ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Ивановская площадь Московского Кремля (0)
Загорск, Лавра (0)
Ама (0)
Дмитровка (0)
Троице-Сергиева лавра (0)
Михайло-Архангельский монастырь (1)
Церковь в Путинках (1)
Зима, Суздаль (0)
Храм Покрова на Нерли (1)
Ростов (1)
Лубянская площадь (1)
В старой Москве (0)
 

«Где проторенных нет дорог» Ирина Егорова

article118.jpg
                 *   *   *
Тогда – едва забрезжила судьба.
Я – из себя, как тесто, вылезаю. 
И сколько раз не уберечь мне лба –
Не знаю я... Пока ещё не знаю.
 
Пульсирует и бьётся изнутри, 
И я – до жизни жадная и злая. 
Свершится ли? Споётся ль, подсмотри! 
Не знаю я. Тогда ещё – не знаю.
 
А годы мясорубкою хрустят, 
И, укатав, в асфальте заминают... 
Но полюбить удастся ли хотя б? 
Не знаю я! Пока ещё – не знаю! 
 
                *   *   *
Как счастлив тот, кто любит, и любим.
О, пропасть меж любимым и – любым!
 
                *   *   *
Я проснулась. Меня растолкала весна
Набуханием света в природе.
И своими уловками солнца блесна
Заманила в небес половодье.
 
Пусть пока ещё землю знобит в простыне
Из снегов, что никак не растают.
Но настырно весна – изнутри и извне –
Нарастает, растёт, прорастает!
 
                *   *   *
Хочу влюбиться, хочу влюбиться –
Чтоб бескорыстно и без амбиций.
Кругом мелькают чужие лица,
А мне б такого, чтобы влюбиться!
И чтоб надолго, и чтоб взаимно –
И утром летним, и ночью зимней.
И чтобы сладко, и чтобы просто,
И сильный чтоб, и большого роста.
 
Хочу влюбиться, хочу влюбиться –
Чтоб бескорыстно и без амбиций.
Мне не нужны все чужие лица,
Я без оглядки хочу влюбиться.
 
И чтобы яркий, и чтобы нежный,
И я – одна чтоб была, конечно.
И чтобы страстный, и чтобы умный,
В заботе – чуткий, в веселье – шумный,
 
И чтоб талантлив, и мыслью светел…
Где ж взять такого на белом свете?!! 
 
                *   *   *
Турнир природ – мужской и женской.
Мужской и женственный подход,
Спряженье сущности и жеста,
Дуэль мужских и женских нот,
Замес агрессии с блаженством –
Приход, уход, восход, исход!..
 
ОТ ПЕРВОЙ ВСТРЕЧИ до…
 
На коленках – штанов пузыри,
Ты нелепо застыл в круговерти.
Повернись, на меня посмотри!
Что за чушь – испугалась до смерти…
 
И с тех пор, рассыпая дары
Из наотмашь распахнутой дверцы,
Я лечу, кувыркаясь, с горы,
Поскользнувшись на собственном сердце.
 
Всё равно колосятся сады,
Удивляя тебя, иноверца,
И растут, созревая, плоды
В целине распростёртого сердца.  
 
                *   *   *
Во взгляде твоем желанье –
Сильней, чем земли тяготенье.
И в нашем любом касанье – 
Одно кровообращенье.
 
Пульс – громче пальбы ружей.
Слетает одежд накипь.
Сплетаюсь с тобой снаружи,
Врастаю в тебя с изнанки.
 
В без-тактной игре метаний,
В несбыточном счастье муки
Смешались слова, колени,
Язык, и губы, и руки...
 
И, больше нигде не вмещаясь,
Друг другу себя исторгнув,
Забывшись, летим в Вечность
Под песни моих стонов.
 
                *   *   *
Ещё, ещё, ещё, ещё, ещё бы
Под водопад любовно – бранных слов...
Любить тебя на сквозняках трущобы
Среди поднятых на дыбы полов.
 
В пролом видны прохожие и кошки.
Ты ловко и бесшумно – алле оп –
Оставил мне кольцо и босоножки,
А остальное – лишнее – соскрёб.
 
Среди обломков, пыли, хлама, стружек,
На каверзной ступеньке – хоть бы где!
На волю, вверх, навстречу, внутрь, наружу,
Освободив друг друга из одежд.
...................................................................
 
А после наизнанку одеваться,
Нарваться на бродягу с бородой
И вместо душа долго умываться
В стакане с газированной водой.
 
                *   *   *
Я – анти-ты. Ты – анти-я.
Мы ближе, чем одна семья…
Решенья нет в задачке, но –
Есть несомненное: «Дано». 
 
                *   *   *
Мне не понять, какой породы.
И вновь замру, поднявши бровь,
Перед явлением природы,
Чья суть – моя с тобой любовь…
 
Скрещены две души – 
Намертво, хоть распнись:
Тебе бы – побольше вширь,
Мне бы – подальше ввысь. 
 
Ни объясненья, ни закона.
Скрутить мозги, разинуть рот, 
Но не понять! Определённо.
Всё точно…– до наоборот!
 
Будет длиться урок – 
Каждый по-своему глуп:
Тебе бы – побольше впрок.
Мне бы – подальше вглубь!
 
                *   *   *
Над самой бездной, где-то с краю,
Бог знает, как, обручены…
 
Любимых мы не выбираем,
Но мы на них – обречены!
 
                *   *   *
Чем попусту воспитывать –
Вкушать тебя, испытывать!..
Любимый мой испытанный, 
Живи уж невоспитанный!
 
                *   *   *
Лежим у рая на опушке,
За скобку – дочки и сыны…
И топот сердца по подушке
Мне не даёт увидеть сны.
 
                *   *   *
Как сладко – пальцев не разжать,
Вопить на всю округу,
Слова, как ангелов, рожать
И пить взахлёб друг друга!
 
                *   *   *
Глупее морды нет на свете,
Но мне – к лицу!
Так и попрусь со всем вот этим –
На улицу…
 
Недоумённо всяк прохожий
Цепляет взгляд,
Но пенной радости, похоже,
Не впрячь назад.
 
Скрутить пытаюсь хоть отчасти 
Улыбки прыть,
Но возмутительного счастья –
Не утаить!!!
 
                *   *   *
Жизнь спаяла нас, бережно в горсть сгребя,
Чья бы я ни была, и ты бы – чей.
Я ли – дерево, выросшее из тебя?
Или ты – из меня бегущий ручей?
 
                *   *   *
Содрав одежды с бытия,
Перед тобой явилась я.
И с хрустом скомкавши мечты,
Передо мной явился ты.
Скрестив сердца, тела, умы, 
На свете появились МЫ.
 
                *   *   *
Мы – стороны одной медали,
И смотрим в разные мы дали.
 
                *   *   *
Любимый! Всё с тобой срослось.
А жизнь-то прожита! Поврозь.
 
НОЧНОЙ КОШМАР
 
Спелёната, как кокон на подносе,
Вмурована живьём,
Я подана под соусом вопроса:
Зачем живём?
 
Ночь, густо смазанная салом,
В проёмах окон, потолке...
Слеза проделывает слалом – 
От глаза к уху – по щеке.
 
Взваливший этот на меня булыжник, –
Съедай уж, или сваливай – не стой!
Уехала слеза, как горнолыжник
По траектории извилистой... 
 
                *   *   *
Ты влился в закрома литературы –
Путём Лауры.
Ты так же, с мясом, вырываешь крик,
Как Лиля Брик.
Ты мимолётнее бегущих серн,
Как Анна Керн.
 
И, походя, ленивей томных дев,
Вывёртываешь душу наизнанку,
Ты – тот рычаг в мой оголённый нерв,
Которым Бог стучит свою «морзянку».
 
                *   *   *
Что-то душно...
Вспомни, вспомни –
Ты о чём, душа, блажишь?
По подушке 
Ночью тёмной,
Сердце, ты куда бежишь?
 
Чтобы жизнь
                     из жизни выжать,
Нужно – жизнь положить...
Добежишь... 
И вдруг увидишь:
Чтобы выжить –нужно жить! 
 
                *   *   *
Пусть в доме вечный тарарам,
Я – странница. Моя страница
Всегда открыта всем ветрам.
Я по природе – ученица.
 
                *   *   *
Сердечный лоскут
                     распиная на пяльцах,
И смейся, и плачь, и дыши –
Все это разминкав Божественных пальцах
Сырой, не проросшей души.
 
                *   *   *
Бегу, раздетая, по жизни – до потрохов.
Пишу я контурные карты материков – 
Материков и океанов моей души.
Всё достоверно. Всё без обмана –
хоть не пиши!
 
                *   *   *
Вот облако, ядрёно, как орех.
Мгновение стекает безвозвратно.
Тела вскипают на земле, 
и грех
перетечёт в безгрешность и обратно.
И веденье с неведеньем слилось,
И спелось, и спаялось, и срослось.
 
Природа размышляет. И Небес
Кудрявится мыслительный процесс.
 
                *   *   *
Лепи себя, покуда дышит тело,
Люби, покуда живо то, что мило.
Пиши, пока душа не отвердела –
Пиши! Пока не высохли чернила.
 
ГРОЗА
 
Нас небо теснит фиолетовым брюхом,
Уже потянуло озоновым духом,
Едва уловимо и глазом, и ухом,
Как капли проглочены пылью – и сухо…
 
Беременна чёрная туча грозою,
Запахло разгулом, запахло разбоем, 
Я ноги разую, я плечи раскрою,
Раз занялись молнии неба раскроем.
Всё звонко распорото напополам,
Лохмотьями тучи развесили хлам.
 
Земля распласталась, и всё принимает –
В промокших одеждах – рабыня немая!!
 
                *   *   *
Внезапно оказалось интересным
Сменить земное притяжение – небесным.
 
                *   *   *
У этого Неба на все времена
Земля – и невеста, Земля – и жена,
И вечно желанна, и страстно нежна,
Любима, нова, ненаглядна, нужна – 
 
Они слили́сь в любовном танце – и
Обманна видимость дистанции!
 
                *   *   *
Теки себе, мгновенье, ты – прекрасно!
Сейчас от изреченья удержись.
И, растопырив душу всяко-разно,
Я, подставляясь, впитываю жизнь.
 
                *   *   *
Я – переводчик глупых птиц,
И листьев, падающих ниц, 
Дороги, нижущей меня
На нити света и огня.
Я переводчик моря, гроз,
Лягушек пучеглазых, коз,
Полётов, запахов и вкусов,
И наслаждений, и укусов;
Детей, старушек и тебя…
Свою обязанность любя,
Вот, слышу – пролетает жук –
Я и его перевожу.
 
                *   *   *
Да, я земная, но –
В небо моё окно.
 
                *   *   *
Тучи на небе видны,
Красное вымя луны, 
И навевают они 
Жаркие, страстные сны.
А под луной, раскинув ноги, 
Сверкают дальние дороги.
 
                *   *   *
У Земли сегодня бабье лето
И она лежит полураздета,
Прелестями бабьими сверкая,
Взглядами ленивыми лаская,
Вовсе сил к тому не прилагая,
Спелая, румяная, нагая.
 
                *   *   *
Слева – направо, как строчки в окне,
Птицы направились к тёплой стране.
Справа налево – арабскую вязь 
Птицы напишут, домой воротясь.
 
                *   *   *
Ни подчинять, ни подчиняться
Я не имею в мире прав –
Дышать, идти, любить, смеяться,
К зениту голову задрав!
 
                *   *   *
Я умею, я умею
Сделать всё из ничего!
Я умею быть у цели,
Досчитав до одного,
Я умею незаметно 
Прогуляться в никуда,
И умею возвращаться –  
                                Да! Да! Да!
 
                *   *   *
Тот, кто душу сторожит,
Тот её и одарит –
И на то, что подлежит,
И на то, что предстоит…
 
Тот, кто душу наделил, 
Тот её и тормошит – 
И за то, что натворил,
И за то, что совершит.
 
                *   *   *
Вот кипа дел и впечатлений,
Но в сердце всё не уложить...
Необъяснимое явленье –
Какое это счастье – жить!
 
                *   *   *
Взмыть, рассыпавшись, словно салют,
В этот звонкий небесный уют,
Где послушные рифмы снуют,
И в строфу свои морды суют.
 
                *   *   *
Образ мысли мотыльком бликует.
Будь ты даже тысячеголов,
Всех не схватишь… хоть бы кой-какую,
Ручкою к бумаге приколов.
 
УРОКИ АНГЕЛЬСКОГО ЯЗЫКА
 
Свет. Простор. А в небе – птичье стадо.
Шире распахнись – кто не привык!
Это вместе означает – РАДОСТЬ!
Перевод на Ангельский язык.
Вся природа норовит раздаться.
Ты собой вбирай! – (кто не знаком.)
 
Как легко об этом догадаться,
Ангельским владея языком!
 
                *   *   *
Пускай года несутся мимо –
От жизни я – неизлечима!
 
ШТОРМ
 
Остановись на косогоре! 
Сегодня нам в подарок – шторм! 
В кипящих белым крыльях моря 
Тела разбросаны, как корм.
 
Вот море алчное, беснуясь, 
Решившись всех перебороть, 
Нас превращает в отбивную, 
А может, молотую плоть.
 
Ты, как вратарь, летишь, рискуя, 
Чтоб всею плоскостью попасть 
Вон в ту, голодную, большую, 
Наисвирепейшую пасть.
 
Разжёван пенными зубами, 
Ты, как и все, до визга рад, 
Что спутал голову с ногами 
Вестибулярный аппарат!
 
И, пав на берегу, – не вскоре, 
В изнеможении борьбой, 
В наждачной перебранке моря 
Очнёшься вдруг – самим собой!
 
                *   *   *
Жизнь, что дана на всех – одна,
Ложбины, выси и пригорки –
Чту – от макушки – и до дна,
От корки жизни – до подкорки!
 
                *   *   *
Прорыв, полёт, бросок, толчок…
Всё цельное – бесцельно.
Я не стрела, я – стрел пучок,
Летящих параллельно.
 
Я не свеча, я – света суть,
Поди примкни ко мне ты.
Я не звезда, я – Млечный путь,
Я – жаркий хвост кометы.
 
                *   *   *
Жизнь то бежит, а то идёт,
То круто, то полого.
Налившись, точно спелый плод,
Слечу в ладошку Бога.
 
                *   *   *
Прости меня, Господи, ушлую,
Помилуй, Господи, грешную,
Покуда везу свою душу я
На станцию Бесконечную!
 
                *   *   *
Ведь и с жизнью разнимешь объятье;
И когда добежишь до конца – 
Скинешь тело, как старое платье
С маскарадною маской лица.
 
                *   *   *
Я буду не святой, а страстной,
Но после, устремясь вовне,
Я просияю ясной краской 
На светлом Божьем полотне.
 
                *   *   *
Мной накоплены разлуки,
Роли, сны, друзья, стихи,
Боль, любовь, детей две штуки
И причастие стихий!
 
                *   *   *
Мы не однажды это проходили,
И снова, изумясь, разинем рот:
Всё то, что мы когда-то породили,
Нас непременно вдруг перерастёт!
 
                *   *   *
Подрос мальчишка – Божья кара,
Сквозит повадками отца.
Сменил кроссовки – на гитару,
А мяч – на девичьи сердца.
 
                *   *   * 
И нежна-то, и упряма
Наша ломовая мама! 
 
                *   *   *
Кухня со стоячими часами.
Дочка с золотыми волосами.
Ночка с незакрытыми глазами.
Остальное – знаете и сами!.. 
 
                *   *   *
Дождь со снегом за окном
Шепчут, как уютен дом.
 
                *   *   *
Кошка, как жирная запятая,
Лежит и чувств ко мне не питает. 
Весь вечер она вымогала паштет –
У кошки безнравственной – совести нет!
 
                *   *   *
Ветер мечется ошалело,
На балконе бельё околело,
Напротив – одно окно,
Всё остальное – темно!
 
                *   *   *
Отчего я на вид пожилая? –
Оттого, что с тобой пожила я! 
 
                *   *   *
С тобой имела мало дела,
И потому – помолодела!
 
                *   *   *
Как рыба беглая, в миру –
Вслепую я мечу икру…
И что пойдёт для бутерброда?
А что – для продолженья рода?..
 
                *   *   *
Порок мой тайный – это лень.
Где ж взять на лень хоть час, хоть день?!!
 
                *   *   *
Так много было параллельных дел,
Что суп ко мне изрядно охладел.
 
                *   *   *
Кто угадает, как прожить,
Куда бежать, на что решиться?
Раз нет возможности – свершить,
И нету права – не свершиться.  
 
                *   *   *
Ненаписанные строки
Рвутся сняться с языка – 
Скопом, скопом,
                    скоком, скоком,
Словно с якоря, с крючка, –
Просятся в века, века,
                             или так хотя б, пока...
Смесь высокого и низкого,
Смесь далёкого и близкого,
Смесь холодного и жгучего,
Ласкового и колючего,
Смесь земного и небесного,
Плотского и бестелесного,
Смесь любви и отторжения,
Смесь покоя и брожения…
 
А часы всё – «тик-так»
А часы всё – «бимм-бомм!»
Долго ль, долго ль вот так
Биться лбом?
Лбомм! Лбомм!!! 
 
                *   *   *
Мы все у Бога – должники,
Нам препираться – не с руки.
 
                *   *   *
«…Покой нам только снится…»
                                                   А. Блок
А в таком ажиотаже
Мне покой не снится даже.
И когда ж покою сниться? 
Некогда смежить ресницы!  
 
                *   *   *
Уткнуться в чей-нибудь жилет –
И плакать, не переставая!
О не свершившемся жалеть, 
К защите праведной взывая.
 
Как хочется – не передать –
Мусолить слёзы кулаками
И, распоясавшись, рыдать,
И на руки проситься к маме…
 
На плечи сильные взвалить
Души натруженную ношу…
Да только мне – кого винить?
И – на кого всё это сброшу?
 
                *   *   *
Жизнь дорога́,
                 и пью её без спроса.
Покоя нет,
                 и вряд ли, что придёт.
Мой кабинет –
                 на рельсах, на колёсах,
На двух ногах, 
                 несущихся вперёд.
 
                *   *   *
Сквозь космос несусь 
из глубин временных –и вовне,
Мой шаг – шире паха.
Я – та черепаха, что тащит китов на спине,
Я – та черепаха.
 
На мне – три кита 
этот мир, водрузив, понесли.
Несут, как на блюде,
Где бегают прямо у самого края Земли
Бездумные люди.
 
Но цирк этот самый, небесный, 
затеян не мной.
И адрес – неведом.
И купол небесный 
сползает с тарелки земной
И тащится следом.
 
А мне – удержать, добежать, 
сохранить, донести –
Ни вздоха, ни аха:
Легла впереди – 
бесконечность длиною пути,
А я – черепаха!
 
                *   *   *
Что? Не бывает? Вот, глядите, нате!
По-моему, все средства хороши,
Чтоб с лёгкостью пропрыгать на канате
Со стопудовой гирею души.
 
ПАРАДОКС
 
Я прорастаю из любви, 
Как из земли, как из основ –
И вырастаю из мужей, 
Как из коротеньких штанов.
 
                *   *   *
Можешь не двигать гору,
Господи, сделай милость,
Дай мне мужчину – впору!
Или слегка на вырост.
 
                *   *   *
Ты где-то есть, но там, где мир наш тонок.
Нас разорвали на две полови-…
И тычет мордочку слепой кутёнок,
Оторванный от матери-любви.
А ветер предрассветной ранью
Срывает неба тёплый плед…
И опустело мирозданье,
Как будто Бога дома нет.
 
                *   *   *
Бог – меняющийся, растущий,
Бог, страдающий с нами – нами,
Бог – творящийся, познающий,
Бог – живой, а не Бог-знамя.
 
Он, себя мириадами искр
Распустивший в жизни пучину,
Чтобы каждой частичкой выпить
Смыслы следствия и причины,
 
Состояться, свершиться, сбыться,
Испивая гармонии пламя,
Вдоволь, досыта навоплотиться,
Плавно в плоть проникая – нами,
 
Выесть яблоко вместе с нами,
Любопытства насытить жженье…
Вкус не съеденного – незнанье,
Не свершённое – несовершенно!
 
ЧИСТОЙ ВОДЫ ОГОНЬ
 
Взмыть небосвод спешит
Чёрною кошкою,
Небо запорошит 
Звёздною крошкою.
И сквозь ночь, до зари,
Взмылена от погонь,
Скачет душа внутри –
Чистой воды огонь.
 
Я уж в седле-луне,
Ноженьки в стремени.
Ох, до чего же мне
Тесно во времени!
Сыворотка времён
Словом створожится.
Стынет в окне моём
Глупая рожица.
 
Мысли бегом бегут, но не намеренно…
Что недолюблено, что недоверено?
Что ж я с самой собой нынче рассорена?
Что недоплакано, что недоспорено?
 
Млечный испить ручей
Очень уж хочется,
Пальцы его лучей
Нежно щекочутся.
Печка во мне горит…
Чуешь мою ладонь? –
Ломится изнутри –
Чистой воды огонь.
 
А на часах уж пять…
Небо качается.
В жёлоб судьбы опять
Всё не вмещается.
Душенька, не беги!
Душенька, охолонь –
Сердце побереги! – 
Чистой воды огонь!
 
Что недоиграно, что недосмеяно?
Что недосказано, и недосеяно?
Что недособрано, недоосознано?
Что недоотдано, что недосоздано?
 
Что недопрожито, что недолечено?
Что недоспрошено, недоотвечено?
Что же успеть никак не получается?
Как не рассыпаться? Как не отчаяться?
 
                *   *   *
Извелась беременной душой.
И – куда с такою пребольшой?..
 
                *   *   *
С ученическим усердьем
Ночь выслушивает звёзды.
Всем урок домашний роздан,
И не отлучиться прочь. 
Целый ряд головоломок,
Смысл призрачен и ломок.
Кровь глотается предсердьем.
Никому нельзя помочь.
 
С ученическим усердьем
Ночь выслушивает звёзды,
С ученическим усердьем
Я выслушиваю ночь. 
 
                *   *   *
Я, как зародыш, чую руки.
На стыке столь различных сред
Я искажённо слышу звуки,
Я преломлённым вижу свет. 
 
И жадно поглощаю кальций –
Расту, наверное, и вот:
Меня тревожат истин пальцы
Через судьбы тугой живот.
 
А годы – что ж, могу гордиться,
Ведь я нова, а не стара.
Родиться, видимо, родиться…
Родиться, видимо, пора!
 
Сквозь эту тонкую мембрану –
Ведь чаша изнутри полна –
Прорвусь я поздно или рано,
И с глаз исчезнет пелена.
 
Испить неведенья и риска!
Внезапный взлёт на всём скаку… 
И низ разверзнется – так низко…
А высь окажется – вверху!
 
                *   *   *
О, Господи! Ты создал нас и спас.
И говорю, чтоб не молиться длинно, –
Спасибо – за избыточность у нас
В миру – проблем, в крови – адреналина!
 
                *   *   *
Любви поток, оскалив зубья,
Отхлынул, галькою шурша. 
И, выброшена на безлюбье, 
Шеве́лит жабрами душа.
 
                *   *   *
Возможно ли отбросить суету,
Жить, не сутулясь, и любить, не прячась?
Но как судить былую слепоту?
И как принять сегодняшнюю зрячесть?
 
                *   *   *
Ты помнишь – души рвались из тела,
Кто-то – изверившись, кто-то – спившись?
Тогда и я над бездной висела,
Одним лишь ребёнком за жизнь зацепившись.
 
                *   *   *
Жизнь! Пласт свой, отслоившийся, 
отвалишь…
И неизвестно, сколько впереди. 
Неужто, от любви меня отвадишь, 
Как отнимают дочку от груди?
 
                *   *   *
Поднимаю море – не стакан я.
До краёв полна – не расплескать…
Господи! Я слышу понуканья,
Только не пойму – куда скакать?
 
Верю я – ярмо Твоё мне впору.
Научусь всему – от «А» до «Ять».
Господи! Я чую боль от шпоры,
Только не пойму – кому кричать? 
 
Не распрячь – ни другу, ни подруге;
Знаю – не сорвать Твою печать.
Господи! Я вою – жмут подпруги,
Только не пойму – с чего начать?
 
Дай мне океан любви и смеха;
Губы – молоко кому отдать.
Господи! Бича тугое эхо   
Не даёт подсказки разгадать!
 
Дай мне потонуть – вравновеликом!
Господи! Помилуй и прерви
Отработку постановки крика
В одиночной камере любви!
 
                *   *   *
Мой сон так бесконечно одинок,
Что кошка вьёт гнездо на ветках ног.
 
                *   *   *
Из неба грубо-тканного холста
Дожди повисли рваной бахромой.
И нищенкой рядится красота,
В обнимку с серой мглой глухонемой.
 
                *   *   *
Ноги всё ещё помнят свободу – 
в утробе сапог.
И мятежные кудри сжевав, 
поглотил, капюшон.
Неужели Творец для нас больше 
                                          тепла не сберёг? 
И вопрос о зиме безвозвратно 
и жёстко решён?
 
                *   *   *
Клён и дуб, как рыжие мальчишки
Рьяно рвутся с непогодой в бой.
И кудрей утратили излишки
В драке с ветром-сорвиголовой.
 
                *   *   *
Ветер дверь истрепал давно –
Петли ныли, но перестали.
Дождь занудно тычет в окно
Указующими перстами.
 
Мыслей тянется полотно…
Сон соткался, но в миг растаял.
И заботы полным-полно.
Наверстаем ли?.. наверстаем…
 
                *   *   *
Видимо, жизнь ещё 
счёты со мной не свела.
Что-то, я много, как видно, 
Судьбе задолжала.
Вкрадчиво-нежно 
лизнёт ядовитое жало –
Вот она кольца за этим, 
должно быть, свила...
 
Не пропустить бы 
внезапного блеска кинжала!
 
                *   *   *
Оставив небу крыльев пар,
Лети, Икар!
 
Гляди, внизу – и мал, и стар,
Фигурки пар.
 
Тебе знаком бесценный дар –
Держать удар?
 
Прощай, души резервуар,
O`ревуар!
 
                *   *   *
Корабль – причалит и отчалит.
Экзамен – сдан... Экзамен – сдать!
Жизнь – не написана в начале,
В конце же – не переписать!
 
                *   *   *
Мы все течём в минувшее,
За будущим скача,
За счастье ускользнувшее
Хватаясь сгоряча,
И как бычок, качаемся,
Вздыхая на ходу...
Неужто – жизнь кончается?
Неужто – упаду?
Пока доска не кончится,
Успей на этот раз –
Что можется и хочется –
Сейчас, сейчас,сейчас!
 
                *   *   *
Не спрятать нож за голенищем:боса нога,
За пазуху не спрятать камня –душа нага.
 
Я духом – нищий, нищий, нищий…
– Идёшь? – Ага!
 
                *   *   *
Мой возраст погранично-переходный!
Скукожилась душа,
Как лейкопластырь в сумочке походной,
Свернулась, не дыша.
Несу себя – бегом на переходе,
Иначе – точка. Стоп.
Не оглянуться в бреде, в шаге, в броде, –
Не превратиться в столб.
Не промахнуться – ведь побег удастся 
Лишь по тому мосту,
Которого, как рук, поймавших счастье,
Вовек не разведу.
 
ПАРИЖ
 
Дорога в грудь вливается рекой.
Природа, умудрённая молчит,
И красота, и небо, и покой...
Но вот – Париж! – вскричит дорожный щит.
Глотает сердце улочки Парижа. 
Избыток рек, дворцов, садов, коней
Затягивает вглубь, в объятья, ближе,
Расшатывает душу до корней.
 
Не безумье и не истерия.
Этот взлёт мне, Париж, повтори!
У Фортуны отспорю пари я,
Лишь бы – вновь – в Нотр Дам де Пари!
 
Звенит зелёным запахом трава,
Щекочут глаз балконов кружева.
Фонтаны стилей, почерков, речей
Раскрыли веер улочек-лучей
Ногам уже невмоготу идти,
Но втрое невозможней отпустить.
Воркующие вздохи голубей…
Ну, где отыщешь небо – голубей?
 
Не безумье и не истерия.
Этот взлёт мне, Париж, повтори!
У Фортуны отспорю пари я,
Лишь бы – вновь – в Нотр Дам де Пари!
 
Я глазами Париж зацелую.
Ненасытный любовник Париж!
Ночью, может быть думаешь – сплю я?
Нет! – Зависнешь и просто паришь!
 
                *   *   *
На грани я не устою –
Прыжок – и сердце парашютом.
Ну, а умру – любовь твою,
Осмелясь, снова попрошу там.
 
                *   *   *
Казалось, счастья колготня
Меня уж не касается.
Ты разбудил во мне – меня,
Как Спящую Красавицу.
 
Раздул притихший огонёк
И глаз цветы вернул лицу.
Ты детство из меня извлёк,
Как из ракушки – устрицу.
 
Ты посадил меня на трон 
Тех лет, полузабытых…
И рвусь, как беглый электрон –
На новую орбиту!
 
                *   *   *
Пусть снова заплетаются миры –
Какой тут нынче – дольний или горний?
Метнётся сердце выйти из игры – 
И ты его поймаешь только в горле.
 
И не поймёшь, что позже, что – сперва,
С чего судьба чем дальше, тем капризней…
Такие вдруг посыплются слова,
Которым места нет в обычной жизни!
 
                *   *   *
Врут, что любовь рассудочней с годами.
Вот затопила – и не усмиришь…
И, распластав себя над городами,
Сцепились мы мостом Москва – Париж.
 
Сезоны не сошлись. Ты посмотри же – 
Москва в снегу, Париж уже в траве!
Но ты спешишь ко мне – домой, в Париже,
И я бегу к тебе – домой, в Москве.
 
Звонок – и припадём как можно ближе:
– Какие мысли бродят в голове?
– Как день твой пролетел в твоём Париже?
– А где металась ты в своей Москве?
 
И я услышу и почти увижу
Твой дом, детей… в окошке – шум ветвей…
Вот «скорая» завыла по Парижу…
Другая вторит ей – уже в Москве.
 
Где берега нам – те ли или эти?
И ждать чего – срастёмся, или нет?..
Но знаешь, ведь стихии – те же дети.
Нам и за них с тобой держать ответ.
 
Так как же быть – скорбеть плакучей ивой?
Или – лавина, паводок, аврал?.. 
А может – умереть такой счастливой, 
Какой ещё никто не умирал?!.
 
                *   *   *
Переплавить в радость боль –
Значит – быть самой собой.
 
                *   *   *
Пускай же мы друг друга избалуем…
Беги ко мне, лети ко мне, спеши –
Пронзительным, протяжным поцелуем
Доцеловать до самой до души!
 
В зените солнце, и любовь в ударе,
Природа отдаётся – насовсем.
Судьба лишь раз такие встречи дарит,
И то, поверь мне, далеко не всем.
 
                *   *   *
Хоть зазорчик во времени узкий,
Приезжай, чтоб меня обнимать,
Мой немецкий француз полу русский –
На свою полу Родину-мать!
 
Станешь жаркой любви эпицентром.
И войди, уважаемый сир,
В эти тапки с одесским акцентом –
Филиал твоих стран и квартир
 
                *   *   *
Запрудой время… встало мёртвой глыбой –
При долгом, изнурительном посте…
А сердце скачет пойманною рыбой,
Обшаривая взбрыками постель.
 
                *   *   *
Не считаясь, не тая,
Прыгнула в огонь и я…
Только это – жизнь моя,
Это не агония.
 
                *   *   *
Нет, не покой перин и пышек,
Тот, что занежит и растлит,
Я выбираю то, что пишет –
Меня. И что меня растит.
 
«Там путь закрыт!» – твердили вы, и –
«Не может быть!»
Возможно, но…
Я эту жизнь живу впервые
И ничего не решено.
 
Душа – на вырост. Всё – на вынос…
Беги, карабкайся, держись!
Дана мне я Божия повинность –
Любя, возделываю жизнь.
 
Пусть изойду семью потами…
Пусть нараспашку – каждый вздрог –
Иду воздушными путями, 
Где проторённых нет дорог.
 
                *   *   *
Молчание – игра с огнём –
Больней удара и пореза.
Мне в душу – тонкий ход конём
Из раскалённого железа. 
 
                *   *   *
Буксует сердце, ночь толкая…
Какой мучительный накал.
А я стихами истекаю,
Как смертник кровью истекал.
 
                *   *   *
Что? Родные? Мы не оскорбим их.
Я – отдельно. И отдельно – ты.
Лучше ампутировать любимых
Под анестезию суеты.
 
                *   *   *
Ну, вот и удушено пламя…
И, сжав меня в тёмном углу,
Амур, упираясь ногами, 
Корчует из сердца стрелу.
 
                *   *   *
По воде иду, аки посуху,
Без сумы иду и без посоха,
Без пути иду и без спутника.
А судьбы клубок – ох, запутан как!
 
А мороз трещит – сорок градусов.
А бело кругом – только радуйся.
Тишина стоит – аж звенит в ушах.
Как иглой пронзит – и в зенит душа!
 
Ни стены вокруг и ни двери –
Наугад иду – просто верю.
Всё тут вымерзло, всё тут замерло,
Только я иду, холодам назло.
 
По воде иду, аки посуху,
Без сумы иду и без посоха,
Проложу следы среди вечера.
Коль судьба идти – делать нечего!
 
                *   *   *
Хотя б надежды всполох робкий!..
Что – боль? Какая ерунда!
О, нескончаемые скобки 
От никого – до никогда!
 
                *   *   *
Ты вырван из меня… я не судья.
Героем вышел, как из битвы, и
пролом, что ты оставил, уходя,
имеет очертания твои.
 
Изрешетилась мыслями до дыр.
Ни сердцем не понять, ни головой…
В пролом гляжу, уставясь в этот мир,
А мир – в меня глядит – сквозь абрис твой.
 
                *   *   *
Посреди дороги Млечной,
Городов, морей и стран,
Как чахотка, скоротечный, 
Восьмимесячный роман…
 
                *   *   *
Нет, не рыдаю ни на чьём плече –
Душа лежит ничком в параличе
Вне жизни, вне любви и вне игры…
Не лью стихов и не мечу икры.
 
                *   *   *
Листья скрючились, сгрудились в кучи – 
Всесожжение им суждено.
Дождик так сиротливо канючит… 
И скребёт коготками в окно.
 
ПЕРЕЕЗД
 
Застывшие комнаты – в недоумении.
В углу инструменты – им не до умения…
И то, что нечаянно найдено – брошено.
А сколько надежд и желаний раскрошено…
Кто это сутуло под форточкой ёжится?
А в зеркале-луже – усталая рожица…
Здесь в прошлое вторглась 
внезапно без визы я.
Тут жизни ревизия, жизни ревизия.
Ошибок прощение, с домом прощание. 
И ночи течение, снов совещание.
Здесь скрипов кряхтенье, и окон потение.
Здесь счастья хотенье. И словно из тени я…
 
Мне б жизни клубочек – 
                                   распутать за ниточку…
И к новой дорожке нащупать калиточку.
 
                *   *   *
Жизнь понеслась вприпрыжку, вроде.
Забыты «если б» да «кабы»…
Вот только ноет к непогоде
Сокрытый перелом судьбы.
 
                *   *   *
Ещё один из жизни вычтен год.
Учёт утрат и боли заверши…
А если подсчитать наоборот? –
Умножить время – 
на прирост души?!!
 
                *   *   *
Слушать чаек скрипучее соло.
Их следы распознать на песке.
Стать бы пеной морскою и солью.
Или мячиком в детской руке.
 
Горизонт проскакать на коне бы, 
Ветром гладя упругую стать:
Не читать ничего, кроме неба,
Ничего, кроме волн не листать.
 
МОРЕ
 
Взвыло от края до края,
Мышцы решило размять,
С ног поцелуем сбивая,
Тащит к себе – не отнять. 
 
Пенный оскал разевая,
Видит – скачу и дразнюсь –
Пробует, мнёт – какова я
Буду на ощупь и вкус?
 
Да! Заверти – я такая –
Сердца проси – не руки!
Море, кипя и лаская,
Рвёт с меня все лоскутки.
 
Мощью взбухает громадной,
Чувства не может избыть.
Море – любовник мой жадный –
Знает, как нужно любить!
 
ВОДОПАД
 
Почти внутри, совсем вплотную, рядом,
Я в потрясенье Рейнским водопадом.
Семнадцать тысяч лет могучим станом
Он – весь навыхлест, в танце неустанном.
 
Ежесекундно извергая тонны,
Со страстью месит массы – рёв и стоны…
Неиссякаем в нетерпенье пенья,
И воздух весь – в испарине и пене.
 
Разгул, почище мотовства и пьянства.
Вот это – мощь! Вот это – постоянство!
 
Я вся поражена любовным ядом,
И всех теперь сверяю – с водопадом!..
 
ПЕСЕНКА МОЛОДОЙ ВЕДЬМЫ
 
У меня душа – страстная,
У меня шаги – быстрые,
У меня ладонь – ясная,
У меня глаза – чистые.
 
Я люблю летать голая,
У меня спина смуглая,
У меня длинны голени,
В волосах – волна круглая.
 
Я – ведьма, богиня, чертовка, русалка,
И мне ни единой души
Не жалко, не жалко, не жалко, не жалко –
Глаза мои так хороши!
 
И волосы вьются, как флаги на мачте,
И стройные бёдра круты.
Любите, желайте, стенайте и плачьте –
Ты, ты, иконечно же – ты!
 
За душой моей пламенной –
Как кометы хвост – искрами.
Даже сердце гор каменных
Крошится от глаз выстрелов.
 
Я любовью землю мощу.
Небо для меня – дом родной.
Только в ком любовь умещу?
Ох, как не найду – быть одной!
 
Быть одной?..
Ха!
 
Я – ведьма, богиня, чертовка, русалка,
И мне ни единой души
Не жалко, не жалко, не жалко, не жалко –
Глаза мои так хороши.
 
И волосы вьются, как флаги на мачте,
И пальцы тонки у руки.
Любите, желайте, стенайте и плачьте –
Ты, ты, и особенно – ты!
 
                *   *   *
Ты, Стрелец, взираешь отовсюду,
Тетиву, с прищуром, теребя.
Но мишенью для тебя не буду.
Лучше – целью буду для тебя!
 
                *   *   *
И.Л.
Вот читаю, и вдруг – 
                           как узлом перехвачено горло
От причастности и ностальгии 
                                          почти беспричинной.
И втянувшись в тебя, 
                      заглядевшись, я чувствую гордо,
Как бы жизнь прожила и писала бы, 
                                                будь я мужчиной.
 
ПОПЫТКА ПОЛЕТА
 
Сквозь вопиющих воробьёв
Лечу я в утреннем пейзаже.
И пёс, дремуч как бедный Йов,
Меня не замечает даже.
 
Боюсь поверить, но пока
Я изумительно легка!
 
                *   *   *
Терять больней, чем вовсе не иметь.
И сердце, не одну познав потерю,
То с жаждой: «верю» – начинает петь…
То вдруг вопит отчаянно: «не верю!»
 
Летит… и ёкнув, столбенеет аж:
А вдруг – мираж?..
 
РОБИНЗОН
 
Здесь глядя в календарь, окно
Молчит резонно –
Ведь время спуталось давно
У Робинзона.
 
Но пусть затихнет ерунда – 
Бега, скитанья.
Я здесь не Пятница – среда
Для прорастанья.
 
Меня взахлёб ты пил и пил.
Сплелись и таем.
Ох, до чего ж твой остров был
Необитаем!
 
Нас закрутил нежданный зов
Почти до боли.
Мы – стрелки бешеных часов
В магнитном поле.
 
И снизу вверх, и сверху вниз
Кипит веселье.
Нет, я не Пятница – очнись!
Я – Воскресенье.
 
                *   *   *
От счастья занялась, как от пожара.
Неужто – да… и встреча эта – та?
Неужто – пара, пара, пара, пара!
Меня не звать! – Я счастьем занята!
 
Возможно, недостойно и преступно…
Но, ради Бога, только ты не сглазь! 
Я нынче для сигналов недоступна.
Я занята! – Я счастьем занялась!
 
От берегов я, не моргнув, отчалю.
Всё – через край… и я перелилась.
Я больше за себя не отвечаю!
Я занята! – Я счастьем занялась!
 
                *   *   *
Я утром сбрасываю сон,
В объятия одета.
Ты мне – питательный бульон
Из радости и света.
 
Пусть небо пасмурно, и в нём
Все времена размыты.
Мне – диалоговым окном.
Твои глаза открыты.
 
Мы жизни ощупью прошли,
Хоть вьюга крутит туго.
Мы друг до друга доросли,
Чтобы врасти друг в друга.
 
Сбежала, мысли теребя,
От суеты и быта.
И вся распахнута в тебя, 
Перед тобой раскрыта.
 
                *   *   *
Ввели деревья жёлтый в моду,
Весь дух распахивая мой.   
А утки грудью морщат воду,
Как ленту финишной прямой.
 
                *   *   *
И понеслись, не зная броду…
Ведь нам, сорвавшись во всю прыть – 
Всего лишь – отодвинуть годы!
Лишь смерть и старость обхитрить!
 
                *   *   *
Долго во мне лишь, зияя, дымилась зола.
Долго зализывать пропасти после обвала…
В этом районе Москвы я ещё не жила…
В этом районе любви я ещё не бывала.
 
Жизнь разметалась, разбилась, 
сгорела, прошла…
Била судьба и голубила… всякое было…
Как же случилось, что так я ещё не жила?..
Счастливо так и легко я ещё не любила.
 
                *   *   *
Я, как вино в бокал, влилась в твои объятья,
Вдохнуть, прильнуть, пристать, 
                                       измерив статью стать…
Наполненностью снов твоих желаю стать я,
И каждый твой изгиб, как рифма повторять.
 
А утро мажет небо в цвет ткемали.
Меня скорей согрей, изнежь и избалуй…
В объятия втекать, и быть вином в бокале,
Которое испить стремится поцелуй.
 
                *   *   *
Пульс повсеместно бьёт в там-там…
И не укрыться.
А из души моей – фонтан любви искрится.
 
Открыты сердце и глаза,
Открыты шлюзы.
Сквозь нас, светясь, растёт лоза
И вяжет узы.
 
НИАГАРСКИЙ ВОДОПАД
 
Так единенья жаждет пара!
Куда, вода, бежишь? Постой!!!
Необратимо – волн отара – 
К обрыву, будто на постой –
Там сбросит космы Ниагара,
Взбивая радужный настой,
И воздух весь гудит от пара,
Трепещет пенною фатой.
Воды неистовой лавина!
Кто твой жених? Кто половина?
Нас манишь свадебным нарядом,
(Судёнышко почти что рядом),
Разверзнув многотонный плащ,
И хохот в нас родишь, и плач…  
И душу напрочь проорав,
Всю страсть и мощь в себя вобрав,
Я слёзы пью взахлёб, в угаре    
(Мои ли слёзы, Ниагарьи?)
 
И шею из глубин задрав,
Пьёт пену радуга-жираф.
 
                *   *   *
Под купол музыка летит и тает.
К тебе прижавшись, затаясь, пою…
И слышу, как щетина прорастает
Тихонько – из твоей щеки – в мою.
 
                *   *   *
Сижу, от счастья – дурой дура…
Всё это – происки Амура.
 
ФЛАМЕНКО В СЕВИЛЬЕ
 
Упруго замершее тело
Струной натянуто – и вдруг
Чечётки выстрел – и взлетела
Змеящаяся пара рук.
 
Тягуче источает звуки
Весь искажённый мукой рот,
И кастаньеты множат стуки,
Гитара воет – не поёт.
 
Вот – заголённое колено.  
Вот – мановение руки –
И юбок пламенная пена,
Дрожа, взвивает языки.
 
Гитары женских тел под платьем
Звенят. Летит оборок шквал.
Под током музыкант – в объятьях
Гитару истязать устал.
 
Танцоров выправка оленья. 
Ритм от ладоней и подков
Горит – до белого каленья,
До испарения оков.
 
То дробь строчит очередями,
То замирает, то спешит…
Но вот – победный стон над нами. 
И – извержение души!
 
                *   *   *
Ветер занавеску заневестит,
С нею он танцует, крутит-вертит.
Хвать её за юбку и за талию…
А в окне раскинулась Италия. 
 
Скалы шквал измучил, изласкал.
Усмехнулся молнии оскал…
Грохот!.. и волна – в охапки брызг – 
вдребезги… и тучи рвутся вдрызг!
 
Пусть грозы бесчинствует размах, 
С треском бьют посуду в небесах.
Я тобой раздета и боса… – 
Браки совершают Небеса!
 
                *   *   *
Горизонт связал ракушки створки – 
Океанов – неба и воды.
Где-то за кипящею оборкой 
На песке оставлены следы.
 
Волн идут колонны – многотонны.
Океан устроил нам парад
И катает белые рулоны
С монотонным рокотом рулад.
 
Губы океанские жевали –
Смаковал меня он, сколько мог.
И волна, жеманясь кружевами,
Пенной юбкой треплется у ног.
 
                *   *   *
Мы с волнами почти что летим, но…
Хоть на первом свиданье должны
Пошушукаться с морем интимно,
Под ревнивые взоры луны.
 
                *   *   *
Наше море живёт под балконом.
В тишине, когда ночи тихи,
Всё ворочает телом исконным,
В нём, как рыбки, искрятся стихи.
Я сквозь сон до него дорастаю.
Разбросав по подушке листки,
Мыслей скли́каю чаечью стаю,
Чтобы жадно клевали с руки.
 
                *   *   *
Всё жду – куда же вывезет кривая?..
А Некто свыше (нрав Его таков)
Взирает иронично, прикрывая
Улыбку радуги – усами облаков.
 
СРЕДИЗЕМНОМОРСКИЙ ШТОРМ
 
Как в горячке, рвётся вверх и вниз
Моря Средиземный организм,
Видя, как ты слаб и одинок,
Вдруг утащит Землю из-под ног!
Выгнув шеи бешеных коней,
Гривами вскипает всё полней,
Чтоб обрушить прямо на людей –
Стадо бесноватых лошадей.
 
Вышла на охоту за волной –
А она – охотится за мной!
 
                *   *   *
Тогда жила совсем другая я.
Но, находясь у самого у края,
Вдруг – «баттерфляем» – прыг из забытья…
Я – та же, 
тем, что каждый день – другая.
 
                *   *   *
Вот, посадить бы счастье, растущее с годами
Неслышно, как деревья во дворе,
Растущее, как дети, как фрукты в летнем гаме,
Как звонкий смех в безудержной игре.
 
                *   *   *
Жизнь – то разлучница, то сводня,
Но каждый миг, за разом раз,
История живёт сегодня,
Живёт история – сейчас.
 
Всё повторится не однажды:
Кто хлеб жуёт, кто – ананас.
Историю сплетает каждый,
И состоит она – из нас.
 
Жизнь прячется в житейском хламе,
Но каждый век и каждый час
История творится – нами,
И пишется она – про нас!
 
                *   *   *
Жизнь целует, и желает участья.
То, что цельно – не разнимешь на части.
Если песни изливаю, лучась, я –
Принимай их! Как таблетку для счастья.
 
                *   *   *
Дела ли, обязательства,
Легки или лихи... 
На вдохе – обстоятельства, 
На выдохе – стихи. 
 
Судьба злодейкой ря́дится, 
Но будет всё – не так. 
На вдохе – неурядицы, 
На выдохе – спектакль.
 
Отвесной стенкой лазаю... 
Где счастье – не для всех. 
Вдыхаю безобразие, 
А выдыхаю – смех. 
 
Пускай обступят сложности, 
Из кожи лезу вновь. 
На вдохе – невозможности, 
На выдохе – любовь.
 
Ещё одно мгновение, 
Совсем чуть-чуть, и вот –
На вдохе – вдохновение, 
На выдохе – полёт. 
 
Пусть шатко всё, что начато, 
А всё равно – держись. 
Не разбудить иначе-то 
Не начатую жизнь!
 
© Егорова И. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Этюд 3 (1)
Старая Москва, Кремль (0)
Загорск (1)
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (0)
Псков (1)
Микулино Городище (0)
Троице-Сергиева лавра (0)
Загорск, Лавра (0)
Зимний вечер (0)
Михайло-Архангельский монастырь (1)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS