не разрешается подплывать к суше ближе, чем на пол километра.
8) Здесь строго запрещена любая видео и киносъемка. При посадке на паром, отправляющийся в эти края, полиция конфискует видеокамеру, если обнаружит. Так же, покидая территорию, вы обязаны пройти строжайший таможенный контроль.
9) Отсюда категорически запрещено вывозить любые старые книги, другие старинные предметы и любую утварь, подпадающую под определение − антиквариат (Будь то разбитая чашка позапрошлого века или медный кувшин для вина.)
Кроме этого:
На выше описываемой территории не поощряется купание в море.
Электроэнергию в строениях, расположенных на этой земле, отключают с заходом солнца.
Зимой нередки шторма, во время которых навигации нет, в связи с чем возможен вариант, что вы не сможете выехать с этой земли или попасть на неё.
При личном досмотре, у вас будет конфискована видеокамера и все носители видеоинформации.
Здесь используется исключительно юлианский календарь, в том числе во всех административных и прочих документах.
Первая подсказка от автора:
Это удивительное место находится не на Островах Тихого океана и не в джунглях Южной Африки, а в самой, что ни на есть, старушке Европе!
Вторая подсказка от автора: готовим «Рис со шпинатом, по-монастырски»
 
НАМ ПОТРЕБУЕТСЯ:
Шпинат − один килограмм.
Пару небольших луковиц.
Чеснок − пол головки.
Укроп − пучок.
Масло оливковое − три четверти стакана.
Сок, выжатый из двух лимонов. 
Одна чайная чашка риса (наш «Краснодарский» однозначно, подойдёт).
Соль, чёрный молотый перец, красный сладкий перец, душистый перец − всё это на ваш вкус.
Да, чуть не забыл, ещё нам понадобятся − пять стеблей зелёного лука.
 
ГОТОВИМ:
Наш шпинат чистим, промываем под струёй холодной воды, затем отрезаем кочерыжки снизу. Берём кастрюлю (я использую свой любимый казан) и выливаем туда масло, кладём порезанный на дольки репчатый лук, измельченный зелёный лук, а так же шпинат (предварительно нарезанный на части). Тушим на среднем огне. 
Можно ещё добавить два помидора (или томатную пасту), если их под рукой не оказалось, то доливаем ещё немного воды. Не забываем положить в казан (кастрюлю) измельчённый укроп, соль, чёрный молотый перец и наш душистый перец. 
Не забываем закрыть всё это крышкой. Засекаем на часах пять минут и огонь на конфорке ставим на среднее значение.
После чего добавляем рис, чеснок и лимонный сок.
Ставим таймер или засекаем на часах двадцать минут. Пробуем рис. Если он сварился, а блюдо получилось слишком вязким, то можно добавить ещё немного воды и через минуту-другую снять наше постное блюдо с огня. 
 
Попробовали? Вкусно? Тогда ответьте пожалуйста где находится эта всем известная «Терра инкогнита»?
 
© Ралот А. Все права защищены.

Фотография Александра Ралота Фотография Александра Ралота

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Побережье Белого моря в марте (0)
Беломорск (0)
Москва, ВДНХ (0)
Храм Преображения Господня, Сочи (0)
Москва, Ленинградское ш. (0)
Музей-заповедник Василия Поленова, Поленово (0)
Катуар (0)
Храм Нерукотворного Образа Христа Спасителя, Сочи (0)
Поморский берег Белого моря (0)
Собор Василия Блаженного (0)

Яндекс.Метрика

  Рейтинг@Mail.ru  

 
 
InstantCMS