ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Этюд 3 (1)
Ростов (1)
Дмитровка (0)
Ама (0)
Деревянное зодчество (0)
Собор Василия Блаженного (0)
Троице-Сергиева лавра (0)
Зима, Суздаль (0)
Лубянская площадь (1)
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (0)
Церковь в Путинках (1)
Этюд 2 (0)
 

«Сказки старого леса» Валерий Румянцев

article116.jpg
Жил-был кролик (Из цикла «Сказки старого леса»)
 
         На берегу Певучего ручья под кустом смородины была норка. И жил в ней Кролик. Звали его Белоус. 
         Была у Кролика мечта: побывать на той стороне ручья и изведать Неизведанное. Ведь оно было совсем близко: стоило лишь перебраться через прозрачный поток, пенящийся на выступающих из воды камнях.
         Можно было бы, конечно, отложить все текущие дела и тронуться в путь. Но Кролик не был сторонником столь легкомысленного решения. 
         Поход на ту сторону – это важное дело. И подготовиться к нему следовало серьёзно.
На стене своей норки Кролик стал вешать листочки с напоминаниями о том, что нужно было приготовить для похода, на что обратить в предстоящем походе особое внимание. Сюда же он помещал разные услышанные полезные советы и вообще всё, что могло пригодиться. Кролик стал называть эти записи памятными листочками. 
         Прежде, чем пуститься в дальний путь, его следует пройти мысленно. И Кролик обычно предавался этому занятию, лежа в гамаке, натянутом между ветками смородины. Много раз он в воображении форсировал ручей, причем, каждый раз все быстрее и увереннее. Он задерживался на прибрежной лужайке, чтобы полакомиться сочной зелёной травой, затем находил проход в густом кустарнике и погружался в Неизвестность. Правда, что было дальше, оставалось тайной, так как на этом месте Кролик обычно засыпал. 
         Так проходили дни в подготовке к Великому Походу. Накапливались памятные листочки; рос список мест, которые следовало обязательно посетить; намечались и переносились даты отправления в путь.
          Однажды Кролика навестил его приятель Заяц. Тот слыл в лесу опытным путешественником и, узнав о планах Белоуса, полностью поддержал его намерения.
         - Настоящая жизнь всегда в дороге, - авторитетно заявил Заяц. – Я бы и сам с тобой пошёл, да времени сейчас нет. Мемуары собрался писать. А ты молодец. Одобряю.
         Они поговорили о предстоящем походе, Белоус перечислил места,  в которых намерен был побывать. Заяц дал ему несколько ценных советов, предупредил об опасностях, которые могут встретиться. А в завершение сказал:
         - Я вижу, ты здорово подготовился теоретически. Думаю, получишь незабываемые впечатления. Я бы тебе посоветовал ещё обязательно посмотреть одно место. Слышал об Одинокой Горе? Сам я там не был, но знакомые рассказывали такие восхитительные вещи. Во-первых, там на склоне заросли цветной капусты. Здесь у нас такой отродясь не видели. Вкус нежнейший. На всю жизнь запомнится. А во-вторых, с вершины, говорят, весь наш Лес видно. Всё как на ладони. Ты мог бы карту составить для следующих путешествий. А уж следующий раз я с тобой точно пойду. Да, завидую я тебе. Ну, что ж, удачи.
         Заяц ушел писать свои мемуары, а Кролик занёс в список интересных мест Одинокую Гору. Подумав, он даже обвёл её кружком как первоочередную цель.
 
         Наконец долгожданный день настал. Белоус покинул уютную норку и решительно устремился вверх по ручью. Он собирался заскочить ненадолго к живущим неподалёку родственникам, попрощаться с ними, а затем найти удобное местечко для переправы.
         Родственники были дома. Тётушка Крола хлопотала на огороде возле грядок с капустой. Она обрадовалась как приходу племянника, так и возможности передохнуть.
         - Иди в дом, - сказала она. – Я сейчас освобожусь, и будем пить чай.
         Дядюшка Крол, как обычно, лежал на диване и курил трубку
          - Привет, Белоус, – воскликнул он, пуская дым кольцами. – Давненько ты у нас не был. Я слышал, ты в путешествие собрался?  
         - Да. Решил сходить на ту сторону ручья.
         - И чего там?
         - Не знаю. Потому и пошёл.
         Дядюшка Крол отложил трубку и с интересом посмотрел на Кролика. 
         - Не знаешь и идёшь? Да, ты большой оригинал, племяш. Пойти туда, не знаю куда.
Это же надо придумать.
         - Ну, вообще-то, я кое-что представляю, - поправился Белоус. – Я ведь готовился. Даже составил список всяких интересных мест. 
         - Да что может быть интересного на той стороне? Всё самое интересное там где ты живёшь. Нет, племяш, в этом вопросе у тебя явное недопонимание. Я вот за свою жизнь дальше нашей полянки и не отходил никуда. И ничего, живу. Интересной, а главное, сытной жизнью. А тебя куда всё тянет?
         - Так интересно же, - попытался объяснить  Белоус
         - Интересно крольчихи пляшут, - усмехнулся дядюшка Крол. – Жениться тебе надо, Белоус. Тогда и глупости всякие в голову лезть перестанут.
         В комнату вошла тётушка Крола и обратилась к мужу:
         - Дорогой, я тебя ещё два дня назад просила натаскать воды и полить огород. А ты меня всё завтраками кормишь. 
         - Хорошо, лапушка. Полью обязательно. Завтра с утра и займусь. Обещаю.
         - Никаких завтра. Засохнет ведь всё. И что ты будешь кушать зимой?
         - Ладно, ладно, уговорила. Весь огород водой залью. Но дай хоть чаю выпить. У нас ведь гость, всё-таки.
         Тётушка Крола быстро накрыла на стол, и все сели пить чай. За неторопливой беседой время летело незаметно.
         Наконец дядюшка Крол. довольно отполз от стола и сказал жене:
         - Ну вот, сейчас отдохну немного и натаскаю тебе воды. Какие проблемы?
         - Я помогу, - вызвался Белоус.
         - Вот и славно, - обрадовался дядюшка Крол, - пойдём на воздух, покурим.
         - Вёдра у входа за дверью, - сказала тётушка Крола им вслед.
         Они вышли из норы, и Белоус взял ведра. 
         - Да погоди ты, - остановил его дядюшка Крол, доставая трубку и удобно устраиваясь на куче песка, - Что за резвый парень. И куда ты всё торопишься?
         - Да мне, вообще-то, в поход пора. Я ведь по дороге к вам заскочил. 
         - Никуда твой поход не денется. Успеешь. После еды нельзя суетиться. Отдыхай, - усмехнулся дядюшка Крол, пуская в небо кольца табачного дыма. – Да и вообще, я бы на твоём месте повременил с походами. Смотри, вон туча собирается.
         И действительно, не успел дядюшка Крол докурить свою трубку, как налетел ветер и крупные капли дождя запрыгали по траве. В небе загрохотал гром. 
         - Как хорошо на завтра отложить
           То, что до завтра может не дожить., - весело пропел дядюшка Крол, подмигивая племяннику. – Что я тебе говорил?
         Они вернулись в нору. 
         - Вот видишь, лапушка, - сказал дядюшка Крол жене, - я тебе обещал залить огород водой. Вот, пожалуйста. Дождик тут как тут. Небеса помогают мудрым.
        Он улёгся на диван и блаженно вытянулся:
         - Ну что ж, хорошо потрудились, теперь можно и отдохнуть. Что стоишь, Белоус, устраивайся поудобнее. Дождь ведь – куда идти. Переночуй у нас, а завтра, бог даст, видно будет. Вон на полке шашки. Сгоняем партейку?
         И они проиграли в шашки до вечера.
         Когда на следующий день Белоус вылез из норы, солнце уже успело уничтожить все следы прошедшего дождя. Небо было чистым, в воздухе жужжали пчелы. Было самое время для начала Великого Похода в Неизвестность.
         И Белоус отправился в путь.
         Он довольно быстро наткнулся на место, удобное для переправы. Огромный валун, выступающий из воды, позволял форсировать ручей в два прыжка. Кролик перебрался на другой берег и гордо огляделся. 
         - Я сделал это! – воскликнул Кролик и захрустел сочной травкой, покрывающей берег зелёным ковром. Потом он нашёл лазейку в кустарнике и, обрывая паутину, проник в глубь лесных зарослей.
        Он, как разведчик, осторожно пробирался между кустами и деревьями, уходя от ручья всё дальше и дальше. 
         На одной из лужаек Кролик услышал звериные голоса. Он приблизился и увидел целую толпу лесных обитателей. Здесь были и белки, и барсуки, и семейство ежей, и трое лисят, и енотовидная собака. Все они с любопытством наблюдали за Кабаном, который, стоя у могучего дуба, точил о его ствол  клыки. И не обращал на любопытствующих никакого внимания. А звери оживлённо обсуждали между собой причины действий Кабана. 
         - К войне готовится, - уверенно заявил Ёж.
         - Да нет, наверное, жуков в коре ищет, - предположила Белка.
         - А может, клыки после еды чистит? – высказал свою версию Барсук.
         Самый нетерпеливый из лисят решил, наконец, выяснить всё у самого предмета всеобщего интереса.
         Он приблизился к Кабану и вежливо поинтересовался:
         - Уважаемый Кабан, разрешите наш спор, пожалуйста. Для чего вы так тщательно точите  клыки? 
         Кабан оторвался от своего занятия и взглянул на Лисёнка:
         - Точу, чтобы были острыми, - пояснил он. – Чтобы быть готовым к опасности.
         - К какой опасности? Нет ведь никакой опасности, – удивился Лисёнок.
         Кабан обвёл окруживших его зверей снисходительным взглядом:
         - Шли бы вы по домам, ротозеи, - буркнул он, - когда придёт опасность, поздно будет клыки точить.
         - А ведь верно, а ведь правильно, - затараторили звери. И разошлись готовиться к большой беде. 
         А Белоус побежал дальше.
         «Как много интересного можно узнать в походе», - подумал он на бегу. 
         Кролик весело смотрел по сторонам и радовался новым впечатлениям и тому, что никакой беды не предвидится. 
         Но беда не заставила себя ждать.
         Белоус был уже довольно далеко от ручья. Он обогнул длинное заросшее камышом болото, миновал цветущий луг. Вдали, на западной стороне леса, уже была видна над верхушками елей  тянущаяся в небо громада Одинокой Горы.
         Но тут навстречу Кролику выскочили из ельника несколько оленей. Они промчались мимо, даже не взглянул на Белоуса. 
         А затем из-за деревьев хлынула целая лавина лесных обитателей. Свиньи, волки, зайцы, лисы мчались со всех ног вслед за оленями. Белоус еле успел отскочить в сторону, чтобы не быть растоптанным.
         - Что случилось? – крикнул он промчавшемуся мимо зайцу.
         - Пожар! – бросил тот на бегу.
         Впрочем,  Кролик уже и сам почувствовал запах дыма. А мимо него текла настоящая река беженцев. Змеи, ежи, жуки, стрекозы, птицы. Все в паническом ужасе стремились  
на восток. А вслед им по вершинам деревьев уже бежали языки пламени.
         Белоус развернулся и тоже кинулся наутёк
         А ветер кидал вдогонку беглецам клубы горького дыма, обдавал волнами жара и всячески старался усилить панику.
         Кролик лихорадочно соображал, что делать. Пожар настигал, и вряд ли удастся долго от него убегать. Белоус уже приближался к болоту, как вдруг вспомнил запись на одном из памятных листочков. Совет, который, кажется, мог бы ему сейчас помочь
         Кролик бросился к зарослям камыша. Он отгрыз толстый стебель и отломил верхнюю часть. Взял в рот и подул. Затем, держа камышинку во рту, побежал по берегу болота в поисках подходящего места. Вскоре он увидел свободный от камышей заливчик и бросился в воду. Нащупав на дне какие-то корни, он уцепился за них и погрузился в болото, оставив над водой кончик камышовой трубочки. Сердце колотилось как бешеное. Кролик осторожно втянул воздух и убедился, что может дышать. Тогда он замер на месте и стал ждать решения своей судьбы. 
         В голове пронеслись последние дни его жизни. Подготовка к походу. Дядюшка Крол. Переправа через ручей. Кабан с его огромными клыками. Одинокая Гора, до которой он так и не дошёл. А ведь оставалось совсем немного. Если бы не задержался в гостях, успел бы дойти. А на Горе и пожар был  бы не страшен. Кролик загадал, что, если спасётся, обязательно побывает ещё на Одинокой Горе. Только бы спастись.
         Между тем воздух, которым дышал Белоус, становился всё горячее. Он уже обжигал горло. Кролик дёрнулся и поперхнулся водой. Он задержал дыхание, изо всех сил прижимаясь ко дну. Но вскоре не выдержал и, задыхаясь, выскочил на поверхность.
         Кругом летала зола от сгоревшего камыша, а за чёрной полосой дымящейся земли был виден удаляющийся пожар.
         Белоус заплакал. Он вспомнил свою безопасную норку и со страшной силой захотел домой. Кролик сделал несколько шагов вслед за пожаром, но тут силы оставили его. Белоус ткнулся головой в тёплую землю и заснул.
 
         А всё пожирающий огонь пронёсся по лесу, оставляя после себя стволы обгоревших деревьев и обугленные тушки не сумевших спастись животных. И, если бы не внезапно поднявшийся ветер, принёсший с собой стремительный летний ливень, бед было бы ещё больше.. Но лесу повезло. Пламя постепенно слабело, и верховой пожар сменился низовым. Ему стало всё труднее продвигаться по мокрым кустам и траве. Пожар дошёл до ручья и остановился.
 
         На следующее утро  пришедшие на водопой звери заметили какое-то движение на другом берегу ручья. Сначала они увидели просто растущее облачко пепла, а потом из него показалась фигурка кролика. Он был весь чёрный. 
 
         Так закончился  Первый Поход Белоуса на поиски Неизведанного.
         Вернувшись домой, Кролик первым делом направился в кладовую и умял недельную порцию капустных листьев. Затем достал карандаш и записал в своих памятных листочках:   
«Отложив на Завтра то, что может не пережить Сегодня, ты готовишь себе занятие на Послезавтра».
         Через несколько дней Белоус уже совсем оправился от пережитого и охотно рассказывал всем желающим о своем Приключении. И обитатели леса стали считать, что среди них стало на одного Великого Путешественника больше.
 
         А Кролик в память о его состоявшемся походе на ту сторону ручья получил с тех пор новое прозвище – Черноус.
Декабрь 2012 г.
 
 
История одной стаи (Из цикла «Сказки старого леса»)
 
     В тот год весна была короткой и бурной. Снега быстро растаяли, но так же быстро и схлынули вешние воды, вернув и ручьи и Голубое озеро в привычные берега. О недавнем половодье напоминали только кучки засохшей тины на прибрежных кустах, да мальки в баклужках, не успевшие вовремя уйти в озеро.
     Поначалу баклуги соединялись друг с другом, и мальки могли  свободно передвигаться из одной в другую. Но постепенно протоки обмелели, и каждая баклужка стала жить своей жизнью.
     Большая часть с наступлением летней жары совсем пересохла, и рыбье населенье погибло, став легкой добычей змей и птиц.
     Но были и более глубокие ямы, где малькам удалось выжить. В одной из таких баклужек и оказались мальки,  о которых пойдёт речь.
     Когда прекратилось свободное движение по многочисленным водным протокам, жизнь молодого рыбьего поколения сразу замедлилась. Стало меньше незнакомых мест  и больше знакомых мордочек.
     Вот тут и стало ясно, что мальки только кажутся похожими друг на друга. А на самом деле все они разные. И не только потому, что принадлежат к разным видам, но и по характеру.
      Одни спокойно паслись в зарослях растений, стараясь не показываться на поверхности и надеясь, что всё как-нибудь само устроится.
      Другие же не могли долго устоять на одном месте. Они не хотели ждать, пока судьба пошлет им какой-нибудь подарок. Им хотелось всего и сразу. Эти мальки постоянно крутились по баклужке, отчего их и стали называть Крутыми. 
     Крутые объединились в стаю и казались себе сильными и бесстрашными. Когда они мчались от одного до другого берега, все, кто попадался на их пути, уважительно уступали дорогу.
     - Видите, как нас боятся, - радовался самый крупный из Крутых, малёк жереха по прозвищу Длинный. – А знаете почему? Потому что мы – банда! Мы – сила! Не то, что эти трусы, которые из травы вылезти боятся. Пескари трусливые! Мы не такие, нет. Я лично, как вырасту, судаком стану. Да и среди вас, надеюсь, никто не хочет стать жалким пескариком. Верно я говорю, братаны?
     - Верно, Длинный! – подхватила стая. 
     Крутые с готовностью признали Длинного вожаком, и каждое его высказывание считали истиной, не подлежащей сомнению. Как и у всякого вожака, у Длинного тут же появились особо приближённые мальки, которые всячески поддерживали его авторитет, заодно укрепляя и свой собственный. 
     Среди приближённых выделялся малёк с розовыми крапинками по телу и большими выпученными глазами. У него было прозвище Ржавый, и малёк с гордостью носил его: ведь прозвища получали только выдающиеся мальки, а основная масса стаи была серой и беспрозвищной.
     Ржавый считался неофициальным советником вожака стаи, и Длинный даже иногда следовал его советам. Разумеется, если эти советы приходились  Длинному по вкусу. 
     Так, именно Ржавый посоветовал вожаку объявить всех, не примкнувших к стае Крутых, мальками второго сорта. Их стали презрительно именовать «пескарями» и задирать при всяком удобном случае. А когда стая Крутых провозгласила баклужку сферой своих жизненных интересов, чужакам и вовсе стало опасно показываться из зарослей травы, где они чувствовали себя в относительной безопасности.
     В результате, Крутые получили практически весь водоём в свое полное распоряжение. Корма было достаточно, вода была теплая, - в общем, можно было существовать, не думая о будущем.
     Наверное, так бы и текла у мальков неспешная баклужечная жизнь, если бы не лягушонок Квок. 
     Однажды Длинный, пребывая в благодушном настроении после обильной трапезы, заметил у коряги лягушонка и остановился поболтать с ним. 
     Они обсудили окрестные новости, посетовали на затянувшуюся жару. Длинный похвастался порядком, который он навёл в баклужке. 
     Потом Квок заметил:
     - Я на днях был у черепахи Тиллы. Помогал ей карту Голубого озера составлять. И встретили мы ласточку, прилетевшую недавно с юга. Так вот, она рассказывала, что в двух днях полёта на юг есть большая вода. Даже больше, чем наше озеро. И живут там рыбы, умеющие летать. 
     - Летать?- поразился Длинный. – Как птицы?
     - Ну да. Они разгоняются, выскакивают из воды и летят на плавниках как на крыльях.
     Длинный помолчал немного, представив себе эту картину, и сказал:
     - Здорово! Надо будет и мне попробовать. Вот с текучкой разделаюсь и потренируюсь.
     - А ещё Тилла говорила, что есть рыбы, которые могут ползать. И они часто переползают из одного водоёма в другой. 
     - Ну, ползать-то и я могу, - небрежно бросил Длинный. 
     Он опустился на дно и, отталкиваясь плавниками от песка, прополз немного. 
     - Видел? 
     - Можешь, - согласился лягушонок. – А по берегу?
     - Надо будет, и по берегу смогу, - заявил Длинный
     - Так в чём же дело? Тогда есть возможность  в озеро перебраться. 
     - А зачем?
     - Как зачем! Все туда стремятся. Там свобода. Там много пищи. Там настоящая жизнь.
     Длинный задумался:
     - А ты сам-то чего не переберёшься, если там всё хорошо?
     - Я свободная личность, - гордо сказал лягушонок, - Сегодня здесь, завтра там. Где захочу, там и остановлюсь. 
     Они поговорили ещё немного и расстались. Однако слова лягушонка, засевшие в маленьком мозгу Длинного, с каждой минутой всё сильнее толкали малька на большие дела. 
     Длинный собрал стаю и рассказал о разговоре с лягушонком. Стая, как всегда, с готовностью впитывала мудрые слова вожака.
      А Длинный, не жалея красок, обрисовал блага, ждущие мальков в озере. И когда он призвал стаю к освоению новых территорий, ответом было всеобщее ликование.
     - За мной!- воскликнул Длинный и бросился вперёд. 
     Стая разогналась и выскочила из воды.
     Оказавшись в воздухе, мальки быстро замахали плавниками, как и было приказано.      Однако планируемый полёт завершился падением на песок, где Крутые и забились во внезапно охватившем их ужасе, то подскакивая вверх, то вновь падая на песок. Впрочем, эта инстинктивная пляска постепенно приближала мальков к воде, и скоро все они оказались в родной стихии.
     Некоторое время мальки беспорядочно метались вдоль берега, но быстро успокоились, забыли про свой недавний страх, а затем и вовсе пришли в дикий восторг от  собственной смелости.
     - Мы сделали это, - пискнул Ржавый, - У нас почти получилось. Я видел озеро!
     - Я тоже видел, - поддержал его Длинный. – Оно совсем рядом. Идём на второй заход. Крутые не сдаются!
     Стая вновь попыталась взлететь. А потом ещё  и ещё раз. 
     Наконец, все собрались в кучу, и Длинный вынужден был признать, что летать им, видимо, не дано.
     - Можно попробовать проползти, - неуверенно предложил он.
     Но на этот раз предложение вожака особого восторга не вызвало. 
    В конце концов, было решено, что на сегодня подвигов хватит, а что делать завтра, видно будет.
     Наутро мальки обследовали береговую линию баклужки там, где накануне стая пыталась взлететь. 
     Увиденное привело вожака в восторг.
     - Видите! - воскликнул Длинный, указывая плавником на берег. – Видите это? Что я говорил! У нас всё получится. Не зря мы столько сил потратили.
     В том месте, где вчера стая Крутых прыгала по песку и скатывалась в воду, образовался маленький заливчик. В нём вполне свободно могли поместиться два малька. 
     - Мы можем менять берег, - возликовали мальки. – Мы сделаем проход в озеро. Мы – Крутые!
     Когда страсти несколько поутихли, Длинный скомандовал:
     - Теперь мы знаем, что делать. Нужно только сильнее песок отбрасывать. Мы проложим путь на свободу. Пусть уйдёт не один день, но мы не отступим. И нас ждёт награда. Помните об этом. Вперёд!
     И мальки в едином порыве бросились вперёд. 
     Они выскакивали из воды и скакали по песку, отбрасывая его в стороны и освобождая место будущему каналу. 
     Некоторые мальки при этом умудрялись ещё и скандировать:
     - Кто не скачет, тот – пескарь!
     И чем больше они прыгали, чем больше бились головой и хвостом о песок, тем больше разгорались в них азарт и кружащее голову упрямство.
     Словно запустилась невиданная ранее карусель. Едва мальки оказывались в воде, как снова разгонялись, делали полукруг  и, как торпеды, выскакивали на берег, чтобы после каскада сумасшедших прыжков достичь воды и всё повторить.
     Наблюдая за этой картиной, лягушонок Квок даже не заметил, как рядом с ним на коряге устроился молодой Уж, от которого лягушонок всегда старался держаться подальше. 
     Впрочем, Уж не обращал внимания на лягушонка, всецело поглощённый необычным зрелищем. 
     До сего дня он считал, что всё в этом мире просто и понятно. Странное поведение мальков впервые в жизни родило в его склонном к философии мозгу подозрение, что мир вовсе не так прост, как кажется. 
     Уж дождался, когда вожак стайки мальков после очередного прыжка оказался поблизости и окликнул его:
     - Эй, мелкий, чем это вы заняты с таким усердием? 
     - В озеро решили уйти. На историческую родину. 
     - Во как, - протянул Уж. – Масштабный замысел. И думаешь, так вот просто и получится?
     - Что тут думать? Прыгать надо, - собираясь с силами, ответил Длинный и вновь взял разгон.
     Уж проводил его взглядом и перенёс свое внимание на лягушонка, уставившись на того неподвижными глазами.
      Квок почувствовал себя неуютно и поспешил убраться прочь, несмотря на то что какая-то внутренняя сила толкала его в сторону Ужа. Но Уж был молод и ещё недостаточно владел искусством обольщения лягушат, поэтому Квоку удалось скрыться. 
     Подождав немного, Уж плавно перетёк с коряги в воду и сквозь брызнувших во все стороны мальков поплыл к перешейку, разделявшему баклужку и озеро. 
     На мгновение тело Ужа соединило два водоёма, затем он поплыл вдоль озёрных камышей.  
     А след, оставшийся после Ужа на песке, уже частично заполнила вода из баклужки.
     И этот факт ещё больше усилил энтузиазм стаи Крутых. К тому же, вечером пошёл дождь, что тоже ускорило работу по прокладке канала. 
     - Судьба покровительствует смелым! – радовались мальки.
     Наконец преграда, отделяющая стаю от долгожданной цели, стала настолько тонкой, что был хорошо слышен плеск волн в озере. 
     И вот первая прохладная волна смешалась с тёплой водой баклужки. 
     Тесня друг друга, мальки восторженно ринулись вперёд, навстречу обретённой ими свободе. 
     Прямо в пасти ожидающим их окунькам и судакам.
 
 
Летучая мышь (Из цикла «Сказки старого леса»)
 
          Летучая Мышь когда-то любила порхать вместе с бабочками  над лесными полянами. А устав, опускалась на песчаный пригорок  и отдыхала, греясь под лучами солнца и мечтая о разных вещах. Во время одного из таких мечтаний подкрался к ней Волк. Схватил он Летучую Мышь и собрался загрызть. 
          Пронзительно закричала Летучая Мышь и взмолилась:
          - Ради всего святого, пощади меня. 
          - Размечталась, – сказал Волк. – Я птиц терпеть не могу. Вечно вы от меня улететь ухитряетесь. В кои веки одна попалась. И отпустить? Нет уж, дудки.
          - Но ведь я же не птица. Я мышь. Ты посмотри на мой нос. Разве похож он на птичий клюв?
          Волк уставился на неё с сомнением.
          - Действительно, на птицу ты не очень похожа, – согласился он. 
          - Конечно, не похожа. И слава Богу. Мы, мыши, тоже птиц не любим. Вечно они свои перья повсюду теряют. 
          Задумался Волк, некоторое время внимательно изучал свою добычу, потом вздохнул:
          - Ну ладно, повезло тебе. Сегодня я добрый. Да и есть-то в тебе нечего. Беги в свою норку. И смотри, больше не попадайся.
          Несколько дней Летучая Мышь  помнила об этом происшествии и вела себя осторожно. Но постепенно время выветрило страхи из её головы. И вновь Летучая Мышь стала кружить над цветущими травами, гоняться за комарами  и всячески радоваться жизни.
          И вот однажды, когда она  нежилась под солнечными лучами на своем излюбленном пригорке,  её снова угораздило попасть в хищные лапы. Только, на этот раз,  в лапы Лисе.
          - Отпусти меня, Лиса, будь великодушной, - со слезами на глазах запричитала Летучая Мышь.
          Но в ответ на просьбы о пощаде Лиса только усмехнулась:
          - Ты что, с ума сошла? Где это видано, чтобы лисы мышей жалели? У нас ведь вражда не первый век идёт.
          - Да какая же я мышь? Ты посмотри на мои крылья. Я ведь летаю. Птица же я. Кстати, и вороне родня. А ведь она тебя время от времени сыром снабжает. Отпустила бы ты меня, кума.
          Засомневалась Лиса. 
          - Так и быть, на первый раз отпущу. Сама себе удивляюсь, что-то на меня нашло нынче милосердное. Лети уж. Но больше не попадайся.
          Взмыла вверх Летучая Мышь и умчалась домой.
          « Ну и ловко же я выхожу из опасных ситуаций», - подумала она с гордостью.
          О том, как удалось ей избежать смертельной опасности,  Летучая Мышь рассказала в последующие дни всем родственникам и знакомым. Слушатели ахали, охали и восхищались её сообразительностью. 
          Слухи по лесу расходятся быстро. Дошли они и до  Волка, и до Лисы. Поняли они, почему с некоторых пор многие животные в лесу хихикают и показывают на них лапками.
Разозлились Вол с Лисой. И пообещали отомстить той нахалке, которая сумела обвести их вокруг пальца. 
          И закончилась беззаботная жизнь Летучей Мыши. Куда бы она ни летела, повсюду теперь ей стали мерещиться подкрадывающиеся волки и лисицы.
          С тех пор днем она прячется и лишь ночью рискует вылетать из своего укрытия.
 
 
Эпоха перемен (Из цикла «Сказки старого леса»)
 
    Некогда, в старое дореформенное время,  правил в лесу Лев. Были у него и помощники, умные и не очень, но сплошь верные и преданные. Среди них особо отличался своей преданностью Лис. Он не раз давал Льву ценные советы, и правитель давно выделял его среди других приближённых. 
   Однажды родился у Льва сын. И на торжестве по этому случаю было съедено немало свежего мяса и выпито много хмельного мёда. 
   И после многочисленных поздравлений присутствующих гостей, когда празднество уже подходило к концу,  сказал захмелевший Лис: 
   - Ты счастливый отец, о повелитель. Но не в обиду будь сказано, я счастливее тебя. У меня ведь тоже прибавление в семействе. Вчера Лиса подарила мне восемь очаровательных детей. Так что я в восемь раз счастливее. 
   Лев задумался, и чело его омрачилось.
   Но присутствовавший при разговоре Медведь заметил:
  - Да у повелителя один ребенок, это правда. Но зато этот ребенок – Лев. 
   Царь зверей широко улыбнулся и снисходительно посмотрел на Лиса
  - Лучше меньше, да лучше – вот мудрость жизни, - изрёк он, и Сороки тут же разнесли его слова по всему лесу.
   Промолчал Лис, но где-то глубоко внутри затаил обиду. И вернувшись домой,  рассказал обо всем жене.
   Лиса тоже обиделась: 
   - Да наши детки ничуть не хуже. Ты только взгляни на них. Само очарование. Но, как ни горько это сознавать, Львёнок всегда будет выше их по праву рождения. Тут уж ничего не поделаешь.
   - Ничего, - сказал Лис, - зато наши дети не одиноки. Они всегда смогут рассчитывать друг на друга. В единстве – сила. Вот наш девиз. Ещё неизвестно, кто добьётся большего: Львёнок или наши Лисята. В борьбе за трон многое может случиться. Уж я-то знаю.
   И как в воду глядел Лис. На очередной охоте Лев так увлёкся погоней за Оленем, что не заметил, как влетел мордой в осиное гнездо. Перепуганные Осы сначала изжалили неожиданного гостя  во все возможные места, и лишь потом, узнав-таки  властителя леса, в страхе попадали замертво.  
   А Лев, вернувшись в логово с распухшей мордой, загрустил и стал замечать у себя странные, не посещавшие его никогда ранее мысли.
   - Как могли Осы так обойтись со мной, своим повелителем, - говорил он Лису. – Значит, они меня совсем не уважают. Так получается? А может, и другие звери служат мне только лишь из-за страха? А если так, то достоин ли я быть правителем? Получается я всего лишь тиран. 
   - Не говорите так, мой повелитель. Ваши слова разрывают мне сердце. Конечно,  все ваши подданные обожают вас не из-за страха. Ваш ум, ваше благородство, ваша храбрость, ваша неустанная забота о благе леса – вот перед чем мы все преклоняемся. Да любой из нас готов жизнь отдать за своего повелителя. Что, кстати, Осы и сделали, когда осознали свою преступную ошибку. 
    - Так ты думаешь, что звери искренне считают меня своим правителем, а не потому, что у них нет выбора?
   - Конечно искренне, мой повелитель. И о каком выборе может идти речь вообще? Ваш сын, конечно, само совершенство, но до вас ему всё же далеко. Уверяю вас, что никто в лесу не видит альтернатив вашему мудрому правлению. Да что там говорить, ведь вы сами можете легко в этом убедиться.
   - Как? 
   - Обратитесь к лесному народу. Скажите, что хотите отдохнуть от тягот правления. Назначьте выборы нового правителя. И сами увидите, что будет.
   - А что будет? – спросил Лев.
   - Да все с пеной у рта будут умолять вас остаться. И после долгих уговоров вы милостиво согласитесь. 
   Лев задумался. 
   - Интересная мысль, - произнёс он, наконец. - Почему бы не попробовать? Надеюсь, это меня отвлечёт и развлечёт. Пиши указ. 
   - Слушаюсь, мой повелитель, - с готовностью поклонился Лис.
   Выборы были назначены на середину весны. Как только растаял снег в самых тёмных уголках леса и вернулись из-за границы последние перелётные птицы, то там, то здесь на полянках стали появляться  аккуратно сложенные Бобрами из прутьев избирательные участки. За каждым участком было закреплено по три Кукушки для подсчёта голосов.
Мобильные отряды Волков должны были обеспечить порядок в лесу во время проведения выборов.
   Вопреки ожиданиям, опьянённые ветром свободы обитатели леса вовсе не спешили бросаться ко Льву с мольбой не бросать их и остаться у власти. Более того, нашлись такие, которые с невиданной ранее наглостью стали призывать зверей голосовать за альтернативных Льву кандидатов. Слушая донесения Ворон о происходящем в лесу, Лев даже стал сомневаться в разумности затеянного им мероприятия. Однако Лис успокаивал правителя, утверждая, что всё идет по плану. 
    - Это нам на руку, мой повелитель, – убеждённо повторял Лис. – Скажу больше: я даже не был против, когда Барсук предложил выдвинуть и мою кандидатуру. Это вполне соответствует духу начатых вами перемен. Чем больше будет кандидатов, тем сокрушительнее будет ваша победа. И тогда уже никто и никогда не сможет упрекнуть вас в узурпации власти. Вы навсегда войдёте в историю нашего леса как всенародно избранный правитель. 
   И вот настал день выборов. День, который подтвердил верность лозунга «В единстве - сила».
   Подавляющим большинством голосов правителем леса был избран Лис. Чтобы отличать его от других представителей лисьего племени пришлось ввести специальный титул – Главлис.
   Лев был отправлен на полный пансион в один из отдаленных уголков леса. Перед входом в его бывшую резиденцию теперь появилась табличка «Царь Леса – Главлис».
   Новый правитель закатил пир на весь лес по случаю своего избрания. Он поблагодарил всех за оказанное доверие и признался, что всю жизнь тайно боролся с тиранией Льва. 
    - Теперь мы наконец-то вздохнем свободно, - пламенно возвестил Лис. – Теперь всё зависит от нас самих. Перед нами открыт новый путь – путь ко всеобщему благоденствию. И другого пути нет. Всё в наших руках. На смену диктатуре Льва пришла новая эпоха – эпоха лисократии.   Мы начнём новый путь с реформ, и мы уже никогда не будем жить как прежде. К старому возврата нет.  
    И в лесу началась новая эпоха. Многочисленная родня Лиса, благодаря которой он пришёл к власти, ждала благодарностей и необременительных должностей. Однако при сложившихся порядках должностей на всех явно не хватало. Впрочем, для чего и нужны реформы, как не для ломки мешающих порядков. Лес был разделен на 15 участков и на каждый был назначен свой собственный правитель: Царь Опушки, Царь Оврага, Царь Болота, Царь Ручья  и т.д. У каждого царя появилась свита приближённых, не уступающая, а иногда и превосходящая пышностью свиту самого Главлиса.
   Так в результате успешно начатых реформ был решён на первое время набухший как нарыв кадровый вопрос. Конечно, для содержания всех царей и их приближённых потребовалось в разы больше продуктов, чем при деспотическом режиме Льва, но ведь обретённая свобода тоже чего-то стоит. И те из обитателей леса, кто волей судьбы не мог похвастаться принадлежностью к лисьему роду, вынуждены были трудиться больше, а получать меньше. 
   И хотя они понимали, что никто им не обещал лёгкого пути к обещанному всеобщему благоденствию, всё же время от времени возникали стихийные очаги недовольства. Порой некоторые отчаянные головы даже высказывали сомнения в правильности избранного пути.
   Слухи о недовольстве рано или поздно доходили до Главлиса и очень огорчали его. 
   - Как же можно быть настолько слепыми, чтобы не видеть явного улучшения жизни, - сетовал правитель. – Ну ладно бы только кроты! Этих ещё можно понять. Но остальные!
   - Да, народ у нас в лесу пока ещё не тот. Не все доросли до лисократии, - сокрушённо покачивали головами приближённые. 
   В конце концов, Главлис даже решил выступить по лесному радио с обращением к подданным. 
   И вскоре каждый мог услышать своего правителя и убедиться, что нет никаких причин для беспокойства. Главлис убедительно обрисовал успехи новой политики, маршруты уже идущих и еще только намеченных эшелонов реформ и неминуемое благоденствие, грозящее каждому жителю леса.
   Своё обращение Главлис закончил оптимистическими словами:
  -Уже то, что вы можете открыто  выражать своё недовольство – это заслуга завоёванной нами лисократии.
    И с этим нельзя было не согласиться.  
    А когда стало можно, то эшелон реформ уже нёсся по лесу полным ходом, порождая невиданные ранее проблемы. И на полном ходу ворвался в суверенитет, который объявил Царь Ручья. 
   Впрочем, это уже совсем другая история. 
Апрель 2012 г.
 
 
Такая короткая вечная память (Из цикла «Сказки старого леса»)
 
       Давно это было. Случился в лесу Большой пожар. Это был не один из тех рядовых пожаров, которые часто возникают после грозы. С такими пожарами лес успешно справлялся. Этот же пожар был действительно Большим. За давностью лет трудно сказать, отчего он возник. Известно лишь, что много бед принёс он и много жизней унёс. Только общими усилиями лесные обитатели сумели с ним справиться. И в память о победе над ужасным Злом, обрушившимся на лес, было решено отмечать годовщины тушения пожара. 
       - Мы никогда не забудем, какой ценой удалось нам спасти родной лес от гибели, - сказал на митинге царствовавший тогда в лесу Лев.- Слава героям, отдавшим свои жизни за то, чтобы жизнь в лесу продолжалась! Вечная память их подвигу! 
       -  Вечная память! – с энтузиазмом подхватили жители леса.
       На том месте, где удалось остановить Большой пожар, воздвигли памятник, и каждый год возле него стали собираться все, кто хотел поделиться воспоминаниями и отдать дань памяти погибшим.
       А надпись на памятнике напоминала всем об истине, которую вынес лес из тяжёлого испытания:
       «Никакому злу не одолеть народ, связанный единой целью»
       Время шло и постепенно забывалось многое из того, что было. А на место забытого наносилось то, чего не было. Воспоминания, как мхом, обрастали легендами. 
       Появилась откуда-то версия о незаслуженно обиженных угольях, обвинённых когда-то в пособничестве пожару. На самом деле угли лишь хотели принести в лес тепло.     Сторонники этой точки зрения создали Комитет по реабилитации угольев и стали именовать себя угольщиками. 
       Когда большинство в лесу отмечало годовщину  тушения пожара, угольщики стали праздновать День памяти угольев.
       Они тайно собирались в укромных уголках леса,  выкладывали на земле крестики из маленьких тлеющих угольков и, усевшись вокруг, вдыхали горьковатые струйки дыма. При этом в головах возникали заманчивые картины непонятной новой жизни. Жизни, в которой они, угольщики, будут решать как, а главное, кому жить.
       Хотя многие в лесу считали угольщиков просто чудаками, были и  недовольные. Они находили идеи угольщиков не просто глупыми, но и вредными. В администрацию Льва стали поступать жалобы. 
       На одном из заседаний лесного совета Лев коснулся и вопроса о растущем в последнее время движении угольщиков: 
       - Тут некоторые жалуются, что действия возникшей группы инакомыслящих – это глумление над памятью погибших в Большом пожаре. Я всегда стараюсь прислушиваться к голосу подданных, поэтому и говорю сейчас об этом. Поступают заявления, что появившееся движение – это зло, и его следует запретить. По-моему, это преувеличение. Не вижу в этих угольщиках ничего страшного. А вы как думаете?
       - Да молодежь просто развлекается, - снисходительно высказался   секретарь  совета Енот. - Вреда-то от них большого нет. Ну, подумаешь, пару муравейников задымили. Это малое зло. У нас есть более важные проблемы. К примеру, олени опять саботируют поставки продуктов к царскому столу. 
       Члены совета согласно закивали головами, и только один Филин, как всегда, поспешил высказать иное мнение:
       - Не бывает малого зла. Нужно покончить с ним, пока оно притворяется малым. Я считаю, не стоит преуменьшать опасность угольщиков.
       Впрочем, Филин считался в совете официальной оппозицией,  и  ему позволялось говорить многое. Слова Филина слушали, но к ним не прислушивались.
       И совет вернулся к более важным проблемам.
       Жизнь в лесу текла своим чередом. У всех обитателей были повседневные  заботы, и за этой кучей забот мало кто обращал внимание на то, что угольщики ведут себя всё более уверенно и нагло. Они уже перестали скрывать свои обряды, а, напротив, выставляли их напоказ и активно зазывали в свои ряды новых сторонников. 
       Теперь уже не маленькие угольки, а большие уголья образовывали дымящиеся кресты на лесных полянах. Дышать становилось всё труднее.
        Однако голоса протестующих звучали всё реже. То ли потому, что лесные обитатели постепенно привыкали к ползущему над землёй дыму, то ли потому, что почувствовавшие свою силу угольщики отлавливали недовольных и проводили с ними соответствующую психологическую обработку.
       И вот однажды, в очередную засуху, пожар возник сразу с нескольких сторон. Огненная стена прокатилась по лесу, уничтожая всё живое. 
       Одни лесные жители погибли, другие навсегда покинули лес, а оставшиеся  вновь объединились перед лицом смертельной опасности и попытались бороться.
       Медведи валили деревья, устраивая просеки. Кроты, суслики и олени взрыхляли землю, зарывая сухую траву. Птицы набирали в клювы воду из Голубого озера и заливали пылающие кусты и полянки. Даже некоторые из  угольщиков, отбросив свои идеи, вступили в битву с огнем.
       В конце концов, часть леса всё же удалось спасти. Как  и много лет назад, на месте, где был остановлен пожар, решили возвести монумент, который напоминал бы потомкам о Великой битве. 
       Лесные жители работали, не покладая лап, и вскоре памятник Жертвам Большого пожара уже  возвышался на  новом месте. Он оказался ещё  лучше прежнего. 
       А надпись на памятнике теперь гласила:
       «Никакому злу не одолеть народ, объединённый единой целью. Но народ должен помнить: малого зла не бывает».
       Выступая на церемонии в честь открытия памятника, царь леса закончил свою речь словами:
       - Вечная память героям, погибшим в борьбе против зла. Мы никогда не забудем тех, кому обязаны своей жизнью.
       И лесные обитатели с воодушевлением поддержали своего повелителя:
       - Никогда не забудем!
       В те минуты они действительно в это верили.
 
 
Как Заяц за правдой ходил (Из цикла «Сказки старого леса»)
 
          Надоело Зайцу жить во лжи. А ложь в лесу была так же привычна, как туман по утрам. Она была всегда: и при Льве-диктаторе и при Лисе-либерале. Ложь была привычна, и никто не обращал на неё внимания. А вот Зайцу надоела. Решил он Правду искать.
         Попрощался с родными, сунул в мешок пару морковок и отправился вслед за солнцем,  куда глаза глядят. Логика была простая: ложь тяготеет к темноте, значит, Правда свет любит. 
        Заяц никогда раньше не покидал родного леса. И теперь он  с любопытством бежал по залитому солнцем полю, с удовольствием впитывая новые звуки и запахи. Огибая очередной куст полыни, он нос к носу столкнулся с Сусликом. Суслик стоял на задних лапках и смотрел куда-то вдаль. 
        - Привет, - сказал Заяц, - ты не мог бы помочь мне в одном деле?
        - Да хоть в двух, - отозвался Суслик, мельком взглянув на Зайца. – Какие проблемы, брат?
        - Я ищу Правду. Да только дороги не знаю. Вот и подумал: может, тебе что известно. Может, она в ваших краях живет? 
        -  Живет, конечно. Да только не каждому она откроется. Правда, она ведь у каждого своя. И для чужих закрыта. Я вот, чтобы свою найти, уже третий месяц медитирую. И то лишь самый краюшек приоткрыл. Хочешь, присоединяйся. Может, тебе и повезет. 
        - А что делать надо? Это сложно? 
        - Кому как. Попробуй. Становись рядом и закрой глаза. Отстранись от всех мелочных забот. Повторяй мысленно: «Оум…, оум..., оум...». И представь, что нет ничего вокруг тебя в этом мире. Что ты и есть этот мир. Сумеешь познать себя, познаешь и Правду. 
        Заяц стал рядом с Сусликом и зажмурился. Он ощутил тепло солнца и налетающий временами ветерок. Заяц стал добросовестно повторять про себя слова, подсказанные Сусликом, и попытался ни о чём не думать. 
        Но это оказалось совсем не просто. Мысли не желали уходить. Они сплелись в хоровод и крутились, время от времени выталкивая вперёд какую-нибудь особо назойливую.
        Вскоре у Зайца затекли лапы, и он стал думать о том, как долго будет это продолжаться. 
Потом он открыл глаза и лёг на землю. Суслик по-прежнему неподвижно смотрел вдаль. 
Заяц кашлянул, и Суслик недовольно покосился на него.
        - Я, пожалуй, пойду, - сказал Заяц.
         - Иди, - буркнул Суслик. – Желаю найти то, что ищешь.
         - Спасибо.
         Заяц снова пустился в путь. Вскоре он очутился на берегу маленькой речки, петляющей между заросшими ивняком берегами.
        Над водой порхали стрекозы, в воде плескались краснопёрки, а на полузатопленных ветках кустарника сидели желто-зеленые лягушки. 
        - Не скажете, где Правду найти, - обратился к ним Заяц.
        - Какую такую Правду? Знать не знаем. Давно здесь сидим, а такого слова не слышали. А как она выглядит? Как?
        Заяц вздохнул:
        - Кабы знал, не спрашивал бы. 
        - Как можно найти то, что не знаешь, - дружно заквакали лягушки. – Какая глупость. Глупость какая. 
        Заяц побежал дальше.
        На песчаной полоске берега, свернувшись в кольцо, грелся на солнце Уж. Заяц поздоровался и попросил разрешения задать ему несколько вопросов. 
        - Располагайся. Ложись на песок. В ногах правды нет. 
        Заяц встрепенулся и в душе его ожила надежда. 
        - А где есть? Я ищу её.
        - Кого ты ищешь?
        - Правду. Ты можешь мне помочь?
        - Правду? Ты ищешь Правду? Не может быть! Неужели я дождался? Неужели бог услышал мои молитвы и послал мне, наконец, достойного собеседника? Если ты и впрямь отправился на поиски Правды, то нам есть о чём поговорить. Я ведь тоже давно ищу её. Почти так же давно, как и смысл жизни. Может быть, мы сможем помочь друг другу в наших поисках. С хорошим попутчиком любая дорога не в тягость. Согласен?
        Заяц кивнул. Уж широко улыбнулся и продолжил:
        - Итак, мы с тобой отправляемся в трудный и почетный путь – на поиски Правды. Ты готов?
         Заяц снова кивнул и заметил:
        - Вообще-то, я уже давно в пути. 
        - Это я фигурально, - пояснил Уж. – Продолжим. Что самое главное в любом путешествии? Главное – ясно видеть цель. Вот что должно стать для нас с тобой первоочередной задачей. Кто ясно видит цель, тот сумеет отыскать и пути к ней.
        - Как же можно ясно видеть цель, если понятия не имеешь, как она выглядит? – возразил Заяц, горестно вздохнув.
        - Вот! Вот проблема, которую мы обязаны решить прежде всего. Что есть Правда, и как она выглядит. Пойдём от противного. Возьмём противоположность Правды – ложь. С ней мы сталкиваемся постоянно и должны её хорошо знать. Наверняка ты не раз встречал ложь в жизни.
        - Это точно, - согласился Заяц.
        - И как же она выглядит?
        Заяц задумался, потёр лапкой левое ухо и сказал:
        - Конечно, я постоянно с ней сталкивался, но вот сказать, как именно ложь выглядит, затрудняюсь. Тут всё зависит от конкретного случая. Наверное, правильно будет сказать, что ложь имеет много лиц.
        - Верно, - с энтузиазмом подхватил Уж. – Ложь многолика. А что нам это даёт?
        - Что даёт?- Заяц добросовестно пытался понять ход мысли собеседника.
        - Если ложь многолика, значит, у Правды одно лицо. А это вселяет надежду. Стоит раз увидеть Правду, и ты сможешь узнать её всегда и везде.
        - Вопрос лишь в том, как узнать, что ты видишь именно Правду, - продолжил Заяц.
        - Вот именно. То, что одному покажется Правдой, будет ли Правдой для другого? Нужно уметь отличать Правду от псевдоправды. От множества псевдоправд. Псевдоправды многолики, а, значит, они – разновидность лжи. 
       Уж изобразил на песке кончиком хвоста огромный восклицательный знак и довольно заключил:
        - Ну что ж, можно сказать, что мы стали на шаг ближе к Правде. Если так пойдет и дальше, то никуда она от нас не денется. Я думаю, года через два мы вплотную приблизимся к разгадке этой тайны. Ты доволен?
        - Два года? – разочарованно протянул Заяц. – Это слишком долго. Хотелось бы побыстрее. 
        - Путь познания долог и труден. Торопиться здесь не уместно, - покачал головой Уж.
        - Но я не могу тратить столько времени на рассуждения. У меня вообще-то практический склад ума. Не проще ли найти кого-нибудь, кто знает, где живет Правда, и спросить у него дорогу?
        - Может и проще, но это дурной тон, - недовольно произнёс Уж и разочарованно уставился на Зайца. – Кажется, я в тебе ошибся. Ты, оказывается, из тех, кто ищет легкие пути. Тогда зачем тебе Правда? Живи себе с ложью. И легче и проще. Похоже, наши пути расходятся. Прощай.
        И потерявший интерес к собеседнику Уж пополз вдоль песчаного берега к упавшему в воду старому тополю. 
        Заяц посмотрел ему вслед с чувством  легкой досады. 
       «Мне бы твои заботы, - подумал он, - легкие пути ему не нравятся. Еще посмотрим, кто раньше Правду отыщет»
        Он побежал вверх по тропинке и, взобравшись на обрыв, оглянулся. Кажущийся отсюда маленькой чёрной ленточкой Уж почти дополз до дерева. Вдруг по светлому песку скользнула стремительная тень, и с высоты спикировал ястреб.
        Путь Ужа закончился в когтях хищной птицы. 
        Заяц горько вздохнул. И тут до него дошло, что он и сам был на волосок от гибели. Сразу  похолодело в груди, и почему-то затряслись лапки. Захотелось домой, в уютную и безопасную норку. Заяц забился в ворох старых листьев под кустом смородины и заснул. 
        Ему снился домик, над дверью которого было написано крупными красивыми буквами: Правда. На крыльце, свернувшись тёмным колечком, лежал Уж и улыбался. Заяц большими прыжками нёсся к этому домику, но не приближался к нему ни на дюйм. 
        Проснувшись, Заяц  ощутил такую усталость, как будто и впрямь пробежал долгий и большой путь. 
        - Хочу домой, - жалобно прошептал он.
        - Так в чём же дело? – прозвучал в ответ тонкий насмешливый голосок.
        Заяц вздрогнул и повернулся на звук голоса. Он увидел маленькую зелёную веточку, в которой не сразу распознал Богомола. 
        - Что ты хнычешь?- произнёс Богомол. – Хочешь домой, так иди. Или дорогу забыл?
        Заяц осторожно выбрался из кучи листьев и сказал:
        - Да нет, домой я дорогу знаю. А вот к Правде дорогу никак не могу отыскать.  И никто подсказать не может, кого я только ни спрашивал. Может, ты слышал, где Правду найти?
        Богомол усмехнулся:
        - А чего её искать? Она тебя, когда надо, сама найдёт. Она всех рано или поздно находит. Да не все тому рады бывают. Так что не забивай себе голову. Живи, пока живётся. Беги домой и помни: всему своё время. Придёт время - и увидишь ты эту самую Правду.
        - Ты думаешь? – с надеждой спросил Заяц, хватаясь за слова Богомола как за соломинку.
        - Уверен. Давай беги, не мешай мне охотиться. 
        Заяц благодарно кивнул Богомолу и побежал по тропинке, ведущей в сторону дома. И чем дольше он бежал, тем легче становилось на сердце, и тем радостнее оно билось в груди.
        Заяц вернулся в свой лес, где с восторгом был встречен многочисленными родственниками и знакомыми. Часто в кругу благодарных слушателей он вспоминал о своих поисках Правды. И хотя Правду он так и не нашел, всё равно, в глазах слушателей оставался бесстрашным и находчивым путешественником. 
        И  в сердце не одного молодого  зайчишки время от времени вспыхивала вдруг мысль, а не отправиться ли и ему на поиски Правды? Впрочем, мечты у них так и не превращались в дела. Идти неизвестно куда, бросив привычную и спокойную жизнь, больше так никто и не решился.
       А чтобы найти Правду, никуда ходить и не надо было. Она всегда была здесь, рядом. Зайцы бегали по ней, постоянно пересекались с ней, впитывали её с первым глотком воздуха. За Правдой вовсе не требовалось отправляться в дальний путь. Её нужно было просто увидеть.
Июнь 2012 г.
 
 
Черепаха Тилла (Из цикла «Сказки старого леса»)
 
       Жила некогда в Голубом озере Черепаха по имени Тилла. С самого детства была она очень любознательной и целеустремлённой. Изучила всё озеро и его окрестности, перезнакомилась  со всем местным населением, испробовала множество самых разных занятий и, несмотря на свой достаточно юный для черепахи возраст, прослыла в лесу одной из самых эрудированных персон. Разве что лишь Премудрый Пескарь мог с ней сравниться. 
       Большие знания накопила Черепаха. И охотно делилась своими знаниями со всеми, кто в этом нуждался. Много друзей было у Тиллы. А у кого много друзей, тому и жить веселее. Не стала исключением и Черепаха. Жила она весело, интересно и уверенно смотрела в будущее. 
       Да только когда всё хорошо, нет-нет, да и захочется лучшего. Вот и Черепаха стала иногда грустно поглядывать на небо и вздыхать. Конечно, на это быстро обратили внимание.
       - Что с тобой, подруга? – поинтересовалась Выдра, - Что-то ты сама не своя в последнее время стала. Может, помощь какая нужна?
       Черепаха вздохнула:
       - Да нет, спасибо. Ты мне не поможешь.   
       - Ну, а всё же? Какие проблемы? Поделись, не стесняйся. А то, глядя на тебя, и мне не по себе становится. Может, грядёт что-то ужасное? Ты, если что знаешь, предупреди заранее.
       - Успокойся, - улыбнулась Тилла, - всё нормально. Никаких катастроф не предвидится. Это мои проблемы. Скучно стало мне в последнее время. 
        - Скучно? Тебе? – поразилась Выдра. – Вот уж никогда бы не подумала. Ты столько знаешь, столько умеешь. Как тебе может быть скучно? Может, ты заболела?
       Черепаха задумалась. С минуту она молчала, закрыв глаза, а затем согласно кивнула:
       - Да, пожалуй, что так. Именно: заболела. Заболела небом. Знаешь, летать хочу научиться. Новые горизонты увидеть.
       - Шутишь? Где это видано, чтобы черепахи летали?
       - Всё когда-нибудь бывает в первый раз, - мудро сказала Черепаха и направилась от берега на опушку леса.
       Двигалась она медленно, и не столько из-за своей природной неторопливости, сколько из-за того, что по пути  то и дело встречала кого-нибудь из своих многочисленных друзей и знакомых. И с каждым нужно было перемолвиться хотя бы парой слов. Так что к месту своего назначения Черепаха добралась только к вечеру. 
       А направлялась она к своему старому другу Орлу. Тот как раз вернулся с охоты и радушно пригласил Черепаху отведать свежего мяса. 
       Но Черепаха от ужина отказалась и сразу приступила к тому, зачем пришла:
       - У меня к тебе дело, дружище. Нужна твоя помощь.
       - Всегда пожалуйста, - ответил Орёл. – Что я должен сделать?
       - Да ничего особенного. Просто подними меня в небо повыше и отпусти. Я летать научусь. Сегодня-то уже поздно, так что завтра утром встретимся. Договорились?
        С удивлением посмотрел Орёл на Черепаху и покачал головой:
       - Нет. Разобьешься. Не твоё это дело.
       - Почему это не моё? – возмутилась Черепаха. – Чем я хуже той же Чайки? Или Жаворонка? Они ведь летают. 
       - Они - птицы. А ты – черепаха. 
       - Ну и что? Что это за деление животных по классам и видам! У нас в лесу демократия. У всех равные возможности. И у меня всё получится. Я в свои силы верю.
       - И не проси,- отмахнулся Орёл. – Глупость ты задумала.
       И сколько ни упрашивала Черепаха Орла, тот так и не согласился ей помочь. 
       Обиделась Черепаха:
       - Я-то считала, что ты мне друг. А ты вон какой, оказывается. В пустяковой просьбе помочь отказался. Видеть тебя больше не хочу. 
        И рассерженная Черепаха заковыляла прочь. Она не могла скрыть своего разочарования и всем встречным сообщала, каким плохим другом оказался Орёл. 
       Лесные обитатели слушали, сочувствовали и старались утешить Черепаху, уповая на то, что всё к лучшему в этом лучшем из миров.
       Однако Черепаха не зря считалась в лесу целеустремленной особой. Она вовсе не собиралась отказываться от задуманного. Цель, достичь которую оказалось не так просто, стала манить ещё больше.
       Тилла твёрдо знала: если один путь оказался невозможным, всегда можно найти другой. Требуется лишь время и упорство. И тем и другим природа её не обделила. 
        И на следующий день Черепаха направилась к жилищу Грифа. 
       Тот грелся на солнце и сонно кивнул Черепахе в ответ на её приветствие:
       - Давненько тебя не видел, Тилла. Как дела? Что нового?
       Черепаха изложила Грифу свою просьбу: 
       - Хочу научиться летать. Поможешь мне в небо подняться? Ты только занеси меня повыше и отпусти. А дальше я сама. 
       - И всего-то? – лениво протянул Гриф. – Помогу, конечно. Отчего не помочь. Вот отдохну немного и слетаем.  
       - Вот спасибо, - обрадовалась Черепаха, - ты настоящий друг. Не то, что Орёл.
       Они поболтали немного о лесных новостях, потом Гриф расправил крылья, взял Черепаху в когти и взлетел.
       Поднялся нал лесом и спрашивает:
       - Отпускать?
       - Выше! – отвечает Черепаха.
       Поднялись ещё выше. Голубое озеро уже можно было видеть полностью, а деревья на опушке леса стали как маленькие кустики.
       - Отпускать? – снова спрашивает Гриф.
       - Ещё выше!
       Гриф вновь замахал крыльями. Вот уже и озеро стало похожим на листик смородины, и Одинокая гора осталась внизу. Гриф поднимался всё выше и выше. Наконец, Черепаха скомандовала:
       - Отпускай.
       Разжал Гриф когти и отпустил Тиллу в свободный полет. 
       Она устремилась вниз, а Гриф, проводив Черепаху взглядом,  направился домой. 
       Летит Черепаха, кричит от радости:
       - Эге-гей, друзья! Я лечу!
       Сначала её крик подхватили ласточки и поспешили передать дальше. Затем в дело включились стрекозы, комары и мухи. И вскоре весь лес уже знал о новом достижении Черепахи. Смотрят на небо лесные обитатели, дивятся: Черепаха летит!
        Выдра от изумления даже пасть раскрыла. Карась, которого она держала в зубах, тут же поспешил этим воспользоваться: улизнул в камыши и уже оттуда стал наблюдать за черепашьим полётом. 
       - Слава нашей Черепахе! – восторженно квакали лягушки. 
       - Слава! - подхватила Ворона, сидящая на ветке сосны и по привычке опять забывшая про сыр во рту. 
       - Слава Черепахе, - тявкнула Лисица, машинально подхватившая свалившийся на неё кусок сыра.
       Рыбы в озере столпились на поверхности, выпучив глаза и аплодируя плавниками. 
       И только Премудрый Пескарь недовольно пробулькал:
       - Добром это не кончится. Не должны черепахи летать.
       Но на него никто не обратил внимания. Ведь все знали, что он давно уже Черепахе завидует. 
       Ярко сияло солнце, создавая вокруг праздничную атмосферу.
       И летела Черепаха под восторженный гул леса, задыхаясь от счастья.
       На вершине счастья слишком мало места, чтобы там можно было задержаться надолго. Рано или поздно приходится спускаться. 
       Удар о камень завершил земной полёт Тиллы. Правда, полёт продолжился сквозь возникшую откуда-то тьму к далёкому искрящемуся свету. И Черепаха продолжала лететь, пока ещё не понимая, что случилось. Но этого лесные жители уже не видели.  
       Они погоревали о смерти Черепахи и вернулись к своей обычной жизни. А рассказы о бесстрашной Черепахе Тилле передавались от поколения к поколению, обрастая всё новыми подробностями. И ещё долго продолжались в лесу споры о том, кто был большим другом Черепахе – Орёл, который отказался ей помочь, или Гриф, который выполнил её просьбу.
 
 
Чрезвычайная ситуация (Из цикла «Сказки старого леса»)
 
    В декабре нежданно-негаданно на лес обрушился снегопад. Снежинки падали с неба, изящно вальсируя и как бы приглашая всех полюбоваться на свою красоту. Но звери в лесу или не знали, или не верили, что красота спасет мир. Так или иначе, снегопад вызвал не тихое созерцание прекрасного, а достаточно громкую панику. 
     Снег завалил все лесные тропы и нарушил привычную налаженную жизнь. Застыли обозы с товарами, подготовленными на экспорт. Не утепленные вовремя норы практически не спасали от холода, и эпидемия простудных заболеваний угрожающе замаячила на опушке леса. Ягоды малины и горшочки с медом были моментально сметены с прилавков лесного супермаркета. 
     Члены правления в спешном порядке собрались на внеочередное заседание. Обсудили чрезвычайную ситуацию в связи со снегопадом. Создали комиссию по ликвидации последствий стихийного бедствия. Наметили пути и методы выхода из создавшегося положения. Не теряя времени, комиссия приступила к работе, о чем по лесному радио было сделано соответствующее заявление. 
     Первым делом комиссия организовала подкомиссию по оценке размеров ущерба.
Лесную территорию разбили на квадраты, и отряды быстрого реагирования занялись подсчетом количества снежинок на отдельных квадратах. 
     Сведения поступали в аналитический центр, где информация обрабатывалась, анализировалась и передавалась для хранения в архивный отдел. 
    Все сотрудники осознавали важность своей работы и работали не покладая лап. В рекордный срок, всего за какой-то месяц было определено точное количество снежинок, выпавших на лес к моменту начала работы. Таким образом, успешно приступили ко второй стадии: оценке количества снега, добавленного за время работы комиссии.
К середине февраля  председатель правления – старый Гнедой Конь - озвучил по радио некоторые предварительные результаты  работы комиссии. Результаты были самые оптимистические.
   - С полной ответственностью могу сказать, - оповестил всех председатель, - что, благодаря самоотверженной работе правления, ситуация находится под нашим жестким контролем. Я думаю, что в ближайшие две-три недели о чрезвычайной ситуации в лесу можно будет говорить уже в прошедшем времени. Кстати, напоминаю всем, что через две недели у нас состоятся перевыборы правления. Выражаю надежду, что избиратели оценят проделанную нами огромную работу и оставят правление на следующий срок. Лесу жизненно  необходим накопленный нами положительный опыт. Особенно в такое непростое время. Как говорится, коней на переправе не меняют. Ну а пока ещё раз спешу всех успокоить: опасность миновала! Можете спать спокойно, друзья!
   Звери облегчённо вздохнули, и в норках воцарилось спокойствие. Правда, как всегда нашлись и недовольные. Белки, например, судачили, что не заметили никакой пользы от работы правления. Только налоги, мол,  возросли из-за чрезвычайной ситуации. Ну да белки – известные вертихвостки. Кто же их всерьёз слушать станет.
     Так или  иначе, а в начале марта состоялись в лесу выборы. И все дружно продлили полномочия старого правления, голосуя тем самым за стабильность и спокойствие. Тем более, что все видели: председатель правления держит слово. Ситуация в лесу, действительно,  под контролем. Снег больше не падает.
   После выборов все занялись своими делами. Члены правления принялись за распределение портфелей и реформирование всей структуры лесной власти. Налоговые службы в спешном порядке обновляли базы данных. Простые обыватели устраивали генеральные уборки своих жилищ.
   Жизнь в лесу потихоньку налаживалась. Солнце пригревало с каждым днём всё сильнее.
Истосковавшиеся по теплу звери, вылезали из нор и с надеждой смотрели в будущее.
Даже сообщение  о новом повышении цен на товары первой необходимости не вызвало особого раздражения. Ведь виной всему стихийное бедствие. Но, слава богу, всё закончилось.
   В конце марта нежданно-негаданно растаял в лесу снег. Многочисленные ручейки, соединившись в бурные потоки, затопили тропы и норы. Снова лес охватила паника. 
И только лесное радио призывало сохранять спокойствие. Оно уверяло, что правление в курсе происходящего и принимает необходимые меры. Уже создана комиссия по ликвидации новой чрезвычайной ситуации. Уже состоялось первое заседание этой комиссии. Так что, нет причин для беспокойства. Нужно набраться терпения и ждать помощи. Только радио почему-то никто не слушал.
Апрель 2011 г.
 
 
Первый шаг  (Из цикла «Сказки старого леса»)
 
Жил некогда в овраге Одноухий Заяц. Он так и родился одноухим. Не повезло. Впрочем, были в этом и плюсы. То, что у других зайцев в одно ухо влетало, а в другое вылетало, у Одноухого прочно оседало в голове. Поэтому он постоянно был в разных переживаниях, мечтах и. замыслах.
  Больше всего на свете Одноухий Заяц хотел летать. С завистью следил он за мелькающими над лесом ласточками и мысленно представлял себя на их месте. Но сам не летал. Даже не пробовал. Боялся.
А еще он хотел править лесом. Он думал, что устроил бы жизнь в лесу куда разумнее, чем все предыдущие правители. Заяц считал их глупыми и жадными, не способными видеть дальше собственного носа. Но у них были острые зубы и крепкие когти, а потому они творили в лесу всё, что хотели.
 
Услышал однажды Одноухий Заяц, что в лесу поселился Филин. Прилетел он  из далекой страны, где прославился своей мудростью. Из-за неё он, собственно, и вынужден  был покинуть родину. Хотя прибыл Филин совсем недавно, но слух о нём быстро разнесся среди лесных обитателей. И уже многим из них он помог справиться с житейскими проблемами.
Решил Одноухий тоже обратиться к Филину. А вдруг? Может и посоветует он, как перестать беспокоиться и начать жить.
Собрал он подарки и пришел к мудрому Филину.
- Помоги, о мудрейший, - сказал Заяц. – Говорят, ты можешь решить любую проблему. 
- Говори, дружок, не стесняйся. Поведай мне свои печали, - благожелательно молвил Филин.
- С детских лет мечтаю научиться летать. Но никак не могу решиться. Хотя и летаю во сне. А вот наяву боюсь. Вдруг не получится.
 - Так, так, - понимающе моргнул Филин.
- А еще, - продолжал Одноухий, - хотел бы я стать правителем  леса. Чувствую, что неплохо справился бы с этим делом.
Филин закрыл глаза и задумался. Он был абсолютно неподвижен, и Зайцу показалось даже, что мудрец уснул. Он уже собирался было потихоньку удалиться, однако Филин открыл глаза и произнес:
- Понимаю тебя. Что ж, не вижу здесь ничего невыполнимого. Только, знаешь, Заяц, не стоит гнаться сразу за двумя зайцами. У тебя пока ещё не так много сил, чтобы распыляться. Выбери что-нибудь одно, и начнём над этим работать. Подумай, с чего бы ты хотел начать. Что кажется тебе более важным?
- Пожалуй, руководство лесом. Ведь в этом будет польза для всех животных, а полеты – это только для меня. Можно и подождать.
- Ну, хорошо. Тебе потребуется упорство и терпение. Я дам тебе три урока и это будут три ступени к знанию. А знание – это сила. Начнём с того, что ты должен познать себя. И первый шаг на пути к этому – поверить в себя. 
Филин внимательно посмотрел на Зайца и, как бы вколачивая ему в голову каждое слово, отчеканил:
- Да, это первый шаг. И самый трудный. Но лишь сделав его, можно будет переходить ко второму. Отныне ежедневно ты будешь убеждать себя в том, что всё в твоих силах. 
Каждый час ты должен прерывать любые свои занятия и говорить себе мысленно: «Я всё могу. Для меня нет ничего невыполнимого. Всё в моих силах».
 Трижды в день ты должен будешь найти время отрешиться от всего вокруг и представить себе самую безвыходную  ситуацию. И не думать ни о чём другом, пока не найдёшь выход. Ты должен верить: выход есть всегда. Пусть даже самый невероятный. Ты способен его найти. Ты должен его найти. Ты его найдешь.
 А теперь иди с миром и возвращайся, когда полностью усвоишь первый урок.
   Заяц побежал домой. Ему не терпелось приступить к тренировкам. Родившаяся в душе надежда пока ещё тихо и робко напевала победный марш.
А Филин позвал живущую по соседству Сойку, которой помог в своё время избавиться от хронической брюзгливости, и попросил:
- Понаблюдай за ним, пожалуйста. Мне нужно знать все его ошибки, если такие будут
 
Два месяца Одноухий Заяц старательно выполнял все рекомендации Филина. И вот однажды, проснувшись поутру, он почувствовал, что готов на всё. Вера в свои силы наполняла его добродушным весельем и требовала выхода. 
Заяц устремил взгляд на кучу  морковок, выбрал одну наиболее аппетитную и мысленно приказал ей: «Ко мне».
Морковка затряслась, расталкивая своих соседок, и проползла немного вперед. Заяц собрал всю свою волю, представил, как морковка плавно поднимается вверх и летит к нему. И -  о чудо! Морковка  взлетела и проследовала к Зайцу  точно по намеченному маршруту. 
 Заяц ощутил в зубах сладкую хрустящую мякоть, а в сердце - невиданное никогда ранее ликование. У него все получилось!
Одноухий стал радостно собираться к Филину. Он уже прилично отошёл от своего дома, как вдруг мелькнувшая неожиданно мысль заставила его остановиться
А чего собственно? Зачем ему идти к Филину? Какой ещё второй урок? От добра добра не ищут. Филин ведь сказал, что самое главное – поверить в себя. Что и сделано. Чего же время терять?
Заяц развернулся  и побежал по направлению к резиденции Льва. 
- Куда так летишь, Одноухий? – окликнул Зайца встретившийся на пути Ёжик, который возился с найденным яблоком, пытаясь зацепить его иголками.
 - Привет, Ёж! Давно не виделись. Да вот, решил в лесу порядок навести. Сместить Льва-самодура. 
 - Во как, - протянул Ёж, продолжая свою возню с яблоком, - а справишься?
- Не веришь? Да я теперь совсем другим стал. Мне теперь всё по плечу. Ну-ка, погоди…
 Заяц пристально уставился на яблоко, и оно, описав плавный полукруг, надёжно устроилось на спине у Ёжика.
  - Видал? – довольно выдохнул Одноухий Заяц. 
 - Здорово, - согласился Ёж. – Полезное дело. Ну что ж, удачи.
Заяц побежал дальше. У бобровой запруды два бобра пытались вернуть на место осину, которую течением постоянно отклоняло в сторону. 
  - Как дела, ребята? – приветствовал их Одноухий. – Знаете, в лесу грядут большие перемены. Власть меняется. Я теперь править буду. Так что, если нужна какая помощь, обращайтесь.
 Усмехнулись бобры:
- Коли так, давай к нам. Помоги с этим упрямым деревом справиться. 
- Запросто, - небрежно сказал Заяц. 
 Он повелительно протянул к осине лапку и нахмурил брови. Дерево резко поднялось из воды, перевернулось в воздухе и опустилось на предназначенное ей в плотине место.
Ошеломлённые бобры зааплодировали.
 А Заяц продолжил своё триумфальное шествие к власти.
У самой резиденции Льва он наткнулся на Волка. Раньше Заяц обошел бы его далеко стороной, но сейчас и не подумал сворачивать с тропы. Ошарашенный Волк даже вынужден был посторониться. 
 - Привет, Серый, - бросил Заяц, не останавливаясь. 
Но опомнившийся Волк одним прыжком преградил ему дорогу.
- А ну стой, Одноухий. Куда это ты так рванул?
-  Уйди  с дороги, Серый. Некогда мне с тобой болтать. Теперь я в лесу править буду. Иду во власть, чтоб драться за лесной народ. Так что пришёл конец твоей беспредельщине. Новые законы в лесу будут. Я знаю, как жизнь наладить. А знание – сила. Вот, гляди и удивляйся.
 Заяц взглядом приказал валявшейся в траве сухой еловой шишке взлететь в воздух. Она покрутилась перед носом у Волка  и опустилась прямо ему на голову.
  Волк смахнул шишку лапой и сказал
- Ну и что?
Затем взмахнул другой лапой и  сломал Одноухому Зайцу шею.
Сидевшая на ветке ели Сойка даже вскрикнуть не успела.
Так закончился путь Одноухого Зайца во власть
 
Когда Сойка рассказала обо всём происшедшем Филину, тот долго и печально молчал. Затем вздохнул и вымолвил
- Мало поверить в себя. Нужно, чтобы и другие в это поверили
Снова задумался на некоторое время, после чего добавил:
- Знание - сила. Но иллюзия знания может оказаться слабостью.
Июль 2012 г.
 
 
Изменение правил (Из цикла «Сказки старого леса»)
 
     Когда-то в Лесу жили одни растения. Время было тихое, спокойное и неторопливое. Во всём был строгий порядок, и казалось, так будет всегда. Однако из окружающего Лес беспокойного мира постепенно стали появляться беженцы. Сначала в Лес проникли насекомые. Вслед за ними подтянулись птицы. Птицы принесли на лапках икру рыб, которые вскоре заселили лесные водоемы. И, наконец, пришли большие и малые звери. 
     Прежде тихий Лес до предела наполнился разноголосьем. Если раньше здесь столетия пролетали как мгновения, то теперь для многих обитателей Леса мгновения стали тянуться как столетия. И рядом с неторопливыми растениями прочно обосновались новые существа. Они спешили чувствовать и торопились жить. И перестали обращать внимание на прежних хозяев Леса. Более того, они начали бесцеремонно нарушать вековой порядок, приспосабливать растения для своих нужд.
      Так, птицы стали устраивать гнёзда из веток, не спрашивая разрешения у деревьев. Бобры вообще принялись убивать деревья, сооружая из них плотины. Плотины вызывали наводнения. Затопленные травы, кустарники и деревья  вынуждены были погибать, или же приспосабливаться к изменившимся условиям.
       Многие растения пытались сопротивляться, сохранить свой привычный уклад жизни. Но неравными были условия. Молодая, наглая и стремительная жизнь одержала победу. И растения смирились. Чтобы выжить, они старались быть полезными новым хозяевам леса. Растения давали им пищу, предоставляли укрытие от непогоды и врагов. 
     А врагов хватало. В животном мире все враждовали друг с другом, и никто не мог чувствовать себя в полной безопасности. В мирном когда-то Лесу завертелась нескончаемая карусель смертей и рождений. И растения были бессильны перед этой каруселью.
      Правда, некоторые всё же продолжали бороться. Так одни из них обзавелись острыми шипами, которые отпугивали слишком настырных захватчиков. Другие устраивали диверсии, предлагая желающим соблазнительные, но ядовитые плоды и ягоды. 
     Но большинство растений приняли свою новую судьбу. Тем более что от животного мира можно было извлечь и пользу. Особенно, от насекомых. Кто-то из растений научился употреблять их для питания, кто-то стал использовать насекомых как средство  опыления. Да и крупные животные добавляли удобрения земле, на которой жили растения. Птицы уничтожали насекомых-вредителей и разносили семена по окрестностям. 
     В общем, произошло взаимное проникновение двух цивилизаций: животной  и растительной. И продолжается до сих пор.
     А запустили всё это и не дают остановиться два самых старых переселенца – Добро и Зло. Они день и ночь играют чувствами и поступками всех обитателей леса. Кроме растений, у которых жизнь течёт так неторопливо, что ни у Добра, ни у Зла не хватает терпения дожидаться осуществления своих замыслов. Идёт большая игра. И правила в ней постоянно меняются. Причем, порою правила меняют даже не сами игроки, а те, кем они играют.
     Жил на северной стороне Голубого озера Ёж. В те далёкие времена был он белым и пушистым. 
     И сам Ёж, и его семейство играли на стороне Добра. Даже малейший намек на Зло вызывал у Ежа отвращение. Он жил, стараясь не причинять никому вреда. И верил, что Добро рано или поздно победит.
      Одно омрачало жизнь Ежа – он был совершенно беззащитен.  Белый цвет делал его слишком заметным на фоне травы, а нежный тонкий пух не мог защитить ни от когтей, ни от зубов многочисленных желающих полакомиться ежовым мясом.
      Вот почему Ёж чувствовал себя  в безопасности лишь в своей норке. Но ведь в норке всё время не просидишь. Приходится и за пропитанием выбираться. Тяжело жилось Ежу. 
      Впрочем, его приятелю Кенгурёнку приходилось ещё тяжелее. У того даже норки не  
было. Оставалось полагаться лишь на быстрые и сильные ноги. Только они и спасали Кенгурёнка от врагов. 
     Кенгурёнок тоже был сторонником Добра, но, в отличие от Ежа, не был так уж уверен в светлом будущем. Слишком много невзгод пришлось вынести Кенгурёнку за свою недолгую жизнь. Множество укусов и ран на его шкуре говорили о том, как жесток был к нему окружающий мир.
     - Даже если Добро и победит, - часто заявлял Кенгурёнок приятелю, - то мы с тобой, братец, этого не увидим. Ты посмотри, что вокруг творится. Эх, не повезло нам с тобой. 
     - Да, тяжело, - соглашался Ёж,- но ведь не всё так уж и плохо. Бывают и хорошие моменты.
     Кенгурёнок только качал головой и грустно вздыхал.
     Однажды, жарким летним днём, там, где прибрежный кустарник расступался, давая доступ к воде, встретились Ёж, Кенгурёнок и Старый Олень. Поболтали о том о сём, не торопясь расходиться. Ведь водопой в жару по давнему соглашению лесных обитателей был местом отдыха от постоянной вражды. Здесь можно было на время не опасаться быть съеденным. Разве что насекомые нарушали своеобразное перемирие. 
     Кенгурёнок, как обычно, сетовал на свою тяжёлую жизнь: 
     - С каждым днём всё хуже и хуже. Как, всё-таки, жесток этот мир. И никакой надежды на лучшее.
     - Нельзя отчаиваться, - возразил Ёж. – Если каждый из нас принесёт в этот мир хотя бы частичку добра, то постепенно всё наладится. Добро обязательно победит Зло. 
     - Точно, – поддержал Старый Олень. – Не стоит терять надежды. Всегда можно найти что-то хорошее в жизни.
     - Тебе легко говорить, - усмехнулся Кенгурёнок. – Твоих рогов даже волки боятся. Да имей я такие рога, я бы себя королём леса чувствовал. Вы, олени, просто счастливчики. Не то, что мы с Ежом.
      Олень горделиво вскинул голову с большими ветвистыми рогами. 
     - Да, с рогами мне повезло. И я на судьбу не жалуюсь. Но ты знаешь, а ведь у нас, оленей, не всегда были рога. 
     - Как так? – не поверил Кенгурёнок.
     - Да. Было время, когда олени были беззащитны перед хищниками. Как и ты, Кенгуренок, мы должны были убегать от любой угрозы. Но ведь угрозы в лесу повсюду. И оленей становилось всё меньше и меньше. Мы давно могли полностью исчезнуть, если бы однажды моему прадеду, спасавшемуся от шакалов, не помогла счастливая случайность. 
     Его загнали в густой кустарник, и, казалось, гибель уже неминуема. В отчаянии прадед попытался протиснуться сквозь кусты, но его голова застряла в ветках. Прадед рванулся, ветки сломались, однако остались на его голове. Наклонив голову под тяжестью ветвей, он бросился бежать, но наткнулся на шакалов. И пронзил острыми ветвями одного, второго, третьего. Стая шакалов с жалобным лаем разбежалась, а прадед вдруг осознал, что остался победителем.
      Он вернулся к своему стаду и рассказал, как прогнал шакалов. Стаду это очень понравилось. И другие олени начали укреплять на голове ветки кустарника. Их стали называть рогами. А потом рога стали появляться у оленей уже при рождении. Так наш род приобрёл защиту от Зла. А ты говоришь: нет надежды. Нет, надежда всегда есть. 
Думаю, однажды и тебе повезёт. И тебе, Ёж, тоже. Кто знает, что готовит нам Завтра. Ну, прощайте, пора мне.
      Старый Олень неторопливо зашагал к лесу, а Кенгурёнок и Ёж долго молчали, переваривая услышанное.
      А потом Кенгурёнок задумчиво произнёс: 
     - А ведь он прав. Неизвестно, что будет завтра. Может, и нам судьба улыбнётся. Только надо ей помочь. 
     - Ты это о чём? – спросил Ёж.
     - Если мы не можем изменить жестокий мир, то попробуем изменить себя. Оленям удалось, а чем мы хуже? Идём в Поваленный Лес! Там кучи сломанных веток. Подберём себе рога. 
     - А получится?
     - Не знаю. Но попробуем. Что мы теряем? Хуже-то ведь не будет.
     Ёж подумал, подумал, да и согласился:
     - Ну пойдем.
     И приятели отправились к Поваленному Лесу, где несколько лет назад пронеслась большая буря и сломала много деревьев. Шли они медленно и осторожно, потому что теперь опасности подстерегали на каждом шагу. Однако на этот раз Ёж и Кенгурёнок благополучно добрались до намеченной цели. Возможно, им помог полуденный зной, который даже хищников сделал ленивыми и медлительными.
     Кенгурёнок посадил Ежа на спину и стал пробираться между поваленными стволами деревьев в поисках подходящих рогов. Двигаться было трудно, и вскоре он остановился передохнуть. 
     И тут неподалеку послышались жалобные крики. Кто-то звал на помощь.  Кенгурёнок пошёл на звук.
     Возле большой ели над кучей сухих веток, причитая, кружилась Кедровка.
     - Что случилось? – спросил Кенгурёнок, озираясь вокруг.
     - Помогите, помогите!  - взмолилась Кедровка. – Мой птенчик выпал из гнезда и провалился в эти ветки. Он где-то там внизу и выбраться не может. Я слышу его писк и ничем не могу помочь. О горе мне, горе.
     Ёж спрыгнул на землю и направился к вороху веток. 
     - Сейчас поможем, - пообещал он, - освободим твоё дитя.
     - Конечно, поможем, - подтвердил Кенгурёнок.
     Они стали осторожно разбирать завал, а Кедровка взволнованно носилась вокруг, изнывая от нетерпения.
     Наконец, они увидели обессиленного, но живого птенца. Кенгурёнок бережно достал его из-под покрытого мхом ствола и, подойдя к ели, устроил его на ветвях повыше. 
     Кедровка опустилась рядом и благодарно затараторила:
     - Спасибо огромное! Век вас не забуду. Может, и я когда вам помогу. Вы просто вернули меня к жизни.
     - Ладно, ладно, - смутился Кенгурёнок. - Не так уж и трудно было. Пора нам. Прощай.
     Он повернулся к Ежу и увидел, что тот продолжает рыться среди веток.
     - Что там? – поинтересовался Кенгурёнок.
     - Рога ищу, - ответил Ёж. - Забыл, за чем мы пришли?
     Кенгурёнок хлопнул себя по лбу:
     -Точно. Ведь здесь полно веток. Наверняка подберём подходящие. 
     И они принялись отбирать и примерять на себя разные ветки, надеясь обрести желанные рога. Однако все усилия были напрасны. Крупные ветки не желали удерживаться на голове, а мелкие, хотя и держались, но были совершенно бесполезны. 
      Кедровка сначала с любопытством наблюдала за происходящим на земле, а потом не выдержала:
     - Позвольте поинтересоваться, что это вы делаете?
     Ёж пересказал птице то, о чём поведал им Старый Олень, и добавил:
     - Вот и мы надеялись, что тоже сможем получить себе рога.
     Кедровка задумчиво проговорила:
     - Слышала я эту историю. Да и другие похожие. Только Олень вам не всё рассказал. Это ведь не в нашем краю было. А на южной стороне озера. В тех местах царит Первобытная Магия. И оттуда она приходит в наш лес. Только всё реже и реже. Вам бы туда попасть, если измениться хотите.
      Кенгуренок понурился:
     - Мы сюда-то еле дошли. Чудом в живых остались. А уж до юга нам точно не добраться.
     - Пошли домой, - с горестным вздохом сказал Ёж. – Не судьба, видно.
     - Подождите, - вымолвила Кедровка. – Может, я смогу вам помочь. За птенчиком присмотрите. Я скоро.
     Кедровка вспорхнула с ветки и скрылась среди деревьев. Но, действительно, вскоре вернулась, да не одна. Вместе с ней прилетели два огромных белых лебедя. 
     - Мои друзья согласились перенести вас на юг, - сказала Кедровка. – Удачи вам, если вы решите лететь. 
     Ёж и Кенгурёнок посмотрели друг на друга, да и согласились. Лебеди перенесли их через озеро и оставили на песке незнакомого берега. 
     - Завтра в полдень мы за вами вернёмся, - пообещал один из лебедей. А другой добавил:
     - Территория Магии начинается неподалеку. Вы сами поймёте, что вступили в её границы. 
     - А как поймём? – поинтересовался Ёж 
     - Там все говорят стихами, - ответил Лебедь. – Ну, надеемся, вам повезёт. И не расслабляйтесь. Помните: Зла и здесь хватает.
     Лебеди улетели. 
     - Ну что, в путь? – предложил Кенгурёнок, оглядываясь кругом. – А то дело к вечеру. Нужно ещё место для ночлега найти. 
     Ёж согласно кивнул: 
     - Идём. 
     Они пошли прочь от озера к видневшейся вдали группе деревьев. На песке они заметили многочисленные следы, среди которых было и много не виданных ранее. Нарастало тревожное ощущение, и приятели уже были не рады, что покинули родные места. Пусть и опасные, но зато такие знакомые. 
     - Мне страх сдавил тисками грудь.
       Видать, мы зря пустились в путь.
       Найти бы норку где-нибудь,
       В неё забраться - и заснуть, - пожаловался Ёжик Кенгурёнку, на что тут же получил ответ:
      - Я полностью с тобой согласен:
        Похоже, наш поход напрасен.
        О, если в край родной вернусь,
        Забыть уныние клянусь.
        Не нужно было слушать басен… - Кенгуренок осёкся и с изумлением посмотрел на Ежа:
     - Постой, что происходит с нами?
       Мы стали речь вести стихами?
И Ёж откликнулся:
     - Ну да, а разве ты не ждал?
       Ведь Лебедь нас предупреждал!
     Осознав, что они вступили на территорию Первобытной Магии, Ёж и Кенгурёнок пошли ещё осторожнее. Они явно ощущали, как погружаются во что-то неведомое. А неведомое всегда таит опасность.
     Дважды им приходилось обходить стороной вовремя замеченных змей. Потом из-за скалы неожиданно выскочило и бросилось на них чёрное лохматое и очень клыкастое существо, похожее на собаку, только с двумя острыми белыми горбами. 
     Кенгурёнок подхватил Ежа и бросился бежать. И, в который раз, его быстрые ноги не подвели своего хозяина. 
     Солнце уже готовилось скрыться за лесом, когда по земле мелькнула стремительная тень и две страшные когтистые лапы пронеслись в нескольких сантиметрах от Ежа, покачивающегося на спине Кенгурёнка.
     Ёж в ужасе закричал. Кенгуренок метнулся в сторону и, петляя, понёсся к спасительному лесу. Обдирая шкуру о ветки, он ворвался в глубь  высокого кустарника и упал на землю, стараясь сжаться и укрыться под ветвями. Ёж свалился рядом и тоже замер, переводя дух. 
     Убедившись, что опасность миновала, Кенгурёнок заметил:
     - В этот раз повезло,
       Но что будет потом?
       Ведь вселенское зло
       Ждёт за каждым кустом.
     Усталые и напуганные приятели решили больше никуда не идти и переждать ночь в приютившем их кустарнике. Дрожа от холода и прислушиваясь к каждому шороху, они дожили до рассвета. Лишь когда лучи солнца пронзили зелёные заросли, Ёж и Кенгурёнок рискнули покинуть свое убежище. 
     И сразу наткнулись на группу каких-то странных деревьев, увешанных большими шарообразными плодами. Несколько плодов валялись и на земле. 
     - По утрам, как говорится,
       Не мешает подкрепиться, - пробормотал Кенгурёнок и решил рассмотреть плоды поближе.
      А Ёж поинтересовался у кружащейся поблизости Бабочки:
     - Не подскажешь нам, дружище,
       Что тут за дары природы?
       Я таких не видел сроду.
       И годятся ль они в пищу?
И Бабочка, взмахивая в такт словам крыльями, бросила в ответ:
     - Что за странные вопросы?
       Это, батенька, кокосы.
       Есть их очень даже можно,
       Только внутрь добраться сложно.
     Кенгурёнок повертел кокос в лапах и попытался укусить его. Однако плод не поддался. Кожура оказалась слишком твёрдой.  Разочарованный Кенгурёнок с досадой бросил его на землю. Кокос ударился о кусок скалы и треснул. Кенгурёнок постоял, подумал. Затем поднял кокос и снова бросил, в этот раз специально направив его на камень. Трещина на кокосе увеличилась. Кенгурёнок просунул в трещину лапки и разорвал плод. Оттуда вылилась прозрачная жидкость, а оставшаяся белая ароматная масса оказалась весьма неплохой на вкус. 
     Приятели сытно позавтракали и задумались о дальнейших планах. Ясно было одно: следовало двигаться дальше и не тратить понапрасну время.  Кенгурёнок решил запастись едой на дорогу и попытался разломить ещё один кокос. Но только он засунул лапу в получившуюся щель, как вдруг появился вчерашний собакоподобный хищник.
      Он зарычал и быстро устремился к застигнутым врасплох приятелям. Оскаленная пасть с торчащими клыками оказалась перед Кенгурёнком. Тот в панике взмахнул лапами и угодил кокосом прямо по морде нападающего. Хищник обиженно заскулил и со всех ног бросился наутёк. 
     А Кенгурёнок ошарашено смотрел на свою лапу, зажатую в кокосе, и всё ещё не мог поверить в случившееся. Наконец, лицо Кенгурёнка осветилось блаженной улыбкой. Он выпрямился, расправил плечи и, обращаясь к Ежу, сказал:
     - Добро должно быть с кулаками. 
        И будет мой кулак как камень. 
        Мне не нужны теперь рога -
       Я кулаком побью врага.
     Ёж, который с восхищённым изумлением смотрел на своего спутника,  улыбнулся в ответ:
     - Да, повезло тебе друг мой.
       Когда вернёмся мы домой, 
       Ты по-другому станешь жить 
       И зубы всем врагам крушить.
       Так что, не зря был наш поход -
       Его восславит весь твой род.
       Ведь он способен с этих пор
       В любой момент дать Злу отпор.
     Кенгурёнок нашёл себе защиту. А вот Ежу не везло. От затеи с рогами он уже отказался, так как ещё из вчерашних попыток сделал вывод, что это не для него. Большие ветки он удержать не сможет, просто сил не хватит. А от маленьких рогов и польза маленькая. Кокосы были размером с самого Ежа, так что надевать их на лапки у него даже мысли не возникло. Нужно было искать что-то другое. Вот только что?
     Кенгурёнок захватил несколько кокосов, и путешественники отправились на поиски новых открытий. Теперь они шли уже не так осторожно, потому что Кенгурёнок весело помахивал увесистым кулаком и был готов к вражескому нападению. В глубине души он даже хотел этого, чтобы ещё раз иметь возможность насладиться восхитительным чувством победы. Чувством, которого он до этого дня никогда ещё не испытывал. 
     А Ёж полагался на защиту приятеля и тоже чувствовал себя гораздо спокойнее. Он с надеждой всматривался в окружающий новый мир, ища что-нибудь такое, что смогло бы и ему пригодиться. Ёж надеялся, что удача всё же ждёт его где-то впереди. Ведь они сейчас среди Первобытной Магии!
     - Пока жива в нас вера в чудеса,
       Есть шанс, что чудо, всё-таки, случится,
       И сердце вдруг взовьётся в небеса 
       Счастливою восторженною птицей, - подумал Ёж вслух. 
     Кенгурёнок вопросительно покосился на приятеля:
     - Ты это, Ёж, сейчас к чему?
        Тебя я что-то не пойму.
     Ёж на ходу поднял вверх мордочку и с чувством продекламировал:
     - Всё будет хорошо.
       Иного быть не может.
       Страх перемен смешон.
       И пусть озноб по коже,
       Пусть чувств переполох,
       Пусть разума смятенье -
       Мир не настолько плох -
       Мелькнёт надежда тенью.
       Пусть новых бед мешок
       Судьба спешит отмерить,
       Всё будет хорошо -
       Я в это твердо верю!
     И вдруг, словно лёгкий колокольный смех пронёсся по лесу. Волны чудесного аромата долетели до путников и окутали их. 
     Ёж посмотрел по сторонам и увидел цветущий розовый куст. Его будто магнитом потянуло к этому кусту, и Ёж подошёл поближе. Аромат усилился, а красота цветов завораживала. Ёж потянулся к ближайшему цветку, но натолкнулся на острый шип и отпрянул.
     Снова прошелестел еле слышный смех. Словно по волшебству, посыпались вниз шипы с ветки, и цветок Розы предстал перед Ежом во всей красе. Ёж осторожно прикоснулся носом к ароматным нежным лепесткам и замер, прислушиваясь к охватившим его ощущениям. 
     В голове его прозвучали возникшие неизвестно откуда строки:
          «Из упавшего в землю семени
          Может вырасти целый лес.
          Мысль, затерянная во времени,
          Вдруг предстанет как дар небес.
          Все случайное – преднамеренно,
          Просто скрыт его тайный знак.
          И струится жизнь вдаль уверенно,
          Как клинок, рассекая мрак».
       Ёж так и стоял бы, погруженный в новые для него чувства, если бы его не вернул к действительности Кенгурёнок:
     - Мой друг, сейчас не время спать,
       Ведь солнце нас не станет ждать,
       И мы рискуем опоздать.
     Ёж встряхнулся, обвёл вокруг внимательным взглядом и, словно подводя итог своих размышлений, промолвил:
     - Да, отныне уверен я: 
       Всё случайное - преднамеренно.
       То, что должен я был найти,
       Случай мне подарил в пути.
     Ёж собрал лежащие на земле шипы и приложил их к себе. Шипы хорошо держались на пушистой ежовой шкурке. Однако при малейшем движении они начинали болтаться из стороны в сторону, что Ежу не понравилось. Он подбежал к ближайшей сосне, нашёл на стволе смоляные потёки и стал тереться о смолу спиной и боками.
      В результате  Ёж совершенно преобразился. Из белого и пушистого он стал тёмным, гладким и липким. Зато теперь он смог украсить свою шкурку шипами так, как ему хотелось. Кенгурёнок, сообразив, что задумал Ёж, принялся помогать ему. И очень быстро Ёж был покрыт торчащими во все стороны острыми шипами. 
     - Теперь меня попробуй тронь,
        Я буду жалить как огонь, - весело пропел он.
     И розовый куст согласно затрепетал без всякого ветерка. А на ветку, подарившую Ежу свои шипы, опустился Соловей и стал выводить затейливые трели.
     Солнце между тем поднималось всё выше и выше. Близился полдень, и приятели побежали к берегу озера. Они уже ничего не боялись, и чувствовали, что для них начинается новая жизнь. 
     Добравшись до воды, они увидели плавающих у берега лебедей. И вскоре, удобно устроившись на птичьих спинах, путешественники устремились к родным местам. 
     Попрощавшись с лебедями и поблагодарив их за помощь, приятели посмотрели на привычные места уже совершенно другими глазами. Раньше эта местность была родной и страшной, а теперь стала просто родной. Конечно, опасности, наверняка, оставались. Но теперь Ёж и Кенгурёнок были к ним готовы. 
     А вокруг кипела знакомая жизнь. Бесчисленные звенья пищевой цепочки менялись друг с другом, гонялись друг за другом, поедали друг друга. Шла большая игра Добра и Зла. Но теперь правила, в который раз, изменились. Два звена в этой цепочке получили возможность занять новое место. Более безопасное.
     На полянку, где после перелёта отдыхали наши герои, тихой тенью выскользнул Шакал. Опасливо взглянув на ощетинившегося иглами Ежа, он стал подкрадываться к Кенгурёнку. 
     - Не жмут? – спросил Ёж, показывая на передние лапы Кенгурёнка, покрытые кокосовой скорлупой.
     - В самый раз! – с гордостью заверил Кенгурёнок и одним ударом отправил прыгнувшего на него Шакала в нокаут.
Февраль 2015 г.
 
© Валерий Румянцев Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Покровский собор (0)
Троице-Сергиева лавра (0)
Москва, Новодевичий монастырь (0)
Ростов Великий (0)
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (0)
Зима (0)
Собор Василия Блаженного (0)
Храм Покрова на Нерли (1)
Старик (1)
Этюд 1 (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS