Регистрация Авторизация В избранное
 
 
ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Деревянное зодчество (0)
Зима (0)
Ярославль (0)
Ростов (1)
Москва, Никольские ворота (0)
Загорск (1)
Зимний вечер (0)
Этюд 1 (0)
Суздаль (1)
Москва, Малая Дмитровка (1)
Москва, Новодевичий монастырь (0)
Старая Москва, Кремль (0)

«Я родом из деревни Блюдово… или Гарька и зоопарк» (миниатюры в диалогах из серии «О Гаррии Бонифатьевиче, великом и ужасном…) Алексей Курганов

article703.jpg
Содержание:
Хучь плачь!
Как вас теперь называть?
То Мальдивы, то Канары…
Зато откровенно!
Живи и радуйся!
 
Эпиграф:
- Года размерены, и наша цель верна.
Мы знаем путь великих наступлений,
И тайну полновесного зерна,
И силу минеральных удобрений.
 
Своей земле мы предъявили иск
За прошлую нужду и недороды.
Мы превратили в золотой прииск
Крестьянские поля и огороды. –
(Михаил Исаковский, стихотворение «Колхозники») 
 
 
Хучь плачь!
 
И ещё… Прошу тебя. Люба: вскопай огород (ты знаешь где. Не мельче, чем на полметра!). А потом  продай корову и береги детей!
- Хорошо, Гаря. На сколько тебя посадят на этот раз?
- Я не знаю, Люба. Может, лет на восемь. Какой попадётся судья.
- Хорошо бы опять Иван Захарович…
- Хорошо бы… Но мы не властны над игрой судьбы, Люба! А может, на этот раз будет Стекляшкин? Всё может быть. Всего надо ждать. Но не во всё верить, Люба!
- Да, может… Тьфу, тьфу, тьфу… Опять поедешь пилить ёлки на свой любимый Северный Урал?
- Скорее всего. Там мне будет привычнее. Знакомая обстановка, привычная атмосфера. И конвой душевный. Со всё теми же собаками. С высунутыми розовыми языками.
- Ах, ты опять невыносим! При чём тут языки? И вообще, прошу тебя, Гаря: веди себя скромнее. Если ты опять покажешь себя образцовым лесорубом,  тебе могут опять сократить срок. А детям я скажу, что ты опять стал полярным лётчиком. Что опять пропал в бескрайних ледяных торосах под рёв голодных белых медведей. Всё тех же.
- Ты умна, Люба. Я всегда это знал.
- Зато ты, Гаря, дурак! Ну, почему другие воруют гораздо более крупные суммы, и даже в свободно конвертируемой валюте, и успевают сбежать с ними в Лондон, Ниццу и Майами! Почему они успевают, а ты – нет?
- Не знаю. Наверно, потому, что я плохо учился в школе. Или такой уж я, Люба, несчастливый. Прямо  хучь плачь, Люба.
- Вот именно, Гаря! Нет, чтобы как все приличные люди: наворовал – и на наворованное сразу же купил мне шубу, детям - скромную виллу на каком-нибудь Лазурном берегу, положил на мой счёт в какой-нибудь скромный швейцарский банк три скромных  чемодана денег (лучше скромных восемь, и лучше долларов. А ещё лучше - нескромных. Чтобы каждый размером с гардероб!)… А уже потом воруй себе дальше! Вот как приличные люди поступают! Балбес!
- Я с тобой полностью согласен, Люба. Но ты же прекрасно знаешь: я - слабохарактерный. Как только украдаю денег, то меня тут же, как магнитом,  тянет в ресторан, в пивную, к легкоразвратным женщинам легкодоступного поведения (или легкодоступным легкоразвратного? Как правильно-то? А, Люба?. Прямо как магнитом! Не могу себя сдержать! Хучь плачь!
 
 
Как вас теперь называть? (по аналогии с  названием одноименного советского фильма про шипиёнов)
 
- Итак, милостивейший государь, прошу вас сообщить мне ваши имя, отчество и фамилию.
- К чему  такие ажиотации, друг мой? Вы же меня распрекрасно…
- Повторяю:  ваши имя, отчество и фамилия. И не заставляйте меня предпринимать неблаговидные поступки. Во избежание печальных последствий в виде мордой об стол. Уточняю: вашей мордой. Об мой стол.
- Понял, понял, понял… Зачем же сразу судить по морде-то? Это неэстетично. Записывайте: Гаррий Бонифатьевич Булкин.
- Булкин… Записал. Где родились?
- В деревне  Блюдово местной губернии.
- Местной губернии… Что-то я не слышал у нас в губернии деревни с таким романтическим названием.
- Ну, как же, как же! Наша деревня чрезвычайно популярна. В местном люде даже распространена юмористическая частушка со словами: « Я из деревни Блюдово. А ты, хавно, откудова?». Её исполняют с шутками и прибаутками! Обязательно! И даже хором! И даже дети!
- Хорошо. Так и запишем. И про частушку тоже. Как подрывную песню наших высочайших моральных устоев с использованием нецензурщины. 
- Слово «хавно» не нецензурное.
- А какое?
- Эпическое. Пришедшее из тьмы веков.
- Так и запишем: во время нашей милой беседы из тьмы веков  выражался матом… Ваше образование?
- Классическое необременительное. Три класса местной церковноприходской школы.
- Семейное положение?
- Холост, но регулярно хожу ночевать к соседке, местной мещанке Евлампии Громыхаловне Гребуровой.
- А почему холосты?
- У меня ещё писун не вырос для совершения таинства брака.
- Так уж и не вырос?
- Каждую неделю во время помывки в бане измеряю специально куплетой в магазине линейкою. Пока не достигает параметров нужной для брачного таинства длины. 
- Хм… Убедили… Кем работаете и где?
- Помощником старшего засолочника на засолочном пункте овощебазы номер восемь райпотребкооперации имени Клары Цеткин и Розы Люксембург. Имеют три  грамоты за безупречный засолочный труд по грамотному засаливанию и недопущению пересаливания ответственной продукции.
- Ваши нравственные убеждения?
- Прогрессист. Противник насилия в быте. По выходным регулярно пью водку. 
- На этом официальную часть закончим. Ну, что, Гаррий Бонифатьевич Булкин, он же – господин штандартенфюлер Генрих фон дер Шнапс, тайный агент иностранной разведки (и не одной!) и давний масон? А?
- Вы меня с кем-то путаете.
- Я  тебя, гадюку, ни  с кем спутать не могу, потому что  уже десять лет тебя, гадюку, ищу. Ты мне, гадюка, уже по ночам стал сниться. Я уже жену начал пугать своими ночными зверскими криками и выраженной потливостью. Вот до чего ты, гадюка, мне снишься! Кроме того я вычислил твоих, гадюка, ближайших помощников - Йипатия Йипатьевича Дудкина ( он же - фельдфебель Кляушке, палач и садист), драматурга Жабского (он же – белогвардеец Кабыздохов, палач и аферист) и поэтессу Котлетову, в девичестве – графиню Подзадуйскую-Задунайскую. Я на всех этих твоих поисках, гадюка, грыжу нажил и хронический геморрой в пояснице! Так что облейся слезами, гадюка! Умойся кровью своих невинных, но бесчисленных жертв! Впрочем, пока эмоции в сторону. Вопрос: куда ты, гадюка, подевал  секретный план секретного завода по выпуску секретной колбасы? Успел передать своим заморским хозяевам? Отвечай, гадюка, немедленно или я немедленно засуну тебе  вот эту палку от швабры в твою вонючую, давно не мытую жо по самую пипку! Как ты засовывал её своим замученным жертвам,  радостно при этом хохоча!
- Почему же немытую? Я только третьего дня в бане был.  И своими грозными обещаниями вы не доведёте меня до панического греха. Я как был, так и останусь честным бывшим пионером, пламенным барабанщиком пионерской дружины имени товарища Гималайского.
- О, новая фамилия? Сидан ву пле Гималайский? Ваш очередной секретный агент? А может, целый  резидент в натуре?
- Товарищ Гималайский совсем не сидан и совсем не  ву пле. Товарищ Гималайский был страстным революционером выдающегося местного значения, геройски погибшим в жестоких боях за счастье и сытость. И не смейте касаться его священной революционной памяти своими грязными лапами! Слышите! Не смейте!
- Вот как ты заговорил-то, гадюка! Да, я ещё раз убедился, что в вашей разведывательной школе на какой-нибудь Лонг-Айленд-стрит-авеню ты был примерным учеником. Какая выдержка! Какая воля! Теперь я понимаю, как ловко ты сумел вынести третьего февраля текущего, но пока что не протекающего года с сахаро-рафинадной фабрики имени товарища Джордано Бруно десять мешков  сахарного песку, пол-мешка дрожжей и столитровую канистру поспевающей браги. С таким самообладанием сделать это было сущие пустяки. Браво! А сгубило тебя знаешь что? Твоя мелочная зависть. Ты завидовал всем! Даже  кошкам за их независимое развитие. Вот поэтому тебе и поделом!
- И что же  теперь со мною будет?
- Справедливое возмездие. Как говорится але якта дест! «Жребий брошен»! А как ты, гадюка, думал? Что с тобою здесь в бирюльки будут играть?  Даже и не надейся!
- А конкретно?
- Во-первых, руководство консенсуса поставит вопрос на ближайшем президиуме. И скорее всего, тебя, гадюку, подавляющим большинством исключат из фракции кворума. Далее приостановят твоё членство в совете почётных членов. Возможно, даже  передвинут в самый конец списка на награждение Большими Почётными Грамотами. А уж что  перестанут к праздникам выписывать на льготной основе Большие Разогретые Беляши, и к гадалке не ходи! Перестанут, как пить дать! Будешь в столовке питаться! Тамошними котлетами, хе-хе! И не надо кривить мне в иезуитской ухмылке свой горестный рот! Да-да, этого вполне можно ожидать! А как ты думал? И, естественно, откажут в выражениях знаков полагающихся тебе по чину любезностях в виде предоставления высоких трибун. Что? Мало? А по-моему, вполне! 
- Я попросил бы вас…
- И нечего просить! Пошёл вон, скотина! Селифан, подай сему господину его шляпу, трубку, трость и велосипед! И вели запрягать лошадей! Мне уже давно пора ехать в  ассамблею!
 
 
То Мальдивы, то Канары…
 
Эпиграф:
- То берёза то рябина.
Куст ракиты над рекой.
Край родной, навек любимый,
Где найдёшь ещё такой… -
(из пенсии. Кто сочинил – не знаю. Кто поёт - не знаю. Может, пионеры какие. В красных галстуках. Они их ещё на шеях носят. На своих, на пионерских)
 
- Привет, Гарриманище! Чего вид такой задумчивый? Опять, что ли, глистами заразился? И как они только в тебя попадают? Как залазиют и какими таким и интересными загадочными тропами?  Ведь ни у кого нету, у тебя – обязательно, и каждый раз! Может, они в тебе уже гнёзды свили? Может, ты им уже родной?
-  Чего ты бормочешь, чёрт носастый? Ты ж сам мне перед Покровом  спичечный коробок давал, чтобы я туда нагадил.
- Ну?
- Чего?
- Нагадил?
- А как же! Ты ж дал!
- И чего?
- Ничего.
- Совсем ничего?
- Совсем.
- А ты нагадил?
- А как же. Даже по три раза. В каждый коробок. Я же такой целкий, что ты!
- Чудно. Нагадил – и вдруг ничего. А чего ж тогда проверяли-то?
- Чего… Нагаженное, чего… Да и не в этом дело! При  чём тут глисты? А задумчив я оттого, что никак решить не могу, куда мне  на этот раз в отпуск поехать – на Мальдивы или Канары?
- Чего?
- Того. Вот и я о том же. Никак не выберу конкретное направление, в котором я задорно и с пользой отдохну от здешних сует. Право, они меня так утомили! Даже не утомили! Задолбали!
- У тебя денег, что ли, много?
- С какой стати?
- С такой, что на эти твои мальдивии и канарии только жулики ездиют. Вместе с использованными балеринами. Чтобы там своё честно наворованное тратить, не  боясь огласки. Вот ты какой, оказывается, жук! А сам всех уверяешь, что работает всего-навсего приёмщиком стеклотары приёмочного пункта имени Джорданы Бруны. Причём со скромной трудовой зарплатой! А у самого, значит, денег мешок? На чём наворовал-то? А? Признавайся, а не то я тебя мигом сдам обахээсу.
- Хе-хе на вас, товарищ, тридцать восемь раз.  Обахээса уже мильон лет как нету! У нас сейчас полная демократия! Каждый имеет право на воровство. Кто умеет – ворует, кто не умеет – тоже ворует. Только кто умеет, тот в тюрме не сидит.
- Ага. Тот на мальдивиях и канариях пупок чешет!  Развёл прям здесь целую воровскую философию! Значит, поедешь?
- Обязательно. Только вот не знаю пока куда. В прошлом годе соседка моя, Дуська Куконькина ездила. Приехала хорошая. Загорелая. И ещё кучу денег с собой привезла. Сказала: заработала честным трудом.
- Где?
- На этих самых Канарах. Или Мальдивах. Не помню.
- Хе-хе. Догадываюсь, как она там зарабатывала. Каким местом.
- Ну и что, что каким. У нас сегодня всякий труд почётен! Зато велосипед себе купила. Теперь на велосипеде на «фазенду» ездит. А не как ты, на автобусе. А? Получил честный труженик наёмного труда? Скушал баранку из-под бублика?
 
 
Зато откровенно!
 
- Гарька, я давно хочу спросить тебя как бывший комсомолец бывшего комсомольца…
- Значит, опять какую-то гадость придумал. Что ж, спрашивай.
- Я долго не решался и в трезвом состоянии этого бы никогда не сделал…
- Сколько?
- Чего?
- Выпил сколько?
- Поллитра. Для меня – ты же знаешь! -  это не доза. Для меня – ты же веришь! - это просто смешно.
- Значит, ты выпил, осмелел и хочешь меня спросить…
- Да, спросить. Вопрос: если бы тебя поймали зверские гестаповцы и начали бы зверски пытать, ты сразу бы всех выдал или помучился?
- Это вопрос! А ты?
- Я бы сразу. И в первую очередь, тебя. Имя, отчество, фамилия, пол, возраст, адрес работы, домашний адрес, мобильный телефон… В общем, всё что знаю. А чего тянуть-то? Кого смешить? Этих тварей гестаповских, исчадие ада на планете Земля? Не дождутся!
- Какая же ты, оказывается, скотина…
- Зато честно. Ты прости меня, друг…
 
 
Живи и радуйся!
 
- Товарищ…. Товарищ… А, товарищ… Товарищ!
- А? Чего?
- Товарищ, я спросить хочу…
- Чего?
- Спросить. Вы в армии где служили?
- Чего?
- В армии, говорю, где служили? Случаем не в Забайкальском военном округе, станция Борзя, воинская часть номер три-ноль-три-пять-восемь-дробь шестьдесят две?
- Чего?
- … три-три-три…
- Какой на х… три-три? Какая на х… армия! Я в армии вообще не служил! Белый билет!
- Понятно. Психический.
- Не психический, а плоскостопие. Я высоты боюсь.
- Бывает. У нас в части сержант Рукосцуев волков боялся. Они зимой как из степи к колючей проволоке  подойдут, как завоют, он сразу трястись начинал. А потом хватает автомат - и очередями, очередями! Если вовремя под койку не нырнёшь – всё…
- Чего «всё»?
- Того всё. Скольких похоронили-то… И не сосчитать!
- Волков?
- Каких волков?
- Сам же сказал: которые из степи.
- При чём тут волки? Волки – снаружи, а мы – внутри. В казарме. Волки… Только выйди за колючку – они тебя так своими клычищами обтешут, за пять секунд один шкилет останется Они ж все голодные как эти..!
- Кто?
- Волки, кто! Двадцать пятый раз повторяю! Не Рукосцуев же! Ему-то чего? Он каши нажрётся – и на боковую! И здоров же был спать! Чисто медведь!
- Мужик, ты вообще чего ко мне пригрёбся? Я спокойно еду, никого не трогаю, мирно дремлю – и тут ты со своею девичьею дружбой. И со своим Рукосцуевым. Тебе чего надо?
- Да я чего… Я ничего… Просто ты на него очень похож… Он тоже если не спал, то дремал. Я и подумал: может, родственник.
- Кто?
- Ты.
- Кому?
- Сержанту. Рукосцуеву.
- Я – Федотов.
- Я понимаю.
- Чего ты понимаешь?
- Что не Рукосцуев.
- А ты понимаешь, что я с работы еду? С ночной смены? Я, может, всю ночь работал! Что мне поспать хочется, и вот я только дремать начал – тут ты со своими грёбаным любопытством.
- А чего я… Я виноват, что ты похож на него? Виноват? Нет, ты скажи, виноват?
- На кого похож?
- На Рукосцуева.
- А хошь я тебе щас в лоб засвечу? И за себя, и за Рукосцуева?
- Да успокойся ты, мужик… Я и сам боксёр.
- Ты не боксёр. 
- Боксёр.
- Не боксёр.
- Боксёр.
- Ты не боксёр. Ты – мудак.
- И опять не угадал. Я а бане работаю. В котельной.
- А я на топливном складе. В железнодорожном депе.
- Понятно. Соляру воруешь.
- А ты меня поймал? А ты меня ловил? А ты кто – обахаэс?
-  А я-то тут при чём? Я, может сам такой же. В смысле, из вашей воровской компании. Вениками втихаря приторговываю.
- Какими  ещё вениками? При чём тут веники?
- Банными. С которыми в парилку. Пятьдесят рублей.
- У меня  денег нету.
- А мне они и не нужны.
- А чего ж говоришь?
- Чего я  говорю?
- Пятьдесят рублей!
- Это веник у меня столько стоит. Дубовый. Берёзовый – на червонец меньше.
- Мужик тебе вообще чего от меня надо?
- Да ничего мне не надо! Еду, вижу: дремлешь. Дай думаю, человека повеселю приятной беседой.
- Ага. Про Рукосцуева.
- Вот видишь! Запомнил! А ещё чего запомнил?
- Что он по волкам из автомата стрелял.
- Да не по волкам, дятел! Волки – в степи, за колючей проволокой. В них хрен попадёшь. Потому что целиться надо, понимаешь! Он по нам стрелял. По своим верным сослуживцам. Мы-то –  рядом! В казарме! Четыре стены! Никуда не денешься!
- А чего ты так рад-то? Что за радость, когда в тебя из автомата палят?
- При чём тут радость? Армия! В армии главное что?
- Что?
- Дисциплина. 
- Дисциплина это когда на тебя прапор орёт. Или вышестоящее командование. А если ни прапора поблизости нет, ни командования? Если рядом один только Рускоцуев, тогда главное что?
- Что?
- Реакция. Успеть вовремя под койку нырнуть.
- Вот уж довольствие!
- Опять двадцать восемь! То радость ему подавай, то удовольствие! Хотя да, радость: если успел нырнуть. Потому что живой остался! Живи и радуйся пока Рукосцуев автомат перезаряжает! Он же у начальства всегда был на великолепном счету!
 
© Курганов А.Н. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Старая Москва, Кремль (0)
Зима (0)
Москва, Малая Дмитровка (1)
Медведева пустынь (0)
Москва, ул. Покровка (1)
Старик (1)
Ростов Великий (0)
Храм Христа Спасителя (0)
Москва, Никольские ворота (0)
Записки сумасшедшего (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS