Регистрация Авторизация В избранное
 
 
ТМД-ОНЛАЙН!
ТМДАудиопроекты слушать онлайн
ПРЕМЬЕРЫ на ТМДРадио
Художественная галерея
Суздаль (1)
Дмитровка (0)
Лубянская площадь (1)
Зимний вечер (0)
Этюд 3 (1)
Церковь в Путинках (1)
Храм Покрова на Нерли (1)
Этюд 1 (0)
Зима (0)
Зима, Суздаль (0)
Москва, Никольские ворота (0)
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (0)
 

«В ритме Хармса» (сборник «Словосложение» из книги «Опыты словесности») Александр Огородов

article171.jpg
***
Один человек всё время падал с кровати на пол, потому что ему всякий раз попадала в глаз шпилька, которая выскакивала из бигудей Галины Владимировны, которая всякий раз оказывалась рядом с этим человеком, в связи с тем, что была этому человеку женой. 
1991 г. 
 
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ МИМАЕВА 
   Как-то так случилось сегодня, что я увидел сон. Хотя ничего особенного тут нет. Просто перед тем, как увидеть сон, я заснул. А заснул я потому, что очень сильно хотел спать. Однако, как всякий здравомыслящий человек, я не кинулся тут же справлять своё желание, а решил прежде всего хорошенько взвесить. Взвесил. Ничего другого придумать не удалось. Кувшин моих мыслей показывал дно. К тому же в момент взвешивания с весов упала пятифунтовая гирька, и больно ударила меня по мизинцу, что на левой ноге. Забинтовав мизинец носовым платком Сергея Леонидовича, я вынужден был лечь в кровать, потому что от удара гирьки мизинец раздулся и стал похож на лампочку, которые гадкие мальчишки разбивают в подъездах, чтобы было темно. Может, именно поэтому я и опустил гирьку мимо чашки весов, и она больно ударила меня по мизинцу. Что на левой ноге. Вот тогда и увидел я сон, как будто 6 июля 1991 года я был на дне рождения у Мимаева.  
1991 г. 
 
СТРАННОСТИ ПРИРОДЫ 
   На Страстном бульваре был полдень. Солнце светило так, как оно обычно светит между 11-тью тридцати шестью и 11-тью тридцати семью часами. Владимир Олегович Качувин сидел на скамейке и радовался природе. Рядом с Владимиром Олеговичем лежал пакет с хлебом, который Владимир Олегович купил у проходящего мимо прохожего. Ну, значит, Владимир Олегович сидит на скамейке. Хлеб лежит в пакете. Светит солнце. И всё чики-чики. 
   Вдруг прилетела ворона и села на дерево клён, что рос как раз напротив скамейки, на которой сидел Владимир Олегович. Ворона посмотрела на Владимира Олеговича, и сразу пошёл дождь. Однако, Владимир Олегович не растерялся, и стал быстро есть свой хлеб, чтобы его не намочило дождём. А пакет, на крайний случай, положил за пазуху. 
   Ну, значит, дождь идёт. Ворона сидит на дереве клён и смотрит на Владимира Олеговича. Владимир Олегович ест свой хлеб. Пакет лежит за пазухой. И всё тики-тики.    
   Но тут прилетела другая ворона и села на другое дерево клён. Она посмотрела на мокрую первую ворону, которая сидела на дереве клён, что рос напротив скамейки, потом на Владимира Олеговича, который к тому времени уже съел свой хлеб, крикнула: «Кар-р-р!». И улетела. И дождь сразу кончился. 
   Тогда Владимир Олегович поднялся со скамейки, вынул из-за пазухи пакет, тщательно протёр им рот, чтобы оставшимися от хлеба крошками не поперхнуться во время ходьбы, посмотрел на мокрую ворону, которая сидела на дереве клён, что рос напротив скамейки, и, довольный, пошёл к себе домой. 
1991 г. 
 
В МАЕ 89-го 
   Тридцатиэтажный дом. Рядом, через дорогу, лесопарк. Из подъезда дома в лесопарк тянется длинная очередь, покрякивая и попукивая. Пахнет мочой, И больше ничего. 
1991 г. 
 
ВСЕ В САДУ 
   Щепкин жучил Гликерию Фёдоровну. Жучка Рашель говорила по-французски. Француз Расин ловил в пруду карасей. 
   - А чёрт ли в страсти, коли нет средств выразить её! - сказал расстроенный Карасёв и выбросил букет цветов прямо в пруд. 
   А в саду душисто пахло черёмухой. 
1991 г. 
 
*** 
   Прогуливаясь по выставке В.В. Кандинского, мне в голову пришла одна мысль. Почему иностранцам можно всё, а нам ничего. Даже ходить по выставочному залу с собакой. А нам ничего. Совершенно ничего! 
   Вот какая мысль пришла мне в голову, когда я прогуливался по выставке В.В. Кандинского. 
1991 г. 
 
*** 
   Странные вещи происходили в г. Химки по средам. 
   Вдруг распахивались двери одного из домов, оттуда вылетал мужчина, весь в прыщах, и скрывался в неизвестном направлении. Остальное время город жил мирно и спокойно, поражая приезжих очаровательными женщинами, профессиональными химиками, и высокой смертностью. Иногда, в городе за день умирало от 20 до 10 человек. 
Октябрь 1991 г. 
 
КАК ЧУТЬ НЕ НАЧАЛАСЬ ЯДЕРНАЯ ВОЙНА В СССР 
   Пассажир Семёнов, проезжая станцию Подлипки на скором поезде, выплеснул остатки чая в окно. В это время подул сильный ветер, и брызги от чая попали в глаза охотнику, который выслеживал дичь. От чая он зажмурился. Рука непроизвольно дёрнулась и нажала на курок. Прогремел выстрел. Пули, как ошпаренные, вылетели из стволов, и одна из них тут же бросилась догонять пролетавший мимо самолёт авиакомпании «№», который совершал рейс из Нью-Йорка в Токио, через Москву, думая, что это дичь. Догнав, пуля воткнулась в бронеспинку кресла пилота, отметив про себя с сожалением«Опять - в кость!». Пилот от удара вздрогнул. Рука непроизвольно дёрнулась и нажала на гашетку бомбосбрасывателя. Бомба выпала и стала падать. Но, к счастью, самолёт находился уже над Японией, и бомба упала на Нагасаки. Так, из-за случайной оплошности бывшего пассажира Семёнова, чуть не началась ядерная война в СССР. 
1991 г. 
 
БЕССЛАВНЫЙ КОНЕЦ 
   Кулёшкин стоит на тротуаре рядом с машиной «Зил». Машина «Зил» стоит рядом с Кулёшкиным на проезжей части. В кузове машины стоит грузовой контейнер «Доставка населению». 
   Кулёшкин смотрит на контейнер и думает«Если контейнер накренится так, что перевалится через борт, то упадёт как раз в том месте, где стоит Кулёшкин. Контейнер большой и, наверное, тяжёлый. Кулёшкин стойкий, но маленький. Если контейнер ударит Кулёшкина по голове, удар будет очень сильный. Тогда Кулёшкин пробьёт ногами асфальт, и войдёт по «шляпку», как гвоздь в дерево, в самые недра мостовой».  
   Он оглядывается. Люди суетятся вокруг, спешат по делам. Им некогда. Значит, никто не обратит внимания и не увидит, как он, Кулёшкин, войдёт по «шляпку» в самые недра мостовой. Ему вдруг становится грустно. Раздосадованный Кулёшкин, на всякий случай, делает шаг в сторону. 
Москва-Лобня, 5 февраля 1993 г. 
 
НЕДОСЯГАЕМОСТЬ ШТОКИНА 
   Штокин шёл по дороге, которая вела в бесконечность. Босые ноги его легко и беспечно ступали в серую мягкость пыли, которая в ответ возмущённо взрывалась небольшими фонтанчиками, просачивалась между пальцев, окутывала облачками задубелые пятки. 
   Штокин шёл по дороге. Задубелые пятки гулко тукались по бетонному её покрытию, и эхом отдавались в бесконечности. 
   Эхо отозвалось Штокину и появилась дорога, которая петляла меж изгибами реки и пряталась в зарослях ивняка. 
   Штокин шёл по дороге и задумчиво улыбался в свои рыжие усы. 
Февраль 1994 г. 
 
*** 
   Борис Евгеньевич Пунцев решил: всё, больше никогда и ничего не буду. И - обманул. 
 
ЧТО-ТО ОПТИМИСТИЧЕСКОЕ 
   Весна. Март. Набухла природа. Потекли воды. Размыло кладбище. Поплыли гробы. Радуются птицы-вороны: «С едой будем!» 
Март 1994 г. 
 
КОНФУЗ 
   Брюки Датова шли к костюмчику Бутова. Вообще-то они с таким же успехом могли пойти и к любому другому костюмчику. Но сейчас они шли именно к костюмчику Бутова. Шли широко и размашисто, как матрос, идущий по качающейся палубе, уверенно ставя гачи на всю свою ширину разом, и чуть косолапили. Пуговочка на поясе нахально поблёскивала чёрным карболитом.    
   Костюмчик Бутова висел на спинке стула и важничал. Вдруг он увидел, что к нему идут брюки Датова. Костюмчик Бутова бросил важничать и заволновался. Рукава его засуетились, беспрестанно одёргивали полы, теребили пуговицы. Заходили ходуном плечики: туда-сюда, туда-сюда. Костюмчик Бутова явно нервничал. 
   Брюкам Датова оставалось сделать всего несколько каких-то шагов до стула, на спинке которого висел костюмчик Бутова, и тут неожиданно раздался маленький, едва уловимый треск. Это оторвалась одна из пуговиц костюмчика. Оторвавшись, пуговица упала на пол и покатилась навстречу брюкам Датова, а одна из гач, кажется правая, накрыла её. Костюмчик Бутова в ужасе оторопел. Его воротничёк встал дыбом. 
   Раздался ещё один треск. На этот раз не такой резкий, но более продолжительный. Костюмчик Бутова выждал, на всякий случай, небольшую паузу и затем медленно опустил воротничёк. Прямо перед ним, на полу, в неловком поперечном шпагате, расположились брюки Датова. В месте, где сходились обе гачи, т.е. в самом, что ни на есть паху, зияла огромная, сантиметров на десять, прореха, а из швов торчали маленькие чёрненькие, похожие на червячков, нитки.    
   Костюмчик Бутова внимательно посмотрел на брюки Датова, беспомощно лежавшие перед ним на полу, игриво повёл плечиками и снисходительно отконстатировал: «Широко шагаешь - штаны порвёшь!» Он успокоился и опять заважничал. 
15 февраля 1994 г. 
 
ПЕРВЫЙ ШНУРОК ПЛАНЕТЫ 
   Развязался шнурок на ботинке Гагарина. Некстати развязался. Когда Гагарин спускался по трапу самолёта. Вот спускается он по трапу и видит, что шнурок на ботинке развязался. «Эх», - думает Гагарин, - «Шнурок на ботинке развязался. Завязать бы...» А сам идёт уже по ковровой дорожке. И шнурок телепается в разные стороны. 
   «Ну вот», - думает шнурок, - «Иду к главному лицу государства в таком развязанном состоянии. «А-а-а...».
   А главное лицо государства стоит в конце ковровой дорожки и ждёт, когда к нему подойдёт Гагарин. Стоит, ждёт, а сам думает«Вот идёт ко мне космонавт Гагарин, а шнурок на ботинке развязанный. Стервец какой!». 
   Тут Гагарин подошёл, да как улыбнётся. Потом встал смирно! и отдал о проделанном полёте рапорт. Главное лицо государства сразу забыл о развязанном шнурке, взял рапорт у Гагарина, и назначил последнего первым космонавтом Планеты. И шнурок, значит, тоже... 
 
ЖИЗНЬ ПРИРОДЫ 
   Худомясов шёл навстречу судьбе. Ничего хорошего от этой встречи он не ждал. И всё-таки... 
   - А, вдруг... - тешил себя надеждой Худомясов. 
   Но и Надежда не оправдала надежд Худомясова. Напротив, она стала холодна и не приступна с ним. Ну, что же уж тут... 
   И Вера покинула Худомясова. Как оказалось навсегда. 
   А Любовь закатила такую истерику, что Худомясов сбежал сам. 
   - Да, - подумал Худомясов, - так ведь, пожалуй, он совсем не сможет жить! От этой мысли Худомясову стало плохо. Он окончательно пал духом. Прямо на голый асфальт. Дух не ожидал такого фортеля от Худомясова и, не успев как следует зацепиться за что-нибудь внутри организма, выскочил вон. Как пробка из бутылки шампанского! А как выскочил, пометался немного, для порядка, и улетел искать другое тело, которое не падает на голый асфальт просто так. От одной мысли. 
   В это время неподалёку проезжал на велосипеде Контекстов. Он видел, как Худомясов упал на асфальт. 
   - Вот так-так, - сказал Контекстов. Жизнь Природы в действии! 
   И поставил на Худомясове, как личности, жирный крест. 
Февраль 1996 г. 
 
СКАЗКИ ОБ ИТАЛИИ 
   Италия. Рим. День. Солнце. Жара-а-а! 
   Павлуша Федосин смотрит на небо. Долго смотрит. Пронзительно. Итальянский пот тремя ручьями стекает Павлуше прямо в ботинок. 
   - Будет дождь! - наконец произносит Федосин, саркастически хмыкнув, и, утирая пот ладонями. 
   Италия. Рим. Вечер. Тучи. Свежо-о-о! 
   Обливаемый итальянским дождём, Павлуша стоит и смотрит на небо. Правую руку он козырьком приложил к бровям, чтобы дождь не затекал в рот. Когда с моря подул ветер и разогнал тучи, Павлуша перестал смотреть в небо. Мокрый насквозь, до последней нитки, он хохотнул и сказал про себя: «Не хватало ещё простудиться и замёрзнуть». 
   Италия. Рим. Ночь. Луна. Холодно-о-о! 
   Дождь, обливавший Павлушу, превратился в маленькие звонкие шарики-льдинки. Заиндевело вокруг, приморозило. Туман. 
   Павлуша Федосин, приняв душ, сидит в халате перед телевизором и пьёт дешёвое красное вино. Ему хорошо, тепло, уютно. 
   Кстати, а вы знаете, что в Италии пять литров красного вина стоит столько же, сколько полтора литра простой питьевой воды?  
15 февраля 1998 г. 
 
ВСЕ ЗНАЮТ... 
   Все знают, как управлять государством. Даже кухарка... 
   Все знают, как заработать деньги. И бомжи тоже... 
   Все знают, как ставить пьесу. Спросите бухгалтера... 
   Все знают, как воспитывать детей. Раз плюнуть... 
   Все знают, как прожить долго с одной женщиной и не поссориться. Ну, каждый второй... 
   Все знают, как надо играть в футбол. Чего тут уметь-то... 
   Все знают, что такое хорошо и, что такое плохо. Естественно... 
   Все знают, что земля круглая. Ещё бы! Она же вертится... 
   Все знают, что алкоголь разрушает печень. Без сомнения... 
   Все знают, что курить натощак - вредно. Разумеется... 
   Все знают, что курение вообще вредно для здоровья. Кто спорит?.. 
   Все знают, что человек произошёл от обезьяны. Конечно. А от кого же ещё?.. 
   Все знают, как построить дом. Все знают... А вот мы с Пал Санычем не знали. И тогда мы разобрали крышу. Нам этого показалось мало, и мы сняли все наличники, какие обнаружили в доме. С окон и дверей. Но и этого нам показалось мало. Тогда мы сняли сами двери. А потом и сами окна. Разложили их на створки, стёкла, штапики, гвоздики. 
   Тихо отошли в сторону, посмотрели на дела рук своих, потом друг на друга, и сказали: «Ну, что ж?..» 
   Позвав на помощь Наталью Алексанну, мы стали всё это шкурить, красить, обрабатывать, пропитывать, герметизировать. Потом всё вернули на свои места, и опять тихо отошли в сторону, глядя на дела рук своих. А Наталья Алексанна сказала: «Так хорошо!». 
   Тут-то нас с Пал Санычем и осенило: чтобы в чём-то разобраться, надо это что-то основательно разобрать. До винтика. До болтика. До гаечки. До реечки. До штапика. До гвоздика. До фундамента. И всего делов. Впрочем, это ведь тоже, наверное, все знают... 
55 км - Москва, 19-21 сентября 1998 г 
 
КАК КАТАЙ СТАЛ КИТАЕМ 
Юго-Восточная легенда 
   Давно это было. В одной стране, на самом Юго-Востоке, жили, проживали китайцы. Мужчин этой страны звали так же - китайцами. Женщин называли китаянками. А деток - китайчатами. Потому что они были маленькими. Все они: и китайцы, и китаянки, и даже маленькие китайчата говорили на одном языке китайском. Так завещали говорить им их далёкие предки, которые когда-то жили в этой стране, и, которые тоже были китайцами. Они оберегали свой родной китайский язык от внешних заимствований, и передавали его из уст в уста многие столетия. За это нынешние китайцы очень уважали своих предков - китайцев и отдавали им дань.    
   Писали китайцы, те, которые умели, исключительно, на китайском. И, исключительно, иероглифами, которые, конечно же, были тоже китайскими. Так повелел ещё император, который когда-то правил той страной, и, который тоже был китайским. Потому что по национальности сам был китаец. 
   Поэтому, нет ничего удивительного в том, что страна, в которой жили китайцы, китаянки и их маленькие китай40 41 чата, которые говорили, писали и читали, исключительно, на китайском и предки которых тоже были китайцами, называлась... Сина. Что в переводе с позднелатинского опять же на китайский, значило Катай. Или Китай. Так и повелось с тех пор: страна, значит, Китай, а все её жители - китайцы. 
21 июня 2000 г. 
 
ПРИ ЧЕМ ТУТ НОБЕЛЬ! 
   Рабочий Конопатенко, оказавшись в не рабочее время на строительной площадке, вдруг, взял и споткнулся... 
   - Ну и что! - сказал студент Семихвостов. - Сдам зачёт по физмату или не сдам, а деньги-то всё равно платить надо. И, вдруг, подумал: 
   - А, хеннесси ли нам пополам, пропью-ка я их! 
   - ...Всё равно день не рабочий сегодня, - сказал, отряхиваясь, споткнувшийся Конопатенко. - Кому какое дело, что я делаю в свободное от работы время... 
   - А, может, меня осенит, и я получу Нобелевскую премию. А то конопатишься тут, как проклятый. И никакой отдачи. Ну, значит, главное, когда получу премию, это раздать долги, а там уж... 
   - Кстати, где-то тут у меня был записан телефон Верки из проектного отдела. Позвонить, что ли? Можем не дурно провести время. Надо хорошенько проработать этот вариант... ...
   - ...А это хорошая мысль. Пока не забыл. А то не только Нобелевскую, стипендию фиг получишь. Мужики, я сотню заначил, кто бежит за «Гжелкой»... 
   - ...И тут Конопатенко увидел то, обо что он споткнулся. Это был полиэтиленовый брикет 100-долларовых купюр... ...
   - Значит, так. Сначала платим за зачёт и успешно его сдаём, - распалялся Семихвостов, наливая себе, - Это первое... 
   - ...Следующий этап... ага, нашёл... звоним Верке... Хорошо бы, если бы она была дома... - вдохновлялся Конопатенко, - Есть что, Есть чем, Есть с кем...
   -  ...Ну, а там... Гуляй, рванина, от Москвы до самых до окраин... - не на шутку расходился Семихвостов... 
   - ...Странно... столько звоню уже, а никто не отвечает,... - озадачился Конопатенко, - Ладно, важно сделать первый шаг... 
   - ...Во гуднули мы с ребятами... В голове аж до сих пор звенит... - выплывал из небытия Семихвостов. 
   - ...Ничего себе! - медленно приходил в себя Конопатенко, - Никогда не думал, что опора строительного крана может так... тремолить?.. 
   - ...Да замолчи ты! - очумело рявкнул студент Семихвостов, и запустил будильник в стену. - Итак, после вчерашнего, голова никакая. Ой, блин... физмат... зачёт... стипендия... Стоп! А при чём тут Нобель! 
21 февраля 2005 г. 
 
О ХОРОШЕМ ОТНОШЕНИИ К ЖЕНЩИНЕ 
   Жили-были Шишкин и Мышкин. Правда, Шишкин не всегда был Шишкиным, а Мышкин - Мышкиным. Когда-то у них были другие фамилии. А Мышкин так вообще был - женщина. 
   И жили они, Шишкин с Мышкиным, в разных районах Москвы. Однако это обстоятельство не мешало Шишкину оставаться Шишкиным, а Мышкину - Мышкиным. Хотя, он и был, в смысле Мышкин, - женщина. 
   Бывало, встретятся: 
   - Привет, Шишкин! - скажет Мышкин, улыбнувшись язвительно - обаятельной женской улыбкой. 
   - Привет, Мышкин! - скажет Шишкин и тоже улыбнётся. 
   Но однажды Мышкин с Шишкиным едва не поссорились. Это случилось, когда Шишкин уже стал Шишкиным, а Мышкин - Мышкиным, хотя у них и были когда-то другие фамилии. А женщиной Мышкин был всегда. 
   И вот... 
   У Мышкина был день рождения. Шишкин очень хотел поздравить с этим событием Мышкина. Он вспомнил старую традицию и потянулся к женским ушам Мышкина, а Мышкин, в это время, возьми да и увернись. И Шишкин вместо ушей дёрнул Мышкина за волосы. Мышкину сделалось больно. А, как женщине, так ещё и обидно. 
   - Ой! - сказал Мышкин. - Не мог, что ли, подругому как-то? 
   При этом Мышкин так расстроился, что чуть не разругался с Шишкиным окончательно. Потом они, конечно, помирились. Ведь Мышкин это не совсем Мышкин, а женщина всё-таки. Шишкин сказал: 
   - Извини! - и, в знак примирения, чмокнул Мышкина в щёку. 
   Хочется верить, что больше они ссориться не будут. Ведь день рождения раз в году бывает, а потом это не хорошо просто, когда Шишкин ссорится с Мышкиным. Тем более что Мышкин - это вообще женщина! 
22 октября 2006 г.
 
© Огородов А.Т. Все права защищены.

К оглавлению...

Загрузка комментариев...

Микулино Городище (0)
Зима (0)
Этюд 2 (0)
Этюд 1 (0)
Москва, Новодевичий монастырь (0)
Этюд 3 (1)
Троице-Сергиева лавра (0)
Михайло-Архангельский монастырь (1)
Старик (1)
В старой Москве (0)
Яндекс.Метрика           Рейтинг@Mail.ru     
 
 
RadioCMS    InstantCMS