ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Беломорск (0)
Москва, Центр (0)
Москва, Беломорская 20 (0)
Ама (0)
Катуар (0)
Москва, ВДНХ (0)
Северная Двина (0)
Москва, Малая Дмитровка (1)
Москва, Центр (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Москва, Центр (0)
Северная Двина (0)
Москва, Фестивальная (0)
Село Емецк, Холмогорский район (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Поморский берег Белого моря (0)
Беломорск (0)

«Избранное из Новейшей Ирики» Ирина Егорова

article85.jpg
Белый мамонт
 
Я поняла! Мне нужен белый мамонт. Вернее, тот, кто мне нужен, явление в жизни такое же распространённое, как белый мамонт… на Пушкинской площади. 
И.Е.
 
*  *  * 
Я Господу, видать, осточертела –
Молила жутко –
На утренней заре и на вечерней,
И в промежутке:
 
«Не отвернись, услышь, помилуй, Отче –
Такое дело –
Мне надобен не аленький цветочек,
А мамонт белый!»
 
И вот – ты есть! (Услышан вопль дочерний).
Звони, мой чуткий,
На утренней заре и на вечерней!
И в промежутке!
 
Задачка  
 
Всё. Достаточно ревела.
Слёзы горькие утри ж!
Вот он, вот – мой мамонт белый,
Только – вписанный в Париж…
В кружева дворцов и арок…
Нет, ей-богу, зареву.
Я дана тебе в подарок,
Но – вплетённая в Москву!
 
Бог придерживал заначку.
Но – шутник, ему всё мало – 
Он припас для нас задачку
Почуднее интеграла.
 
Что же – выть, как волк с волчицей,
Выгнув шеи по жирафьи?
Может, как-то изловчиться,
Сделать что-то с географией?
 
Тут – слегка подвинуть горы,
Перелить чуть-чуть моря,
Чтоб явилась пристань скоро,
Где бы бросить якоря.
 
Глобус, временем вертимый,
Хоть немного поменять!
Сделай это, мой любимый!
Сделай это – для меня.
 
*  *  *  
Пускай же мы друг друга избалуем…
Беги ко мне, лети ко мне, спеши –
Пронзительным, протяжным поцелуем
Доцеловать до самой до души!
 
В зените солнце, и любовь в ударе,
Природа отдаётся насовсем.
Судьба лишь раз такие встречи дарит,
И то, поверь мне, далеко не всем.
 
*  *  * 
На грани я не устою –
Прыжок – и сердце парашютом.
Ну, а умру – любовь твою,
Осмелясь, снова попрошу там.
 
Почему в Париже снег 
 
Природа нацепила траур белый
И молча терпит инеем разлук.
А мне – ни усмирить живое тело,
Ни дотянуть к тебе горячих рук!
 
Тянусь дорогой, щупальцами ветров,
Кидаю вьюги свой протяжный зов,
Чтобы тебя, за сотни километров,
Потрогать нежно пальцами снегов.
 
*  *  *     
Событие свершилось – ты и я.
Теперь бы нам ещё – со-бытия!
 
*  *  *     
В Париже снега не было ни грамма
Уж сколько лет... И все же, я пришлю. 
Пусть снег к твоим ногам – как телеграмма 
Из наших зим – что я тебя люблю.
 
*  *  * 
Сон убежал… ну, хоть и не ложись.
Внутри гудит – зима, весна ли, лето?..
Ведь нам не даст никто другую жизнь,
И всё случиться может только в этой.
 
*  *  * 
Летаю! И куда же приземлиться?
Я – журавлиха. Воздух мне – земля.
Зачем она нужна – в руке синица?
Предпочитаю – в небе журавля!
 
*  *  *                                              
Сожмёт ли судьба тебя хваткой паучьей                        
И нитью седою –
Я ласковой буду водою текучей.
Я буду водою.
 
Снега закружатся всё чаще и чаще?
Ветра отовсюду? 
Я пламенем буду, от пляски дрожащим.
Я пламенем буду.
 
Скуют одиночества серые плиты,
Молчание злое –
Я буду землёю, плодами налитой.
Цветущей землёю.
 
Заботы обступят дремучею чащей,
Аукнутся эхом?
Я радостью буду, от солнца звенящей,
Безудержным смехом.
 
А если дорога с тобой приключится
В далёкие страны – 
Я воздухом буду пьянящим, душистым.
Я воздухом стану.                                            
 
*  *  *                                  
Врут, что любовь рассудочней с годами.
Вот затопила – и не усмиришь…
И, распластав себя над городами,
Сцепились мы мостом Москва – Париж.
 
Сезоны не сошлись. Ты посмотри же –
Москва в снегу, Париж уже в траве!
Но ты спешишь ко мне – домой в Париже,
И я бегу к тебе – домой, в Москве.
 
Звонок – и припадём как можно ближе:
– Какие мысли бродят в голове?
– Как день твой пролетел в твоём Париже?
– И где металась ты в своей Москве?
 
А я услышу и почти увижу
Твой дом, детей… в окошке – шум ветвей…
Вот «скорая» завыла по Парижу…
Другая вторит ей – уже в Москве.
 
Где берега нам – те ли или эти?
И ждать чего – срастёмся  или, нет?..
Но знаешь, ведь стихии – те же дети.
Нам и за них с тобой держать ответ.
 
Так как же быть – скорбеть плакучей ивой?
Или – лавина, паводок, аврал?..  
А может – умереть такой счастливой,                  
Какой ещё никто не умирал?!.
 
*  *  *   
Вечная любовь случилась с нами.
Время поперёк? Такое дело!..
Вечность измеряется не днями,  
А прорывом через их пределы.
 
Высшая математика      
             
Параллельные прямые
пересекаются в бесконечности.
Неэвклидова геометрия 
 
Мы с тобою живём параллельно – 
Дети, творчество, дом, суета 
Втиснуть каждую жизнь в акварель? Но
Не вместится ни эта, ни та.
 
Минут толпы минут быстротечно…
Стих мой что-то сегодня притих…
А давай забежим в бесконечность – 
Место встреч параллельных прямых!
 
Где угодно – в Одессе, в Марселе –
Где волна свой наморщит атлас,
Наших жизней скрестим параллели,
Чтоб сбылась бесконечность – сейчас!
 
*  *  *  
Меня ты кутал в ласковый Париж.
Он впору – не велик мне и не тесен.
А может, ты меня удочеришь? – 
Укроешь пухом колыбельных песен...
 
*  *  *
Пусть снова заплетаются миры – 
Какой тут нынче – дольний или горний?
Метнётся сердце выйти из игры – 
И ты его захватишь только в горле.
 
И не поймёшь, что позже, что – сперва,
С чего судьба чем дальше, тем капризней…
Такие вдруг посыплются слова,
Которым места нет в обычной жизни!
 
*  *  *   
Вдыхает лес весенний  запах плоти.
Вцепились в землю щупальца корней, 
Чтобы забраться глубже, пропороть и
Могучие стволы поднять над ней.
 
Мы были все всегда одной породой
Давно-давно, ещё до бытия.
Тут место, где сливаются с природой.
И этим местом оказалась я!..
 
Звереет ритм прилива и отлива,
А я послушна – хоть верёвки вей…
И небо в нас уставилось пытливо            
Сквозь пальцы растопыренных ветвей…
 
Друг другу изливаясь, возлежали.
Всё растворилось… – спать, и спать, и спать…
А небеса нас молча умножали             
И, неделимых, множили опять.
 
*  *  * 
Покинув болью стиснувший покров,
Растёт дитя, как дрожжевое тесто…
Мы выросли на целую любовь.
И в прежней шкуре нам уже не место. 
 
Любовь болит,  брыкается, живёт…
Ей невтерпеж – расти готова снова.
И – вон из кожи – снова кожу рвёт.
И просит – формы! Мысли! Дела! Слова!
 
*  *  *
Молчание – игра с огнём – 
Больней удара и пореза.
Мне в душу – тонкий ход конём
Из раскалённого железа. 
 
*  *  * 
В небесах – опять переучёт.
Вся в слезах, раздулась туча флюсом.
Взвившись, змейка молнии течёт, 
Вклинясь между минусом и плюсом.
 
И в объятья влажные приняв,
Дождь промямлит, пробормочет, ну и 
Всю, до слёз, исчмокает меня 
Многократным мокрым поцелуем.
 
*  *  * 
Запрудой время… встало мёртвой глыбой –
При долгом, изнурительном посте…
А сердце скачет пойманною рыбой,
Обшаривая взбрыками постель.
 
*  *  * 
Стираешь памяти рисунки –
Нет ни зарубки, ни запила.
Мороз затягивает лунки – 
Те, что я сердцем протопила!
 
*  *  *
Вернувшись из небытия,
Я – больше, чем исходная.
 
*  *  * 
Хоть зазорчик во времени узкий,
Приезжай, чтоб меня обнимать,
Мой немецкий француз полу русский –
На свою полу Родину-мать!
 
Станешь жаркой любви эпицентром.
И войди, уважаемый сир,
В эти тапки с одесским акцентом –
Филиал твоих стран и квартир.
 
Частушка
 
Я с тобою пала бы
Прямо бы на палубу.
Если нету палубы – 
Пала б – где попало бы!
 
*  *  *   
Все прохожие тупо глазели:
Окна в небо – глаза-бирюза!
А глаза – просто так и без цели –
Бескорыстно горели глаза.
 
*  *  * 
 «так бывает… только очень редко. 
Реже, чем однажды, но чаще, чем никогда»
А.К.
Держусь (иначе не бралась за гуж бы),
Хотя давно стою не на земле.
Я не хочу, чтоб победила дружба –
Ты мне любви до краешка налей! 
 
Так что ж – тупик цикличного сюжета –
Отдушина от, вроде бы, жены?
А мне не дали в небе спас-жилета,
И все мосты на землю – сожжены…
 
Вон человечки – кто спешит из дому,
Кто в дом шагает – с семьями и без…
И, в общем, поздно подстилать солому, 
Когда, скользнув, уже слетишь с небес.
 
Ещё тянусь (а свет слепит и режет) – 
Врасти, спаяться через города… 
Да, «реже, чем однажды»… вправду – реже.
Но чаще, говорят – «чем никогда»?
 
*  *  * 
Печати от порезов и ушибов: 
«Оплачено!» (оплакано, обвыто).
В работе исправления ошибок 
Всё заросло и зеленью обвито… 
 
Не то, не так, не столько, вверх ногами…
Осталось неизменным только имя.
Ведь всё, что с нами было – стало нами,
Сбываясь, мы становимся другими.
 
*  *  *   
 «Париж, Paris, Пари, требующий женского рода в своем родном французском, раскинулся передо мной, как лучшая в мире женщина, предлагающая сделать с ней что угодно и обещающая что угодно взамен.»
А.К.
Не знаю, миг ли, вечность или год, но,  
Изведав россыпь всевозможных сцен,
Со мной ты можешь сделать что угодно!
И что угодно получить взамен.
 
Мой дальний ближний!.. ближе, ближе, ближе! 
Не оторваться, только пригубя.
Соперничать – так уж с самим Парижем.
Ну, а любить – так уж любить тебя!
 
Перед тобой раскинусь… всё отдать ли?
Как золотоискателю – Клондайк.
Желанный мой счастливый обладатель,
Возьми меня живьём – и обладай!
 
Мне хватит жизни. Но никак не меньше.
Так не трудись, не протирай подошв –
В моём лице – найдёшь ты столько женщин!
И в теле – ты не меньше их найдёшь.
 
Не знаю, как, но, не избывши жажды,
Протиснемся сквозь годы, города…
И «никогда» проявится в «однажды»,
Перетекая плавно в «навсегда».
 
*  *  * 
Мы судьбу – за ушком и по спинке
Ублажали… да всё – ерунда. 
Счастье хитро ушло по тропинке,
Что ведёт неизвестно куда.
 
*  *  *   
Буксует сердце, ночь толкая…
Какой мучительный накал.
А я стихами истекаю,
Как смертник кровью истекал.
 
*  *  *   
Намеренно и неслучайно, 
Меня собой заполоня,
Не приучай себя к молчанью –
Не убивай в себе – меня!
 
Рассеянно пожав плечами,
Вполне прилично, не грубя,
Не приучай меня к молчанью –
Не убивай во мне – себя!
 
*  *  * 
В движенье, в асимметрии и в грозах  
Я опытным путём нашла ответ –             
Что счастье в бесконечно малых дозах – 
Не то, что – бесконечно счастья нет.
 
Той самой пробы – из одной породы.      
Боюсь, что я и впрямь твоё ребро!      
И нас макают в жизнь, как электроды,  
Чтоб токи напыляли серебро.
 
*  *  *   
Сыграли шутку силы притяженья.
Круговорот космической игры.
Не выдержав свободного движенья,
Смешались параллельные миры.
 
Рви космы в клочья, как старик Хоттабыч:
Ведь там, куда шутя со мной забрёл,
Нам нужен вездеход таких масштабов,
Каких ещё никто не изобрёл.
 
*  *  *   
Не в суету карьерных лестниц –
В тебя втянул водоворот,
И проживаю год – за месяц.
Я в месяц умещаю – год!
 
Ещё живу и плодоношу. 
Ты на окраине души
Любовь мою тяжёлой ночью
В чужой дали – не удуши!
 
Ты слышишь?.. дышит и стучится,
Ликуя, жалуясь, маня…
Такого больше не случится
Ни у тебя, ни у меня.
 
Частушка 1 
 
Не считаясь, не тая,
Прыгнула в огонь и я…
Только это – жизнь моя,
Это не агония.
 
*  *  *  
Нет, не покой перин и пышек,
Тот, что завалит и растлит,
Я выбираю то, что пишет –
Меня. И что меня растит.
 
 «Там путь закрыт!» – твердили вы, и –
«Не может быть!»
Возможно, но…
Я эту жизнь живу впервые
И ничего не решено.
 
Душа – на вырост. Всё – на вынос…
Как чудо-меленка – коржи, 
Творю я Божую повинность –
Любя, возделываю жизнь.
 
Пусть изойду семью потами…
Пусть нараспашку – каждый вздрог –
Иду воздушными путями,                           
Где нет проторенных дорог.
 
*  *  *
Сидит на ветке стрекоза
И с нею мы – точь-в-точь.
Не погаси мои глаза!
Спаси – не обесточь!
 
Дачные планы  
 
Сад засадить во всех углах
Черешней, персиком и сливой.
И отразиться в зеркалах,
Где видел ты меня счастливой.
 
*  *  *
А мне б вести в своей отчизне,
У грядки лёжа на диване,
Вегетативный образ жизни…
И размножаться почкованием!
 
*  *  *
Где же, наконец, эксплуатация?
И к чему такая я приличная? –
Я – твоя российская плантация!
Я – твоё хозяйство заграничное!
 
Памятка профессору 
 
На далёкий небоскрёб
Пулей прилетела б я,
Вся тебе досталась чтоб –
Загорелотелая!
 
*  *  *
Вся я в мыле, рутину гребя, 
Мне б дожить от тебя – до тебя.   
 
*  *  * 
Запрудой время… встало мёртвой глыбой –
При долгом, изнурительном посте…
А сердце скачет пойманною рыбой,
Обшаривая взбрыками постель.
 
*  *  *
Всё, отхожу, сдаюсь без боя.
Что радости – с тобой в борьбе?
Я предоставлена тобою –
На растерзание себе.
 
Холодный спрут мне сердце, руки
Связал и потащил ко дну.
Души задраиваю люки
И ухожу на глубину.
 
*  *  *
Что? Родные? Мы не оскорбим их.
Я – отдельно. И отдельно – ты.
Лучше ампутировать любимых
Под анестезию суеты.
 
*  *  *
Ну, вот и удушено пламя…
И, сжав меня в тёмном углу,
Амур, упираясь ногами, 
Корчует из сердца стрелу.
 
*  *  *
Посреди дороги Млечной,
Городов, морей и стран,
Как чахотка, скоротечный, 
Восьмимесячный роман…
Море
Взвыло от края до края,
Мышцы решило размять,
С ног поцелуем сбивая,
Тащит к себе – не разнять. 
 
Пенный оскал разевая,
Видит – скачу и дразнюсь –
Пробует, мнёт – какова я
Буду на ощупь и вкус?
 
Да! Заверти – я такая –
Сердца проси – не руки!
Море, кипя и лаская,
Рвёт с меня все лоскутки.
 
Мощью взбухает громадной,
Чувства не может избыть.
Море – любовник мой жадный –
Знает, как нужно любить!
 
*  *  *
Тебе – покой и кодекс прав дан.
Мне вздох – шипящий уголёк.
И чем ты более оправдан,
Тем безнадёжнее далёк.
 
*  *  *
Проститься, решить, доказать и – 
В такси, переулки, дома…
Но мы, поперёк обязательств,
Сойдём этой ночью с ума.
 
Что ж пропасть висит между нами? –
Содрать, и с одеждами – вон!
И искру добудем, и пламя – 
Из тех, первобытных времён!
 
И ввысь унесёт ультразвуки,
И хлынет с рычанием вниз,
Навзрыд отвергая разлуки,
Голодной любви вокализ.
 
*  *  *
Слушать чаек скрипучее соло.
Их следы распознать на песке.
Стать бы пеной морскою и солью.
Или мячиком в детской руке.
 
Горизонт проскакать на коне бы, 
Ветром гладя упругую стать:
Не читать ничего, кроме неба,
Ничего, кроме волн не листать.
 
*  *  *
Всё. Ты – не мой. И я немею,
Быть не твоею не умея.
Нас проглотила немота. 
И ты – не тот, и я – не та.
 
*  *  *
Ты вырван из меня… я не судья.
Героем вышел, как из битвы, и
пролом, что ты оставил, уходя,
имеет очертания твои.
 
Изрешетилась мыслями до дыр.
Ни сердцем не понять, ни головой…
В пролом гляжу, уставясь в этот мир,
А мир – в меня глядит – сквозь абрис твой.
 
*  *  *
Жизнь понеслась вприпрыжку, вроде. 
Забыты «если б» да «кабы»…
Вот только ноет к непогоде
Сокрытый перелом судьбы.
 
*  *  *
Ни суеты, ни слов не надо.
Жить необдуманно и мудро.
И раствориться рафинадом
В стакане солнечного утра.
 
*  *  *
К тебе, отягчённому знания суммою,
и всяческих стран повидавшему виды,
застрявшему где-то в пределах разумного,
затёртому там, как во льдах Антарктиды – 
 
чего простираюсь сквозь ветры и ночи?
Ведь ясно, что не дотяну я конечность…
но пусть хоть сигналы тебя пощекочут,
где кроется жизнь, обрамлённая в вечность…
 
*  *  *
Голос ли кинешь, вонзишь ли око –
Пусто, безлично и одиноко.
Без горизонта, краёв и брода –
Неограниченная свобода!..
 
*  *  *
Уйти, куда глядят глаза –
За близь, за даль, за небо – за…
 
*  *  *
Нет, ни конца не видно, ни краю.
Я не болею. Я умираю.
 
«Я умираю»? Нет, соврала –
Не умираю. Я умерла.
 
*  *  *
Когда оскал зеркал белее мела,
Я жизнь симулирую умело.
 
*  *  *
Хотя бы вздрог надежды робкий!
Что – боль? Какая ерунда!
О, нескончаемые скобки 
От никого – до никогда!
 
*  *  *
Ох, и сердце моё – дойная корова…
Я и мёртвая – 
живей тебя – живого!
 
*  *  *
Крадутся стрелки перегнать друг друга,
Сбежать сквозь время, в вечности висеть…
Забыв, что просто бегают по кругу,
Бессмысленно, как белки в колесе 
 
*  *  *
Заверить всех, что всё в порядке
И вытечь в космос, как бы – в прятки…
Свернуться в Божьей бороде, 
Чтоб не сыскать себя нигде.
 
*  *  *
Я просто – из света –
и руки, и губы, и талия…
и молния – 
это
среда моего обитания.
 
Забвеньем одета,
вовне вылетаю и таю я –
и хвост от кометы
мои нарисует скитания.
 
Тоски аппетиты – 
почище, чем стаи пираньи.
Всё верно – не жди ты –
разъята… убита – не ранена.
 
Не ведаю, где ты,
не помню, во что мы играли и
боюсь, что из Леты
вернусь через вечность – не ранее.
 
*  *  *
Ещё один из жизни вычтен год.
Учёт утрат и боли заверши…
А если подсчитать наоборот? –
Умножить время 
на прирост души?!!
 
*  *  *
Как кличет сквозь космос – сигналами разными,
Почти отчаявшийся уже, 
Безумный учёный – собратьев по разуму,
Так я – любимого по душе!
 
*  *  *
Можешь не двигать горы,
Господи, сделай милость,
Дай мне мужчину – впору!
Или слегка на вырост.
 
© Егорова И. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Троицкий остров на Муезере (0)
Беломорск (0)
Поморский берег Белого моря (0)
Москва, Центр (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Долгопрудный (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Беломорск (0)
Поморский берег Белого моря (0)

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru  

 
 
RadioCMS    InstantCMS