ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Москва, ВДНХ (0)
Беломорск (0)
Северная Двина (0)
Долгопрудный (0)
Долгопрудный (0)
Село Емецк, Холмогорский район (0)
Соловки (0)
Северная Двина (0)
Долгопрудный (0)
Москва, Митино (0)
Москва, Покровское-Стрешнево (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Собор Василия Блаженного (0)
«Кавказ предо мною» 2018 х.м. 60х60 (0)
Москва, Фестивальная (0)
Москва, Ленинградское ш. (0)
Верхняя Масловка (0)
Соловки (0)

«Всего-то семена»&«Луганчанка»&«Голуби мира»&«Сделайте милость, доставьте мне все книги этого автора» Александр Ралот

article526.jpg
Всего-то семена!
 
 Нескладная девчушка, с пригоршней веснушек на смешливом личике, облачившись в белый венгерский фартук с вышитым рецептом знаменитого гуляша здоровенным ножом отрезала тонкий ломоть хлеба. Потом разреза его пополам и каждую половинку так же разделила на двое. Взяла в руки кусочек и посмотрела через него на свет.- Вот. Примерно сто двадцать пять грамм! Да ещё пополам с отрубями. Понятное дело. От такой дневной пайки ленинградцы сходили с ума от голода. Не могли дойти от магазина до на сквозь промёрзших домов. Падали на ходу и умирали от истощения. Она с жадностью отправила хлеб в рот.
- Дядь Саш, ты у меня всё знаешь. Как же они при этом ещё и работали? - На глазах моей племянницы заблестели слезинки. - К нам на урок поэтесса приходила. Старенькая совсем. Её шестилетней девочкой по «Дороге жизни» вывезли в первую блокадную зиму. Потому и выжила. Она нам стихи читала о тех людях. - Голос девушки дрожал. Она быстро краем фартука вытерла вмиг покрасневшие глаза.
 Я молча намазал оставшиеся  куски хлеба толстым слоем масла. Положил поверх филе красной рыбы. Налил полную кружку ароматного чая. - Катюша  поешь пожалуйста. Тебе через  час в школу бежать. Там, безусловно, буфет имеется. Но вот со своевременной поставкой лососёвого филе могут возникнуть проблемы.
 Мои потуги побыстрее сменить тему разговора не принесли ожидаемого результата. Катюша даже не взглянула на деликатесные бутерброды.
- Дядь Саш какие бутерброды. У меня в голове со вчерашнего дня звучит голос той бабушки. Нет. Ну ты мне скажи. Как они работали? Как план, ну или норму, выполняли?
- Катюша сходи ко мне в кабинет, там на второй полке лежит папка с надписью Всего-то семена!. Не сочти за труд принеси её сюда. Вместе поглядим. Хорошо?
 ***
Тех минут пока племянница отсутствовала на кухне мне вполне хватило на то, чтобы завернуть мои нехитрые кулинарные творения в фольгу и незаметно положить в цветастый ранец.
***
- Ты меня спрашиваешь, как работали в блокадном городе? Вот послушай. Если захочешь потом возьмёшь эту папку в школу. Одноклассникам покажешь.
*** 
 В то самое время когда работающие ленинградцы получали двести пятьдесят грамм хлеба в день, а иждивенцы вдвое меньше, в центре города, в холодных комнатах одного неприметного здания с забитыми досками окнами, тесно прижавшись друг к другу, стояли коробки и мешки с едой. Тут хранились десятки тонн различных семян и клубней картофеля.
***
То, что хранилось здесь, собиралось многие десятилетия, начиная c 1904 года. До самого ареста и гибели академик Вавилов вместе с другими сотрудниками этого уникального учреждения в ста восьмидесяти экспедициях, в шестидесяти пяти странах. Результатом этой колоссальной работы стала самая богатая в мире коллекция культурных растений. На момент блокады города она состояла из двухсот пятидесяти тысяч образцов.
 Сотрудники Всесоюзного института растениеводства работали, как и все ленинградцы. Зачастую не было никаких сил возвращаться домой. Потому и спали урывками рядом со своими драгоценностями. Всем им снилось одно и тоже. Еда, еда, еда. Но ни одному из них не приходила в голову идея, взять да и съесть единую горсточку зерен, чтобы тем самым хоть на день продлить свою жизнь. 
***
Нам, ныне живущим в большинстве своём трудно понять тех голодных и замёрзших в осаждённом городе. Но наши дедушки и бабушки точно знали, что делали. Они берегли для нас, потомков от невыносимого мороза и стай обезумевших от голода крыс достояние государства, не имеющего материальной цены. 
***
Вадим Степанович Лехнович сотрудник института, едва державшийся на ногах, под обстрелом вражеской артиллерии добывал дрова, для спасения коллекции. 
- «Ходить было трудно... Да, невыносимо трудно было вставать, руками-ногами двигать... А не съесть коллекцию - трудно не было. Нисколько! Потому что съесть ее было невозможно. Дело всей жизни, дело жизни своих товарищей...» - писал он много лет спустя.
***
Двадцать восемь сотрудников не выжили. Голод оказался сильнее. 
***
 За границей никак не могли взять в толк, что такое вполне возможно. Служащие института водили экскурсии. Показывали. Через пятьдесят лет на Исаакиевской площади на том самом здании появилась мемориальная доска. На ней золотыми буквами выбито: «Ученым Института, героически сохранившим мировую коллекцию семян в годы блокады Ленинграда».
Эту доску подарили нашей стране ученые из Соединённых штатов. Там за океаном, отдают должное подвигу простых советских тружеников, спасших для будущих поколений семенное сокровище. 
***
Екатерина слушала молча. Наконец подняла на меня свои огромные синие глазищи. 
- Дядь Саш, я всё могу понять, но ведь такая коллекция не может не быть застрахована? А значит оценена. Во сколько же её оценили страховщики? Ты часом не знаешь?
- На этот вопрос с математической точность я тебе Катюша ответить не могу, но скажу вот что. Девять лет назад стоимость всего хранящегося в институте превышала золотовалютные запасы России. Я думаю, что за эти годы коллекция явно не подешевела. Полагаю, что на сегодняшний день эта – самая дорогостоящая собственность нашей с тобой страны.
- Дядь Саш поправь меня, если я ошибаюсь. Выходит, что сейчас это крупнейший в мире банком растительных генов. Ведь это самый настоящий банк для селекции флоры планеты Земля! 
- В целом ты права. В середине прошлого века в различных странах начали создавать генетические банки. Наиболее преуспели в этом Норвежцы. Создали чудо хранилище на острове Шпицберген. Но большинство закладываемых на хранение семян, увы, уже весьма ослаблены из-за различных техногенных факторов. То есть из-за вмешательства человека в матушку природу. А вот первозданные семена к великой печали наших недругов сохранились только у нас. Ну, всё, хватит на сегодня. Бери папку и топай в школу. А то опоздаешь на первый урок.
***
Вечером того дня племяшка заглянула ко мне в кабинет. Она не была похожа сама на себя. Лицо Катерины было серьёзным.
- Вот посмотри. Наши парни сегодня в инете откопали. - Девушка положила передо мной листок бумаги.
- «Как стало известно нашему агентству от заслуживающих доверия источников во Всероссийском Институте растениеводства им. Н.И. Вавилова коллекцию семян Вавилова вывозят в одно из зарубежных генных хранилищ» - прочёл я распечатку с известного информационного сайта.
***
На кухне племяшка готовила ужин, и, что есть силы, гремела посудой. Таким образом, российский патриот-тинейджер Екатерина выражала своё негодование.
 
 
«Луганчанка»
 
Свершилось! После долгих мытарств, хождений по высоким кабинетам, согласований, утверждений и ведра выпитой валерьянки нам, наконец, разрешили! Принять в своём городе делегацию творческой молодёжи из Луганска.
***
Дюжина парней и девушек дружной стайкой выпорхнула из пыльного автобуса на раскалённый асфальт. Сегодня отдыхать, отсыпаться, а завтра, с утра пораньше к ласковому манящему Чёрному морю. Некоторые из них увидят его первый раз в жизни!
Не знаю у кого как, но у меня от этой мысли в уголках глаз появились предательские слезинки.
Не буду описывать восторг наших гостей от красоты горного перевала, через который они проезжали, ежеминутно щёлкая затворами своих фотоаппаратов и телефонов. И вот, наконец, в лобовом окне автомобиля появилось оно — иссине-чёрное, огромное.
Через час вся наша дружная компания, на ходу побросав одежонку и обходя «тушки» многочисленных отдыхающих, устремилась к ласковым волнам.
Самая бойкая из делегации, с первых дней нашего знакомства стала называть меня по-простому, по-родственному — Дядя Саша.
— Ну, что кареглазая, — обратился я к ней. — Махнём до буйка? Не слабо?
— Во-первых, оно и вправду солёное. В книжках не наврали. Надо же.
 Она поднесла ладошку с морской водой к лицу и пробовала её высунутым язычком.
— А, во-вторых, не слабо. Я у нас на Луганщине все реки по сто раз туда-сюда переплывала. А там течение и, вообще, ты же рядом будешь. Спасёшь, если чё! Не дашь дивчине сгинуть в пучине морской в расцвете лет! Ну, чё рванули? А-то наши поперва нас до него доберутся. Я их знаю, они такие. Им только красный буёк покажи, так они всем гуртом зараз.
Плавала она действительно неплохо. Старалась. И через десять минут уже обнимала обеими руками торчащий из воды вожделенный предмет. Отдышалась. Кокетливо поправила сбившуюся на бок резиновую шапочку. Посмотрела в даль и тихонько произнесла:
— Дядь Саш, а там, за морем, земли нет! Пока нет.
 Я не знал, что ей ответить. Просто смотрел и молчал. Неужели у них там, на Луганщине, совсем не учат географию. Понт Эвксинский небольшой, максимум километров шестьсот в ширину. А за ним уже берег турецкий. Неужели не знает?
По дороге назад у меня в голове крутились слова нашего замечательного поэта Исаковского: «А я остаюся с тобою, Родная навеки страна! Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна».
И вдруг до моих «размякших на жаре» мозгов дошёл смысл слов юной луганчанки. Как же это всё просто и ужасно — одновременно. Всё дело в том, что на сегодняшний день единственным государством, признавшим независимость Луганской Народной Республики, является Южная Осетия, и всё. А это значит, что ни одно консульство ни одной страны не даст ей визу, и ни один пограничник ни в одном порту не поставит в загранпаспорт штамп, разрешающий въезд. Следовательно, для этой девчушки и её друзей за морем действительно земли нет!
Война разделила этот соседний, братский народ на признанных и не признанных. Больно, горько и противно. Очень надеюсь, что это только пока. И совсем скоро настанет время, когда и луганчане старые и молодые — всякие смогут без труда увидеть и берег турецкий, и Африку и, вообще, без всяких проблем посетить любое место на нашей общей планете с красивым названием Земля.
***
В субботу наши гости давали концерт в одной из центральных библиотек города. Феерические действо затянулось до самого вечера. Наконец, усталые, но сияющие от счастья мы вышли на центральную улицу. В выходные дни она превращается в огромную пешеходную зону.
Буйство неоновых и светодиодных огней. Разнокалиберная музыка, льющаяся из многочисленных уличных кафе. Самодеятельные музыканты, освоившие пару аккордов, и на том основании музицирующие прямо посередине дороги, жонглируя при этом светящимися китайскими шариками. Плюс ко всему пряный запах свежей выпечки и толпы разношёрстных зевак, заполонивших почти всё свободное пространство.
Кареглазая луганчанка прижалась ко мне и произнесла одну единственную фразу, от которой у меня, видавшего виды мужика, образовался комок в горле. Всего пять слов, но сколько в них было смысла, обиды и надежды:
— Дядь Саш, а разве так можно?
Что лично я и ты, читатель, должны сделать, чтобы и в их городе, и в их стране не было бомбёжек, артобстрелов, отключения электричества и светомаскировки? Чтобы перестали гибнуть ни в чём неповинные люди и, главное, дети. Чтобы и у них было «Так можно!». Давайте думать вместе! 
 
 
Голуби мира
 
Не знаю как современная молодёжь, но люди моего поколения, разбуди их даже глубокой ночью, не задумываясь, мгновенно ответят на вопрос: - Что или кто является символом мира?
- Рисунок Пикассо. Голубь белый. Будь он трижды не ладен.- Буркнет мой современник и не мешкая ни минуты, бухнется обратно, на подушку. Досматривать прерванный сон. Возможно даже о том, как когда-то, очень давно, всего-то на пару недель был немного приподнят «железный занавес». Ради Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, одна тысяча девятьсот пятьдесят седьмого года.
***
 Жителям Москвы предписывалось разводить птиц мира на голубятнях, срочно возводимых на предприятиях, в школах и высших учебных заведениях.
***
Впрочем рассказ мой совсем не об этом. И всё нижеизложенное со знаменитым фестивалем объединяет разве что фамилия, того самого знаменитого испанца.
***
С момента когда над столицей было выпущено одномоментно десятки тысяч голубей прошло тридцать лет. И ваш покорный слуга вместе с группой советских специалистов оказывал посильную интернациональную помощь на одном из хлебоприёмных предприятий Монгольской Народной Республики.
В один не очень хороший, можно даже сказать, паршивый субботний день, в наше «лежбище», то есть в строительный вагончик вошёл элегантный господин в костюме отличного «буржуазного» покроя.
- Я есть, имею честь предложить господам маленький гешефт. То есть, как это будет по-русски. Мелкий бизнес.
Присутствующие, немедленно прекратив не шуточные шахматно-шашечные баталии, не мигая смотрели на пришельца из далёких, «западных» мест.
- Имею представлять в этом государстве швейцарское консульство. Где иметь место, проходить, знаковое событие. Выставка Пикассо. Нам есть, ошень необходим голуби. У вас здесь их много есть. Понедельник я снова приезжать. И платить один доллар, за один белый голубь. - Для наглядности господин вытащил из кармана монету, но не с изображением птицы мира, а совсем даже наоборот. С орлом! И убедительной надписью united states of america.
***
На следующий день. Все совспециалисты, не смотря на законный и единственный выходной, разом вспомнили, что у них имеются крайне неотложные дела на объекте.
А ещё через час были извлечены из глубин памяти навыки изготовления рогаток, стрелялок и прочих мальчишеских приспособлений для ловли и отстрела пернатой живности, средних размеров.
Охота вышла более чем удачной. Разжиревшие на пшенице и прочих злаковых культурах голуби с большим трудом поднимались в воздух и практически не оказывали достойного сопротивления при ловле их голыми руками и другими подручными средствами.
Возвращаясь вечером домой, каждый из нас в голове строил грандиозные планы. Как получше реализовать неожиданно свалившуюся на голову свободно конвертируемую валюту. В заветном магазине, её принимающем.
  В понедельник перед воротами предприятия возвышалась небольшая пирамида из тушек пернатых. Поодаль выстроились в ряд многочисленные самодельные клетки, с живыми особями.
Местное население высыпало из юрт и с интересом наблюдало за действиями высококлассных инженеров прикомандированных из соседнего государства.
***
Швейцарец не заставил себя долго ждать. Опираясь на массивную трость вышел из столь же массивного лимузина. Его самообладанию мог бы позавидовать любой шпион ( Или разведчик. Это кому как нравится). Только резко увеличившиеся в размерах глаза выдавали крайнюю степень его удивления.
Господин долго вышагивал вдоль живых и мёртвых птичек. Наконец, ловко подцепил тростью одну тушку. Быстро вырвал у неё пару серых пёрышек.
- Эта есть, годится. Отвезу. Как это по вашему звучит. Чучельнику. Таксидермисту. Она есть, украсит выставку. И этого хватит. Я помница, просил один питыц. Экспозиция. Белый голубь. Питыца. - При этих словах он опустил в карман стоящего рядом инженера сверкающую монету.
****
Прошла минута. Другая. И уже не только глаза, но громкие, весьма разнообразные, непереводимые словосочетания выражали крайнюю озабоченность посланников Страны Советов.
***
А ещё через день представитель монгольского департамента зачитали бичиг. То есть официальную бумагу. Если по нашему.
***
За проявленную смекалку, в деле спасения урожая зерновых от поедания птицами, монгольская сторона выражает благодарность группе советских специалистов. Департаментом хранения было подсчитано, что тагтаа (то есть голубь) только на этом предприятии поедал ежедневно до тысячи килограмм ценного зерна. Засоряя оставшееся продуктами своей жизнедеятельности.
 А по сему всем сотрудникам, участвующим в данном мероприятии предоставляется возможность отдохнуть в монгольской Швейцарии, под названием Горхи-Тэрэлж, у берегов реки Туул.
Ну, что вам сказать, про это чудо природы. Швейцария, она Швейцария и есть. Пусть даже монгольская.
 
 
Сделайте милость, доставьте мне все книги этого автора
 
Королева закрыла последнюю страницу книги сказок.
- Хочу ещё! Сделайте милость доставьте мне все книги этого автора. Приключения этой маленькой девочки приводят меня в полный восторг!
***
Просьбу монаршей особы исполнили незамедлительно. Уже через несколько часов она держала в руках «Алгебраический разбор пятой книги Евклида», «Конспекты по алгебраической планиметрии», «Элементарное руководство по теории детерминантов» и «Математические курьёзы».
- Как такое может быть? Разве он не детский писатель? - Владычица вчитывалась в стройный ряд формул и ничего не понимала.
- Именно так, моя королева- согласился с ней старый камердинер. Не только в нашей стране, но и в других странах, где английский язык является государственным сказки вышедшие из под его пера занимают третье место среди наиболее популярных книг.
- Странно. - Императрица взвешивала на руках толстенный фолиант. А кто же тогда занимает первое и второе место.
- Библия - ваше высочество, а так же произведения артиста и драматурга Шекспира.
- Странно! А почему я не видела его сказок раньше? Вы, что не считали книги этого автора достойным моих глаз?
- Конечно же нет. Всё дело в том, что господин автор потребовал уничтожить весь оксфордский тираж «Чудес». Ему ужасно не понравилось качество издания.
- Надо же! Какой принципиальный! Немедленно расскажите мне о нём все подробности. Чем он вообще зарабатывает себе на жизнь? Неужели сочинением произведений для маленьких деток? Разве гонораров от этого хватает на достойную жизнь, в моей стране?
 Камердинер замешкался. Стоял и молчал. Не зная с чего начать.
- Ну, чего же вы стоите, словно соляной столб. Не заставляйте вашу королеву ждать! Излагайте, что знаете!
- В таком случае, позвольте мне начать издалека. Так как судьба этого человека чрезвычайно необычна. Впрочем как и всякого, простого гения живущего в вашем государстве. Он обитает в небольшом доме с башенками. Очень похожем на игрушечный замок. Слышит плохо. Только одним ухом. Поэтому всегда поворачивается к говорящему боком. Сам же при разговоре сильно заикается. Однако не смотря на всё это регулярно читает лекции. Работает чрезвычайно много. Его друзья утверждают, что писатель поднимался с первой зарёй и сразу садился за письменный стол. 
- Без традиционной овсянки и без чая. Это форменное безобразие - перебила слугу королева.
- Чтобы не отвлекаться от работы, он почти ничего не ест. Даже днем. Выпивает один стакан хереса. Закусывает печением и снова спешит к перу и бумаге. 
- Скажите. - Виктория ткнула пальцем в обложку книги. - Его настоящее имя и фамилия или литературный псевдоним. По последней моде?
- Ваше высочество вы как всегда проницательны. Свой псевдоним автор книги сотворил следующим образом. Однажды взял да и написал по латыни своё настоящее имя Чарльз Лютвидж, а уже затем что получилось переписал с помощью английского алфавита. С тех пор и подписывает собственные сказки, именно так. А настоящее имя указывает только в научных трудах.
- Немедленно пошлите приглашение ему и его счастливой супруге. Пусть незамедлительно посетят мой дворец.
 Камердинер поклонился, но не ушёл.
- Чего же вы стоите, как истукан. Ступайте же! Пишите.
Слуга склонил голову в поклоне.- Писатель, на сколько мне известно, не женат. 
- Как это? Не может быть. Вернее, я не то хотела сказать. Мы просто обязаны подыскать такому человеку достойную пару. Осчастливить творца.
- Увы. Осмелюсь доложить, что это не возможно. Он принял духовный сан и стал диаконом англиканской церкви. Кроме того, писатель свято чтит устав оксфордского колледжа Крайст-Чёрч. Один из пунктов которого запрещает жениться.
- Но он же пишет в своей книге о девочке, как о родной дочке. Не правда, ли? Значит в его жизни было, что-то такое?
- У его друга Генри Лидделла есть наследницы Алиса, Лорина и Этит. Вполне возможно, что одна из них могла бы со временем стать супругой писателя, приняв его руку и сердце. Люди говорят, что его маленькая героиня имеет реальный прототип. Вообще с детьми он находит общий язык много быстрее чем со взрослыми.
***
 На этом, мой дорогой читатель я вынужден прервать диалог английской королевы со своим камердинером. А всё потому, что тебе и так уже ясно о каком именно писателе идёт речь. А ежели нет. То подсказка, в знаменитой на весь мир картинке.
 
© Ралот А. Все права защищены.

Иллюстрация Джона Тенниела

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Соловки (0)
Москва, Смольная (0)
Ама (0)
Москва, ВДНХ (0)
Катуар (0)
Северная Двина (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Москва, Центр (0)
Храм Покрова на Нерли (1)
Ивановская площадь Московского Кремля (0)

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru  

 
 
RadioCMS    InstantCMS