ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Москва, Ленинградское ш. (0)
Беломорск (0)
Москва, ул. Покровка (1)
Москва, пр. Добролюбова 3 (0)
Соловки (0)
Беломорск (0)
Москва, Профсоюзная (0)
Москва, Фестивальная (0)
Верхняя Масловка (0)
Поморский берег Белого моря (0)
Москва, Беломорская 20 (0)
Верхняя Масловка (0)
Беломорск (0)
Катуар (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Долгопрудный (0)
Михаило-Архангельский кафедральный собор, Архангельск (0)
Соловки (0)

«КОШКО— ПЛЯС» (животная шутка с участием пафосного Кибера) Валерий ВЕЛАРИЙ

article79.jpg
Действующие лица:
1-й котенок.
2-й котенок.
Это кошачьи подростки.
Ворона. Тоже подросток. Птичий.
Кибер. Робот с косичкой набекрень. Механический(ая) кот(котка)? Не понять, на кого похож(а); может, и на человека девчоночьего вида...
Дело происходит на городских задворках или в дворовом тупичке.
Все, что рассказывают персонажи, можно разыграть в виде драматических или танцевальных эпизодов и т. п. — по усмотрению постановщика.
---------------------------------------------------------------------------------
Что надо учесть: Вообще это — философский треп-притча о нежданных каверзах судьбы и жизни, и в них влетают юные, осваивая этот мир. Как бы сошлись во дворе подростки — попугать друг друга страшилками. Такой САСПЕНС: тревожное ожидание — но непременно счастья! Котята — как бы Том Сойер и Геккльберри Финн. Ворона — вроде Джо Гарпер и одновременно Мэри и негр Джим, которые постарше остальных. И вот они говорят о такой-сякой этой жизни, а сами ждут чего-то хорошего. Ну, как в пьесе «В ожидании Годо».
Короче, это такая современная городская сказка...
И еще: Все рассказываемое они представляют в лицах, да еще передразнивают, так что это вроде как стилистика пост-пост-модернизма. Но все истории были в действительности; так что это еще, по всему, и технология «вербатим». То есть, как персонажи рассказали, так и записано... Вот.
Кстати! Возможна «женская» версия. Не Котята, а Кошечки. Ворона зовет их малявками. Клич «братан» меняется на «сеструха». Окончания «мужские» — на «женские». Робот может остаться «девочкой» или стать «парнем» — но с девчачьими замашками. А больше ничего менять не надо. В «женском варианте» многие ситуации и темы заметно обостряются...
 
С благодарностью посвящается режиссеру и педагогу
Сергею Ильичу ПАНТЕЛЕЙЧУКУ-ГРИШИНУ, который невольно и мимоходом подтолкнул автора навстречу нижеследующему тексту.
 
Нам виден угол низкой металлической решетки-ограды газона. Рядом (или прямо в ее углу) ведро; с такими ходят дворники. Можно добавить что-то вроде камня или куска бетона; или ящик, но красивый: это двор, а не помойка. На краю ведра — резиновые перчатки. Поверх — дворницкая метла: словно хозяин всего этого добра вот-вот вернется.
За сценой шум-гам. Мяуканье. Карканье. Вопли. Отголоски скоротечного подросткового скандала. Выскакивают два Котенка, заполошенные и испуганные, явно спасаясь от чего-то или от кого-то.
1-й КОТЕНОК: Ф-фу-у-у! Ну, спасибо, братан, кабы не ты...
2-й КОТЕНОК: Да ладно. Всего-то делов повисеть на ухе у толстого остолопа.
1-й КОТЕНОК: Не скажи. Этот Борька-котяра... У него лапа тяжелая! Он себя держит за местного крутого. И на свою помойку никого не пускает.
2-й КОТЕНОК: Мусорка общая!
ВОРОНА (влетела, не остыв от драки): А Борька считает, что нет. Он уверен, что это с него лепили роль кота в рекламе про вашу идиотскую кошковую искусственную жратву.
1-й КОТЕНОК: Чего-то Борька сегодня какой-то совсем одурелый.
ВОРОНА: А утром двуногие подростки тут толклись. Из соседней школы. Чего-то нюхали. И бузили и дрались. Пока дворник не согнал... Вон, его ведро и метла еще тут!.. Двуногая молодежь сбежала, а что нюхала, кинула в помойку. Борька тоже нюхнул. Вот и... (Поправляя перья.) Ну, целы, кошковые мальцы?
2-й КОТЕНОК: Сама еще зеленая! Воронюшка! Вон, желтизна вокруг клюва.
ВОРОНА: Понимаешь в этом? А вроде не уличный. Я тебя прежде тут не видела. И махаешься ты не по-уличному. Где накачиваешься-то?
2-й КОТЕНОК: У меня в доме... У моего хозяина-мальчишки и его родителей. Есть такая штука. От пола до потолка, зеркалом зовут. К ней подойдешь, а там сразу другой кто-то. Либо человек. Либо котявище — если я, например, подхожу.
1-й КОТЕНОК: Я бы не потерпел у себя в доме чужака.
2-й КОТЕНОК: Так вот и я на него... И-йя-а! Ййя-а-а!! Приемы провожу! А он не выходит. И я туда не могу войти, к нему. Загляну за это зеркало сзади — там никого. Спереди гляжу — вот он. Но молчит. Не пахнет никак. И не выходит. Я провожу приемчики: ий-йя-а-а!!! Йа! Ё! Так и накачался. А этот не выходит.
ВОРОНА: Вот и не выходит потому.
2-й КОТЕНОК: Почему потому?
ВОРОНА: Потому что ты накачался!
1-й КОТЕНОК: А, может, это привидение?! У-уу! Кайф!
2-й КОТЕНОК: Не-а. Может, робот.
1-й КОТЕНОК: Кто?
2-й КОТЕНОК: Ну, мой хозяин — он вундеркинд.
1-й КОТЕНОК: То есть он у тебя робот?
ВОРОНА: Темнота! Вундеркинд — очень талантливый ребенок. Мы дети как дети. Бузим... Не без того! Подростковые гормоны играют. А есть такие... Им бы сделать-придумать то, чего прежде не было и что нафиг никому не нужно.
2-й КОТЕНОК: Мой такой. Из железяк и проводов делает как бы живые машины. Называются роботы. Они сами бегают. И повторяют повадки разных животных. И даже могут кукарекать. Или, там, мяукать. И даже по-человечьи...
1-й КОТЕНОК: Иди ты! Так не бывает. Неживое оно и есть неживое.
ВОРОНА: Ты уличная темнота. Еще как бывает! Я знаю одного такого двуногого. Он уже старый. Ученым у них зовется. Тоже роботов творит!
1-й КОТЕНОК: Да нафиг же? Живое же лучше! Оно теплое.
ВОРОНА: Этот ученый вовсе живность не любит. Ему живая природа нужна, чтоб от нее только перенять ее тайны. Так он говорит. А вообще мы, живность, ему поперек горла. Нутром чую! Говорит, от них зараза. От нас, то есть.
1-й КОТЕНОК: Угу. Многие двуногие нас не любят. Особенно бродячую живность. И на цвет западают. Вот, скажем, черных котянциев не выносят на дух.
ВОРОНА: Ага, это они во-обще-е... Так вот этот ученый вещает: выясним, как все устроено в живом мире, и электроникой заменим. Я аж седею, когда он своим облезлым кумполом про искусственную жизнь рассуждает! И так пафосно!
1-й КОТЕНОК: Не части. Электроника, это что?
2-й КОТЕНОК: Мой вундеркинд говорит: это мозги у робота. И еще питание. Чтоб могли прыгать и кукарекать. Слабый электрический ток в проводочках.
ВОРОНА: Точно! Для лампочек, которые свет дают, сильный электроток. Как долбанет — насмерть. А для роботов — слабенький. Вот это я люблю.
1-й КОТЕНОК: Хотел бы я на это поглядеть...
ВОРОНА: Сейчас расскажу. Если расковырять робота там, где питание... Или, короче, в людских компьютерах, скажем, в клавиатуре, кнопки расклевать, оттуда клево пощипывает клюв! Так приятно ззз-зу-удит в клюве. Даже по всему организму. Я этому ученому уже раз пять клавиатуру курочила!
2-й КОТЕНОК: Да ты же подсела! А ломка?
ВОРОНА: Не. После этого ломки не бывает.
1-й КОТЕНОК: Но ты ж подсела!
ВОРОНА: Нет! Мозги клево плыву-ут. Да. А ломки нет! И звездочки в глазах.
2-й КОТЕНОК: Это да. Я раз цапнул провода в спине робота. У! У меня из глаз столько звездочек сыпануло! Даже из ушей. По всей шерсти! Лапой тряхну, искры летят! Хозяин ведет по мне рукой, а с хвоста звездочки так и сыплются!
ВОРОНА: Зря ты ушел из такого классного места. Выкинули, небось?
2-й КОТЕНОК: Не. Мой хозяин... Мальчишка еще! Как я. Хочется всего. Мало ему меня и домашних самопальных роботов! Он канючил-канючил-канючил. Руки перед едой мыл. И посуду после еды! Не слабо, да? Пол подметал, в школе не выделывался, не курил на людях. Унижался, как мог. И выканючил у родителей морского свина! Этот морской хаврон выжил меня из родного дома.
ВОРОНА: Тебя, кошару? Домашнего тигра? Этот трусливый грызун?
2-й КОТЕНОК: Он тупой и наглый!
1-й КОТЕНОК: Я давно заметил: все тупые — наглые. А все наглые — тупые.
2-й КОТЕНОК: Вот! Клетка с морским свинтусом большу-уща-ая! Стоит в самом теплом углу. И мне полюбилось на ней лежать. А дверцу не запирали.
ВОРОНА: И как же это твои лежебокие замашки связаны с открытой дверцей?
2-й КОТЕНОК: А лежу это я вот так вот развалившись на крыше клетки...
1-й КОТЕНОК: Да, мы, матерые кошары, любим валяться на крышах.
2-й КОТЕНОК: Вот! Ты рубишь фишку!
ВОРОНА: Ага. И орете там, будто с вас живьем сдирают шкуру.
2-й КОТЕНОК: Я не орал. Я на спине так вот развалюсь. Лапы в стороны. Голова запрокинута. Жму-урю-юсь... А хвост... Позырьте, какой у меня хвостяра! И он так вниз свисает и качается. Ка-ча-а-ет-ся-а туда-а — сюда-а-а...
1-й КОТЕНОК: И что? И я так могу. Любой кошкус своим хвостом так может.
2-й КОТЕНОК: А тут снизу морской свин! Он шасть из дверцы. Хоп на задние лапы, и ну мацать зубами мой хвост! И как больно щиплется! Зубы, как бритвы.
ВОРОНА: Нет, ну за такие понты я б его на месте пришибла.
2-й КОТЕНОК: А мне его жалко. Свой же. Член семьи.
ВОРОНА: А фиг ли! Все равно надо долбануть. Я всех на стреме держу. Чтобы все знали место. И расстояние безопасности. Иначе покоя ни от кого не будет.
2-й КОТЕНОК: А я вот что-то так не люблю.
ВОРОНА: Короче, выжил тебя новый жилец из родного гнезда. Сам сказал.
2-й КОТЕНОК: Вообще-то... Я понарошку смылся. Я это часто делаю.
1-й КОТЕНОК: Да зачем? Если тебе у них по шкуре.
2-й КОТЕНОК: А проверяю чувства моего пацана. Сбегу. Он вскоре заскучает. Застремается. И меня ищет. Главное, не пережать. Прятаться, чтоб нашел быстро. Пока скучает и помнит. И думает, будто сам виноват, что я убег. И так радуется, когда я найдусь! Так меня утешает! И с родителями вкруг меня танцует!
ВОРОНА: Кайф. Хотя не все двуногие поддаются дрессировке.
1-й КОТЕНОК: Это да. Но если признают животину за свою...
ВОРОНА: Как это? Членом семьи, что ли?
2-й КОТЕНОК: Вроде того.
ВОРОНА: Прямо родственником назовут? Умора!
2-й КОТЕНОК: Ну, вроде как друг дома.
ВОРОНА: Иди ты! Они домашнюю живность считают своей собственностью.
1-й КОТЕНОК: А хоть и так.
ВОРОНА: А тебе-то, бродяге, какая радость?
1-й КОТЕНОК: Двуногие свою собственность защищают. Круто.
2-й КОТЕНОК: Вот же!
ВОРОНА: Ой-ой-ой!
1-й КОТЕНОК: Надо бы тебе перья в хвосте проредить...
ВОРОНА: Ой-ой-ой! Разбежался.
1-й КОТЕНОК: Лучше что расскажу. Тогда я еще жил у мачехи. Ее хозяева ездят летом в деревню. К родичам. И нас с собой брали. Цыпки там бегают...
2-й КОТЕНОК: Цыпки не бегают. Они выскакивают.
1-й КОТЕНОК: Я ж и толкую: выскакивают и бегают.
ВОРОНА: Мальцы, ша. Тормозните. Я не въезжаю. Вы о чем?
2-й КОТЕНОК: Цыпки же! Пупырчики на коже у людей! Вляпается двуногий в какую-нибудь дрянь... Или слопает гадость. Или от переживаний! От нервов! И у него по коже, даже на морде, красные пупырышки. Выскакивают! Цыпки.
1-й КОТЕНОК: Видно, что ты городской. Оторвался от почвы. Надо пожить в селе, на земле, чтобы познать жизнь!
2-й КОТЕНОК: А что, она там вся в цыпках? Как городской попадет в деревню, враз покрывается цыпками?
1-й КОТЕНОК: В деревне ж много петухов, куриц и их деток: цыплят. Все это цыпки. Их даже на обед подзывают: цы-па! цы-ы-ып-цып-цып! цыпа!
2-й КОТЕНОК: А! Взрослые курицы и петухи — это цыпы. А их детки цыпки?
1-й КОТЕНОК: В общем, верно мозгуешь. Цыпки — это цыпленки. Курячьи дети. Их там тьма! В каждом дворе. Мы, кошкандеры, гонялись за ними.
ВОРОНА: Ага, курица — не птица! Так, по земле шугается. Да и все.
1-й КОТЕНОК: А нам, кошкурятам, хозяева за каждую цыпку так вламывали!
ВОРОНА: Однако ж ты живой.
1-й КОТЕНОК: Не все двуногие полные жлобы. Да и что нас сильно цукать? Мы тоже домашние. Свои. Но когда из-за леса из-под неба налетел коршун...
2-й КОТЕНОК: Это кто? Вроде голубя? Или вороны?
ВОРОНА (мечтательно): Это настоящий летучий хищник! Зверюга в перьях! Ему в когти не попадайся. А глаз что алмаз. Летит вы-со-око-о, не разглядишь. А сам оттуда все внизу примечает. И ка-ак прицелится... Ка-а-ак...
1-й КОТЕНОК: Сам расскажу! Коршун этот... кру-ужи-ит, высма-атривае-ет. Двуногие всполошились. Им свою живность западло налетчику отдавать! Они нас и цыпок давай в дома загонять. А коршун кру-угами. Целится. И что-то мне так стремно стало. Тишина-а та-акая... Никто не крякнет, не мяукнет. Все укрылись, кто где. Цыпки в шоблу сбились и куда-то бегут. Молча. Ти-ши-на-а... Тут один двуногий в дом заскочил. А коршун вдруг — вниз, и р-р-ррраззз!!!
2-й КОТЕНОК: Ой! Дурак! Я чуть не...
1-й КОТЕНОК: Ну! Ты тут в осадок выпал, а там коршун хвать цыпку и вверх. Тут двуногий прям из окна, из двуствольного охотничьего ружья... баммм-бух!
2-й КОТЕНОК: Ух!
1-й КОТЕНОК: Баммм-бу-бу-ух!
ВОРОНА: Ой! С меня чуть перья не опали.
2-й КОТЕНОК: Вот! А там пух-перо во все стороны полетело.
ВОРОНА: Влепил двуногий коршуну?
1-й КОТЕНОК: Промазал сгоряча. Но коршун цыпку выронил. И она вместе со своими перьями обратно во двор бумкнулась. (Другим тоном.) И эти перышки, желтые, еще дитячьи... как пух... кружатся медленно так... А цыпленок упал на бок. Полежал. Вскочил, и бежать. Криво так бежит. Кричит! Одно крылышко по земле. Капельки красные на крыле. И по земле капельки красные. И все курячье стадо бегает кто куда. Даже матерые петухи. Все орут. И так мне опять стало...
2-й КОТЕНОК: Стремно?
1-й КОТЕНОК: Да. Как-то так нехорошо стремно...
ВОРОНА: Да ну! И я за мышами и воробьями гоняюсь. И вы охотники.
2-й КОТЕНОК: Ну да. А все ж... Знаешь, так вот вдруг. Бац! Сверху! Неждано!
1-й КОТЕНОК: Вот. Когда сам сидишь в засаде на кого-то, и он не ожидает...
2-й КОТЕНОК: То все в норме! А вот когда на тебя неждано-негаданно... Тут стремно. И вот почему это так?
ВОРОНА: Дак потому, что как бы ниоткуда. И все! Бац! И нет тебя. И стремно.
2-й КОТЕНОК: Не, я про другое: почему, когда ты на других в засаде, то ничего и не чувствуешь такого... плохого для себя... Кроме того, чтоб...
1-й КОТЕНОК: Зуд такой охотничий чувствуешь! Ага. Ого! И все!
2-й КОТЕНОК: Во! А как тебя нежданно-негаданно... Или со стороны видишь, на другом, как это с тобой могло быть... Тут вот... Стремно!
ВОРОНА: А вот так вот все устроено. В жизни в этой.
1-й КОТЕНОК: Как-то стремно устроено...
ВОРОНА: Это да-а.
1-й КОТЕНОК: Да-а.
2-й КОТЕНОК: Так что от двуногих тоже польза. Если живешь с ними в дружбанстве, есть куда приткнуться. В случае чего.
1-й КОТЕНОК: Значит, ты недолго со мной протусуешься?
2-й КОТЕНОК (прикинул): А ты моему понравишься! Давай вместе жить?
1-й КОТЕНОК: Снова в людском доме... Советуешь? А скоро твой придет?
2-й КОТЕНОК: Он долго не канителится. И всегда что-то вкусное принесет.
1-й КОТЕНОК: Ну, не знаю... Опять с двуногими вместе... Стремно.
ВОРОНА: Вот! Бродягу видно по полету.
2-й КОТЕНОК: Не слушай ее. Оставайся с нами!
1-й КОТЕНОК: Да отвык я от семьи. Мне вообще трудно в семье. Я же подкидыш. Мама, как родила, слабая была. И умерла. А меня с братьями и сестрами...
ВОРОНА: А говорят, что повсамделе бросила вас.
1-й КОТЕНОК: Я тебе сейчас перья повыдергаю!
ВОРОНА: Ага! Разлетелся! (Улетела.)
1-й КОТЕНОК: У мамы молока не было! Чем кормить деток? И умерла. Вообще...Меня подсунули соседской собаке. Она вырастила меня вместе со своими щенятами. Мачеха хорошая была! Заботливая. Но строгая-а! У меня во когти! Я, как окреп, сразу на деревья! Мачеха внизу скачет, на меня лает: куда забрался?! Собачьим детям, щенкам-то, по деревьям лазать не положено! А как ей объяснишь, что у меня природа такая?! Пришлось с малолетства уйти из дому. Куда глаза глядят. Чтоб не портить жизнь хорошей мачехе...
2-й КОТЕНОК: Ну, не знаю... Собаки, это ж... Тьфу! От них воняет!
1-й КОТЕНОК: Но среди них бывают вполне ничего. Редко. Но у моей мачехи семья была очень приличная. Ее муж, такая барбосина... Лохматый, жуть! Не скажешь по нему, что умеет культурно развлекаться. А он любил театр!
2-й КОТЕНОК: Чего там любить, в театре? Шум! Народу-у! Меж ног не протиснешься! Непременно отдавят хвост или лапу.
1-й КОТЕНОК: Не въезжаешь. Мачехин барбос любил, что много разных ног! Шныряешь между ними, чего только не нанюхаешься! Кайф! Он и нас, подрастающее поколение, приучал к культуре. Как-то накатил в город бродячий театр. Поставил на окраине, на берегу реки огромную палатку...
2-й КОТЕНОК: А с чего это они надумали играть в палатке?
1-й КОТЕНОК: Ну, я не знаю. Может, им душно играть в доме.
2-й КОТЕНОК: А почему на окраине, на речном берегу?
1-й КОТЕНОК: А, может, чтобы сбежать легче. Если публике не в кайф и она захочет вернуть деньги... Мачехин барбос нас туда повел. Набежали опоздавшие соседские дети. За ними — соседские собаки. И кошки. С друзьями. Целыми семьями! Палатку раздуло. Как в жизни: вечно раздует то тут, то там. Мы, щенки и котята сели в ряд, следим за событиями. У нас хвосты барабанят по земле, а уши прыгают от восторга. Но откуда ни возьмись налетел ветер. Шальной! И давай палатку дергать. Чтобы в реку скинуть!
2-й КОТЕНОК: Угу. Так в жизни всегда: обязательно какой-нибудь отморозок припрется. Которому все пофигу. Лишь бы другим малину обгадить...
1-й КОТЕНОК: Ну! Ветер подергал палатку. Тут из театра один, который этот спектакль придумал, заволновался. Вышел наружу, глядь, а две веревки, что палатку держали, отвязались от кольевв. И отвязанная палатка аж трясется в ожидании счастья. Сейчас, дескать, полечу! Ну, двуногий хвать за одну веревку.
2-й КОТЕНОК: А вторая?
1-й КОТЕНОК: Хороший вопрос. За человеком увязался мачехин барбос. Любопытный! Он решил, это игра такая: ловить трепыхающуюся веревку. Псовый папа бац пузом на другую веревку. А для верности еще и хвать ее зубами.
2-й КОТЕНОК: Класс! Придушил?
1-й КОТЕНОК: Ха! Человек и пес так уперлись! У ветра фиг что вышло. Плюнул и улетел. Тут и спектаклю финиш. Мы по домам: соседи, кошачья и песья пацанва... Довольные! Скачем туда-сюда. А мачехин барбос спросил: чем кончилось в спектакле? И сказал: «Зубы болят. Язык натерло! И в пасти мерзко. От замусоленных веревок. Но ничего! Пусть я ничего не видел. Главное, вы, дети, увидели что-то поучительное. Развились. Ради этого можно и пострадать!»
Влетела Ворона. Слушает болтовню котят.
2-й КОТЕНОК: Куда тебя все время носит?
ВОРОНА: Дак вот слежу сверху: вдруг дворник за своими цацками вернется? Или опять юные двуногие курить и драться придут. Да еще с одуревшими от лежания на диване домашними псинами! Я сверху заранее угляжу.
2-й КОТЕНОК: Да-а... А ведь бывают среди вонючих псов приличные чуваки.
ВОРОНА: Ну, не знаю. Мне одни долдобоны попадаются. Чего видала в окне! Одному двуногому... Умный, зовется у людей ученым, но с закидонами. И ему друзья за какие-то заслуги тоже подарили морскую свинку. Сидит она в клетке. И подходит к ней псина.
1-й КОТЕНОК: Тоже дареная?
ВОРОНА: Я откуда знаю?!
1-й КОТЕНОК: Ты же ворона! Все знаешь!
ВОРОНА: Так не мешай рассказывать! У того двуного уже была живность. Эта самая псина. Может, и дареная.
1-й КОТЕНОК: А я люблю подарки...
ВОРОНА: Что ли, неинтересно? Э! Так не мешай другим слушать! Ну... Ску-у-учно той псине одной, пока хозяин на работе. И она смотрит-смотрит-смотрит-смотрит на морскую свинку. Думает: зачем эта мелюзга тут сидит? И вдруг ка-ак бацнет мордой по клетке сбоку! Морская свинушка ка-ак заверещит! И ка-ак забегает туда-сюда! Псина голову так вот набок склонила. Слушает, балдеет.
2-й КОТЕНОК: А потом? Свинка же в конце-концов остановилась. Да?
ВОРОНА: А псина тут же мордой по клетке с другой стороны ба-аммс! И свинюха опять забегала-заверешала. А псина балдеет. Вот так вредная, охамевшая от безделья псина сделала из невинной морской свинки живую погремушку.
Покаркала, повертелась и улетела.
2-й КОТЕНОК: Она права... Среди двуногих есть такие гады! Как-то в нашем доме один сосед купил бойцового петуха. Та-акой круто-ой!
1-й КОТЕНОК: Сосед?
2-й КОТЕНОК: Он-то шибзик. Петух качок! Сосед его еще настропалял. Чтобы на его победах большие деньги сшибать. И себя крутым чувствовать. А петух, как все настоящие качки, по жизни спокойный. Так сосед что удумал: зерно залил валерьянкой. И петуху скормил! Тот во хмелю выкатился во двор и на всех наезжает! А вокруг никого. Он стал наскакивать на машины. А им-то пфы! И тут я из-за угла высунулся. Он меня углядел и ка-ак припустит за мной.
1-й КОТЕНОК: И что, очень стремно было?
2-й КОТЕНОК: Ха! Отаковский громила! Клювище во! Шпоры на ногах во-о!! Глазищи вытаращил. С перепою в мозгах тьма! Ругается и прет на меня. В угол прижал. Я — на задние лапы. Спиной чую: сзади гладкая стена. Не влезешь. Да и не успеть: пьянище вот-вот шибанет меня своей шпорищей...
1-й КОТЕНОК: А ты что?
2-й КОТЕНОК: А что я? Мне деваться некуда! Я его левой лапой по сусалам — бац! А потом правой лапой с другой стороны еще по сусалам бац! И еще с левой — бац-бац!! И снова правой-левой бац! Бац!! Бац!!!
1-й КОТЕНОК: А он?
2-й КОТЕНОК: Бой выигран чистым нокаутом! Петух сперва стал столбом. Крыло — по земле. И пошел-пошел зигзагами... И вовсе клювом в песок зарылся.
1-й КОТЕНОК: Да-а...
2-й КОТЕНОК (с показной скромностью): Может, ему как раз хмель в мозги шибанул. Его и повело.
1-й КОТЕНОК: Без разницы. Главное, ты продержался. И постоял за себя.
2-й КОТЕНОК: Да. Есть что вспомнить в жизни.
1-й КОТЕНОК: Ты прямо каратист.
2-й КОТЕНОК: Если по правде, я с детства пьяных не люблю! Все трындят, что мы, кошки, лакаем валерьянку, как... Но меня с нее воротит! И чтобы эта пьяная морда на меня перла! Да еще шибзиком-соседом подзуженная!
1-й КОТЕНОК: А знаешь, и среди человеков бывают хорошие.
2-й КОТЕНОК: Иди ты!
1-й КОТЕНОК: Бывают. Мачехин барбос рассказывал: в один театр прислали нового главного. А он страшно орать на всех любил. Нервный такой. И нас, животных, не жаловал. Аллергия у него на нас была. Чих такой беспробудный, что в слезы кидает и морда вся идет красными пятнами. Пупырышками.
2-й КОТЕНОК: Цыпками что ли?
1-й КОТЕНОК: Этими самыми. И все они з-з-ззу-у-удят.
2-й КОТЕНОК: И громко зудят?
1-й КОТЕНОК: Нет. Не-е!
2-й КОТЕНОК: Так чего он тогда? Раз негромко, значит спать не мешают.
1-й КОТЕНОК: Так все вместе! Хором. Но каждая на свой лад!
2-й КОТЕНОК: А! Вот он и орал. Этот главный. Что морда зудела. Еще бы! Каждая цыпка зудит по-своему. Одна: зз-зи-и! Другая: з! з! з! — ззу-у-у! У! Третья: зы-зю! Зы — зюк! Четвертая: зззза-аа-а-а-азж-жж! И когда вот так вся морда зудит хором, то не слышно, как ты сам командуешь! Обидно же.
1-й КОТЕНОК: Знаешь, может ты и прав.
2-й КОТЕНОК: Может, у него на всех аллергия. И на двуногих. Ему надо рулить артистами. А его с них воротит. Как их видит, цыпками покрывается! Весь.
1-й КОТЕНОК: Бывает. Не перебивай! Там вот как было. Делали новый спектакль. И этот новый главный так на всех разозлился, так разорался, что все попрятались, кто где. И тут! Представь! В полной тишине! В совсем пустом зале! Цок-царап... Цых-пых! Цок-царап... Цых-пых!
2-й КОТЕНОК: Привидение?! Призрак Котяры в белом? Без головы!! Голову несет под левой лапой. С усов ширяют молнии! Махнет хвостом налево — тыща... сто тысяч мышей в обмороке. Махнет хвостом направо — мильен собак в отпаде! А в зубах вот такая дли-и-и-и-инна-ая связка сосисок... Жуть!
1-й КОТЕНОК: Нет! Это правда была кошка. Но беременная. Кто-то подкинул к дверям. Она пыхтела, а пролезть в щелку не могла. Тяжело! С таким пузом!
2-й КОТЕНОК: Что она, дура? Чтобы кошка куда-то влезть не могла...
1-й КОТЕНОК: Беременная же! У нее в пузе новые детки. Их беречь надо. Ей самой тяжело. Ты свою маму беременной помнишь? Когда ты в ее животе был?
2-й КОТЕНОК: Знаешь, изнутри — да. А снаружи — нет. А ты?
1-й КОТЕНОК: Смутно... Так вот. Она лезет — и никак. Лезет — и никак.
2-й КОТЕНОК: Жуть!
1-й КОТЕНОК: Ну! Новый главный как заорет: «Что такое?! Кто на репетицию пустил посторонних?!» Помощник молча трясется под столом от страха. Как от привидения... А кошка та-ак посмотрела снизу на главного. Прямо в глаза.
2-й КОТЕНОК: Жуть. И что этот, главный двуногий?
1-й КОТЕНОК: Насупился. Молчит. А та никак не пролезет! И смотрит ему в глаза. А он: «Где все?! Кто поможет бедному животному?» Молчок. Он кошке: «Бедная! Тебя все бросили в беде. Как я тебя понимаю!» И дверь ей открывает. И говорит: «Мужчина должен всегда помочь женщине в трудный час!» И берет ее на руки. И говорит: «Репетицию отменяем! Сейчас же составим график помощи. Назначим дежурного по приему родов. Эта кошачья семья будет нашим священным талисманом! Живым амулетом. И чтоб никто не смел мне топить ни одного новорожденного котенка!! Иначе я вас всех самих утоплю!»
1-й КОТЕНОК: И как все кончилось?
2-й КОТЕНОК: Вроде хорошо. Никого не утопили. В тот раз.
ВОРОНА (опять объявилась): Ну, что? Какие перемены?
1-й КОТЕНОК: А ты сама, что ли, сверху ничего не углядела?
ВОРОНА: Некогда было по сторонам зыркать. За вас, недоростков, мстила.
2-й КОТЕНОК: Как это?
ВОРОНА: Донимала Борьку-котищу, что вас шугал. У меня к нему свой счет. Долбанула его в кумпол. И фьють на качели. Ну, доска через круглое бревно. Борька туда же. Но он тяжелее, и его край качели — вниз. А мой край вверх! Он ко мне лезет, мой край под ним вниз. Я ка-арр ему в морду! И вжик на тот край, что вверху. Котярище за мной! И вниз. Я ему ка-арр! И снова на тот край, что вверху. Так и катаюсь. Ка-арр! Борьку аж трясет! Кар-р! Умаялась.
1-й КОТЕНОК: Ну да. Он тебя катал, а ты умаялась.
ВОРОНА: Тебе, что ли, его жалко? Забыл, как он вас...
1-й КОТЕНОК: Он все же нашей крови. Кошачьей. А ты на всех задираешься.
ВОРОНА: Мы птицы мудрые. Мы всегда на стреме.
2-й КОТЕНОК: Ничего! И на ворон бывает управа. Мне говорил один котище. Он в зоопарк любил ходить...
ВОРОНА: Небось, тырил еду у дикого зверья. Оно в клетках на всем готовом.
2-й КОТЕНОК: Его дело! И он там видел, как горилла ворону ощипала. Живьем! Там ученые ставили опыты: думают ли животные? И привязали гориллу к столбу. Поодаль еда. Рядом палки: горилле рукой не достать, скумекает ли палкой? А тут ворона летала. Вредная очень. Таскала чужую еду. Пока горилла ду-умала — ду-умала — ду-умала... Как накормиться? Ворона хвать банан! Ученые в ступоре: палки на месте. Горилла тоже. А жрачка тю-тю! Опять кладут. Горилла снова ду-умает. И так думает. И по-другому думает. По-всякому. А ворона — бзыммсь! Банан тю-тю. Тогда горилла притворилась мертвой. Как бы за сердце взялась. И тихо-тихо по столбу сползла наземь. И вообще откинулась. Ага? Ворона так глянет. И эдак. Вроде не дышит горилла. Ворона к еде. А горилла ее цап! И раз-раз-раззз! Ощипала живьем. И голой выпустила в люди! Ага.
1-й КОТЕНОК: Класс!
ВОРОНА: Пернатого обидеть может каждый.
1-й КОТЕНОК: Какого... натого?! Пер... на... что?
ВОРОНА: На то! На вон то! И на это! Как долбану по ушастой тыкве!
2-й КОТЕНОК: Да не вяжись ты с ней.
1-й КОТЕНОК: А чего она? Я ей обещал перья повыдергать? И повыдергаю!
ВОРОНА: Ты, никак, себя за гориллу держишь? А не слабо против коршуна?
1-й КОТЕНОК: Чего-о?!
ВОРОНА: Того! Я — коршун! Как он могу: спикирую с неба, и ваших нет. Был случай. Осень. Холодрыга. Ночь. Улица. Фонарь. Аптека. У входа, по краям света от фонаря, сидят друг против друга огромный котище и крыса. Здоровущая! С кошку! Типа бандитка. И котище такой... уличный. Бандюган бандюганом. А меж них... мальцы, умора! Меж ними одна за одной шмыгают мыши.
2-й КОТЕНОК: И крыса с кошарой их не трогают?
ВОРОНА: Хотят, но! Мыши городские ж. Все без разбора тащат. И эти что-то из-под двери аптеки несут. Что они там нашли? Наркоту явно. От этих аптечных мышей несет чем-то непотребным. Котяра и крыса не уверены, что это можно съесть без последствий. А с другой стороны... Кто первый дернется за добычей, тот сам станет жратвой в пасти противника. Вот крыса и кот на мышей поглядывают одним глазом. А другим друг за другом следят. То вправо чуть качнутся, то влево: кто кого обманет? Ну, думаю, сейчас я вам... Как коршун с крыши! И таки коршуном меж них на ближнюю мышь ка-ак...
Оба КОТЕНКА (хором): Ну и?!..
ВОРОНА: Разлетелись! Ночная балда, что в аптеке дежурила, проснулась! Выскочила в дверь врастопырку и в крик: мыши! Мыши! И я слету ей в лоб...
1-й КОТЕНОК: Насмерть зашибла?
ВОРОНА: Как же! Дурынду такую! Она рукой отмахнулась, и меня рикошетом откинуло в аптеку. Тут она сама внутрь вскочила и дверь захлопнула.
1-й КОТЕНОК: И ты попалась!
2-й КОТЕНОК: И она решила тебя слопать!
ВОРОНА: Хуже. Песни стала петь: птичка! Спасительница моя! Кушать хочешь? Я обмерла от такой заботы. А она из какой-то банки сыпанула в ладонь шариков. Такие, цветные, и мне: «Цыпа-цып-цыпа, на! Поклюй витаминчиков. Таблеточки сладенькие...» Тьфу.
1-й КОТЕНОК: Ну, и тяпнула бы чуток. Задарма же.
ВОРОНА: Да меня с них воротит!
1-й КОТЕНОК: С одной-то ничего б не было. Зато узнала бы двуногий кайф.
ВОРОНА: Щас! (Почти в истерике.) У меня от этой дряни перья б повыпали!
2-й КОТЕНОК: Почем тебе знать? (Притворно.) Даже не полюбопытствовала.
1-й КОТЕНОК (подыгрывая 2-му котенку): Теперь и рассказать нечего.
ВОРОНА: Ага. Вот я раз на мусорке полюбопытствовала: что это за штучки в бумажках повыкидывали двуногие? Так после пешком по всем дворам ползала.
2-й КОТЕНОК: А что так? Не леталось?
ВОРОНА: Перья чуть не все повыпадали! Чем о воздух опираться? Вот тогда котяра Борька меня чуть не заловил раза два... Я пряталась по закуткам. По норам. Как крыса. А Борька-котяра меня выслеживал. Шпиен!
1-й КОТЕНОК: Он шарит в мусорках. А ты компьютеры у людей клювавишь.
ВОРОНА: Во-первых, я редко. Дорвись-ка до кнопок! Во-вторых, от электрического кайфа я не ломаюсь, сказала же уже. В-третьих, Борька конченый наркот. Жрет любую дурь. Там сплошь гадская двуногая химия! Мозги и набок.
1-й КОТЕНОК: Ведь как-то он оклемывается. Борька. Покуда
ВОРОНА: Вот же! Если дури не находит, ждет, когда двуногие малолетки сойдутся на мусорке. Нюхнуть или сглотнуть чего-нить. Он трется возле. Чтобы стибрить. Или выпросить. А они угощают. Им смешно! Дворник метелкой гоняет их вместе: двуногих юных долдонов и Борьку-котяру.
1-й КОТЕНОК: Да. Жизнь-жестянка...
ВОРОНА: Да-а...
2-й КОТЕНОК: Чего-то мы отвлеклись. Чем в тот раз, в аптеке-то, кончилось?
ВОРОНА: Что б я не вырвалась?! В форточку протырилась. Сигналка аж завыла. Двуногая мечется, сигналку вырубает и мне, вслед, все: «Птичка, птичка!..»
2-й КОТЕНОК: Может, двуногой скучно было одной. Она тебя враз залюбила.
1-й КОТЕНОК: Да. Пойми поди этих двуногих.
ВОРОНА: Как ты верно подметил! Им только попадись! Среди них есть та-акие... Шлендраю раз по городу и что вижу. Идут мальчишки. И воробьи стайками. Шныряют! Весна! Тепло! И вся стайка пикирует вниз. На посадке-то пернатый вовсе беззащитен. Мальчишка подловил...видно, давно так наловчился! Ногу р-раз вперед! Прямо под садящихся воробьев. И один об его ногу шпок! И все. В отрубе! Малец хвать его в кулак. Воробей оклемался. Торчит из кулака, лапками сучит, головой вертит. Клюв вот так — врастопырку. Пищит...
1-й КОТЕНОК: Ты же сама кричишь: от меня ни один воробей не уйдет!
ВОРОНА: Я же по делу. А не просто так. А тут... Бац! И паморки отшибло.
2-й КОТЕНОК: Ну, все же оклемался. Жив!
ВОРОНА: Ага. В плену. И подло же так. Пацан хорошо наловчился.
2-й КОТЕНОК: Не повторяйся. Может, он его потом выпустил.
ВОРОНА: Как же. От них дождешься. Они, если в раж войдут...
2-й КОТЕНОК: Это да! Так застремают! Даже любимую живность! Так унизят! Озвереешь. Соседи завели масюсенькую собачонку. Йоркширский терьер зовется. Вмещается в ладонь. Двуногие это любят: идешь в гости или, как они говорят, в задвинутый... в продвинутый клуб. Хозяева спрашивают: что это у вас в кармане копошится? Тут двуногий вытаскивает живую игрушку...
ВОРОНА: В карман сажают?! Сдохнуть можно!
1-й КОТЕНОК: Ыгы. Двуногие разве думают о наших чувствах?
2-й КОТЕНОК: Вот. И, значит, на ладонь: какая цацка! Мы так похожи! У меня волосы на лбу дыбом, и у нее. У меня бант над ушами. И у нее на ушах ...
ВОРОНА: Уши бантиком? Животному?! Смерть!
2-й КОТЕНОК: Не сами уши. Бантики на уши. На хвост. И на шею. И сюсюкают: «Тюпочка, наденем попонку! И сапожки! На передние лапки — такие. А на задние — эдакие. А на коготочках — маникюрчик. А сидеть будешь на этой подушечке. И цыц. Только под этой попонкой. И цыц!!! Тюпочка, тебе хорошо?»
ВОРОНА (мрачно): Это они так издеваются?
1-й КОТЕНОК: Нет. Это они так любят.
ВОРОНА: Ну-ну. Сплошные стремалки.
2-й КОТЕНОК: Да. Пойми двуногую любовь! Как да, так: «Тюпочка, голос! На задние лапки! Служить!» А как нет, так: «Сидеть! Не смей тут шлендрать!»
1-й КОТЕНОК: Собакам положено терпеть. Лизать руку хозяев.
2-й КОТЕНОК: Эта не стерпела.
ВОРОНА: А на чем поломалась?
2-й КОТЕНОК: Они: «Доча! Идем знакомиться с парнем. Мы нашли супер!»
ВОРОНА: А что, она сама не могла найти и познакомиться?
1-й КОТЕНОК: Она ж не свободная. А домашняя.
2-й КОТЕНОК: Не в том суть... Старшим виднее. Они — ей: «Купаемся в персиковом шампуне. На жилетку духи жасмин. На хвостик лилейный аромат. На ушки ананасовый. Будешь благоухать, как майский сад! И мальчик...»
ВОРОНА: Да какой животный мальчик станет по доброй воле нюхать такую зверскую девочку! Живность должна пахнуть живностью! А не мармеладом!
2-й КОТЕНОК: Вот! Псинка нюхнула себя и ожлобилась. Порвала просто все! Налила на все ковры, подушки и стулья. Суперкучу наваляла в любимое кресло хозяина. И еще в их домашнюю и парадную обувку. Где в такой маленькой столько взялось?! Погрызла шторы. Рр-р! И обои! Рр-р! Все, какие нашла, гламурные журналы хозяйки. Эти отмерзли! Лезли под столы и висели на люстрах.
1-й КОТЕНОК: Кошмар же!.. У любимой игрушки снесло крышу!
2-й КОТЕНОК: Ну, потом-то, когда оттаяли, они псинке вломили.
ВОРОНА: Двуногим нас не понять... Вот еще про зоопарк. Там завели новых обезьян. Людей сбежалось! Посмотреть. Скачут перед решеткой, скалятся, руками машут, орут! Круче самих обезьян. Дразнятся! Кидают еду! Чтоб обезьяны разгулялись во всей красе. И главный обезьян, серый капуцин, такой... благородного черного цвета. На голове седая шевелюра. Он так вот всеми четырьмя руками за решетку, за прут взялся. Все четыре кулака один на один поставил, подбородком оперся на них, и молча та-ак смотрит на беснующихся человеков. И явно думает: «И эти дикари... Эти, которые запрещают своим детям ковыряться в носу... уверены, что произошли от нас, от благородных животных?!»
2-й КОТЕНОК: А люди не путают? Может, это от них произошли обезьяны?
ВОРОНА (картинно пугается): Иди ты! Не обижай обезьян.
1-й КОТЕНОК: Не поймешь, от кого иные двуногие происходят. Я как-то видел... Когда ушел от мачехи. Бегал зимой по улице. Гляжу: тащит пацан на веревке кошкарика. По снегу. Тот почти задохся. Но еще дергается. И пацан его ногой, ногой, в сугроб давит! Ногой! Ногой!
ВОРОНА: У-у! Я бы налетела, глаза ему повыколупывала!
1-й КОТЕНОК: Сказать легко: налетела! А на деле... Двуногий, хоть пацан, а насколько больше нас! А этот еще какой злобный...
2-й КОТЕНОК: А ты что?..
1-й КОТЕНОК: Что я?! Кошарика в снег давят, и... будто самого меня давит что. Стрем такой, что... Тут какая-то тетка закричала на него из окна. Он струхнул, бросил кошарика — и бежать. Но напоследок его ногой даванул. И еще!
ВОРОНА: Зараза.
1-й КОТЕНОК: Вовсе утопил в снегу.
2-й КОТЕНОК: Придавил? Навообще?
1-й КОТЕНОК: Нет. Двуногая выбежала, кошкица отрыла. Удавку сняла. Трет его. Он с ее руки свисает. Хвост и все. Тряпочкой. Она на него дышит. Он повел так головой. И кончик хвоста так подогнулся. И он тихо мявкнул. Жалобно так.
ВОРОНА: Хвост мявкнул?
1-й КОТЕНОК: Я тебе как мявкну по хвосту! Навсегда нечем будет рулить!
2-й КОТЕНОК: Да ну ее. Чем кончилось-то?
1-й КОТЕНОК: Тетка обрадовалась, когда тот зашевелился! Унесла в дом. Что дальше, уж не знаю.
ВОРОНА: Повезло!
1-й КОТЕНОК: А тебе жалко? Тебе жалко?
ВОРОНА: Да я так... Я понимаю.
1-й КОТЕНОК: Что ты понимаешь? Что?
ВОРОНА: А то! Потому и не люблю тех ворон и галок, которые у людей живут и по-человечьи болтать учатся. Как попугаи.
2-й КОТЕНОК: А чем плохо? Дополнительное образование!
ВОРОНА: Ага! Унижение! Этого не хочешь? Вот еще расскажу.
1-й КОТЕНОК: Откуда ты все знаешь? Что в домах делается, у людей?
ВОРОНА: Летаю везде. В окна позыркиваю.
2-й КОТЕНОК: И что там еще высмотрела? Бойцуха незримого фронта!
ВОРОНА: А вот! У моего академика. Он, как твой вундеркинд, все живое хочет заменить неживым. Двуногие в роботов втюхивают то, чего им самим не хватает. Чего бы они хотели в нас, в животных иметь, а в нас этого от природы нету.
1-й КОТЕНОК: И чего такого в нас нет от природы?
ВОРОНА: А не подстилаемся мы под них, как они хотят! Хотя собаки лижут двуногим руки, и лошади на себе возят, а все же... Строптивы мы слишком!
1-й КОТЕНОК: Ну и что?
ВОРОНА: А то! Вот они делают такой шарик, и там как бы мелюзга живет.
1-й КОТЕНОК: Живая?
ВОРОНА: Нет! Электронный прибамбас. Как бы живая. А ты ее кормишь как бы. Кнопочки жмаешь, а на картинке она жрет-пьет. Или чешется. Значит, ей клево. Если очень тебе благодарна, то даже по-о-о-ет! А забыл подкормить ее, ну, кнопочки помацать, она хиреет и жалобно хнычет. И вовсе умирает. А люди от того так балдеют! В обмороки валятся. Будто всю семью теряют.
2-й КОТЕНОК: Не завирайся.
ВОРОНА: Я не завираюсь! По своему вундеркинду должен знать, чему двуногие подучивают роботов. К примеру, сделали собаку. Искусственную. Она тебя встречает у входа. Она тебе руку лижет. Она тебе тапки приносит. Песни поет. Гавкает на сон чего приятное. А есть не просит! На ковер не гадит! Делает все, чему научишь ее электрические мозги. На ночь выключаешь. А утром втыкаешь проводок в электричество, и она опять оживает. И на задние лапы!
2-й КОТЕНОК: Ну, собаки вообще... Подлизы! Друзья человеков.
ВОРОНА: А роботов-кошек не хочешь? Станцует-спляшет! Бантик на шее! На хвосте! Хозяина лапкой и носом помацает. Мурлыкнет музыку! Какую закажут.
2-й КОТЕНОК: И тоже ничем не пахнет? Кошкой в смысле?
ВОРОНА: Пахнет! Во-ня-а-ет! Любимыми хозяйскими духами.
1-й КОТЕНОК: Не выношу. В городе не пахнет живностью! Двуногим что? Ездят в машинах. Летают в машинах. Прыскают из баночек на себя, на вещи... Все такое вонючее! Куда ни ступишь — какая-то дрянь неживая растекается.
ВОРОНА: Это да. Днями чего-то такое в мусорку вылили... Мы с котярой Борькой нюхнули, едва не... В округе только этот наш закуток нетронутым и остался. И то весь в асфальте... А вчера сюда двуногая малышня заезжала. На двухколесных машинках с моторчиками! Чуете? До сих пор запах держится...
1-й КОТЕНОК: Может, мы, живность, им мешаем? На себе что-то рисуют. Втыкают в себя разные железки. Им самим в себе живое не нравится!
2-й КОТЕНОК: Думаешь, хотят переделать себя в машины?
1-й КОТЕНОК: Может, они себя уже живностью не считают? Им с нами тесно!
2-й КОТЕНОК: Они словно от нас избавиться хотят. На улицу выкидывают! Будто забывают, что им же без нас плохо. Мы даже лечим их.
ВОРОНА: А то! Вот котяра Борька по этой части гений. Вы, кошки, чувствуете, где что у какого двуногого болит. Или что внутри у него не в порядке. И на это место ложитесь и лечите. Но каждая кошка чувствует какую-то одну человечью болячку. Ну, две. Ну, три. Обычно. А Борька тьму болячек чуял. Гений!
1-й КОТЕНОК: А почему говоришь так, будто он?.. Борька еще вон, живой.
ВОРОНА: Да он уже никчемный. Загубил талант. Занаркотил.
2-й КОТЕНОК: Как это?
ВОРОНА: Дак вот! Прикипел к тем двуногим мальцам, что тут на мусорке наркоту глушат. То одной чего полечит. То другому. Они ему дают попробовать всякую дурь. Как бы типа спасибо киса. Ну и... Тю-тю талант-то!
1-й КОТЕНОК: А ты неровно дышишь на этого котяру. Хотя и ворона.
ВОРОНА: Сам дурак!
2-й КОТЕНОК: Ага. (Подыгрывая 1-му Котенку.) Переживаешь за него.
ВОРОНА: Да пошел он! Гоняется за мной!..
1-й КОТЕНОК: Вот. Вас связывает большое чувство. Сперва он тебя гоняет...
2-й КОТЕНОК: ...чтоб перья из хвоста повыдергать!
1-й КОТЕНОК: Потом ты за ним носишься...
2-й КОТЕНОК: ...чтоб долбануть по ушастой тыкве.
ВОРОНА: Да пошли вы! Как щас долбану по ушастым тыквам!..
2-й КОТЕНОК: Да ладно... Лучше скажи: котяру за наркотство ты осуждаешь. А сама подсела на электрический кайф. И радуешься.
ВОРОНА: Говорю же, от этого кайфа ни вреда, ни ломки. Дураки!
1-й КОТЕНОК: Дураки не дураки, а кое-что знаем. Повидали.
ВОРОНА: Ага. Бедные сиротки чего только не изведают!
1-й КОТЕНОК: Ты не очень-то... Я ведь во второй-то раз почему ушел в сироты? Потому что мачеха одна осталась, без мужа.
2-й КОТЕНОК: А куда делся ее барбос?
2-й КОТЕНОК: А у собак, знаешь, тоже бывают докторские таланты. Этот вот мачехин барбос чуял самую страшную болезнь, какая есть у двуногих. Где она прячется внутри. И чего там уже из-за нее начало меняться. Если вовремя учуять, то можно спасти. Вот мачехин барбос и...
ВОРОНА: Вылечивал двуногих?
1-й КОТЕНОК: От этой болезни сходу не вылечишь. Он просто вовремя чуял. Люди это заметили. И забрали его. В какую-то свою лабо... лапу... лабырбырию. Ну, где все эти ученые двуногие или их вундеркинды науку сочиняют.
2-й КОТЕНОК: А как же... Твоя мачеха? И детки ее, щенки? Без отца?
ВОРОНА: А чего двуногим-то! Они разве о таком думают!
1-й КОТЕНОК: Вот я и ушел от мачехи. Чего нахлебником-то быть?
2-й КОТЕНОК: Да. Стремно все устроено.
ВОРОНА: Это да-а. Кабы не двуногие... Я однажды видела... Два голубя гуляли по травке. На газоне. Голубь и голубка.
1-й КОТЕНОК: Семья, что ли? Или так просто?
ВОРОНА: А кто их знает? Подожди. Это когда было? А, весной!
1-й КОТЕНОК: Тогда, наверное, семья.
2-й КОТЕНОК: А почему, если весной, так сразу и семья?
ВОРОНА: Потому, что весной вы, котяры и кошки, орете на крышах.
2-й КОТЕНОК: Причем тут это?
1-й КОТЕНОК: Сразу видно, что ты домашний. Хоть и старше, а не сечешь.
2-й КОТЕНОК: Ну, не секу. Так объясни. Если друг.
ВОРОНА: Он после тебе объяснит, почему по весне голубь и голубка гуляют по газону не просто так. И нежно воркуют! Мы, вороны, голубей-то вообще не любим. Но тут случай особый. Весна! Всем хорошо! Тепло! И голубь вышел на дорогу. Зерно, что ли, увидел... И...
2-й КОТЕНОК: Чего ты замолчала?
ВОРОНА: Вдруг! Вж! И все.
1-й КОТЕНОК: Коршун?
ВОРОНА: Если бы он. Может, увернулся бы.
1-й КОТЕНОК: Да что? Кто-то из нас, кошариев, напрыгнул?
ВОРОНА: По дорогам двуногие в своих машинах гоняют. Голубь с газона — тут как раз двуногий жлоб на огромной машине. И скорость рывком нагнал! Чтобы стукнуть! Видно же! И стукнул. Прямо слету. Такой звук противный. Такой...
2-й КОТЕНОК: Подбил? Как тот пацан воробья ногой?
ВОРОНА: Машина не пацанья нога. Бух! Голубя швырк обратно на газон. И умчался. Машина ревет. Как злая зверюга. И умчался на ней. Голубь лежит на газоне. Вроде целый. Но уже... Подружка его, голубка... которая не просто так. Она так осторожненько идет к нему. Обходит сбоку. Так осторожненько. А он... А он ни фига! Все! Все. Она идет к нему. Молча. Даже не курлыкнет. А он... И мне вдруг так... Мальцы, у смерти есть запах? На меня чем-то повело... Она вот так идет к нему. Молча. Он вот так лежит. А я сама, словно не живая.
1-й КОТЕНОК: Ничего, ничего. Ничего. Ничего... Ничего!
ВОРОНА: Ты чего?
1-й КОТЕНОК: Ничего. Двуногие дошустрят. Мы скучкуемся. Вся живность.
2-й КОТЕНОК: Как это?
1-й КОТЕНОК: А так! Перестанем враждовать друг с другом. У двуногих от удивления глаза на лоб вылезут. И они разом спятят и спрыгнут с катушек!
ВОРОНА: Глаза?
1-й КОТЕНОК: Двуногие! Мачехин барбос еще рассказывал. В одном театре был свой талисман-котище. Гонял крыс. И как-то после гулянки двуногих, чего-то у них сожрал со стола. Или вылакал. И так ему было худо на другой день!
ВОРОНА: Ага! Я знаю. У двуногих после гулянок всегда та-ака-ая ломка!
1-й КОТЕНОК: Лежит этот театральный котище. Сейчас из него дух вон. А мимо бежала местная крыса. В зубах зачем-то несла соленый огурец. Увидала помирающего котяру и от удивления тормознула. И выронила огурец. А котяра, не глядя, цап его. И схрумкал вмиг.
ВОРОНА: Котяра? Соленый огурец?! Это же не ваша еда!
1-й КОТЕНОК: Вот же! Крыса чуть не окочурилась от удивления. А котяра ожил. И с той поры они стали дружить домами. Семьями. Народ прямо не знает, где и ступить-то в театре. Идут, бывалоча, бок о бок котяра и крыса. Болтают о чем-то. Справа-слева поспешают их родственники. Слушают умные речи. Вокруг мелюзга копошится на бегу. Так колонной и шастают по театру...
2-й КОТЕНОК: Шиза-а-а!
1-й КОТЕНОК: Те двуногие в театре думали: крыша у них едет. У всех!
ВОРОНА: Кошмар. (Подумав.) Так им и надо!
2-й КОТЕНОК: А все-таки лучше всему живому жить в ладу. И тем, кто любит бродить сам по себе. Как вы. И кому по нраву — при людях. И людям с нами.
ВОРОНА: И как ты уговоришь двуногих нас любить?
1-й КОТЕНОК: Да. Все же зависит от нрава каждого. И у них. И у нас.
2-й КОТЕНОК: От нас же польза! Мы неверно суетимся, и сразу ясно: гроза идет! Или землетряс. Им вообще приятно нас гладить. У них нервы затихают.
ВОРОНА: А я не люблю, когда меня лапают.
2-й КОТЕНОК: А у них нервы успокаиваются.
ВОРОНА: А я не люблю.
1-й КОТЕНОК: А я когда как.
2-й КОТЕНОК: Но есть же среди двуногих, которые нас любят! Они нас даже лечат. Сами же рассказывали! У некоторых двуногих полный дом живности.
ВОРОНА: Ой, я одну такую двуногую знаю. В вашем доме живет.
2-й КОТЕНОК: Да ее все знают! У нее тьма домашней живности.
ВОРОНА: Только у нее нервы от этого крепче не стали.
1-й КОТЕНОК: А что, были проблемы?
ВОРОНА: Не то слово! Затеяла она уборку. Пооткрывала окна. Ходит по квартире, обмахивает пыль. А ее и ее дочки любимый зеленый попугайчик у нее на плече сидит и на ней по всей квартире ездит.
1-й КОТЕНОК: Она и в его клетке дверь открыла? Тоже для уборки?
ВОРОНА: Вроде того. И вышли они на балкон. Она ка-ак тряхнет половиком! Пыль столбом! Попугайчик в панике. Ффы-ырр! — и ходу в окрестные леса. Или на окрестные чужие балконы. Дочка двуногая в крик. Мамча, вся в горе от негаданной потери, двинула чистить банку-аквариум с домашними лягушками. Ну, и вылила старую воду с тиной в унитаз.
2-й КОТЕНОК: Не въехал. (Нервно.) А лягушки?
ВОРОНА: Вместе с ними. Въехал? Мальцы, ощутили чувства лягушек? Особенно, когда их снесло в слив?
2-й КОТЕНОК: Ши-иза-а...
ВОРОНА: А там был еще крокодил. Карликовый. Но все ж во-от та-акенный! Полез проветриться на балкон. В доме же уборка! Пыль столбом! И вот он свешивается с балкона. Глазеет по сторонам. Дышит кислородом. Какой еще в городском воздухе остался... А двуногая без памяти от горя идет на балкон и снова кличет зеленого попугайца. А крокодюха глазеет. Башкой вертит. Двуногая ему: «Не мешайся под ногами! Иди в дом!» И дзынь его коленом. И он — вжз-зз-зз! Пи-пим! Пи-пим! Как осенний лист, спланировал в простор.
1-й КОТЕНОК: Ни фига себе! Крокодилы по небу шныряют.
ВОРОНА: Мальцы, оценили? Вж-ж! Крокоидел порхает врастопырку!
2-й КОТЕНОК: Как в анекдоте. Летит по небу стая крокодилов. Навстречу им стая кошек. «Крокодилы, вы куда летите?» — «А что?» — «Так сегодня пятница!» — «Ну и пусть. Лишь бы человек хороший попался!»
ВОРОНА: Ему как раз попался хороший человек.
1-й КОТЕНОК: Откуда?
ВОРОНА: А внизу стоял. Сосед. На него крокодил и грюкнул. Тот сразу понял, ну, когда оклемался и в разум вошел... откуда швыряются летучими ящерками. Отнес хозяйке. И тут же принесло обратно зеленого бродягу-попугая.
1-й КОТЕНОК: А с почему так мрачно вещаешь?
ВОРОНА: Он на радостях, что в родном доме, рванул в клетку. Зерна глотать.
2-й КОТЕНОК: Это он от нервов. Из-за переживаний.
ВОРОНА. Ага. Но попалось большое зерно. Или каменюшка. Застряло у него в горле. Зеленый попугаец посинел. Не дышит. Бамс на спину. Тут дочка хозяйки хвать его в кулак, головой вниз, да ка-ак тряханет! Гадость из глотки вылетела, и птичка ожила!
1-й КОТЕНОК: Ур-ра-а!
2-й КОТЕНОК: Вот видите! Двуногие все же нас спасают.
1-й КОТЕНОК: А лягушки с концами. А ведь домашние!
ВОРОНА: Представляешь? И даже в новостях по телевизору о них ни гу-гу.
1-й КОТЕНОК: Ничего. Ничего-ничего-ничего. Им припомнится.
2-й КОТЕНОК (упрямо): И все равно есть двуногие, которые нас спасают.
1-й КОТЕНОК: Ничего. Ничего! Мы без них сможем. На помойках. В лесу.
2-й КОТЕНОК (отчаянно): Не надо врозь! (Упрямо и тихо.) Есть хорошие.
Ворона глянула на одного. Потом на другого. Вдруг пристроилась меж них. И как бы над ними. Вроде как старшая. Взяла под крылья.
ВОРОНА: Думаешь, все же хорошо будет, если оба станете жить у твоего вундеркинда? Хм. Вместе с роботами!
1-й КОТЕНОК: Я привык на улице. Это мой дом. Я там все найду.
2-й КОТЕНОК: И отраву всякую.
1-й КОТЕНОК: Отраву обойду. Что останется... Мне много не надо.
ВОРОНА: А мне много надо! Всего хочу. Если у людей не стащу, найду на улице. Там много всего.
1-й КОТЕНОК: Там свободы много. Она там везде.
2-й КОТЕНОК: И дряни там полно.
ВОРОНА: Заладил! Заело? Дряни везде полно. А на улице, среди того, что люди выкидывают, я такое найду, от чего кру-уто-ой ка-айф!
2-й КОТЕНОК: Не люблю кайфа, от которого крыша едет. Сказал же.
ВОРОНА (мирно): Ну да. На мусорках он неочищенный.
2-й КОТЕНОК (1-му Котенку): Ну, пойдем искать моего вундеркинда?
ВОРОНА: Думаешь, он сильно скучает среди роботов-киберов?
1-й КОТЕНОК: Скучал бы, давно бы уже нашел своего кошарика.
ВОРОНА: Хмы. Может, скучает! А не знает, где искать. (Повертелась.) А что? Глядишь, и я к вам в гости нагряну. Приму электричества в клювик. Ну, ладно. Заболталась я с вами. Прошвырнусь над крышами... (Опять улетучилась.)
2-й КОТЕНОК: Хорошо ей! Вжик — и уже не тут.
1-й КОТЕНОК: Так и не сказала: идет сюда твой домашний пацан или нет?
2-й КОТЕНОК: Может, она его пока не заметила?
1-й КОТЕНОК: Сверху-то? Видать, нам сегодня ничего вкусного не светит.
2-й КОТЕНОК: Значит, решился? Ко мне пойдешь? Хотя бы на чуть-чуть?
1-й КОТЕНОК: Не знаю. Привык я жить сам по себе. Все удобства во дворе.
2-й КОТЕНОК: Не понравится — отдохнешь и уйдешь.
1-й КОТЕНОК: А твой мальчишка огорчится? Если привыкнет ко мне?
2-й КОТЕНОК: Мы, кошкенции, всегда сами по себе. Где хотим, там и...
1-й КОТЕНОК: Нет. Для тебя это вроде игры. А я не люблю огорчать зазря. У меня характер такой. Не люблю зазря. За дело — да. Врежу. А зазря — нет.
2-й КОТЕНОК: Да что ты жмешься? Мой вундеркинд разные штучки придумывает! Чтобы мне было весело играть. Чтобы я мог гоняться!
1-й КОТЕНОК: Не дави. Дай подумать.
2-й КОТЕНОК: Что думать-то тут? Будем вдвоем бить морду тому, кто в зеркале. Я спереди выманиваю, а ты на него сзади! Или ты спереди, а я...
Треск, скрежет. Вкатился, выписывая петли и зигзаги, Кибер. Подмигивает лампочками. Принимает дикие позы, пытаясь привлечь к себе внимание. Ему кажется, что он танцует.
1-й КОТЕНОК: Ой, что это за чучело? Привидение?
2-й КОТЕНОК: Ура-а! Привет от моего вундеркинда! Он недалеко!
КИБЕР (вытанцовывая брэйк, реагирует на голос): Привет, люди!
1-й КОТЕНОК: Мы животные.
РОБОТ: Привет, животные! Будем дружить? Кто первый целоваться?
1-й КОТЕНОК: Вот еще! Очень надо с железякой...
2-й КОТЕНОК: Не вяжись. Он не слышит. Это мой вундеркинд ему в мозги вставил говориловку.
КИБЕР (подплясывает ко 2-му Котенку): Дружище, дай лапу!
1-й КОТЕНОК: Нет, кажется, он и на звук откликается...
КИБЕР (пляшет к 1-му Котенку): И кто же сегодня меня танцует?
1-й КОТЕНОК: Вундеркинд пусть с тобой панькается!
КИБЕР: Панька! Па-аня — па-аня! Паинька! (Почти уцепив 2-го Котенка.) Поиграем? (Повел его в танце.)
2-й КОТЕНОК (вывернулся): Сегодня с незнакомыми не танцую!
1-й КОТЕНОК (пока они оба уворачиваются от Кибера): А еще каратист...
2-й КОТЕНОК: Я вообще не люблю танцы... бестолковые судороги!
КИБЕР: Бестолково! (Поймал 1-го Котенка.) Беспонтово! Танцуем, цыпа?
1-й КОТЕНОК: Мама! Спасите! (Вырвался.)
КИБЕР: Але! Але! Внимание! (Выписывая кренделя, ловит котят.) Вы где?
2-й КОТЕНОК: Помогите! Железные маньяки атакуют молодежь!
ВОРОНА (влетев, со свирепым любопытством): Где?!
КИБЕР: Внимание! Внимание! С вами говорит кибероответчик. После длинного сигнала можете послать на фиг... послать куда подальше... Послать факсом, электронным письмом или нагуркотать чего-го не своим голосом. После длин...
С восторженным карканьем Ворона пала Киберу на спину.
ВОРОНА: Ур-ра! Кайф сам пришел! (Долбит клювом в спину Киберу.)
КИБЕР: Длин... Кря... Послю зка... Гугук! Хре... Ё! Ко, лы, ма... Нэ!
2-й КОТЕНОК: Ты ж ему сейчас питание вырубишь!
ВОРОНА: О-о, какой кайф! Как в клювике зудит! Еще... Еще хочу...
Ворона, словив кайф, повисает тряпкой на спине Кибера, распустив крыло до земли. Робот перестает крякать, бессмысленно машет руками и кружит в диком танце на месте, вертя на себе сомлевшую Ворону.
1-й КОТЕНОК: И ты хочешь вернуться в дом к этому железному чучелу?!
2-й КОТЕНОК: Не к нему! Ведь приятно, когда кто-то тебя погладит. Защитит. Там, куда можно вернуться. Так вот уйти. И вот так вот вернуться. В свое место.
1-й КОТЕНОК: Как это? Вот так вот... уйти? А вернуться... вот так вот... будто ничего не было? А если там уже совсем по-другому?
ВОРОНА (вдруг ожила от тряски): Когда возвращаешься обратно, там всегда все совсем по-другому. (Тюкает Кибера в спину.) Ровнее ходи, железяка!
2-й КОТЕНОК: Главное, это свое место. В него можно вернуться.
1-й КОТЕНОК: Ну да. Вот так вот. А там все уже не так. Вот так вот. Ни фига себе! А с чего же туда возвращаться?
2-й КОТЕНОК: А потому что это свое место. Усек?
1-й КОТЕНОК: А у меня тут свое место.
ВОРОНА: Ага! И тут оно вечное и неизменное.
2-й КОТЕНОК: Сюда все время чужие лезут. А то дворник припрется... Вон, ведро его! Явится сейчас, и котяру Борьку, и нас отсюда метлой... Как мусор!
1-й КОТЕНОК: И уйдем. А после опять вернемся.
ВОРОНА: Ага! Вжик — тама. Вжик — и опять тута!
2-й КОТЕНОК: А сюда какие-нибудь бездомные бродяги придут. Или уличная шпана. Злые. Драку тут устроят. Или охоту за нами. Чужие. Усек? Опять прятаться? А там, где нас ждут и любят... Там все свои! Усек?
Кибер молча топчется на месте в аэробике. Ворона сползла наземь.
ВОРОНА: Нет. Нам, свободным дикарям, этого не понять.
2-й КОТЕНОК: Тоже мне, дикая! Этот... коршун прямо!
ВОРОНА: А что? Сейчас как пойду кругами! (И пошла кружить, кренясь то вправо, то влево.) И еще кругами! И еще! Вот! И еще! И — в глаз!
1-й КОТЕНОК: Отъедь. А то по правде перья повыдергаю.
ВОРОНА: Да ладно. Не пыжься. Ты тут самый младший.
1-й КОТЕНОК: Зато во какой! Во! И во! Не меньше вон его, комнатного качка.
ВОРОНА: Крупнее собственных мозгов в два раза. Все-все-все! Откати. Я не спорю же. Здоровущий, да.
1-й КОТЕНОК: А ты что, не знала? Мы, домашние кошки, если уйдем из дому жить среди природы... почти, как дикие... Мы такие здоровущие делаемся! Как раз почти вдвое! По сравнению с тем, какими были бы, если бы в доме остались.
ВОРОНА: А фиг ли же?
1-й КОТЕНОК: Вот и фиг ли! Потому что самим надо жрачку добывать. Никто не поднесет на блюдечке. Мелочь тут не выживет. Если самим еду добывать.
ВОРОНА: Верно! (Встряхнулась.) Железяка, дуй сюда! Еще кайфа хочу!
КИБЕР (кружит на месте): Где я? Где я? Где я? Кто тут? Кто тут? Кто...
ВОРОНА (примерилась): Это я, твоя нахлебница! Ходи сюда.
КИБЕР: Команда. Принял. Не иду. Голос не тот. С вами не танцую.
ВОРОНА: Ты чего-о?! Только что же чмокались взасос!
1-й КОТЕНОК: Гляди! Что-то железный маньячник смутился.
ВОРОНА: Я ему засмущусь! (Зашла Киберу со спины.) Я сейчас как коршун...
КИБЕР (капризно и жеманно): Ты зачем грубишь своей киске?
ВОРОНА: Что-о?!
2-й КОТЕНОК (смутясь): Мой хозяин... В телевизоре насмотрится всяких фильмов, и оттуда словечки и фразочки киберам вставляет. В говориловку...
КИБЕР: Чую! Чую! Вот! Вот! (Вертит головой.) Любимый голос! Зовет!
Утанцевал в тыл, как балерина, взывающая к незримому принцу.
ВОРОНА (прикрыв глаза): Я бы тебе показала! Кабы не сомлела от потряски и непоняток: эти железяки... не въеду! Они роботы или киберы?
2-й КОТЕНОК: По обоему верно. Роботы они же киберы. Ты ворона. И птица.
ВОРОНА: Это да. Птица я. Я птица! И ворона тоже.
2-й КОТЕНОК: Ага. Как мой хозяин: он мальчик. И он же пацан.
1-й КОТЕНОК (2-му Котенку): Ты уверен, что твой хозяин пацан? А не...
2-й КОТЕНОК: А я не понял!
1-й КОТЕНОК: Может, он — девчонка?
2-й КОТЕНОК: За дурика меня держишь? Да я с ним в ванной ловил рыбок!
ВОРОНА (разом очнувшись) и 1-й КОТЕНОК: Где? Чего-о?!
2-й КОТЕНОК: Того-о! Мой хозяин понаделал рыбок-роботов. Говорящих.
ВОРОНА: Сейчас опять отпаду! Нафиг рыбе говорить? Нафиг рыбке зонтик?
2-й КОТЕНОК: Вот! Он купается в ванне и пускает рыбок-роботов. Говорящих. С зонтиками! Они пла-авают. Пла-авают. Зонтиками пока-ачивают. А я на краю ванной. Лапой их пытаюсь. Цапнуть. Мы ж от природы охотники! А рыбки ка-ача-ают зонтиками. Так и этак. Мешают! Потому я чаще их за хвост мацал. Они тогда орут: «Не цапай! Не лапай!» И даже плюются. Через раз, правда.
ВОРОНА: Вот заразы! Да я бы сразу утопила.
2-й КОТЕНОК: Не тонут. Говорю ж: плавучие киберы. Но если свезет цапнуть их за плавник на спине, под зонтиком... Тут они поют: «Лю-юби-и-имы-ы-ый!»
1-й КОТЕНОК: Ну, ты рисковый. А если в воду слетишь?
2-й КОТЕНОК: А хозяин на стреме! Короче. Я разглядел, мальчик он или нет.
1-й КОТЕНОК: Так чего же тогда этот робот-кибер... такой... Не такой!
ВОРОНА: А ты думал, люди клепают киберов, искусственных этих ин... тел... Интеллитузиков...По своему образу и подобию? Ага! Вундеркиндам же не по нраву, как мир сделан! Не ими. Вундеркиндам вообще все по барабану. Чего им в жизни не хватает, в семье там, в дружбанстве, то они и вставляют роботам.
КИБЕР (подал голос): О, великий! Услышь мои слова восторга!
1-й КОТЕНОК (2-му Котенку, следя за Кибером): Хозяин у тебя... Ну и ну!
Кибер, расширяя броски и пируэты, вот-вот ускачет с глаз долой.
ВОРОНА: Э! Ты куда? А я? (Опять прыгнула Киберу на спину, тюкнула в блок питания.) О-о, мальцы! Ка-айф! (И вновь сомлела.)
Кибер то присядет, то выгнется и все расширяет круги; носится в диком танце, не разбирая дороги и того, что и кто попадется на пути.
1-й КОТЕНОК (уворачиваясь от Кибера): Вот оно, танго смерти.
2-й КОТЕНОК (уворачиваясь): Да это просто те самые грязные танцы!
1-й КОТЕНОК (уворачиваясь): Как думаешь, чего железяка ищет?
2-й КОТЕНОК (уворачиваясь): Может, хозяин послал его за мной?
КИБЕР: Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы, вы где?
1-й КОТЕНОК: А фиг вот! Я такому не дамся! Кыш! Цыц! Стоп, железка!
КИБЕР: Не понял.
1-й КОТЕНОК: Фиг тебе в нос!
КИБЕР: Неожиданное предложение. Надо осмыслить.
И стал, как вкопанный. Ворона свалилась с него.
ВОРОНА (очнувшись): Стоять! Сейчас обратно влезу.
КИБЕР: Не трожьте меня! Я буду отбиваться! Где ты, где ты, мой создатель? Подай голос, о, мой творец! (Застыл в трепетном ожидании.)
1-й КОТЕНОК: Что он несет?! Это его так твой вундеркинд подучил?
2-й КОТЕНОК: Не слушай его. Тот, кто нас всех сделал... Который там.
1-й КОТЕНОК: Кто? Там, вверху?
2-й КОТЕНОК: Везде. И вверху...
ВОРОНА: Там никого нет. Только мошки и мы. Птицы. Но... иногда кажется...
2-й КОТЕНОК: Вот. Когда мы все у того, который везде, получились... Он велел, чтобы двуногие о нас заботились. Моему вундеркинду родители, когда он был маленький, книжки читали. И там про это есть.
ВОРОНА: Это правда. Там и про собак есть, и про кошек. И птиц. Про домашнее зверье и дикое. И про то, чтобы нас любили.
1-й КОТЕНОК: Откуда знаешь?
ВОРОНА: В окна гляжу! Когда телик послушаешь. А другой раз — как взрослые двуногие читают своим детям книжки. Про нас, про зверье.
2-й КОТЕНОК: Вот! И моему родители читали. А теперь он сам это читает.
1-й КОТЕНОК: Ой, я думаю, он для другого читает.
2-й КОТЕНОК: Для чего?
1-й КОТЕНОК: А чтобы знать, как мы сделаны, и чего в нас нету, и втюхать то и другое киберам. А от нас избавиться.
Кибер при этих словах встрепенулся, затанцевал на месте.
ВОРОНА (глянув на Кибера): С двуногими вообще нельзя мирно общаться!
2-й КОТЕНОК: Зато их можно дрессировать. Вот я своего мальца-вундеркинда приучил катать меня на венике.
1-й КОТЕНОК: Иди ты! Как это?
2-й КОТЕНОК: Дрессировать-то его начали еще его родители...
ВОРОНА: У двуногих это называется: воспитывать детей.
1-й КОТЕНОК: А я как раз этого не люблю. Чтоб воспитывали.
2-й КОТЕНОК: А как тогда договорятся меж собой старшие и младшие? От воспитания иногда польза.
ВОРОНА: Да! Как долбанешь мелюзге по тыкве меж ушей, враз успокаивается!
1-й КОТЕНОК: А я все равно не люблю.
ВОРОНА: Да почему?
1-й КОТЕНОК: А потому! Чтоб меж ушей долбали... (2-му Котенку) И за что родители воспитывали твоего хозяина?
2-й КОТЕНОК: Вообще ты верно догадался. Он провода от своих киберов воткнул не туда... или не так... Ну, от электрического питания. И свет выключился. Вообще чего-то погорело. А его родитель по этому... По телевизору как раз смотрел футбол. Или мама глядела про тусовку в любимом модном клубе.
ВОРОНА: Эх, не видела я этого цирка! Как они его воспитывали. Представляю!
2-й КОТЕНОК: Ну, уже после всего они велели ему убрать из-под ног все его самобеглые игрушки. И чтоб еще мусор подмел. Не только у себя в комнате. А по всей квартире. Даже в кухне и в прихожей. И сам вынес. Представляете?
1-й КОТЕНОК: А ты тут причем?
2-й КОТЕНОК: Я ж охотник! Не могу сдержаться! Веник передо мной елозит. (Примерился к 1-му Котенку; тот побежал.) Я на него прыг! (Помчался за 1-м Котенком.) Прыг! (Ворона поскакала за ними.) А моему мальцу это понравилось. (Бегают вкруг отчужденно застывшего Кибера.) Он в меня потычет веником. А я на веник прыг. А он бегает по всей квартире, таскает веник. А я на венике езжу-у-у-у! (Остановился.) Приучил его, короче, меня катать.
1-й КОТЕНОК (тоже встал): А чего так уныло?
ВОРОНА: Накатался-укачался, голова кругом пошла?
2-й КОТЕНОК: Мой вундеркинд по привычке сделал из веника кибера. (Кибер обиженно задрал нос.) На колесиках. Веник на колесиках едет, а я на не-о-ом!
Кибер опять встрепенулся. Ворона насторожилась, но обмякла.
ВОРОНА: А что? Куда как хорошо. Веник на колесиках! Катайся не хочу.
2-й КОТЕНОК: Ага. Малец чего придумал? Что-то в моторчике подделал. И веник вдруг раз, и на ребро, стоймя. (1-й Котенок помчался зигзагами.) Меня сносит. Я его опять догоняю. (Кинулся за 1-м Котенком.) Веник, раз, и на другую сторону торчком! (Ворона — за ними, и зигзагами они скачут вокруг Робота.) Ну, и раз! Веник на всем ходу! Брык! (Встал.)
ВОРОНА и 2-й КОТЕНОК (встали): По мальцу брык?
2-й КОТЕНОК: Опрокинулся. Я лбом ка-ак долбамс в стену. (Кибер торжествующе танцует на месте.) Едва не отключился.
Кибер опять застыл, как чужой. Ворона успокоилась.
ВОРОНА: А вундеркинд твой что?
2-й КОТЕНОК: Смеялся.
1-й КОТЕНОК: Во-во. Используют нас. Как игрушки. И для опытов.
2-й КОТЕНОК: Мы ж им помогаем! Мой меня потом погладил!
1-й КОТЕНОК: Они нами просто пользуются.
2-й КОТЕНОК: Их дети, когда бегут от них, так звери ж их воспитывают! Двуногие же сами говорят: мы одной крови!
ВОРОНА: Ага. А сами — веником! Веником! По ушастой тыкве!
1-й КОТЕНОК: Ну, это мы еще посмотрим...
2-й КОТЕНОК: В книгах сказано, чтоб люди нас считали братьями меньшими.
1-й КОТЕНОК: А чего тогда они с нами так?..
ВОРОНА: А вот так все устроено, мальцы. (Опять примеривается к Киберу.)
1-й КОТЕНОК: И не может быть по-другому? Ворона, ты же все знаешь?
2-й КОТЕНОК: А мне кажется, что может.
1-й КОТЕНОК: А мне не кажется.
2-й КОТЕНОК: А мне... когда как...
ВОРОНА: А я не знаю, мальцы. (Глянула на котят, пошла к ним.) Надо думать о хорошем! Животные служат в доме двуногим... Те кормят за это. Равновесие!
1-й КОТЕНОК: Чего ж они тогда все курочат в природе? В благодарность?
ВОРОНА: Это да. Ни с чего могут напасть. Двуногие. А дикие никогда. Ни на друг друга. Ни на людей. За просто так. Если крыша не едет. Правда, домашние звери, если сбегут, так дичают, что кидаются на людей. И на всех без разбору ...
1-й КОТЕНОК: Это ты про меня?
ВОРОНА: Да не, это я вообще... (Словно прикрыла их крыльями.)
2-й КОТЕНОК: А все же мы все равно к людям жмемся...
Кибер при этих словах опять заволновался и заплясал на месте.
ВОРОНА (следя за Кибером): А куда ж деться! И дикие приходят возле людей пожить. И домашние, кто от людей отбился или убежал, вокруг людей трутся...
1-й КОТЕНОК: Все же ты это обо мне.
ВОРОНА: Да не... Я вон о нем. (Кивает на Кибера.) Ишь, танцует. В поиске.
2-й КОТЕНОК: А как еще нам жить? Зверью? У диких двуногие все перекурочили! В природе. У домашних навыки отбили... Пусть теперь заботятся о нас.
ВОРОНА: Это вроде как все мы вправду у них меньшие братья.
1-й КОТЕНОК: Нет, ты все же точно это про меня...
ВОРОНА: Да про всех я, малолетка настырная! Так ведь и надо: младшие при старших. Науку и помощь получают.
ВСЕ ТРОЕ (глянули друг на друга — и хором): По ушастой тыкве!
1-й КОТЕНОК: А я все равно хочу сам по себе.
ВОРОНА: Чуток сам по себе. Потом опять к ним. А потом опять сам по себе.
1-й КОТЕНОК: Но только чтоб за это по голове не стучали!
ВОРОНА: Это, да. Тут ты прав на все сто.
2-й КОТЕНОК: И что делать?
ВОРОНА: А жить, как жили.
1-й КОТЕНОК: Да зачем все так устроено?!
ВОРОНА: Так хорошо же устроено! Только это понять надо. Говорю же, все равно жить нам всем вместе! И тем, кто прыгает, и кто ползает, и кто летает. Мохнатым, пернатым и двуногим. Совсем зеленым и очень старым. Вместе! Вот это и надо... понять! (Вернулась Киберу за спину.) Чо-нить и выйдет. Хорошее.
2-й КОТЕНОК: А людям кто про это скажет?
1-й КОТЕНОК: Чтоб не переделывали, где не надо?
ВОРОНА: А вот на это я не подписывалась.
КИБЕР (не только снова ожил, но и заголосил): Мой создатель! Я здесь!
ВОРОНА: Эта ходячая железка что-то учуяла. Ой, сбежит!..
Прыгнула Киберу на спину. Что-то загудело. Кибер рванул, едва не уронив Ворону. И пошел кругами — как охотничья собака в поисках следа.
2-й КОТЕНОК: Кажись, мой вундеркинд врубил поисковую сигналку.
ВОРОНА: Может, он послал тебе кибера? Как сигнал! (Долбит Киберу спину.)
1-й КОТЕНОК: Значит (уворачиваясь от Кибера), если мы за ним...
2-й КОТЕНОК: Ура-а! Я допер! Хозяин игрушку сделал! Мне! Чтоб я носился не за бумажкой на ниточке, и не за веником, а за настоящей добычей!
1-й КОТЕНОК: Ты в это веришь?
2-й КОТЕНОК: Должно же быть место, где тебя ждут и готовят тебе приятное!
1-й КОТЕНОК: Ты в это веришь?
2-й КОТЕНОК: Всегда!
ВОРОНА (снова забалдевая): А я когда как...
2-й КОТЕНОК: А я всегда!
Кибер явно нащупал направление и вот-вот смоется, но медлит.
1-й КОТЕНОК: Лады. Так. (Следя за Кибером.) И у меня охотничий зуд проснулся. (Киберу.) Ты! Электрическая дурка! Куда навострилась?
КИБЕР (вдруг совершенно другим тоном): Мне тоже пожить хочется. Мой хозяин меня зовет! Он почистит мне суставчики лучшим машинным маслом...
2-й КОТЕНОК: Э-э! Ты нам рекламный спам не втюхивай!
КИБЕР: Подкрутит все и подвертит. И подсоединит к пита-а-анию!
1-й КОТЕНОК: Оставь. Подружку нашу пернатую. Не твоя.
КИБЕР: Вы на нее дурно влияете.
1-й КОТЕНОК: Ах ты ж... Да я тебя сейчас!..
КИБЕР: Хозяин! Хозяин! (Рванул с места в карьер.) Ты где?! Счастье мое!
ВОРОНА (сонно): Какой пример беззаветной любви! Я даже не ревную...
Кибер мчится по кругу, как балетный танцор, неся Ворону.
2-й КОТЕНОК: Ты! Куда? Стой!
1-й КОТЕНОК: Ну, гонимся за железной чучелкой?
2-й КОТЕНОК: Ой, я чего-то теряюсь... Оно будто выманивает...
Кибер опять танцует на месте, словно выжидая — и завлекая.
1-й КОТЕНОК: Может, довериться? Пока дворник метлой не шуганул.
2-й КОТЕНОК: Или двуногие лоботрясы набегут...
1-й КОТЕНОК: Во! Еще и на вонючих машинах. Пора отсюда двигать.
2-й КОТЕНОК: Туда, где нас ждут?
1-й КОТЕНОК: Неважно, куда... Лучше самим искать свою тропку. Пока не погнали силой и по злобе. А ходячая металлюга вправду словно выжидает...
Кибер сориентировался в определенную сторону и будто разгребает перед собой воду, отталкиваясь ногой — ну, прямо землю роет!
ВОРОНА (смурно): Тпрру-у, попрыгучая железка! У тебя трясучая рысь...
2-й КОТЕНОК: Она приведет нас к моему хозяину!
1-й КОТЕНОК: Думаешь, не обманет?
2-й КОТЕНОК: Класс! Мы его найдем!
ВОРОНА (не открывая глаз, но пафосно): Скакай, сивка-бурка!..
Кибер, как пришпоренный, стремглав стартует, унося Ворону.
КОТЯТА: Ур-ра-а-а!!! Держи! Хватай за косы!!! (Убегают за Кибером).
КОНЕЦ 

© Валерий ВЕЛАРИЙ Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Ростов Великий (0)
Москва, Фестивальная (0)
Северная Двина, переправа (0)
Беломорск (0)
Соловки (0)
Поморский берег Белого моря (0)
Москва, Автозаводская 35 (0)
Беломорск (0)
Москва, Фестивальная (0)
Загорск (1)

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru  

 
 
RadioCMS    InstantCMS