ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Соловки (0)
Беломорск (0)
Москва, Новодевичий монастырь (0)
Поморский берег Белого моря (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Москва, Беломорская 20 (0)
Храм Покрова на Нерли (1)
Лубянская площадь (1)
Москва, Центр (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Зима, Суздаль (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Беломорск (0)
Псков (1)
Суздаль (1)
Беломорск (0)
 

«Посвящения» (сборник «Рифмование» из книги «Опыты словесности») Александр Огородов

article163.jpg
 В.С. ВЫСОЦКОМУ
Тебя кони несли
Рысаки шли в карьер
Ты сдержать их не мог
И уже не хотел
Тебя кони несли
На последний барьер
Ты решил что возьмёшь
Взял аккорд и запел.
 
Тебя кони несли
На последний барьер
Ты от бешеной скачки
Как от водки хмелел
Ты твердил про себя
Тот кто смел тот и съел
Ты решил что возьмёшь
И поэтому пел.
 
Ты упрямо твердил
Тот кто смел тот и съел
Ты решил что возьмёшь
И поэтому пел
Про коней про друзей,
Про шторма про отдел
И что самое страшное
Быть не у дел.
 
Только вдруг рысаки
Стали мёртво - предел
Что за бред? - произнёс
И на миг отрезвел
Что ж видать не судьба,
Лишь подумать успел
И остался не взятым
Последний барьер.
Ваганьково, июль 1986 г.
 
В.М. ШУКШИНУ
Вот моя деревня,
 Хочется сказать…
Нету деревеньки…
 Эх, мать!..
Брошена - забита
 Досками изба.
Чья-то позабыта
 Я судьба.
 
Выросли - слетели
 Из гнезда птенцы.
Взяться не успели
 Саженцы.
К журавлю - колодцу
 Заросла тропа.
Раньше у колодца
 Была толпа.
 
Узелки в охапку -
 Грешны мы!
Уходили в город
 Пешими.
Уходили рано
 Поутру.
Стыли в сердце раны
 На ветру.
 
Господи, помилуй! -
 Отстрадать…
Дай нам, Боже, силы
 Выстоять!
Мичуринск, 4 апреля 1989 г.
 
ВАЛЬС НА СТУПЕНЕЧКАХ (свадебный) В. и С. Кочуриным
Это наша с тобою ноченька
Нет ревнивых подруг-сторожей.
Хоть в подъезде с комфортом не очень-то,
Зато наши все пять этажей.
 
Это наша с тобою лестница
И у нас её не отнять.
Стала лестница нашей крестницей,
А ступенечки будут венчать.
 
Это наши с тобой ступенечки.
На газете конфеты, вино.
Мы сидим, говорим, а времечко
Нам завидует через окно.
 
Это наше с тобой окошечко.
Молчаливый свидетель и сват.
На стене, как крестьянская плошечка
Светит лампочка в сорок ватт.
 
Это наша с тобою лампочка,
И не надо платить не гроша.
Моя, душенька, рыбонька, лапочка,
До чего ты сейчас хороша!
 
Я смотрю, затаив дыхание,
На фату из газетных полос.
Долгожданный обряд венчания
Состоится на острове Грёз.
 
Нет на острове загсов с маршами,
Отдыхает пусть Мендельсон.
И почётный кортеж с мамашами
Пусть досматривает свой сон
 
И шампанское пусть не пенится,
Горько не кому прокричать.
На ступенечках нашей лестницы
Хлебом - солью не будут встречать.
 
Даже, если в негодовании
Дверью хлопнет входной подъезд.
Мы отпразднуем свой день венчания
В самом лучшем из лучших мест.
 
День какой был с утра? Да пятница…
Ночь. Ступеньки. Сидим без ключа.
Но, зато, это наша пятница,
Только наша, и больше ничья!
Декабрь 1989 г.
 
И.Б.
Она, она, сто тысяч раз она.
Нет, нет, не мог, не обознался.
В знакомом почерке письма,
Небрежном почерке письма,
Знакомый профиль прочитался.
 
Из букв всклокоченных причёска.
Их многоточий кроткий взгляд.
Черты лица совсем неброски,
Её черты совсем неброски
И очень простенький наряд.
 
Полуопущенные плечи
Поникли в виде запятых.
Полуоплавленные свечи,
Огнём оплавленные свечи
Застыли вроде понятых.
 
Души порывистой дыханье
Мне навевает между строк
Прошедших дней воспоминанье,
Тех чудных дней воспоминанье,
Минувших встреч истекший срок.
 
Мне навевает между строк:
Ты рядом, я не одинок.
27 марта 1990 г.
 
А. СУХОНОГИНУ
Мой друг Андрюша, я гуляю по Неглинной,
Простой московской улочке старинной
И шлю привет тебе отсюда лошадиный.
Как ты живёшь? И как твои дела?
 
Я, жив - здоров, и вот гуляю по Неглинной,
Такой уютной и не очень длинной.
Могу свободно взять и отобедать в блинной,
Хочу, пойду в кино «Иллюзион».
 
И вдруг подумал, ну гуляю по Неглинной,
Да по столице, да, положим, по былинной,
Но неухоженной и пустомагазинной.
Я здесь живу. - Но здесь ли я живу?
Май 1990 г.
 
М. САВИЦКОЙ
Удар. Безумный блеск в глазах,
И солнце меркнет
На распадающихся швах
Машины. Бред? Нет.
 
До рая - руку протяни
И всё сначала.
Душа из пяток на ремни
Ничком упала.
 
Земля. Пять тысяч до неё -
Батюшки-светы!
Что смерть не страшная - враньё.
О, мама, где ты!
 
В ушах свистела высота.
На миг - прозренье.
Смешна земная суета
В момент паденья.
 
Удар. Тупая боль в виске.
Сознанье слепнет.
И жизнь висит на волоске,
Но жизнь ведь. Бред? Нет!
Октябрь 1990 г.
 
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ (Л. Гришиной)
Жил-был скорпион.
Не агент, не шпион,
Не грек, не француз,
Не гранат, не арбуз,
Не гусь, не индюк,
Не изюм, не урюк,
Не слон, не жираф,
Не герцог, не граф,
Не палач, не судья,
Не король, не ладья,
Не бык, не телок,
Не значок, не брелок,
Не гриб, не лопух,
Не маляр, не главбух,
Не запах, не цвет,
Не темень, не свет,
Не куст, и не пень,
Не грипп, не мигрень,
Не стол, не посуда,
А девочка Люда!
Ноябрь 1990 г.
 
А. ЖАРКОВУ
Пусть перевёрнут знак, и духу тесно,
И чувства не в ладах с холодностью ума,
И с языка «р-р-растак» так просится сорваться:
 
Живи,
Дыши,
Люби
И верь!
 
Пусть окружает мрак, и край отвесно.
Удача в пух и прах, и не полна сума.
Засаленный пиджак вот-вот готов порваться:
 
Живи,
Дыши,
Люби,
И верь!
 
Пусть многолюдье срак, их вонь не лестна.
И жалость на словах
- подлейшая глума.
И заключённый брак, как повод, чтоб расстаться:
 
Живи,
Дыши,
Люби,
И верь!
 
Пусть перекроен фрак, и повсеместно
Бессонница в глазах и полная чума,
И в королях - дурак, и надо пресмыкаться:
 
Живи,
Дыши,
Люби,
И верь!
4 июля 1994 г.
 
ПАПЕ
Я раньше думал о других
Но вот пришла зима
И я совсем забыл о них
Когда пришла зима.
 
Я чёрным белое считал
Но вот пришла зима
Я цвет совсем не различал
Когда пришла зима.
 
Я крепко на ногах стоял
Но вот пришла зима
Я подскользнулся и упал
Когда пришла зима.
 
Я жил легко не выл не ныл
Но вот пришла зима
И белый свет мне стал не мил
Когда пришла зима.
 
Я никогда не уставал
Но вот пришла зима
Я лёг и больше не вставал
Когда пришла зима.
Март 1995 г.
 
КИСЕЛЕВСКУ, Городу моего детства
Я покинул детство рано
Я уехал налегке
Растворился вдалеке.
 
Потерялся на равнинах
Заблудился в городах
Не увидеть и следа.
 
Только память постоянно
Возвращается в то Рано
Где осталось навсегда
Сердце.
2 июня 2002 г.
 
ДОБРОЖЕЛАТЕЛЯМ - НАТЕ ВАМ! Поэту Владимиру Маяковскому
Есть
         Веление души,
А есть
            Убеждение в нужности.
Ни то
          Ни другое
                            Не зависит
                                                От
Внешности
                    Или наружности.
Можно задать любую из тем,
От трагедии
                      До чудачества,
Но согласитесь
                            Количество тем
Не всегда
                   Переходит
                                      В качество.
Положим,
                  Вам даётся заказ
К такой-то дате,
                             К такому-то сроку.
Берёте слова и
                             Рифмуете
                                                На раз,
Но искусству от этого что проку.
Говорят,
                Делать стихи -
                                         Пустяковое дело.
Расставь лишь слова
                                       По размеру,
                                                              Ранжиру,
А потом,
                Брось на диван
                                             Раздобревшее тело
И
    Беснуйся от жиру.
И
    Жди,
             Когда наступит пора,
                                                   Но
Оценят ли потомки,
Как оценили
                       Потом
                                   Сирано,
Современники - потёмки.
 
Каждый занят своей судьбой,
Своим
             Обустройством быта.
И
    Восхищается лишь собой
При людно разве
                               Или скрыто.
И
    Что ему
                   До болящей души,
До рифмы её
                          Или
                                 Строчки.
Был бы тираж
                          Где-нибудь
                                               В глуши,
Да был бы коньяк,
                                  Икра
                                            И почки.
 
Сие
        Веление
                        Живота
Смешно,
                 Да понять его можно.
Пускай
             За строчками - пустота,
Но
      От дивана
                         Отказаться сложно.
И вдруг
              Встревоженный
                                            Червяком
Совести,
                 А может,
                                  Благополучия
Бежит на мост,
                            Или
                                    В гастроном
Спасать себя от
                               Душевномученья.
Или
        Ревнивострастен
                                         К себе
                                                      И другим,
Но изменить
                       Ничего не хочет,
Приткнувшись
                           К грифу «Незаменим!»,
Всё остальное
                            Громит и топчет.
Что ж,
            Господь
                            Ему судия,
Да потомки -
                       Лицо доверенное.
Проникнув в смысл,
                                      В суть бытия
Современника,
                              Оценят содеянное.
Но, коли,
                Вышел ты
                                    На тропу,
И
    Личное
                  Вывернул наизнанку,
Открыл,
               Как на исповеди,
                                                Попу
Свою душонку - голодранку,
То
     Будь любезен
                               Держи удар:
Дело
         Сделано,
                          Слово
                                      Сказано,
А
    Призывные звуки
                                       Фанфар
Наотмашь
                    В сторону
                                       Не заказано.
Впрочем,
                 Советов давать не хочу
                                                             Никому
Никаких,
                  Да и вряд ли надо.
Если
          Есть, что сказать,
                                           Говори,
                                                          Хоть «Му!»,
Но
       Подальше
                           От стада.
8 ноября 2002 г.
 
М. ФЕСЕНКО
Когда опадают последние листья,
Природа уходит в осенний загул,
Когда в беспросветность запутались мысли,
И ветер остатки надежды задул,
 
Когда надоело ждать, что там, рак свистнет?
И птицу удачи уже не поймать,
Когда неудача, как обручем, стиснет,
И просто устанешь надеяться, ждать,
 
Проснись рано утром на зорьке - побудке,
Скинь дрёму - её сладострастную власть,
Откинь одеяло, кивни незабудке,
А после ругнись беззаботно и всласть:
 
«Ах, как хорошо!.. Эх, мать… блин… жили-были…
Ах, чтоб мне пропасть!..» - заколдобило кровь.
Хочу, чтоб тебя в этой жизни хранили
С Надеждою Вера, а сними Любовь!
30 сентября - 4 октября 2003 г.
 
ГРИГОРИЮ ЭПШТЕЙНУ 
(если он не будет против)
Вот такая вот осень!
Листья не пожелтели.
Я курить всё же бросил
По ночам и в постели.
 
Обновленный и свежий
Я проснусь в понедельник.
Я курить буду реже
Только семь раз в неделю.
 
До одной сократился,
Нет ни капли волненья.
Я, похоже, простился
С табаком. Без сомненья.
 
Я расстался с пороком
Почти полюбовно.
Безо всяких зароков,
Легко и свободно.
 
Вот такая вот осень!
Листья не пожелтели.
Я - курить всё же бросил,
А они - не успели.
4-5 ноября 2004 г.
 
КРЕЩЕНСКАЯ ШУТКА (Н. Рубцову)
Я не умер в крещенский мороз,
Хоть крепчал он, аж дух вынимал,
Нос прихватывал, щёки - до слёз.
Я в ответ 150 принимал.
 
Он сердился, пургою грозил,
Мол, смотри, только выйди за дверь,
Ну а я 150 подносил,
Перчик вслед маринованный - зверь!
 
Так соперничали до утра.
Ну, почти, я в четыре уснул.
У меня на «шкале» - полтора,
Он за тридцать, зараза, загнул.
 
Ничего, мы в России живём,
Нам мороз, не мороз - благодать!
Мы по 250, зажуём…
Ну и кто там хотел холодать?..
22 января 2006 г.
 
РОССИЙСКИМ МУЖЬЯМ И ЖЕНАМ,
 (прожившим вместе больше 10 лет)
Ты был выселен совсем
         Из чемодана,
И в пакете не осталось
         Твоего.
Герой выставлен с вещами
         Из романа.
Из романа, между прочим,
         Своего.
Все свидетели - они же
         Персонажи -
Молча слушали, вот с рук им
         И сошло.
В глубине души сочувствовали:
         Как же
Не по - доброму, друзья,
         Произошло!»
Тяжела вязанка с бытом
         И «достала».
Бросить! Сжечь! - не позавидуешь
         Стезя.
Он на «взводе» и она давно
         Устала,
Но казнить тире помиловать
         Нельзя.
Не решаемой задачка
         Оказалась
А условия решения
         Просты…
Нелегка, увы! Совместная
         Усталость.
За собою нелегко пожечь
         Мосты.
Боль со временем утихнет,
         Рассосется,
Зарубцуются следы, и дни
         Пройдут,
Чувство, брошено - забытое
         Проснется,
Биоритмы, вдруг, обратно
         Совпадут.
Пусть, не станет новой битая
         Посуда,
Но падет междоусобиц
         Пелена.
Живы будем, человеки, мы
         Покуда
Разглядим в своем глазу хоть
         Тень бревна.
Киров - Москва, авг.-сент. 2006 г.
 
АЛЕКСАНДРОВУ ВЛАДИМИРУ ИЛЬИЧУ
         в память
Когда в мире людском стало просто
Невмочь,
Он придумал себе катастрофу.
Выбрал время, чтоб некому было
Помочь.
Ну, спасибо, и Богу, и «штофу»!
 
В этой жизни ничто не бывает
Зазря,
От букашки до землетрясения.
Снега нет, так случается, до
Января,
А колеса взрываются по воскресеньям.
 
И реальность исчезла, ушла в
Небытье,
Не успев довершить земное.
ТАМ решили, пора, он закончил здесь
Все,
Но не все здесь закончили трое.
 
Хоть крути, хоть верти, а хоть трижды будь
Прав,
На земле не ищи справедливости.
Шутки плохи с судьбою, сердитой вдруг
Став,
Не простит она дерзкой игривости.
 
Что же делать? Как быть? Кто теперь
Виноват?
Легче легкого сделать им ближнего.
Вывод жизненно - прост, и мудрей, чем
Сократ:
Не играйте на нервах ВСЕВЫШНЕГО!
14 августа 2007 г.
 
К.Г. ЛУКИНУ
Проходят годы, век проходит,
Но возвращаемся всегда
К тому, что навсегда уходит
Из жизни, дома или сна.
 
Тепло ли, холодно там было,
Покой, уют иль суета.
Любовь - она давно остыла,
Да, полно, и была ль она.
 
Безумство юности не вечно.
Всему и время, и свой срок,
Но почему так скоротечно
Засох березовый листок?
 
Погода действует на сердце,
Не будоражит кровь уже.
И безразличен Саша Герцен,
Не восхищает Фаберже,
 
Но, вдруг, в запасниках глубоких,
Гораздо глубже, чем Земля,
Проснется голос лет далеких
И позовет с собой меня.
 
И я уйду. Но вот что ценно,
Дороже чешского стекла,
Важней рецептов Авиценны,
И от того душа светла,
 
Когда мы любим тех, кто живы
И дружбы искорку храня,
Берем невесть откуда силы
Средь заполошенного дня.
28 апреля 2008 г.
 
ДМ. МАЙОРОВУ
Мальчишке, чтобы стать мужчиной,
Нужна беда, нужна война.
Какая, к лешему, ангина,
Когда в опасности страна!
 
Мальчишке нужен страх и подвиг,
Чтобы узнать, зачем рожден.
Принять иль почести, иль постриг.
Возвышен или осужден.
 
Мальчишке боль нужна и раны,
Чтоб научится их терпеть.
Чтоб устоять на поле брани,
Когда в глаза посмотрит смерть.
……………………………………
Росли мальчишки, подрастали,
Прибавив в весе и годах.
А то, во что детьми играли -
Скрывают метки на дверях.
Сентябрь 2009 г.
 
Л.Н.
Как усталого путника
тянет к воде,
Как земля изнывает
от солнца,
Так меня к тебе тянет,
и только к тебе
до последнего вздоха, до донца.
 
Удивительный росчерк
рассерженных губ,
Не даёт мне покоя
ночами.
Пусть я был некрасив, и не ласков,
и груб,
но, что делать с твоими
очами.
 
Они в бездну меня увлекли
навсегда,
как мираж, как оазис
в пустыне.
Пересохшее горло моё
никогда
не устанет шептать твоё имя,
Богиня.
20 июля 2013 г.
 
А. РЕШЕТОВУ
Вечер закрытых дверей.
Шёпот сакральный на кухне.
Хоть бы уснуть поскорей.
Скоро ли лампа потухнет?
 
Жить в ожидании сна,
С чувством тревоги и боли,
И, опускаясь до дна,
Пить и плеваться от соли.
 
Где он, предел бытия?
Где, тот рубеж пребыванья?
Что же в остатке - не я,
Призрак усталого знанья.
Октябрь 2013 г.
 
© Огородов А.Т. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Беломорск (0)
Москва, Центр (0)
Беломорск (0)
Москва, Проезд Черепановых (0)
Соловки (0)
Поморский берег Белого моря (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Покровский собор (0)
Соловки (0)
Москва, Центр (0)

Яндекс.Метрика

    Рейтинг@Mail.ru  

 
 
RadioCMS    InstantCMS