ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Троицкий остров на Муезере (0)
Записки сумасшедшего (0)
Беломорск (0)
Старик (1)
Соловки (0)
Москва, ул. Покровка (1)
Беломорск (0)
Троицкий остров на Муезере (0)
Москва, Новодевичий монастырь (0)
Беломорск (0)
Храм Христа Спасителя (0)
Лубянская площадь (1)
 

«В эпицентре жизни» (фантастический рассказ) Денис Семенов (Учин)

article948.jpg
День был зимний, хороший. Только отзвенело Рождество и сажу прикрыло чистым белым снегом. Не случайно наши храмы так стройны и светлы – это от снега. Без снега в России все было бы совсем по-другому. 
Дышалось легко и вольно, хоть и не было солнца, низкого, северного и потому лучезарного. Иван ехал «проветриться». Работа за столом определенно тяжелее физической. Там ты (особенно если работал на свежем воздухе) лег спать, как каменщик, а проснулся огурцом. Здесь же раскрученная центрифуга мысли переработавшей головы еще долго не останавливается, и утро часто застает тебя таким же отупевшим, как ты был вчера. Нужно встряхнуться. Начинать выпуск нового проекта. 
По-настоящему ценишь время, когда сам им распоряжаешься. Самое «длинное» оно в режиме «солдат спит – служба идет», а тут все наоборот – летят недели, месяцы, годы. Время сужается и расширятся только объемом проекта, и сперва постоянно не хватает дня, потом месяца, потом года. В самом деле, в сутках очень мало часов, чтоб «успевать к сроку». Но это все, конечно, старые лекала. Той самой «сторожевой» жизни. В реальности же восток – прав. Никто не сделает больше своего «чакрыма» и минуты тут ни при чем. Минуты отражают только орбиту Земли, а «чакрым» понятие энергетическое – сила в физике. А ведь есть еще и пространство. Вот о нем-то и пойдет речь в этом рассказе.
Выключив «маяк» телефона, чтобы лучше видеть происходящее вокруг, Иван вошел в метро. Хотелось быстрее добраться до парка. Метро вряд ли интересно для наших целей. Разве одна только черточка. Войдя в полупустой вагон, Иван сел напротив девушки-японки. Японка подняла на него глаза, что-то быстро смекнула и достав свой айфончик начала спешно писать.
– Странно, – подумал Иван. До этого он специально прошел по перрону в самом неопределенном направлении, туда-сюда, угадать место его входа в вагон было невозможно, он сам его не знал. Он изменил его даже перед самым стоявшим поездом. Не секрет, что наши обычные стандартные маршруты вполне доступны изучению, но эта «подача японки» в случайный вагон удивила и напомнила давнишний случай. Тогда Иван садился на конечной, опять сознательно в случайной точке, но ровно напротив него остановился большой пакет на сиденье вагона, пришедшего из депо. 
Японка продолжала строчить свое письмо, изредка позыркивая на Ивана. Знаете ли вы, что такое боковое зрение? Это очень хорошая вещь – можно много чего увидеть нового для себя.
Выходя из вагона, он еще раз «полуглянул» на свою попутчицу: 
– Смотрит? Смотрит. И опять пишет. Ну что же, если это не «случайность», то интересанты уже в курсе, что я именно здесь. И не лень им страдать этой хе*ней...
Маршрут до парка прошел менее интересно. Люди пока еще тоже хотят гулять, особенно в выходной и хорошую погоду. 
Сад в снегу и птицах. Иван традиционно взял с собой хлеба для них. В январе, им особенно трудно. Мороз требует усиленного питания. Кроме того нет большей радости – чем когда кто-то рад. 
– Центральный туалет, конечно, их «опора» в моих посещениях.
Он специально сделал его такой «точкой». Мытье рук – дело необходимое. А в кабинках этого не сделать.
Подойдя к «объекту», Иван пошел не сразу внутрь, а кормить птиц. Он всегда делал это здесь. Воробьи и синицы налетели тут же. Вытоптав в снегу площадку – насыпал крошки. И тут... Тут он увидел первое, просигналившее, что день сегодня не обычный. Метрах в ста от него, прямо на дорожке сада стояла собака. Собак в том парке много и удивляться тут нечему, но удивительным было именно, как она стояла и какая она была.
– Кус, кус! Возьми! – крикнул ей Иван, бросая кусок хлеба. Голодные собаки очень любят хлеб. Собака стояла неподвижно, как приклеенная к земле. Ее кряжистые мощные лапы были в напряжении стойки, грудь напряжена, пасть скована, она точно собиралась броситься на что-то и уничтожить. Это охотничья стойка дикого зверя, но и этого было мало, она гипнотизировала! В этом напряженном ожидании было, что-то вечное, что-то от сфинкса! Она, казалось, могла простоять так час, и день, а может быть столетие? Окрас ее был светлым, но, кажется, с пятнами. И вот еще, что удивительно! Ни за, ни перед ней – никого. Ни души вокруг, но стойка-то не на Ивана! Она его будто вообще не видит, она смотрит за него, в одну точку за спиной! Пристально и уверенно, как смотрят в цель. Не мигая. Без единого движения уже которую минуту! Иван невольно обернулся. За спиной никого не было. Только, что тот самый «постоянный объект посещения». Собака продолжала стоять на своем пьедестале. Так смотрят каменные львы на графских усадьбах. И тут Ивана охватило то редкое чувство эйфории, что бывает всегда перед «приключением». Нет, это не осознание или азарт. Понимания еще как раз нет никакого, но есть вдруг полнота бытия! Такая нахлынувшая, как из ведра исключительная радость жизни! Пронизывающая! Всепоглощающая! Цельная! И птицы, галдящие без умолку и, прикованная к броску, но совсем не злая собака, и весь этот день такой светлый и душистый! Ах, как хорошо! Как хорошо жить!
Иван спустился по лестнице. В туалете болталась пара «телефонистов». Недвусмысленно посмотрев, они быстро вышли. Приятно видеть радующихся людей, когда тебе тоже хорошо. 
Иван уже стоял у крана умывальника, когда на лестнице послышались быстрые шаги и в помещение вошел «тяжеловес». Да! Это был тяжеловес классический! Перебитый нос, все параметры, как-то сразу стало очень мало места. Вспомнилась «занедельная» интернет-заметка: «Тяжеловес ударом убил спецназовца». Все это мелькнуло в голове быстрее секунды. Время напрямую связано со скоростью работы нашей «машины». Чем быстрей и больше она совершает «операций», чем одновременнее они, тем длиннее кажется секунда и, наоборот, короче час. Иван продолжал мыть руки – вода теплая, после мороза приятно. 
Тяжеловес стремительно прошел за спиной в тот угол, где его оставили «телефонисты» пред уходом.
– Зеркало хорошее, – подумал Иван. И стремительно рванул вверх по лестнице. 
Включив телефон, он все так же быстро двинулся к реке. Хвоста не было.
– Что это? Опять спектакль или уже «действие»? – вертелось в голове. – Опять фейковое сообщение – а теперь спектакль? Или реальная угроза и ее реализация? Пастухи «юзают» издалека. Не дефилируют по традиции. «Прячутся». Чего так?.. Что-то затеяли?.. Что?.. 
Собака!.. Таких тут нет!.. Тут двортерьеры и там, на той стороне... Собака ли вообще это?.. Собака, не мигающая, собака хвостом не двигающая... Не голодная и не домашняя... «Сказочная» собака?.. Вот-вот! Глаза с блюдца – там такие собаки...
Да ведь это попытка?!.. 
Самая натуральная попытка, только мимо!.. 
Вот оно что! Пронесло совсем рядом. 
Иван покормил остатками хлеба уток на реке. 
– Продолжим гуляние. На то сюда и приехал. Главное уехать теперь нужно тоже.
Он пошел по набережной. Народ наслаждался зимой. Катались на лыжах, ватрушках, возились в снегу. Одно место катания на ватрушках удивило. Край его завершал вал из снега, за которым внизу был укатанный наст. Рядом стояла «скорая помощь». Одна из ватрушек (с двумя пассажирами) вылетела за вал прямо на глазах. Парень жахнулся спиной на лед с характерным звуком. 
– «Скорая помощь» здесь очень кстати.
Иван шел дальше. Вот бегущий навстречу лыжник остановился и «ориентируясь», глядит на него взглядом «узнавающего».
– Узнал, не узнал? – послал ему Иван «боковой антенной». Лыжник опустил взгляд под ноги – определился куда ехать. Побежал дальше.
– Это уже, пожалуй, «специалист». Следит или прикрывает? Тяжелый случай у нас с этим «нейтральным Берном». Все время, как по «Блюмен-штрассе» идешь.
Профессиональный опыт очень пригождался – отличать естественное поведение от любой игры. Главным фактором отличия, между прочим, является целеполагание. Оно всегда и очень хорошо видно опытному наблюдателю. Если кто-то хочет освоить мастерство подобной «маскировки» во всей полноте, он должен научиться подставлять игровое целеполагание настоящему. А это сложно.
– Так, – продолжал свое прогульное размышление Иван. – В конце концов, если тут еще и профи, это к лучшему.
Иван достал телефон.
– Здорово, Петр! Как сам? Я тут гулять опять приехал, когда освобождаешься? Через полтора? Хочу водки выпить. Да, за твои именины. Так всего месяц и прошел, оно никогда не поздно. К тому же Новый год и Рождество. Положительно? Это хорошо! Куда? Хочется обойтись без приключений. Давай встретимся и тогда решим. На смотровой, или где? Ок, набирай, как закончишь.
Назначение точки-времени, сознательная «педаль» на слове «без приключений» звучали алогично. У Петра смартфон – смартфоны созданы специально, чтобы слушать. Слушать и знать GPS точку нахождения объекта, что за свои деньги купил себе сам такой подарок. Смартфон интересно нацепить случайной собаке, или оставить в вагоне на «кольцевой». Это лучшее, что с ним можно сделать. Но, банальное – опасный путь. Ломать все планы и схемы. Творчество! Да здравствует, Творчество! Вот здесь пойдем. Осмотрим новые места – культурная программа + выйдем с другой стороны, как раз туда же.
Иван пошел вперед. Узкая, вытоптанная в уже глубоком снегу, тропа шла вдоль реки, но в стороне от мощеной набережной. Она была пустынна. За исключением одной немолодой женщины. 
Обойдя даму по снегу, чтобы не тревожить, Иван пошел вперед по этой тропе. Дама, повернула обратно и скрылась в деревьях. 
– Такие вот поигрушки у нас сегодня. Главное – почти, как на лыжах – то самое, зачем приехал. Проветриться.
Не спеша и никого больше не встретив, Иван дошел до поворота наверх. Но тут снова случилось неожиданное. Вороны что, как и положено в это время года, лениво перекаркивались на дальних деревьях, вдруг как-то «слишком» переместились к этому перекрестку. Более того – вот на ближнем дереве, уже их две, три, и кар-кар! Иван сделал еще несколько шагов.
– Кар, кар! – буквально «закричала» на Ивана одна из ворон прямо в упор. 
Такое бывало. N лет назад две вороны буквально напали, чуть не клюнули, коснулись крыльями головы. Отбиваться пришлось. Но... тогда был июнь. У ворон было рядом гнездо. И Иван был непрошенным гостем. Более того бежал в целях спортивных по утренней росе, т.е. стремительно непрошенным. Там была логика, объяснимая. Но здесь: гнезда нет, далеко не июнь, более того, прилетели они уже после того, как он пришел сюда, пришел не спеша... а они однозначно «поспешили»! И сели на единственное дерево рядом. Продолжение «сказки»?..
– Рядом... Нет! Не рядом! Впереди! Дерево впереди! – Иван сделал несколько шагов вперед.
– Каррр! – вытянулась на него ворона, чуть не падая с ветки. – Кар-кар – взвились остальные. Закружились и здесь, и там, и вдалеке, будто на подхвате. 
– Закрывает дорогу! Мать честная! Стой, говорит! вот, что это все значит! Стой! Назад! «Сталкер»!
Ивану тут же вспомнилась еще одна сцена с вороньем. Это была середина февраля 14го года. Таких стай он не видел ни до, ни после – она закрыла небо – что-то из голливудских триллеров. 
К воронам у нас традиционно отношение не очень позитивное. Считается, что они «накаркивают». Ну, именно воронов-то в городе нет, ворон – птица вольная, высокая, только черная, как сажа. Потому весь фольклор из фильма «Чапаев» мы невольно перенесли именно на ворон. Не любим их. А они-то, вон оно что! 
Иван опять посмотрел в сторону продолжения маршрута. Дорога была свободна – пусто-пусто.
– Значит... все-таки не стоит?..
– Кар! Кар! Кар! – загалдели собеседницы, как будто матом ругая.
Одновременно с их «матюгами», из-за лесного поворота с горы, на пустынной дороге появились три фигуры. Фигуры двигались навстречу бодрым шагом, но до них было еще не менее метров трехсот.
– Вот теперь я уже... и сам вижу. Спасибо! – Иван посмотрел на ворону впервые с благодарностью и, разгоняясь, пошел обратно. «Четвертая скорость» оказалась вполне к месту. На узкой тропинке это приводило к проваливанию-шатанию в разные стороны. 
Снова выйдя на набережную и уже не обращая больше внимания на «телефонистов» Иван, не спеша, пошел обычной, «окультуренной» дорогой к «смотровой». В «окультуренном» овраге бежал еще незамерзший ручей, но два пруда уже белы. Иван присел на лавочку напротив первого. 
– До встречи час... Надо ли вообще идти? День прямо скажем неординарный.
Овраг был опять почти пуст, только вдалеке напротив, также на лавочке, «журчала» стайка молодежи. Минут через десять и они ретировались. 
Неожиданно мимо прошло такое, что уже определенно напомнило Ивану – перед ним сегодня «крутят кино». Да, какое! Девица была одета в черно-черный, как сажа, шерстяной комбинезон крупной вязки, с головы до ног без швов – трико в сантиметр шерсти толщиной, в совершенную обтяжку, при широком поясе. Соски на груди видны, не то что! Сверху в расстегай – черная куртка. Высокие сапоги с блеском, как и пояс. Сама – как вороное крыло. Иван оглянулся на все стороны – тут кино точно нигде не снимают? Порно-ролик в январском темнеющем лесу? Бывает, отойдет человек прямо в гриме-костюме купить водички... 
– Что-то из Булгакова... как зыркнула! Ведьма, самая натуральная...
«Гелла» прошла мимо, но отойдя всего метров на двадцать остановилась, достала «айфончик» и свернув, перпендикулярно дороге в чистую целину, подошла к ручью за спиной наблюдателя. Не дойдя до него и двух метров, она остановилась и занялась перезвоном-перестуком.
– Эк! народ самый креативный, – снова подумал Иван. – Что бы ей еще совсем в ручей не залезть, для удобства общения?
И тут в «пьесе» появился еще более загадочный персонаж. Это был пожилой, но не дряхлый мужчина, одетый даже старомодно, в серое пальто и, что-то вроде шапки-пирожка. Он шел хромая от самого бедра. Трудно было понять – действительно он калека, или разыгрывает. Идет бодро, без обычного для страдающих людей сосредоточения и как будто показывает на это. Вот – видишь? – хромаю!
– А вот и черт, – снова пронеслось в голове.
Аккуратный черт прошел так же, как и Гелла рядом, только в обратном направлении и тоже коротко посмотрел на Ивана прямо напротив его лавочки. Пройдя еще несколько шагов, он остановился и, подумав, «с трудом», но довольно проворно, уселся на соседней справа. 
В сумерках замороженного оврага ни души. Больше места не нашли...
– Текс... а что там наша Гелла?
А Гелла смотрит на нас, как дитя природы и все пишет-пишет! Целый роман уже написала. Как только не холодно от ручья-то. Место сейчас самое неудобное для «писем», во всем парке вероятно... 
Вообще мороз уже начинал сказываться, третий час гуляния.
Черт не двигается, но как будто... ищет повода для... разговора?.. Бред!
– Не дадут.., – Иван цикнув, поднялся, и стремительно пошел к лестнице, не оглядываясь. Направление к лестнице было и в сторону Геллы. Тут произошло навершие загадок всей сцены. Гелла, увидев Иваново такое движение, вдруг попятилась так, что почти уже стала залезать в этот самый ручей!
– Она совсем больная? От дороги в сторону к ней еще метров тридцать, чего так шарахаться? Все это уже давно за пределами обычных «игр». Если тебя так боятся, значит, есть за что. Может быть, все-таки не идти?.. Что они затеяли?
Иван машинально поднимался по огромной лестнице из оврага.
– А если бы я шаг от дороги в ее сторону сделал – она залезла бы в ручей? – опять подумалось ему. – Одно из трех. Либо сегодня черти совершенно материализовались (а тут их, как говорят, встречается),  либо эти новые актеры из другого «театра». Либо уже у меня съезжает крыша. Первое все-таки спорно, второе не очень понятно зачем? и где такой «театр»? эта пара принципиально отлична от «квестунов» по всем параметрам, третье же не очень логично, ибо материальность очевидна – духи следов в снегу не оставляют... от них не трещит лавочка... у них не звонят телефоны и т.д. И если эта дама, в случае единичном, еще бы и уложилась с натягом в общую схему «виртуализации оффлайна», то вот этот хромой... Если и это спектакль – то спектакль «крепкий».
«Квестуны» не шарахаются, наоборот – «выступают» – мы здесь власть! Почему же так шарахнулась «Гелла»? Чем больше знает человек, тем он осторожнее, наивный самонадеян, значит «эти» знают про меня сейчас... что? Что-то, что смертельно опасно? От чего имеет смысл шагнуть в ручей при минус 18ть? Значит впереди все же бой?.. Опять бой на «Калиновом мосту»?..
Иван рванулся к храму. Собаки, рыскавшие обычно рядом, начисто исчезли. Храм заперт. Зима, дело понятное. Темнеет. Так, что же?.. Идти ли дальше?.. Гефсиман?.. У каждого бывает свой Гефсиман... так это Гефсиман?!..
В голове неслось одно за другим. Иван шел вперед не останавливаясь. «Машинное отделение» никаких других команд не получало.
– Бог благ. Знаю давно... И все-таки... Это... Гефсиман. Вот оно! Эти сомнения! может быть в полной чуши, нагороженной... Надо ли идти?.. Это нужно? Нужно?!
Иван прибавил шагу. 
До встречи оставалось еще полчаса. Пройти вперед дальше «смотровой»? Дорога одна – не разминемся. Вот здесь еще «покурим на лавочке» минут пятнадцать.
Морозная заря. Синие тени на розовом снегу. Сумерки. 
Первая лавочка не понравилась. Замусорено. Кроме того, дорога тут же за спиной. Странно-ярки детали сейчас. Каждая запятая – важна. Каждая мелочь – подсказка.
– Здесь лучше. 
Тихо. Хорошо. Квестунов нет. Хороший день сегодня. Погода прекрасная. Звонит. Пора.
Иван снова вышел на «магистраль». Вот пробежал юноша – спорт на морозном воздухе очень полезен. Зачем же так явно оглядываться? Это опять самодеятельность... 
Идти еще вперед или уже ждать здесь? Нет. Двигаться. Маневрировать. Вперед!
Навстречу снова пробежал песик. Это уже знакомый, из прицерковных двортерьеров. Тут их целая компания. Очень симпатичные. Только – собака опять. Там их вот и не было, а тут снова... Значит... прибавим скорость еще. 
Поворот. Снегоуборщик не вписался – оставил кучу снега от щита. Обходим слева.
В этот момент Ивану показалось, что справа раздался шум веселой компании и одновременно слева издалека донесся далекий, но сильный хлопок. Бац!
– Стреляют, – Иван перешел еще левее, на «встречную» полосу и посмотрел в сторону звука, не останавливаясь. – Петарда? Если петарда – сейчас будет еще. Вот, время пошло, есть еще?
Хлопков больше не было. Вспышек от салюта тоже. Да и первый был, кажется... без вспышки.
– Значит выстрел? Выстрел. Ручная петарда не взрывается на уровне крон деревьев, ее туда не добросить. Реактивная не хлопает без вспышки. Это именно выстрел, только откуда и куда? Там река, глубокая пойма, верхушки деревьев на уровне земли – здесь лес... 
Иван был уверен, что со всех сторон прикрыт здесь надежно, и так оно и было... только до поворота?.. Несколько огоньков вдалеке. 
– С неба нельзя выстрелить, метафизиков в сторону, снизу – был бы снизу и звук, не на линии горы, а прозвучало именно отсюда. С того берега? Очень далеко. Может все-таки петарда... Петарда без вспышки, ну такая корявая... запущенная из самой глухой-глухомани всего парка, где внизу и летом бездорожье... Вот, он, Петр! 
Они благополучно вышли из парка. Встречных «телефонистов» было немало на этом обратном пути и все они, были, скажем так – возбужденно-удивленные. Сплошной восторг! Полный контраст даме в овраге...
На следующий день одна бульварная газета опубликовала следующий заголовок: «Мужчина был застрелен снайпером прямо на своем балконе». 
Иван понял – что за «кино» ему крутили вчера и почему шарахнулась «Гелла». 
– Расстроились, что даже не заметил. Да – это обидно. Можно понять.
Посмотрев спутниковую карту, Иван выяснил и что за огни были среди крон. Это были огни гостиницы с крыши которой и была выпущена та «петарда» за 30 секунд до встречи. Она на той же стороне и давно он ее заприметил иллюминацией, но изгиб реки создал ощущение, что она на том берегу. Расстояние больше километра. Можно не стесняться в новогодние дни, когда и так все время что-нибудь грохает. Кроме того, глушитель ослабляет начальную скорость пули, для столь дальнего боя не годится?.. Да. Было именно так! Сначала хлопок слева – потом «шум» справа. Спасибо, Дедушка Мороз! Ты верный защитник нашей земли!
 
Жизнь, если приглядеться, напоминает школьный урок. Мы находимся в гимназии Вселенной. И оторвано пытаясь объяснить, как дождь идет из этой тучи, мы все время уклоняемся выяснить, а откуда собственно сама туча? Почему именно сейчас, а не через полчаса? Не день назад и не через неделю? Почему единый грозовой фронт, вдруг разрывается и, буквально над одним гектаром-островом все светит солнце, а вокруг бушует ливень, а здесь радуги! А фронт снова смыкается за, как и перед – черной синевой. Само событие, вырванное из общей связи, оторванное от Веры и знания с ней связанного, неизбежно заводит нас в смысловой тупик. Факты становятся необъяснимы, и мы предпочитаем их вообще не заметить, чем все-таки хоть как-то объяснить. Мир призакрыт для нас! Разговор Валаама с ослицей продолжается и сегодня. Открываясь во всей полноте на короткие мгновения, что Высоцкий выразил строкой: «По над пропастью, по самому, по краю». Может быть это и хорошо?
Одно, безусловно. 
Господня Воля есть, прежде всего, и субстанция материального мира. Она выражается фактически, материально, через материальные, или энергетические объекты. Только сопоставив все, по крайней мере, что можем вспомнить, связать или увидеть разом и, заглянув потом ВНУТРЬ СЕБЯ, возможно хотя бы на один процент понять – ПОЧЕМУ ЖЕ все-таки эта туча? почему именно эта? именно здесь и сейчас? а отчего из нее пошел дождь мы ведь «уже» и сами «знаем», правда?
 
P.S. На том повороте теперь строят храм Живоначальной Троицы. И это уже совсем фантастическая история?..
 
© Семенов Д.Б. (Учин) Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Беломорск (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Ростов Великий (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Беломорск (0)
Псков (1)
Соловки (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS