Регистрация Авторизация В избранное
 
 
открыть ТМДРадио в отдельном окне
Художественная галерея
Собор Василия Блаженного (0)
Храм Христа Спасителя (0)
Дмитровка (0)
Старая Москва, Кремль (0)
Псков (1)
Лубянская площадь (1)
Загорск, Лавра (0)
Ростов Великий (0)
Старик (1)
Ярославль (0)
Загорск (1)
Зима, Суздаль (0)

«Вернуть папу» (Рождественская пьеса-сказка) Светлана Тишкина

article303.jpg
Шорт-лист конкурса «Время драмы, 2016, зима» Номинация «Пьеса для детей»
 
Преамбула
На широком подоконнике, за шикарной гардиной – всем соседям на зависть! – стояло несколько расписанных под гжель цветочных горшков. В них, в удобренной земле росли комнатные цветы. 
Сегодня на подоконнике был праздник. Расцвела красная роза. 
Традесканция (шевельнув копной фиолетовых листьев). – Поздравляю с первым цветением!  
Роза. – Спасибо. Я так мечтала распуститься! И вот, это свершилось. 
Традесканция. – Сегодня ты стала взрослой – Розой во всей красе! 
Розе было очень приятно. Она никак не могла налюбоваться своим отражением в окне. 
Фиалка. – Ещё вчера ты была всего лишь несколькими зелёными скромными листиками, а теперь... Настоящая красавица! 
Традесканция. – Ну и как тебе новые ощущения? Когда мы распускаемся, в нас начинает говорить нежность! 
Роза. – Да, я чувствую её! Это так приятно, необычно… Но почему мне так холодно? 
Традесканция. – Холодно? 
Роза. – Да, я совсем озябла! Я думала, что так и должно быть. Я же впервые цвету. 
Традесканция. – Но под тобой горячая батарея. Цветам даже вредна такая жара. Ничего не понимаю. Жаль, я ещё не набрала цвет, не могу сравнить ощущения. 
Кактус. – Она права, – пробасил, стоящий на трёх подпорках-костылях кактус своим цветком-граммофоном. – Я тоже мёрзну. Но думал, что это мой старческий ревматизм виноват. Э-хе-хе… Не часто красоваться приходится. 
Фиалка. – Я почти отцвела, мои сенсоры уже притупились, но и я чувствую этот леденящий холод, о котором вы говорите. Я знаю причину. 
Традесканция. – Ты так часто цветёшь! Конечно, кому, как ни тебе разобраться во всём. Так в чём дело? 
Фиалка. – Я молчала об этом в благодарность за правильный уход за нами. Здесь очень красиво, но там, за гардиной… поселился душевный холод. Из дома ушла Любовь. А без Любви, ни нежность, ни красота не согреют.
Роза (в волнении). – А она вернется? 
Фиалка (вздохнув). – Когда люди ссорятся, они считают, что навсегда.
Роза. – Но разве можно жить в таком холоде? 
Фиалка. – Нельзя. Вот поэтому Любовь возвращается.
Роза. – Пусть она быстрее возвращается, иначе мы все тут замерзнем…
 
Действие первое
Гардина отъезжает в сторону. Миловидная женщина собирается полить цветы. И тут она видит расцветшую розу.
Мама Лиза. – Какое чудо! Я так ждала, когда расцветет моя роза! Она не подвела мои ожидания – настоящая красавица!
Женщина поливает цветы и любуется розой. Начинается танец цветов. Они кружатся вокруг хозяйки, стараясь отблагодарить ее за заботу. Женщина сначала поддается очарованию своих любимцев, и начинает танцевать вместе с ними, но потом резко останавливается.
Мама Лиза. – Не время для танцев… когда такое горе в семье. Никогда не прощу его! Никогда! Как можно бросить меня, детей и уехать неизвестно куда, неизвестно к кому, неизвестно зачем, лишь бы подальше отсюда?! 
Женщина села на диван и залилась горькими слезами, закрывая лицо руками, а потом и вовсе замерла в этой позе. Вокруг неё закружился целый хоровод холодных белесых вихрей. Так продолжалось до тех пор, пока во дворе не залаял большой сторожевой пес.
Мама Лиза. – Что это я? Дети из школы вернулись, а у меня еще и обед не разогрет! Негоже, чтобы они мое распухшее лицо видели!
Она спешит удалиться на кухню. 
Сторожевой пёс Барк, важничая всей своей служебной выучкой, завёл детей домой. Мальчик Ваня и девочка Аня, смеясь, обняли пса в благодарность за его старание.
Ваня. – Барк, Барк, хороший пёс, любимый наш Барк!
Аня. – Ты самый умный, самый добрый сторожевой пёс на свете!
Барк. – Гав, гав. А вы – самые лучшие хозяйские дети в мире! Даже не знаю, чтобы я без вас делал. Сидишь во дворе и ждёшь, когда вы со своей человечьей школы придёте. 
Аня. – Ну ты же знаешь, Барк, что так надо. Все дети должны ходить в школу.
Барк. – Но уж очень долго! Волком выть хочется, пока вас нет! С тех пор, как пропал хозяин…
Ваня. – Не начинай, Барк. Забыл? У нас в доме эта тема – табу! Нельзя об этом напоминать. А то Аня снова плакать начнёт.
Барк. – Гав! Не буду больше…
Аня. – А что, только я, что ли? А ты не плакал разве вместе со мной?
Барк. – Гав, гав, гав! Это я, старый пёс виноват... Напомнил…
Барк, стараясь исправить ошибку, решает поиграть с детьми.
Барк. – А ну, кто тут куксится? Сейчас я его догоню, догоню и как забодаю! 
Ваня. – Ты же не баран, чтобы бодать?!
Аня. – И не корова. И у тебя рогов нету!
Барк. – А вот это мы сейчас увидим!
Дети, взвизгнули и стали убегать от Барка, а он их хватать и бросать на диван. Они разыгрались, и вдруг девочка крикнула: 
Аня. – (весело) Ты с нами прямо как папа играешь! (грустно) Но ты всё равно не папа…
В этот момент всё замерло. В обездвиженной картине вновь закружился хоровод холодных вихрей. 
В комнату вошла мама Лиза.
Мама Лиза. – Анечка, Ванечка, вы пришли? 
Она увидела застывшую картину, но дети тут же ожили и с криками «Мама, Мамочка! Родная!» обняли маму. 
Мама Лиза. – А кто тут столько холода напустил? Зима на дворе, нельзя двери открытыми оставлять…
Аня. – Мы закрывали двери.
Ваня. – Мы просто с Барком играли.
Мама Лиза. – Это хорошо. Барк, спасибо, что привёл детей, но пора тебе на службу заступать. Кроме тебя охранять нас некому…
Барк. – Хозяйка, уже ухожу, но вы должны знать: табу больше нарушать нельзя!
Мама Лиза. – Какое табу? Барк, ты о чем?
Барк. – Сами знаете. Нельзя напоминать о вашей ссоре с хозяином… Всё-всё-всё! Молчу-молчу-молчу! И вы молчите. Тс-с-с-с!
Мама поняла и согласно кивнула головой.
Аня. – Мама, мне холодно! 
Мама Лиза. – Доченька, надень кофту.
Ваня. – А я пойду дрова для камина принесу. Папа всегда в таких случаях камин разжигал...
Мама испугалась, но было поздно, все снова застыли. Это длилось всего несколько секунд, потому что Барк был на чеку и спас ситуацию:
Барк. – Р-р-р-р-р. Гав-гав. Я вам не сосулька какая-нибудь. На меня это не действует. Гав! Гав! Гав! Аня! Ваня! Хозяйка! 
Мама опомнилась:
Мама Лиза. – Ой, что это мы… Пойдёмте, я вас горячим супом лучше накормлю, а потом уже за дровами вместе сходим и камин разожжём.
И она повела детей на кухню.
 
Действие второе
Папа Илья шёл, шёл по дороге да устал. Сел на лавочку в каком-то парке какого-то города.
Папа Илья. – Что же это я делаю? Иду куда глаза глядят… А куда они глядят? Куда я иду? Зачем? Сил уже нет идти… Спать хочется, а спать нельзя. Мороз крепчает. Можно заснуть и не проснуться… Анечка, Ванечка, Лиза! Мои любимые, как вы там без меня?..
Сказал это папа Илья и заснул. Вокруг него тут же закружили знакомые белесые вихри, но их прогнали красивые резные снежинки. 
Снежинки. – Он же замёрзнет! 
Снежинки. – Он же теплокровный обычный человек. Нельзя ему здесь оставаться!
Снежинки. – Минус десять дедушка сегодня наморозил. Расстарался на радостях!
Снежинки. – Надо что-то делать!
Снежинки. – А что мы можем? Мы только маленькие снежинки!
Снежинки. – А давайте ему снежную шубу сплетём. Если все вместе постараемся, то быстро его укроем.
Снежинки. – Но снег мёрзлый. Человека не согреет такая шуба.
Снежинки. – А дедушка рассказывал, что на севере люди из снега себе дома делают и в них живут. Игла называется. Снаружи мороз, а внутри таких домов тепло.
Снежинки. – Не иглА, а иглУ! Эскимосы такие делают. А тепло там, потому что люди тёплые, они теплом дышат, и они ещё огонь разжигают. Он вообще горячущий. Мы бы в одно мгновение растаяли…
Снежинки. – Так мы что, будем разговоры разговаривать или спасать человека? Решили шубой снежной укрыть, так за работу! У меня и спицы с собой есть. Их Снегурочка нам для добрых дел оставила.
Снежинки. – Молодец Снегурочка! Как знала, что они понадобятся. За работу, подружки! 
Снежинки. – За работу!
Снежинки сплели замерзающему папе Илье пушистую снежную шубу и укрыли его ей.
Постепенно стемнело. Из дальних странствий возвратясь, шёл через этот парк в свою родную обитель монах. За спиной у него рюкзачок небольшой висит – идти не мешает. Идёт он и песню свою молитвенную поёт, всё злое в округе отгоняя. 
«Богородице Дево, ра­дуй­cя, Благодатная Ма­рие, Господь с Тобою: благословенна Ты в же­нах, и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших.»
Увидел монах снежный сугроб на лавочке, удивился. Везде снег утоптанный, нового не выпадало, а тут целый бугор образовался. Подошёл, рассмотрел поближе. Увидев спящего мужчину под снежной шубой, ещё больше удивился, озаботился. Как понял, что живой ещё, стал будить.
Монах. – Э-э-й! Злой ты или добрый человек, а замёрзнуть не дам. Господь благословлял помогать людям, а не в беде бросать. Вот и меня послал, видимо, в это безлюдное место! Вставай, просыпайся!
Папа Илья (просыпаясь). – Не простит она меня! Никогда не простит!
Монах. – Никогда не говори никогда. Человеку то неведомо. Да и кто она-то? 
Папа Илья. – Лиза моя!.. 
Монах. – Пойдем в нашу обитель. Там у меня в келье печь большая такая, русская. Растопим её, чайку горячего на травах сварим. За ним и поговорим.
Илья, пребывая ещё в каком-то оцепенении, встал с лавочки. Белая шуба, сплетенная снежинками, упала. Монах поднял её, рассмотрел, пощупал-пощупал и снова водрузил на плечи мужчины.
Монах. – Странная какая шуба! Ты был накрыт ею. Да от неё просто пышет теплом! А красивая какая! Она больше женщине подошла бы. 
Папа Илья. – Не моя это шуба.
Монах. – А кто хозяйка её, не знаешь??
Папа Илья. – Не знаю. Сам удивлен. 
Монах. – Видимо, кто-то очень сильно любит тебя.  
Папа Илья. – Была любовь, да сплыла. Никому я больше не нужен на всём белом свете. Если не прогоните, остановлюсь на несколько дней у вас в обители. Устал брести неизвестно куда, неизвестно зачем. Я работящий, любое дело в руках спорится, помогу чем могу, а там… дальше побреду по белу свету.
Монах. – Эх ты, горемычный! Беда, видать, тебя из дому выгнала. Ну да ничего, помолимся вместе. Может и откроет Господь выход из безвыходного положения!
Папа Илья берёт сумку с вещами и идёт за монахом. Монах вновь запевает свою молитвенную песню:
«Богородице Дево, ра­дуй­cя, Благодатная Ма­рие, Господь с Тобою: благословенна Ты в же­нах, и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших.»
 
Действие третье
Дед Мороз сидит в своём снежном тереме и с помощью сказочной лупы разглядывает карту своих снежных владений. Снежинки прибежали к деду Морозу и рассказывают: 
Снежинки (наперебой). – Дед Мороз, дед Мороз! 
Снежинки. – А мы человека спасли! 
Снежинки. – Он на лавочке в парке заснул! 
Снежинки. – Он бы замёрз!
Дед Мороз. – Сколько раз вам повторять? Вы простые малые снежинки. Вы не можете никого спасти.
Снежинки. – Но мы сплели ему красивую снежную шубу!
Снежинки. – Мы укрыли его ею!
Снежинки. – И он не замёрз, кажется...
Дед Мороз. – Шубу, говорите, из снега сплели? Вот, идите сюда, посмотрите! Мое сказочное увеличительное стекло нашло на снежной карте этого человека. Вон и ваша шуба висит на вешалке в келье у монаха. Видите? А что там ещё недалеко от вешалки находится?
Снежинки. – Стол стоит, на столе две чашки, сухарики на тарелочке.
Дед Мороз. – А ещё что?
Снежинки. – Печка! Печка большая!
Дед Мороз. – Вот именно! Печка! А в печке что горит? 
Снежинки. – Огонь.
Снежинки. – Да. Огонь. Яркий такой! 
Снежинки. – Там жарко, наверное. Мы бы все сразу растаяли.
Дед Мороз. – Вот именно. А почему же шуба, если она из снега сплетена, висит и не тает? 
Снежинки. – Ой, и правда, дедушка, точно, не тает.
Дед Мороз. – Не дедушка не тает, а шуба ваша не тает!
Снежинки (смеются). – И дедушка не тает, и шуба наша не тает.
Дед Мороз. – Ну, со мной-то всё понятно, я из сказки. Но вот почему шуба, которую вы из снежного мороза сплели, возле печки висит и не тает?
Снежинки. – Мы не знаем, дедушка Мороз. Мы же только маленькие снежинки. Мы просто пожалели этого человека и захотели спасти…
Дед Мороз. – Вот то-то же! Это же чудо! Ваше сострадание, ваше желание помочь, с Божьей помощью, сотворили это чудо! А вот теперь и ответьте на вопрос: так из чего была сплетена эта шуба? 
Снежинки (очень неуверенно). – Ну, если не из снега, тогда… из любви?
Дед Мороз. – Ну а чего так неуверенно? Вся Жизнь на земле зиждется на этом чувстве. Не будет любви, никакая жизнь не продолжится! Не мороз мой губителен, а равнодушие человеческое! Когда же поймут это люди?
Снежинки очень обрадовались словам деда Мороза. Они тут же стали кружиться в хороводе и петь песенку.
Снежинки (хором). – 
Мы малые снежинки,
Спешим на помощь людям,
Сегодня на тропинке
Мы сотворили чудо!
Дед Мороз. – Вы стали мне хорошими помощницами. За это я возьму вас с собой в рождественскую дорогу. Одному мне трудно уследить за всеми моими снежными владениями.
Снежинки. – Ура!!! 
(Поют)
Мы с дедушкой Морозом
Поедем в гости к детям,
Со сказочным обозом,
С подарками, с медведем.
В терем заходит медведь Михайло.
Михайло. – Дед Мороз, в дорогу всё собрано. Тройка белоснежных коней копытами бьёт от нетерпения, звезды в небо выбивает. Так хочется им пронестись по матушке Святой Руси!
Дед Мороз. – Вот и отлично! Спасибо тебе, Михайло, за расторопность. К Рождеству Христову нужно успеть навести порядок во всём зимнем царстве. Снежинки, захватите с собой моё увеличительное стекло и карту моих владений, пригодятся в дороге.
Снежинки выполняют поручение.
Михайло (чешет затылок). – Вот только не знаю, хватит ли в этом году подарков всем детям… Сбился я со счёта давеча…
Дед Мороз. – Вот как? Ай-яй-яй… Михайло… Что же делать-то теперь? Эх… А делать-то нечего, как будет, так и будет. Господи, на всё Твоя воля, благослови в дорогу!
Дед Мороз перекрестился и вышел на крыльцо своего терема. Сопровождаемый шлейфом из снежинок, он сел в расписные сани, запряженные тройкой белоснежных коней. Михайло устроился спереди на полке и дал команду: «В путь!». Сани трогаются, следом трогается и обоз с подарками. Церковный колокольный звон сливается со звоном малых поддужных колокольчиков. 
Все хором. – В путь! В путь! В путь! 
Снежинки подхватывают ритм и перефразируя слова известного марша, поют:   
 «Снежинки, в путь, в путь, в путь! 
А для тебя, родная, 
Есть почта полевая. 
Прощай! Труба зовет, 
Снежинки — в поход!»
 
Действие четвёртое
Аня взяла в руки ведерко с кружкой, отодвинула гардину и стала поливать цветы. 
Аня. – Милые цветы, мама вас так любит. Она бы очень огорчилась, если бы я забыла вас полить.
Традесканция. – Похвально, когда дети помогают маме, но где же она сама? 
Аня. – Мама заболела. Она лежала под тремя тёплыми одеялами и никак не могла согреться. Доктор выписал ей больничный и забрал в свою больницу. А мы с Ванечкой и Барком теперь будем её проведывать. 
Традесканция. – Как жаль!.. Передай маме, что мы, цветы, желаем ей здоровья! 
Роза. – И чтобы она быстрее поправилась!
Аня. – Спасибо, милые цветы! Если бы вы знали, как нам с Ванечкой грустно…
Аня закрыла лицо руками. Цветы закружились вокруг неё в красивом вальсе, стараясь обнять, успокоить девочку. В комнату вошли Ваня и Барк. Цветы закружились вокруг них. Потом они остановились, но разговор продолжился.
Роза. – Традесканция, может, и мы можем чем-то помочь людям? Многие из нас обладают целебными свойствами.
Традесканция. – Ох, Роза! Боюсь, эти свойства в данном случае не помогут. Мы и так делаем, что можем – делимся с людьми своей любовью!
Роза. – Но этого мало! Соседушка Фиалка, ты такая рассудительная, ну порассуждай ещё, как помочь этим детям.
Фиалка. – А что тут рассуждать, просто нашей цветочной любви не хватает, чтобы вернуть любовь в дом. Помните, мы говорили об этом? Самый мудрый из нас – это Кактус. Может, он даст совет детям?
Кактус. – Спасибо, конечно, за доверие. Но сдаётся мне, что ты, Фиалка, просто перекладываешь на меня, старого, ответственность. Э-хе-хе-хе-хе. Что мы имеем? Кто-то ссорится и уходит любовь из дома. И ни люди, ни цветы, ни животные никак не могут согреться, сколько не грей их, подбрасывая дрова в камин. Даже открытый огонь просто обжигает, но не согревает душу. Когда это произошло? Сами знаете, что любовь ушла из дома тогда, когда ушёл его хозяин…
При этих словах дети замерли.
Барк. – Гав-гав-гав. Эта тема табу в этом доме! Запрещено говорить об их папе. Видите, дети опять застыли. Ванечка, Анечка, отомрите. Он больше не будет.
Кактус. – А вот и нет. Чем больше замалчивается эта тема, тем хуже становится. Дождались уже того, что мама Лиза в больнице! А вы всё со своим табу носитесь. Раз уж просили дать совет, то, будьте так добры, выслушать. Слышал я, как хозяйка Лиза, поливая нас, сказала, что никогда не простит… сами знаете кого. 
Роза. – Да, и я это слышала.
Кактус. – Может, в этом и причина её болезни? Нельзя не прощать! Но… вот что я думаю: возможно, если мы поймём причину непрощения, тогда найдём и решение проблемы. Фиалка, ты в женских тонкостях лучше меня разбираешься. Что всё-таки произошло в этом доме?
Фиалка. – А что тут говорить… Зависть человеческая вошла в этот дом и украла счастье. Оговорили хозяина, да и всё.
Традесканция. – Как оговорили? Кто оговорил? Какая такая зависть? И ты всё знала и никому ничего не сказала?
Роза. – Традесканция, дай рассказать Фиалке.
Фиалка. – Помните, накануне того дня было день рождение у папы Ильи?
Традесканция. – Помним, конечно. Мама Лиза тогда такой красивый стол накрыла! К ним в гости ещё соседка новая пришла…
Фиалка. – Вот от неё и веяло злобой и завистью! Я это сразу почувствовала, когда мама Лиза ей показывала нас. Она ещё отщипнула от меня небольшой отросток, потому что соседка сказала, что мечтает иметь у себя такую Фиалку. Не жалко того отростка, но ведь та злая женщина так и не посадила его в землю. И он засох у неё на столе. Но пока он был жив, я знала чему так радовалась эта женщина.
Традесканция. – И чему она радовалась?
Фиалка. – Тому, что мама Лиза поверила её лжи и выгнала папу Илью из дома.
Ваня. – Мама не выгоняла папу! Она просто очень расстроилась тогда… Я помню тот вечер…
Аня. – И я помню. Папа обиделся, что мама верит всякой чепухе, и не верит папе.
Фиалка. – Как бы то ни было, после этого папа собрался и ушёл. Знаю, что Мама Лиза приходила к той злой соседке домой, пыталась узнать какие-то подробности. Та наговорила ей с три короба, а потом, когда осталась одна, радовалась, что мама Лиза всему поверила и что у неё всё получилось.
Барк. – Надо пойти к той женщине и хорошенько проучить её за это! Р-р-р-р-р. Гав, гав!
Фиалка. – И что это даст?
Традесканция. – Сначала нужно узнать, что она наговорила бедной маме Лизе! Ах она такая!
Кактус. – А, по-моему, пора вернуть хозяина в дом. И всё. А взрослые люди и сами между собой разберутся.
Ваня. – Вернуть папу? Так просто?!
Кактус. – Конечно.
Аня. – А как это сделать? 
Кактус. – Вот в этом цветы не могут помочь людям. У нас нет ног, чтобы пойти, найти и привести его обратно.
Ваня. – Как же я раньше не догадался?! У нас же есть ноги, а ещё у нас есть собака! Барк, ты же можешь по следу найти папу? 
Барк. – Времени много прошло с того дня, но это же запах хозяина! Думаю, смогу найти его след! Да, нужно найти его и сказать ему о том, что хозяйка в больнице, а дети остались совсем одни! 
Ваня. – Мы с Аней тоже пойдём искать папу!
Барк. – Оставайтесь лучше дома.
Ваня. – Ты хочешь нас оставить дома одних? Без охраны? Э, нет, так не пойдёт. Лучше уж всем вместе идти на поиски. Аня, собирайся. 
Аня. – Да, конечно! Спасибо, милые цветы! Вы ждите! Папа не мог далеко уйти от нас. Мы быстро его найдём и счастье снова вернётся в наш дом!
Дети собираются. Берут с собой узелок с продуктами, надевают теплые вещи, шарфы, сапоги. Цветы их провожают в дорогу. И тут Роза говорит.
Роза. – Возьмите и меня с собой!
Ваня. – Но у тебя же нет ног! Как мы тебя возьмём?
Роза. – Аня, подойди! Сорви мой цветок и положи в карман. Через него мы будем знать, что происходит с вами.
Аня. – Но ты же останешься без такого красивого цветка!
Роза. – Не переживай обо мне. Корни в земле, листья на стволе, а цветок новый скоро расцветёт.
Роза сама подала Ане свой цветок. Девочка положила его во внутренний кармашек на груди, чтобы ему было теплее, и дети с собакой отправилась на поиски папы.
 
Действие пятое
Барк с детьми идёт по заснеженному лесу. Сюда привёл его след хозяина. Идти им трудно. То Ваня провалится по пояс в снег, то Аня. Барк их вытаскивает по очереди. 
Аня. – Ну вот, в городе гололёд, все падали, а в лесу снега навалило, что и не пройти! Как будто нас кто-то не пускает папу искать. 
Ваня. – А ты – волю в кулак и иди вперёд! И не ной, а то Барк и так уже рычит на нас. Как бы домой не вернул!
Барк бегает по кругу, след ищет. Принюхался ещё в нескольких местах и говорит:
Барк. – Р-р-р-р-р. Был след, да сплыл. Потерял я след Хозяина! Снег, видно, засыпал. Не поведу вас дальше. Пора возвращаться.
Аня. – Но мы не можем вернуться домой без папы!
Барк. – Кто знал, что он так далеко уйдёт. Наверное, в другой город подался. Вот если бы вы послушались меня, остались дома, я бы продолжил поиски. А с вами – не пойду дальше! Всё! Гав-гав. Заморожу детей, что мне хозяева скажут? Хорош сторожевой пёс!
Ваня. – Барк, ну пожалуйста! Ну ещё только один километр вперёд пройдём и всё.
Барк. – Впереди большой лес. В лесу волки водятся. Нельзя детям дальше идти. Опасно это! Как вы не понимаете? 
Аня. – Подождите, я сейчас посоветуюсь с Фиалкой и Кактусом!
Аня достала из кармана красную розу.
Аня. – Вот видишь, дорогая Роза, я держу с вами связь. Дело в том, что Барк потерял след папы и говорит, что надо возвращаться… А-а-а, понятно. Хорошо, я передам Барку… Спасибо!
Аня. – Кактус сказал, чтобы мы слушались Барка...
Барк. – А это что ещё такое?
Аня. – Что?
Ваня. – Где?
Барк. – У собак чутье лучше, чем у людей. Чую, что кто-то по лесу идёт.
Аня. – Может, это папа?
Барк. – Нет, не папа. Но кто-то лёгкий-лёгкий идёт и как будто песню поёт!
Ваня. – Так пойдём, посмотрим! 
Аня положила цветок Розы в карман. Вскоре весёлая песенка достигла ушей Ани и Вани. Было такое впечатление, что весь лес подпевает звонкоголосой певунье. 
 
Стаи белых голубят
1
А Любовь идёт по свету,
Раздавая всю себя,
Согревает землю эту 
Снежной сказки добродетель,
И взлетают, Мир любя! – 
Стаи белых голубят.
П-в
Белым-белым-белым снегом
Белы голуби летят.
Чистым-чистым Божьим Светом 
Землю выбелить хотят.
2
А Любовь идет по Свету,
Раздавая всю себя.
И зимой, и жарким летом
Кружит счастье над планетой – 
Любит маленьких ребят – 
Холит, нежит голубят.
3
А Любовь идет по Свету,
Раздавая всю себя,
Не иссякнет Чаша эта – 
Берегов у Бога нету – 
Посылает, нас любя,
Стаи белых голубят.
 
Вскоре они увидели её. По лесу шла красавица, да так легко шла, что и следов на свежевыпавшем снегу не оставляла. Рядом с ней скакали по снегу зайцы. Белки прыгали с ветки на ветку по деревьям. Косули несли шлейф от её снежного кокошника. Стая белых голубей летела впереди. Птички-синички, снегири и воробушки летели следом. Певунья увидела детей. Подошла к ним, спросила:
Снегурочка. – День добрый, дети. Не замёрзли?
Ваня. – Здравствуйте. Ничего, терпимо. 
Снегурочка. – А что вы одни в лесу делаете?
Аня. – Мы не одни. Мы с Барком. Мы папу ищем, а найти – не можем! А нам нельзя без него домой возвращаться. Мама заболела, ей помощь нужна, а его всё нет и нет нигде. 
Ваня. – Снег выпал и след папин засыпал. Теперь Барк не может его взять.
Снегурочка. – Понятно. Беда, значит, приключилась… А вы знаете, кто я?
Ваня. – Нет, не знаем. Но вы так похожи на Снегурочку из сказки.
Снегурочка. – Вот эта сказка и пришла к вам. Я – деда Мороза внучка. И зовут меня Снегурочка. А вас как зовут?
Ваня. – Я Ваня.
Аня. – Я Аня.
Барк. – Разрешите представиться – сторожевой пёс Барк!
Снегурочка. – Ух какой воспитанный! Приятно познакомиться. Возможно, я смогу вам помочь найти папу. Когда собака не в состоянии идти по следу, есть и другие методы. В полицию, кстати, не обращались?
Ваня. – Нет. Он же не пропал, а просто ушёл от нас, а мы без него не можем.
Снегурочка. – Ну ладно, ладно, раз уж сказка к вам пришла, то сказочными методами воспользуемся. Открою вам секрет: у моего деда есть такое сказочное увеличительное стекло, через которое он смотрит на карту своих снежных владений и всё что хочешь найти может.
Ваня. – Ух ты!
Снегурочка. – Поэтому он знает всё, что делается. Я сейчас на ёлку в сорок вторую школу иду. Ну, а какая ёлка без деда Мороза? Он все дела свои бросит, а к детям обязательно приедет. Пойдёмте со мной. Там отогреетесь, отдохнёте, подарки получите. Я попрошу Деда Мороза найти вашего папу.
Аня. – На ёлку? В школу? Мы со своей бедой и забыли, что скоро Новый Год. 
Ваня. – Аня, это же наша родная школа! А мы тут… в лесу…
Снегурочка. – А ну, носы не вешать! Пойдёмте!
 
Действие шестое
В лесу был снег, а в городе – гололёд. Дети, наряженные в карнавальные костюмы спешат на праздник, но не тут-то было. Они никак не хотят идти по дорожке посыпанной песком. Звучит веселая песенка, рассказывающая о том, что творится возле школы.
 
Гололёд
Приглашает гололёд
Зазевавшихся в полёт!
 
Приземляемся,
Удивляемся.
 
Тропкой стелется песок,
Ну, зачем пошел ты в бок?
 
Приземляемся,
Удивляемся.
 
Слишком умный был чудак,
Не помог ему наждак!
 
Приземляемся,
Удивляемся.
 
Ледяной аттракцион,
Синяков у всех - вагон!
 
Приземляемся,
Удивляемся.
 
Детям радость – всюду лёд,
Всех каток бесплатный ждёт!
 
Приземляемся,
Удивляемся.
 
Возле школы смех - ключом,
Гололёд нам – нипочем! 
 
Мы – катаемся,
Развлекаемся!
 
Постепенно площадь перед школой становится безлюдной, в стенах школы начинается новогодний праздник. Слышится весёлая музыка, шутки, дети читают стихи о красавице ёлочке.
К школе подходят наши дети со Снегурочкой. Аня очень сильно устала. Поскользнувшись на льду, она падает и не находит сил подняться. На помощь ей спешат Барк и Ваня, но сколько они ни старались её поднять, не смогли, потом и сами упали. К Ане подошла Снегурочка, взяла её на руки как маленькую девочку и понесла в школу. Барк вскочил на лапы сам, помог подняться Ване, и они поспешили за Снегурочкой в школу. Через некоторое время Снегурочка и Барк вернулись на крыльцо парадного входа. 
Снегурочка. – Сердце подсказывает, они вот-вот подъедут!
Барк. – Надо же! Я – самый обычный пёс, гав-гав, а удостоился чести живого деда Мороза встречать! И с кем! Гав-гав. С самой Снегурочкой из сказки! Эх, жалко, что Аня и Ваня этого не увидят!
Снегурочка. – Бедные братик и сестричка так устали, что, попав в тепло, сразу уснули. 
Барк. – Ничего, пусть пока поспят на мягком диване в кабинете директора. 
Послышался звон колокольчиков.
Снегурочка. – А вот и тройка Деда Мороза!
К школе подъезжает тройка с запряжёнными санями. В санях лежит мешок с подарками. 
Михайло. – Тпру, залётные! Ну вот мы и добрались… 
Снегурочка бежит к саням. Её тут же окружают снежинки, а потом они выстраиваются в почётный коридор по встрече Деда Мороза.
Дед Мороз. – Вижу, Снегурочка нас уже встречает. Здравствуй, внученька! Здравствуй, дорогая! Мы не припозднились?
Снегурочка. – Нет, дедушка. Праздник только начался. Ещё не звали нас с тобой огни на ёлочке зажечь.
Дед Мороз. – Ну и хорошо. Подождём. Михайло, пожалуйста, возьми мешок с подарками и отнеси его на крыльцо. 
Михайло. – Уже несу.
Михайло выходит из саней, поскальзывается и падает. От взмаха лапой мешок сам летит на крыльцо и плюхается на большого плюшевого медведя, выставленного украшать вход школы. Снежинки успевают подхватить мешок и плавно ставят на крыльцо. Все рассмеялись.
Михайло. – Ну вот, опять скажут, что неуклюжий, как медведь. А тут гололёдище какой!
Дед Мороз. – А тропинка не для тебя песочком посыпана? Ладно, не серчай, спасли снежинки положение. А то представляю: даю ребёнку подарок, он его открывает, а там игрушка поломанная, конфета помятая… И это от деда Мороза?! Да я со стыда сгорю и растаю, и лужей тут лягу, и… замёрзну на морозе снова … О! Слышу-слышу, детки песенку поют. А поют-то как хорошо! Снегурочка, а всё ли у наших дорогих детей в порядке? Никому помощь не нужна?
Снегурочка. – Ох, деда-деда… Все-то ты знаешь, ничего от тебя не утаится. Нужна помощь твоя! Очень нужна! Ванечка и Анечка со своим верным псом Барком ищут своего папу. След его привёл их в заснеженный лес. Из-за сугробов наших Барк след потерял. А им без папы нельзя домой возвращаться! Никак нельзя! Там, в лесу, они меня с моей лесной свитой и встретили. Деда, я проверила, в лесу всё в порядке. Лисёнок только в капкан попал, но я его уже высвободила, лапку подлечила. Ещё волк обижался, что голоден, а я ему не даю зайца поймать. Я его накормила, успокоила, сказала, что ещё приду с бутербродами…
Дед Мороз. – Ладно-ладно. С лесом всё понятно, а что с детьми?
Снегурочка. – Я сюда, в школу их привела. Устали только сильно. Спят бедолаги!
Дед Мороз. – Что, и на праздник сил не хватило? Ну-ну… Ну пусть отдыхают. После праздника подумаем чем помочь, чтобы и у них праздник наступил. А рядом с тобой тот самый Барк?
Снегурочка. – Да. Это верный и воспитанный пёс Барк. Он счастью своему не верит, что самого Деда Мороза довелось встречать!
Дед Мороз. – Спасибо тебе, Барк, что верно службу свою несёшь, детей в беде не бросаешь. 
Барк. – Гав-гав-га! Рад встретиться с таким… легендарным, прямо скажем, сказочным персонажем… воочию! Гав-гав! Простите, я волнуюсь…
Дед Мороз. – Охо-хо-хо-хо! Вон оно во как! собаки теперь изъясняются… Людям ещё поучиться нужно!
В школе продолжается праздник. 
Дети (хором позвали). – Дед Мо-роз! Сне-гу-роч-ка!
Дед Мороз (не двигаясь с места, не громко). – Слышу-слышу! Иду-иду…
Дети (ещё раз зовут). – Дедушка Мороз! Снегурочка! Ау-у-у-у!
Дед Мороз (немного громче). – Ау-у-у-у-у-у!
Снегурочка. – Мы идём! Мы уже близко! Ау-у-у-у!
Дети (ещё раз зовут). – Дедушка Мороз! Снегурочка! Ау-у-у-у!
Дед Мороз (тихо). – Вот теперь пора! Приготовились…
Дед Мороз (громко). – Ау-у-у-у-у-у! Мои дорогие. Ау-у-у-у-у-у-у! Мои хорошие!
Снегурочка. – Ау-у-у-у! Встречайте Дедушку Мороза!
Все заходят в школу. Снаружи остаются только снежинки. Через стекло входных дверей они заглядывают внутрь, стараясь увидеть детский праздник.
Снежинки. – Как жаль, что мы не сказочные, а самые обычные снежинки.
Снежинки. – Это почему это мы не сказочные? Мы же из сказки.
Снежинки. – Мы из сказки, но не такие как Дед Мороз и Снегурочка. Мы же растаем, если пойдём туда, а они – нет.
Снежинки. – Получается, что сказочные снежинки те, которые в тепле не тают?
Снежинки. – Да… Так получается.
Снежинки. – Тогда полюбуйся! Вон сколько сказочных снежинок на празднике! И никто из них не собирается таять.
Снежинки. – Но это же не настоящие снежинки, а дети в костюмах снежинок!
Снежинки. – Раз дети не тают, значит они сказочные? Так? А мы таем, поэтому мы не сказочные? Так?
Снежинки. – Что-то мы совсем запутались…
Снежинки. – Ой, какая разница! Там, на новогоднем празднике дети чувствуют себя настоящими сказочными снежинками, зайцами, медведями, принцами, принцессами. Пусть так и будет. Не нужно портить им праздник! 
Снежинки. – А Дедушка Мороз сейчас будет на ёлке огни зажигать!
Слышится голос Деда Мороза. 
Дед Мороз. – Пришла пора зажечь огни нашего праздника! Раз, два, три…
Дети (хором). – Наша ёлочка гори! 
Слышится детские голоса: Ура!!!
Дед Мороз. – Ну вот и всё, детки. Нам со Снегурочкой и медведем Михайлом пора уходить, у нас ещё много дел на сегодня намечено. Подарков от Деда Мороза всем хватило? Никого не забыли? Никого не обидели?
Дети. – Всем, всем хватило! Спасибо! 
Михайло. – Ну надо же, под расчёт. Тютелька в тютельку! До свидания, дети!
Дети. – До свидания, Дедушка Мороз, Снегурочка, Михайло! Приходите к нам ещё!
Дед Мороз. – На следующий год обязательно придём!
На крыльцо школы выходит Снегурочка. 
Снегурочка. – Михайло так обрадовался, что подарков всем деткам хватило, а вот про Аню и Ваню забыл. Им-то и не хватило. Ну да ладно, подарки разные бывают. Снежинки, придержите двери! 
Дед Мороз ведёт за руку удивлённого Ваню. Михайло несёт на руках удивлённую Аню. 
Ваня. – Неужели я не сплю и это самый настоящий Дед Мороз?
Михайло. – Ещё какой настоящий! Настоящее не бывает. Но как же я так сплоховал? Ване и Ане подарков не хватило!
Аня. – Не расстраивайтесь, Михайло, не в конфетах счастье… Это мы с Ванечкой теперь точно знаем!
Ваня. – Дедушка Мороз, а это ваши кони, ваши сани? Мы что, на них поедем?
Дед Мороз. – На них, внучек. На них.
Аня. – Дедушка Мороз, а куда мы поедем? Домой?
Дед Мороз. – И домой поедем, обязательно. Но сначала в одну здешнюю заснеженную резиденцию заедем. Кое-что выяснить, кое-кого найти не помешает…
Аня. – А Барка с собой возьмём?
Дед Мороз. – Ну куда же мы без Барка? Конечно возьмём.
Все вместе садятся в сани и тройка белых коней уносится вдаль.
Действие седьмое
Аня, Ваня и вся честная компания заходят в заснеженный терем Деда Мороза. Ваня хотел разуться и снять пальто, но ему не дали этого сделать снежинки.
Снежинки. – Нет-нет-нет. Не надо раздеваться. 
Снежинки. – В тереме не топлено! 
Снежинки. – Дед Мороз нас бережёт! Вот! Хи-хи!
Дед Мороз. – Михайло, разжигай печь! Снегурочка, снежинки, несите угощение. У нас гости дорогие! А вы, дети и собака идите за стол. Будем папу вашего искать.
Аня и Ваня, всё ещё не веря в происходящее, сели за стол. Они хотели позвать с собой Барка, но вдруг увидели, что Барк свернулся колечком и заснул. Будить не стали. Снежинки принесли тёплый плед и накрыли его.
Снежинки. – Видите, не только люди, но и собаки устают. 
Снежинки. – И им отдых нужен.
Снежинки. – Отдыхай, верный пёс. Ты нам тоже очень понравился.
Дед Мороз разложил на столе карту своих заснеженных владений, взял в руки своё увеличительное стекло и стал изучать её.
Дед Мороз. – Вот, смотрите. Это ваша школа, где мы только что были... А вот тут где-то должен быть ваш дом, правильно?
Ваня. – А откуда вы знаете? Мы же не называли своего адреса?
Дед Мороз. – А по душевному холоду, который вы в себе носите до сих пор. Сам посмотри. Видишь область белесых всполохов? Это не снег, и не мороз. А вот это крик о помощи – SOS! – посланный вашими сердцами. Видишь?
Ваня. – Да, вижу. Дедушка, я, честное слово, не трус, но и мне страшно!
Аня. – И мне… И за маму – тоже! Ей плохо, её в больницу забрали!
Дед Мороз. – Не нужно бояться, это ничего не даст. Пришла пора действовать, исправлять положение, понимаете? Смотрите дальше. Идём по вашим следам, по этим белесым всполохам. Видите, они в лес повели?
Ваня. – Да. 
Аня. – И я вижу.
Дед Мороз. – А вот здесь вся область ясными радужными искорками заблестела. Видите?
Ваня. – Да.
Дед Мороз. – Это моя Снегуронька заботой лес окружила. Где-то здесь она с вами и встретилась. И здесь же где-то ваш Барк след хозяина потерял. Так?
Аня. – Так.
Дед Мороз. – Ну а мы с вами сейчас попытаемся найти этот след. Есть! Есть след! Вы вернулись в город, а след идёт дальше и дальше. Думаю, это и есть след папы вашего. Так. Сейчас определим, куда он нас приведёт… Ох! Не может этого быть!
Ваня. – Что там такое?
Аня. – Чего не может быть?
Дед Мороз. – Человек, которого спасли мои снежинки и ваш папа Илья – это один и тот же человек. 
Аня. – Как спасли? От чего спасли?
Дед Мороз. – Потом-потом… Снежинки вам расскажут… А вот и монастырь, вот и монах, у которого он жил… А вот и он сам. Посмотрите сюда. Это он?
Аня и Ваня склонились над увеличительным стеклом. 
Ваня. – Он! Он! Папа, папочка! Мы здесь! Мы придём и спасём тебя!
Аня. – Папа, папочка!
Снегурочка и снежинки принесли чай с баранками. И тоже склонились над картой снежных владений Деда Мороза.
Снегурочка. – Дети-дети, не рвите душу. Папа далеко отсюда. Он не может вас слышать. 
Аня. – А папа что, наказан? Или в плену?
Дед Мороз. – Почему ты так решила?
Аня. – А почему он в углу на коленях стоит?
Дед Мороз. – Он в Красном, святом(!) углу стоит на коленях и молится перед иконой, чтобы Господь помиловал вас всех!
Аня. – Ах, вот как! Папа, папочка!..
Снегурочка. – У папы телефон есть?
Ваня. – Был, но он мне его оставил, когда уходил.
Снегурочка. – Понятно…
Дед Мороз. – Не нужны нам никакие современные гады… то есть эти… как их? 
Михайло. – Гаджеты?! 
Дед Мороз. – Вот именно, без них и обойдёмся. Моя тройка за минуты домчит нас куда угодно! Михайло, собирайся! Барк, подъём! Сейчас детей домой отвезём и в путь-дорогу за папой поедем.
Ваня. – Как домой? Мы – с вами!
Дед Мороз. – А кто тут за маму переживал? Вам уже всё равно, что с ней и как она себя чувствует!?
Аня. – Ой, да… маму пора проведать в больнице.
Дед Мороз. – Вот и займитесь этим. Я вам в помощь Снегурочку оставлю, а вот Барка с собой возьму, чтобы общий язык с хозяином быстрее найти. Справитесь без него?
Ваня. – Справимся.
Ну всё. В путь, в путь, в путь…
Снежинки снова подхватывают ритм и поют:   
 «Снежинки, в путь, в путь, в путь! 
А для тебя, родная, 
Есть почта полевая. 
Прощай! Труба зовёт, 
Снежинки — в поход!»
 
Действие восьмое
Мама Лиза идет домой, напевая грустную песню:
 
Горький лед
1
Наши чувства завьюжены,
Иней лег, словно кружево.
Был ты зимнею сказкою,
Горький лед стал развязкою...
П-в
Неужели же-ли-же-ли снег
Не растопишь ты да по весне?
Неужели же-ли-же-ли лед
С водой вешнею да не сойдет?
2
Память грустью заснежена,
Нежность завистью свержена,
Настом твердым, слежавшимся
Давит души расставшихся...
3
Тайной звездною суженый,
Как же, милый, ты нужен мне.
Тучи плачут снежинками,
Мерзнем горькими льдинками...
 
Она зашла в дом и закрыла за собой дверь.
Мама Лиза. – Ну вот я и дома. Анечка, Ванечка, вы где?  
Она обошла все комнаты. Нигде детей не было. Заглянув за гардину, она пальцем попробовала землю в цветочном горшке.
Мама Лиза. – Цветы политы… Молодцы дети… Да где же они? Барка тоже не видно. Ах да! Сегодня же праздник в школе! Может, танцуют, веселятся там, а я распереживалась. Если Барк с ними, то в обиду не даст. Подожду немного.
Раздался звонок входной двери. Мама Лиза пошла открывать. В комнату вошла модно одетая женщина.
Мама Лиза. – Проходи, соседушка. Спасибо, что не забываешь.
Соседка. – Я очень рада, что мы стали подругами. Я в больницу заходила. Хотела узнать, как ты себя чувствуешь. А там сказали, что больная домой отпросилась. А где дети?
Мама Лиза. – Не знаю. Думаю, что в школе на празднике… Но…
Соседка. – Да ты что! Я когда в больницу к тебе шла, видела, как дети в маскарадных костюмах расходились по домам. Праздник-то давно закончился.
Мама Лиза. – Час от часу не легче! Сейчас в школу позвоню.
Она набирает номер телефона школы. Трубку взял сторож и сказал, что все дети давно уже разошлись по домам. Мама Лиза ещё больше разволновалась, услышав такой ответ.
Мама Лиза. – Надо идти искать их! 
Она берёт пальто, хочет его надеть, но у неё не хватает на это сил. Из-за головокружения она садится, а затем и ложится на диван. В комнату врываются белесые вихри, окружают, а затем и вовсе сковывают маму Лизу. Соседка холодно наблюдает за происходящим. 
Соседка. – Ты слишком слаба, чтобы идти на поиски… Заснула, кажется… 
Она подошла к дивану, чтобы убедиться в этом.
Соседка (меняя интонацию на надменную). – Ну вот и всё. Была семья – и нету! Было счастье – да сплыло! Терпеть не могу, когда все такие счастливенькие, такие любо-добренькие. Тьфу! А не нужно такими доверчивыми быть! Попались вы в мои сети. Попались, голубчики… Нет у меня своей семьи – буду чужие разрушать! Нет своих детей – будут чужие мне служить… если вернутся, конечно. Да вернутся, куда они денутся? А потом, если хорошо будут себя вести, я научу их злодеяниям, научу мстить, разрушать чужие семьи, чужое счастье! Я научу их властвовать над этими жалкими добренькими людишками! Эх, сколько веков живу, а вот не надоело гадости делать! О-хо-хо-хо-хо-хо! 
Соседка. – Чу! А вот и дети, кажется…
Она выглядывает в окно. 
Соседка. – С кем это они? Вместо мерзкого пса, с ними какая-то краля в маскарадном костюме… Ну да сейчас и познакомимся. На одну жертву больше будет. А ты спи… спи… и не просыпайся, пока не разрешу… Верные мои слуги, держите, держите её в сонном плену! Скоро ещё два милых вихро-ребенка присоединятся к вашей компании: ах, Анечка, ах, Ванечка!
Раздается звонок. Соседка принимает сострадательный вид и идёт открывать двери.
Соседка. – Ой да вы мои дорогие дети! Здравствуйте, проходите. А мы с мамой тут извелись, испереживались. Куда дети запропастились? Что с ними случилось?..
Дети, увидев разлучницу мамы с папой, насторожились.
Ваня. – А вы что тут делаете?
Аня. – А что с мамой?
Соседка. – А вот не дождалась вас, и от переживаний слегла. 
Аня побежала к маме. Села на краешек дивана, обняла, положила ей голову на грудь. Ваня остался стоять рядом со Снегурочкой.
Соседка. – А кто это с вами в костюме Снегурочки пришёл? Познакомьте меня… Ой! Ой! Да она настоящая!!!
Ваня. – Да, она самая настоящая Снегурочка. Что, не ожидали?
Снегурочка. – Тише, Ванечка, спокойнее. Ну здравствуй, Баба Яга. 
Ваня. – Кто?! Баба Яга?! Ох, ничего себе!
Снегурочка. – Да, Ванечка, познакомься с ещё одним персонажем русских сказок. Правда, отрицательным. Перед тобой самая настоящая Баба Яга. 
Аня. – А почему она не страшная, как в сказках, а красивая?
Снегурочка. – Ну, Баба Яга, как мы знаем из тех же сказок, может любой вид принимать. Вот она тут такой раскрасавицей разнаряженной в ваш дом и явилась. Сразу и не распознаешь в ней каргу злую. (Бабе Яге) Я вижу, всё тебе неймётся. Куда не придёшь, там и беда.
Аня. – Снегурочка, она что-то с нашей мамой Лизой сделала. Она не просыпается…
Соседка. – Ну, чуть что, сразу Баба Яга виновата. А кто без спросу из дому ушёл? Кто маму до обморока довёл? Она приходит домой из больницы, а детей нет… Вот ей плохо и стало. Пальто, видите, валяется. Вас хотела идти искать.
Аня поднимает пальто и накрывает им маму, как одеялом. 
Аня. – А вы даже не укрыли её. Ей же холодно! Господи, помоги, помоги нашей мамочке!
Ваня подходит к маме. Встаёт перед ней на колени, гладит по голове.
Ваня. – Мама, мамочка, пожалуйста, проснись! Прости нас! Ты скоро всё узнаешь: и где мы были, и куда ходили.
Аня. – Правильно. А этой… – не говори ничего. Уходи от нас, Баба Яга. Это не твой дом! 
Соседка. – Молодцы, детки, злитесь, злитесь на меня! Учитесь ненавидеть. Это же просто прелесть, а не дети! Только где ваша любовь? Где ваше сострадание ко мне? А я ведь тоже ближний ваш, которого ваш Бог велел любить…
Снегурочка. – Ты лучше скажи, что задумала! Таким злом от тебя веет!
Соседка (не обращая внимания на слова Снегурочки). – А ну-ка слуги мои вихрастые, берите в плен этих несносных детей, забирайте в своё окружение! 
Снегурочка. – Анечка, Ванечка, бегите! 
Но было поздно. Аня только и смогла вымолвить:
Аня. – Но это же наша ма-моч-ка… мы не мо-жем её бро-сить…
И белёсые вихри окончательно сковали детей.
Соседка. – Ну вот мы с тобой, Снегурочка, и один на один остались. Как в старые добрые, то есть… злые времена. Поди прочь, пока не в плену! Ан нет. Не сможешь уйти, потому что детей не бросишь. Как и они не ушли, потому что мамочку не бросишь. Ты же у нас добрая, любовью к людям богатая… Это, помнится, и сгубило тебя в одной из сказок, помнишь? Полюбила Снегурочка Леля и растаяла. 
Снегурочка. – Не Леля, а Мизгиря. Вспомни, сколько раз ты над своими жертвами куражилась, да только всё равно в конце добро побеждало зло и ты оставалась с носом. С длинным таким, отвратительным носом. Может, покажешь свое истинное лицо?
Соседка. – Вот ещё! Я столько времени в спа-салоне провела… Красоту наводила-наводила, наводила-наводила, а тут какая-то внучка Морозова пришла и узнала меня… ну да ладно, я предлагала уйти подобру-поздорову, не хотела? Пеняй на себя. Сколь веревочка не вейся, а конец будет… А вот вейся моя верёвочка, вейся моя колдовская верёвочка, вейся вокруг этой глупой Снегурки! А концом веревки сделай узел крепче крепкого! 
Откуда-то сверху на Снегурочку напала веревка и раскружилась так, что связала Снегурочку, как не пыталась она её отогнать. 
Соседка. – Вот и сказочке конец, а кто слушал – молодец! А-ха-ха-ха-ха-ха! Всё, занавес, занавес!
Но занавес остался на месте. Тут вдруг сама по себе отодвинулась гардина, и в комнате вокруг Бабы Яги закружились в вальсе цветы. Баба Яга даже опешила от такого. Ей сначала показалось, что цветы танцуют в её честь, в честь победы зла над добром, но потом она заметила, что цветы стараются оттеснить её как можно дальше от детей, мамы Лизы и Снегурочки, не пуская её к ним. 
В следующее мгновение послышался лай собаки. 
Баба Яга. – Нужно двери закрыть на замок! 
Она попыталась пройти к двери, распихивая и калеча листья цветов. Это ей с лёгкостью удалось, но Кактус, жертвуя своим цветком-граммофоном, очень вовремя подставил свой костыль. Баба Яга споткнулась о него и упала. Пока она вставала, в дом ворвался Барк и с лаем погнался за Бабой Ягой. Она влезла на какой-то стол, а потом и вовсе на шкаф. Там нашла хоккейную клюшку и стала отбиваться ею от Барка. 
Следом за Барком в дом вбежал запыхавшийся папа Илья. Он ужаснулся, увидев какая настоящая беда приключилась в его в доме. Но взяв себя в руки, он произнёс:
Папа Илья. – Спокойно, Барк. Спокойно. Ты молодец. Держи там эту лживую разлучницу! Сейчас я в милицию позвоню, пусть приезжают и разбираются с ней.
Он берет в руки телефон, хотел набрать номер, но тут открылась дверь и в дом вошёл Дед Мороз, за ним следом ввалился и Михайло. 
Дед Мороз. – И что тут происходит? Да вас на минуту нельзя оставить! Илья, клади эту новомодную штуку. Обойдёмся без гадов… Ой, то есть, ну, Михайло, как их там?
Михайло. – Гаджетов, дед Мороз. Гад-же-тов!
Дед Мороз. – Вот-вот… Без них самых и обойдёмся. Тут дела сказочные… Сам понимаешь, такие не запротоколируешь. Сама Баба Яга явилась, чтобы напакостить людям перед Новым Годом. Да ладно бы один Новый Год на носу был – подумаешь, смена года календарного – так ведь Рождество Христово! – святой праздник за ним следует! Ну да ничего… ничего… Сейчас всё поправим… Только вот что. Не по сану мне всё самому делать. Михайло, тебе внучку развязывать. Опять, бедная, от любви к людям пострадала. Ну да не в первый и, надеюсь, не в последний раз…
Михайло идет развязывать Снегурочку.
Дед Мороз. – Хоть дела и колдовские, но, по совести скажу, своих детей должен всё-таки родной отец спасать. Илья Муромец, возьми-ка мой посох, да коснись им спящих.
Илья берёт посох, хотел коснуться им Ванечки, но тут вихри стали отбирать его, мешать ему прикоснуться к детям.
Папа Илья. – Ах, вот вы какие коварные холодильники! Ничего у вас не получится!
Тут он, вырывая посох, всё же задевает им Ванечку. Ребёнок тут же просыпается.
Ваня. – Папа! Папа! Ты дома? А что, мы тебя уже спасли?
Папа Илья. – Спасли, спасли, мои родные! Мои любимые!
Ваня увидел, что папа борется с вихрями и стал помогать ему. Наконец, папе удаётся коснуться посохом дочери. Аня тут же проснулась. Сначала она сильно испугалась, но потом поняла, что происходит и оттолкнула от себя вихрь, который её держал. Дочь тоже стала помогать папе справиться со слугами Бабы Яги, которые никак не хотели подпускать его к маме Лизе.
Дед Мороз. – Заждались мои снежинки, им только дай возможность человека какого-нибудь спасти… Михайло, что стоишь? Открой двери, впусти помощниц. Видать, только им по плечу усмирить этих завихрастых. Ишь какую силу сильную, силу холодильную набрали!
Михайло открывает двери и зовёт снежинок. В комнату тут же врывается облако из снежинок. Закружившись в хороводе, они каждая забирает с собой по белесому вихрю и складывают их в кучу у входной двери, а сами, продолжая танцевать, выбегают на улицу, чтобы не растаять. 
Дед Мороз. – Ну вот и всё. Проблем-то! 
Покалеченные Бабой Ягой цветы занимают место вихрей, окружая любимую хозяйку своей любовью. Папа Илья прикасается посохом к маме Лизе.
Папа Илья. – Но… Лиза… Она не просыпается… Я уже несколько раз прикоснулся посохом.
Дед Мороз. – Да? Не всё так просто в нашем мире, значит. И Дед Мороз, как видишь, не всесилен. 
Дед Мороз подошёл к маме Лизе. Положил руку на лоб.
Дед Мороз. – Эх, бедолага… Так и есть, изощрённо поработала над ней эта нечисть! Грехом непрощения сердце сковала.
Он кивнул в сторону Бабы Яги.
Дед Мороз. – Ну что, может, сжалишься? Сама разбудишь? Смягчающие обстоятельства, глядишь, были бы. 
Баба Яга. – На одну пакость больше, на одну меньше… Какая разница? Вы же меня здесь, в миру, всё равно не оставите. Так хоть будет чему позлорадствовать в ссылке. 
Дед Мороз. – Не ври мне тут! За столько веков пакости ты научилась делать, водится это за тобой. А вот чтобы исправить содеянное – не припомню такого. Не способна ты ничего созидательного, живоносного делать.
Ваня и Аня. – Бабушка Яга, ну пожалуйста, если можете – разбудите нашу мамочку!
Баба Яга. – Вот ещё! Не смешите мои пакости.
Дед Мороз. – Да говорю же. Не способна она на это!
Баба Яга. – Это я-то не способна? Я?!
Аня. – А я слышала, когда мы входили, как она вихрям своим говорила, чтобы они не давали маме проснуться, пока она не разрешит.
Баба Яга. – Вот именно! Я всё могу! Всё! Вот, смотрите! Просыпайся, Лиза! Посыпайся, но в моём плену холодном оставайся!
Лиза застонала, подняла руку, коснулась ею лица и вновь заснула. Папа Илья приподнял маму Лизу так, чтобы она оказалась в его объятьях. Но она всё равно не проснулась.
Дед Мороз. – Ну, я же говорю. Не можешь!
Баба Яга. – Могу, но не хочу!
Дед Мороз. – Гм-м-м-м. Для этого святое чувство нужно – любовь называется. Отродясь такого в твоём сердце не было! 
Баба Яга. – А вот и было!
Дед Мороз. – Может, в далёком детстве и было, да, видать, давно сплыло. Собирайся-ка ты в ссылку, в Тридевятое царство. Твои сказочные болота – в твоём распоряжении, а людей – оставь в покое! 
Баба Яга. – Очень нужно… Отдайте мою свиту и я, так и быть, улечу в свою избушку на курьих ножках. Как она мне надоела…
Дед Мороз. – Учти, я прослежу!
Аня. – Подождите! Не отдавайте ей свиту! Я ещё слышала, как она говорила, что это не простые вихри, а обманутые ею мальчики и девочки. Она и нас хотела превратить в своих слуг: вот в такие холодные и злые вихри.
Дед Мороз. – Ах вот оно в чём дело! Похоже на правду. Снегурочка, тебе поручаю разобраться в этом деле. Михайло, будь другом, помоги ей.
Снегурочка подходит к куче вихрей и начинает их разделять, ставить по одному, рассматривать. Поняв в чём дело, она начинает срывать с вихрей наносную личину. Под ней, действительно, оказались испуганные, уставшие подчиняться злым приказам, дети. 
Снегурочка. – Дедушка Мороз! Это дети! Бедные мои! Сейчас, сейчас я вас освобожу!
Они выходят и испуганно садятся на пол у стены, прижимаясь друг к другу.
Дед Мороз. – Такого!!! я простить тебе не могу! Михайло, Барк, а ну займитесь этой красавицей. Гоните её! Да так, чтобы пятки одни сверкали аж до тридевятого царства!
Михайло. – Да с превеликим удовольствием!
Барк. – Гав-гав-гав! Р-р-р-р-р! Слазь с шифоньера.
Баба Яга. – Не могу… Я собак с детства боюсь! Они больно кусаются!
Михайло. – Правильно делаешь, что боишься! Собака – она друг человека, а ты человеком никак не хочешь быть!
Михайло подходит к шифоньеру, снимает Бабу Ягу оттуда и выносит её из дома. Следом спешит Барк. Слышится его лай на улице. Удаляющийся лай сменяется приближающейся молитвенной песней монаха:
«Богородице Дево, ра­дуй­cя, Благодатная Ма­рие, Господь с Тобою: благословенна Ты в же­нах, и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших.»
Монах открывает двери.
Монах. – Тут ли раб Божий Илья живёт?
Папа Илья. – Заходи, Божий человек! Здесь я. Здесь мы все.
Монах зашёл в дом. Осмотрелся. Поставил сумку с вещами папы Ильи на пол. Протягивает папе Илье белую шубу и говорит:
Монах. – Ты так быстро собирался, что и вещи свои оставил. А главное, шубу свою снежную, которая тебя спасла, и которая теплом любви так и пышет, с собой не взял. Сердце подсказывает – нужна она тебе, ох как нужна! Вот и поспешил вслед за вами. Хорошо, что адрес догадался тогда спросить.
Папа Илья. – Шуба?.. Как же я о ней не вспомнил? Помоги, скорее укрой ей мою Лизоньку. Видишь, что Баба Яга с ней сделала? Дети проснулись, а вот она – никак.
Монах укрывает маму Лизу этой снежной шубой.
Снегурочка. – Это же та снежная шуба, которую снежинки моими сказочными спицами сплели! Вот будет им радость!
В дом вваливается Михайло с наряженной новогодней ёлкой. За ним следом заходит разгоряченный бегом Барк.
Михайло. – По пути, в сказочном лесу захватили. Не с пустыми же руками возвращаться!
Барк. – Представляете, и я в сказке побывал! В самом Тридевятом царстве! Там, в лесу столько таких наряженных красавиц стоит, и сразу на треногах, чтобы не срубать. Самую красивую выбрали! Надо же чем-то моих любимых хозяев побаловать! Праздники же на носу! 
Дед Мороз. – Бабу Ягу, главное, до болота довели?
Михайло. – В саму избушку на курьих ножках со всем прилежанием впихнули. Не изволь беспокоится…
Дед Мороз. – Вот и хорошо.
Барк. – А как там наша хозяйка? Проснулась?
Папа Илья. – Чувствую, что теплее её руки стали. Румянец на щеках заиграл. Верю, Господь не оставит в беде, простит нас, грешных, пробудит к жизни мою дорогую, любимую Лизу!
И тут мама Лиза открыла глаза.
Мама Лиза. – Что со мной?
Аня и Ваня. – Мама, мамочка, прости нас! Прости нашего папочку!
Мама Лиза. – Мне ли не прощать! Это вы меня, неразумную, простите!
Дед Мороз. – Ну вот и растопила любовь душевный холод! Всё. Более задерживаться не могу. Дети ждут на ёлках, скоро Рождество Христово, а я ещё и половину своих снежных владений не обошёл! Снегурочка, забирай с собой обманутых деток, нужно срочно их родителей найти, мамам и папам детей пропавших вернуть. Михайло, помоги нам со Снегурочкой!
Аня и Ваня. – Дедушка Мороз, дедушка Мороз! 
Дед Мороз. – Что, милые?
Аня. – Спасибо вам за спасение нашего папы и нашей мамы!
Дед Мороз. – Мне спасибо? Да я ничего такого и не сделал! Господа благодарите, что вовремя привёл вас ко мне.
Ваня. – Дедушка Мороз, а это правда, что вас раньше Николаем звали? Нам учительница в классе об этом говорила…
Дед Мороз. – Ну, раз учительница говорила… Сам подумай, разве может учительница обманывать своих учеников? Всё-всё-всё!!! Отпускайте деда, а то растаю тут в ваших объятиях! Маму с папой берегите и больше не отпускайте никуда! Тепла и любви в дом! Счастливого Рождества Христова! Мир вам!
Все хором. – И вам всем – Счастливого Рождества!
Дед Мороз, Снегурочка, Михайло, а с ними освобождённые из плена Бабы Яги дети выходят из дома.
Дома начинается вальс цветов. Во время танца у розы распускается бутон – ещё краше и больше прежнего. Мама с папой тоже танцуют вальс. Постепенно из дома уходит скованность и душевный холод. Мама Лиза, конечно же, от всего сердца простила папу Илью, ещё и не зная, что его просто оговорила Баба Яга и он ни в чём не виноват. Дети танцуют тоже! Им ли не радоваться счастливому завершению этой сказки? Все радуются… Но вдруг открывается входная дверь. Заходит Михайло и ставит на стол два новогодних подарка:
Михайло. – Не могу же я детей без новогодних подарков от Деда Мороза оставить! И как это я просчитался?
Занавес.
 
© Тишкина С. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Собор Василия Блаженного (0)
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (0)
Москва, Новодевичий монастырь (0)
В старой Москве (0)
Этюд 2 (0)
Церковь в Путинках (1)
Ростов Великий (0)
Дмитровка (0)
Медведева пустынь (0)
Записки сумасшедшего (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS